ПУБЛИЦИСТИКА / Александр БОБРОВ. НЕ ЗЛЫЕ СЛАВЯНСКИЕ ЗВЁЗДЫ. К выездному пленуму Союза писателей Белоруссии и России в Могилёве
Александр БОБРОВ

Александр БОБРОВ. НЕ ЗЛЫЕ СЛАВЯНСКИЕ ЗВЁЗДЫ. К выездному пленуму Союза писателей Белоруссии и России в Могилёве

 

Александр БОБРОВ

НЕ ЗЛЫЕ СЛАВЯНСКИЕ ЗВЁЗДЫ

К выездному пленуму Союза писателей Белоруссии и России в Могилёве

 

Во время работы над книгой «Брусиловский прорыв» мне довелось побывать в городке Кобрине, овеянном славой Суворова, где формировался 171-й пехотный Кобринский полк, в котором воевал мой отец – поручик, раненый во время легендарного прорыва, потом в Пинске и соседней деревне Колбы, где служил Александр Блок, а вот до Могилёва – каюсь, не доехал. А ведь там с августа 1915 по ноябрь 1917 года в здании нынешнего краеведческого музея находилась Ставка Верховного, которым являлся на горе воюющих сам царь Николай II. Да потом и Алексей Брусилов руководил отсюда армией, и сменивший его Лавр Корнилов, который 1 сентября 1917 года там же именем Временного правительства был арестован. А 20 ноября 1917 года на перроне могилёвского вокзала был без суда убит толпой разъярённых моряков и солдат последний Верховный Главнокомандующий Русской армией – Николай Духонин за то, что выпустил на свободу Корнилова. И давно ещё врезалось в память, что именно под Могилёвым завещал развеять свой прах Константин Симонов над Буйничским полем: «Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть – поле под Могилевом».

Не довелось доехать… Потом, вроде, и дел не было – хотел съездить как путешественник в город на Днепре (в Могилёве на Днестре – бывал), стал читать описание и посмеялся, что список знаменитых уроженцев открывал… Боря Моисеев, уже всеми забытый. Теперь вот, может, выпадет судьба приехать на пленум Союза писателей Союзного государства России и Беларуси. Мы уже провели два съезда, несмотря на то, что строительство Союзного государства идёт трудно: преследуют политические, экономические, юридические бури, нестыковки и разногласия. Но на культурном, духовном-то поле, казалось бы, проще – братья с родственным языком, христиане с общими традициями. А оказалось, что тут-то размежевание порой сильнее, чем у политиканов и рвачей-«хозяйствующих субъектов». Мне выпало учиться много лет в одном семинаре с ясноглазым белорусским хлопцем Владимиром Некляевым, писавшим сперва на русском – «под Евтушенко», он и с официозом тоже заигрывал, был включён в группу молодёжи, которая должна была приветствовать XXVII съезд КПСС. Тогда это было залогом стремительного повышения социального и профессионального статуса. Но поразительно, как не умели наверху разглядеть карьеристов и предателей! Я, например, слыл за свои стихи и песни чуть ли не антисоветчиком, а теперь вот – последний защитник советского наследия из всего потока! А ставший ярым самостийнником Володя Некляев тогда читал свои барабанные стихи:

Плыви, страна – эпохи ледокол.

Греми в цехах, вставай в полях хлебами…

 

Плохо – «вставай хлебами». Но лицемерие – куда хуже… Поэт-песенник стал лидером белорусской националистической оппозиции, картинно тягался с Лукашенко за пост президента, а потом отсиживался в Польше. Снова вернулся и вот что сказал в интервью «Хартии 97»: «После событий в Украине оппозиция как бы сошлась на том, что наш путь не революция, а эволюция. Хорошо, пусть. Но системы типа нынешнего белорусского режима не способны к эволюции, любые изменения ведут их к разрушению. Значит, надо вынуждать режим к изменениям, используя для этого все возможные способы». Способы эти известны и зримо опробованы на Украине, их черты проступают и в Беларуси, и в самой России, конечно – разрушение славянского мира, общей истории, великой литературы, посягательство на традицию и кириллицу, антисоветизм и расшатывание веры православной. Сегодня даже либералы и бывшие демократы твердят: Кремль упустил Украину! Но ведь дело не в том, что не вмешивались во многие процессы, разворачивающиеся на самой Украине, надеясь на дешёвый газ, но и подрывали Русский и Славянский мир изнутри, потакали таким же антисоветским силам, подавали через политиканов, свою «пятую колонну» и СМИ пример. Разве не так?

 

* * *

На фоне этих сложных процессов, разжигающих идейную и творческую вражду поползновений, в 2011 году был создан единственный творческий совместный союз – Союз писателей двух стран. Поддержать бы такое всемерно! Но на 2-м съезде сопредседатель этого Объединённого Союза писателей ушедший Валерий Ганичев горько сказал: «Не без ехидства и подначивания мне задавали вопрос, когда заключили соглашение о создании единого Союза писателей Союзного государства России и Белоруссии: а не пустая ли это политическая декларация? С твёрдостью пришлось ответить: если для вас историческая дружба и единение наших народов, наши общие традиции в борьбе за независимость и свободу Отечества, наше общее духовное поле, наша православная уверенность – всё это декларация, то для нас это суть наших взаимоотношений». Часто суть подменяется внешними нестроениями и сотрясается глубинными противоречиями. Они явственно прозвучали, когда я написал в «Российском писателе» заметки о работе скоротечного, но такого важного Второго съезда объединённого Союза, который прошёл усилиями в основном белорусской стороны в культурно-деловом центре Посольства Белоруссии в Москве на Маросейке. В докладе сопредседателя от Беларуси Николая Чергинца было перечислено много совместных дел, встреч, реальных достижений – от праздников поэзии побратимов до издания тридцати номеров журнала «Белая вежа». На октябрьском пленуме в Могилёве этот перечень будет безусловно расширен, тем более, что посвящён он святой для большинства писателей дате – 75-летия Победы. Но, конечно, могло быть сделано и должно быть сделано гораздо больше…

В июле президент России Владимир Путин подписал Указ «О проведении в Российской Федерации Года памяти и славы». Там есть прямое указание правительству обеспечить разработку и утверждение плана основных мероприятий по проведению Года памяти и славы. Как войти в этот план какими-то совместными встречами и программами? У русского да, уверен, и белорусского писателя Год памяти и славы – длится всю сознательную жизнь, от поездки по местам боев до выступлений перед читателями, от книги до очередной статьи. Правда, сама история, и древняя, и недавняя –

используется порой в политиканских целях, работает на разделение славян, на разрыв глубинных связей. Процветает, например, доморощенная теория о том, что Великое Княжество Литовское зародилось не на территории современной Литвы, а в окрестностях Новогрудка. Из нового местоположения колыбельки средневекового княжества следовали два актуальных вывода: в ВКЛ доминировала белорусская шляхта и в ВКЛ доминировала белорусская мова. Самостийники-великолитовцы используют интеллектуальную уловку, с помощью которой выпускник филфака, чьи родители (если не он сам) были извлечены советской властью из глухой вески, мог, наконец, найти что-то общее между собой и вожделенной аристократией Великой Литвы: он ведь говорит на той мове, на которой предположительно говорила шляхта! В Витебске открыли памятник литовскому князю Ольгерду, который много и довольно успешно воевал с Москвой. Там же было заявлено, что планируется установка памятника литовскому князю Миндовгу. Оппозиция без помех отметила 500-летие битвы при Орше, когда польско-литовское войско разгромило московскую армию. На поле битвы разместили барельефы с портретами польско-литовских военачальников. Чуть позже Нацбанк РБ выпустил памятные монеты с изображением участника сражения князя Константина Острожского. Я уж не говорю о том, что институт истории НАН Беларуси решил, что термин «Отечественная война 1812 года» в белорусской историографии использовать не правомочно. Надеюсь, что Великую Отечественную не переименуют просто во Вторую мировую, как на Украине?

Тут не место дискутировать и пространно развенчивать какие-то исторические теории, но ясно, например, что ворогам славянского братства наиболее действенным представляется оголтелый антисоветизм. Встречается прямо чеканная формулировка: «Сталинские репрессии конца 20-х – начала 50-х годов уничтожали всё лучшее, активное, разумное и творческое на нашей земле». Убийственно звучит: получается, что если у вас нет расстрелянного или сосланного дедушки, то вы… мягко говоря, не из лучших. Какими бы ни были реальные репрессии: политическими – за взгляды, этническими – за национальную составляющую или даже за принадлежность к какой-то прослойке, оценки в категориях «лучше-хуже» неуместны. Но для либерально-элитарного понимания это обычное дело – есть просто люди, быдло и есть «лучшие представители». Это не в традициях великой русской литературы! Надеюсь, и белорусской тоже.

 

* * *

Мы теперь слабо представляем общую картину литературной Беларуси, мало знаем творчество лучших представителей, переводов появляется всё меньше, да порой и не поймёшь – переводы это или текст на смешанном наречии. Если брать русскоязычные белорусские сайты, которые работают больше на разделение наших народов, то получается странная картина. «Белорусский партизан» – достаточно русофобский сайт составил топ-10 белорусских писателей и поэтов. Он выглядит так: нобелевский лауреат, украинка по матери, русскоязычная Светлана Алексиевич, Ольга Громыко, у которой книги почему-то издаются в Чехии, Наталья Батракова – одна из лидеров современных прозаиков по количеству проданных книг в Беларуси, Виктор Мартинович – журналист, искусствовед и писатель, Тамара Лисицкая – писательница, телеведущая, сценарист, радиоведущая, диджей с её романом о быте трёх подруг, родившихся в 70-е (роман «Идиотки»), Адам Глобус – эссеист, поэт, издатель и художник. На этом поэте, о чьих стихах писал, прерву список рыночно-топовых писателей. Он с вариациями повторяется и на других сайтах. Например, популярный и политизированный «Тут.бай» даёт тот же список: Алексиевич, Батракова, Глобус, Лисицкая, Мартинович, но добавляет Андрея Хадановича – поэта, переводчика, главы белорусского ПЭН-центра, который якобы «упоминается в СМИ все чаще». Но с чем?

Ты погрузился в сено, словно в Сену,

с цыганскою красавицей Кармен,

но ни к чему разбрасывать здесь семя

и ничего не требовать взамен.

                                                          (Перевод Игоря Белова)

Безусловное знамя либеральной белорусской литературы и всего официоза – Светлана Алексиевич. Не знаю, где она живёт сейчас, но крыша у неё явно поехала. Богачка в блеске всех титулов, включая российские премии, дала пространное интервью испанской газете La Vanguardia: «...Недавно я была в Москве и решила сходить в храм на службу. Вижу возле собора большое количество полицейских, бойцов подразделений по пресечению беспорядков, толпа гражданских. Думаю, что-то случилось: покушение или еще что. Но мне отвечают: «Нет, просто мы все идем в церковь помолиться во славу российского ядерного оружия». Представляете? Помолиться за ядерное оружие русских! Полиция вместе с военными и политиками! Это отвратительно!..». Конечно, тем более что для этого надо специальный церковный праздник придумать, новую каноническую службу утвердить, псалом и икону создать. Но писательница, которая умудряется писать лживые книги под видом невыдуманных рассказов, начинает демонстрировать полёт фантазии: «На следующий день сажусь в такси, водитель меня спрашивает, православная ли я? Отвечаю, что нет. «Тогда извините, вам придется освободить машину, поскольку это православное такси, и мы обслуживаем исключительно христиан-ортодоксов». Вечером отправляюсь в театр – у входа – группа казаков с нагайками, требующих отменить спектакль по Набокову. И это я говорю всего о нескольких днях в Москве».

Каков набор, а! – медведь, водка и балалайка отдыхают… Чувствуя, что популярность, гонорары и гранты от этой врушки утекают, она решила примкнуть к гей-сообществу. Первый белорусский лауреат Нобелевской премии Алексиевич в интервью польскому изданию Gazeta Wyborcza призналась, что любила в жизни как мужчин, так и женщин. В интервью она рассказала, что пишет книгу о любви. Сначала она хотела сделать «50 женских рассказов и 50 мужских». Однако вскоре приняла решение, что ее новое произведение будет посвящено отношениям между дамам…». Ясно, кого там сделали знаменем и почему лопнула Нобелевская премия по литературе?

 

Мы все горячо поздравили самого известного среди русских литераторов поэта и главного редактора журнала «Немига» Анатолия Аврутина с получением из рук президента Белоруссии Александра Лукашенко высокого ордена Франциска Скорины. Но он пишет на русском:

Этот рокот вселенский.

Мрачны небеса. 

На душе пустота… Только снова

Белоснежным крылом ослепляет глаза

Птица русского слова.

 

Птица русского слова осеняла своим крылом многих поэтов, включая Рыгора Бородулина, о котором я писал в диссертации о лирике 80-х – последнего народного поэта Беларуси, знатока коренной мовы, которого переводили его талантливейшие собратья по поколению. Сегодняшних переводчиков – тоже не знаю, но они дают представление о поздних стихах уроженца Ушач:

Когда в Ушачах ночевал Наполеон,

Душа июля в сонной неге млела,

Дух суеты покоем был пленён.

Ушачка-речка исподволь мелела,

Пылил помолом звёздным

Небосклон...

Попасть бы к императору хоть в сон

Ушачские прелестницы мечтали,

Любовь всегда – и эшафот, и трон,

Какие мысли их обуревали,

Когда в Ушачах ночевал Наполеон?

                                                          (Перевод Ивана Бурсова)

Да какие особенные мысли у «деревенских прелестниц»? Скорее, тут немного хуторские мечты самого поэта… С грустью прочитал на сайте Еврорадио, что вдова Рыгора Бородулина, который ушёл пять лет назад, – Валентина, «оказалась в тяжёлой ситуации. У неё задолженность за свет – 917 рублей, из-за чего свет в квартире отключили. Положение осложняет то, что в квартире стоит электроплита и женщина не может даже приготовить себе еду». Активисты собирали деньги на помощь женщине, которая недавно справила своё 80-летие.

 

* * *

Знаменательно, что II съезд Союза писателей Союзного государства России и Беларуси проходил в год 75-летия начала Великой Отечественной войны, в Москве, откуда 7 ноября 1941 года с Парада на Красной площади уходили полки на защиту тогда единого нашего Отечества, а пленум в Могилёве будет проходить в начале объявленного Года памяти и славы в честь 75-летия Победы. Много крови, горя, подвигов и славных страниц вместили четыре года Великой Отечественной, но и четырёхлетний отрезок между нашими братскими встречами немало вместил и горького, и славного. Не так давно я побывал в ранневесеннем Гомеле – втором по величине городе Белоруссии на Соже. В Гомельском государственном университете, на факультете русской и зарубежной литературы создан кабинет «Патриотика». Именно там попросила меня выступить в утро частного приезда выпускница ГГУ, писательница и подвижница Наталья Сляднева – учредитель и главный редактор журналов о природе «Мир Животных», «Эколог и Я» и литературного журнала «Метаморфозы». Без всякой государственной помощи ведёт она грандиозную работу, в редколлегии журнала – литераторы из Беларуси, России, Украины, на страницах последнего номера – стихи из Макеевки, Горловки, Донецка… Как было отказать? – пришёл в аудиторию, познакомился со студентами, с увлечённым заведующим кафедрой Иваном Афанасьевым, который является знатоком литературы о войне, встречался с советскими классиками Юрием Бондаревым и Василём Быковым, подготовил сборник научных статей "Война в славянской литературе". Каких только материалов нет в кабинете! – от писем фронтовиков до макета мемориала в Воронеже гомельчанину, Герою Советского Союза, освободителю Подмосковья, командующему 5 танковой армией генерал-майору А.И. Лизюкову, погибшему при обороне российского города, который вскоре породнится с Гомелем. Иван Николаевич – деятельный и благодарный внук полководца-Героя. Вот они – живые человеческие и общеславянские связи!

Их должны, по идее, укреплять в Союзном государстве прежде всего СМИ, но я писал о странностях финансовых и эфирных: например, на содержание госучреждения «Телерадиовещательная организация Союзного государства» заложена сумма 41 562 900 рублей, а расходы на телерадиовещание составят аж 312 700 000 рублей. Но куда, в какой эфир вылетают эти деньги? Председателем Телерадиовещательной организации с мая 2006 года являлся Игорь Угольников, теперь интервью даёт новый председатель – Николай Ефимович. Вы что-нибудь видели и слышали про дела и проблемы Союзного государства в эфире? Где вообще можно посмотреть спутниковый канал, который с сентября 2017 года начал выходить в эфир под новым названием – «БелРос»? Учредителем канала по-прежнему остается ТРО Союза (Телерадиовещательная организация Союзного Государства). Там люди пригрелись, получают зарплаты, а что на выходе? Ни в Москве, ни в Гомеле я не смог увидеть этого канала! Может, нужны современные формы: производство ярких, разнообразных программ и новостей для федеральных, общедоступных каналов? Но, тогда, конечно, надо менять стиль работы и бюджетные деньги – труднее пилить… Между тем на издательскую деятельность, на книги, которые можно пощупать и почитать, выделено всего 11 050 000 рублей – в 30 раз меньше, чем на невидимое телерадиовещание. Так что траты по инерции идут – да эффект почти нулевой, информационные мели всё заметнее затрудняют наше движение к единству. Встретишься с людьми, свободно говорящими на двух языках и любящих русскую литературу, пройдёшь мимо памятника просветителю славян Кириллу Туровскому в Гомеле, по ухоженным улицам под мемориальными досками Героев, где вообще не видно полиции, к удивлению москвича, – и легко поверишь в славянское братство, в единое пространство, а вот окунёшься в политиканство, в реальные противоречия, в информационное поле, как в промоину на Соже, – и только вздохнёшь горестно: нет, далеко... И самое тревожное – порой кажется, что всё дальше до величавого устья.

Лучший переводчик Рыгора Бородулина - Игорь Шкляревский, который родился в Могилевской области, писал:

Могилевский старинный вокзал,

сколько раз ты мне душу пронзал,

черным дымом меня обнимал

и баянами вдаль провожал!..

Плачут дети, кричат поезда.

Ветер листья с дубов обрывает.

И зеленая злая звезда

нас опять до весны разлучает.

 

Сильный эпитет – «злая звезда»… Но уверен, что наш пленум встретят более добрые звёзды на славянском небосклоне.

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии