ПОЭЗИЯ / Анатолий АВРУТИН. ЕСЛИ ВДРУГ НА ЧУЖБИНУ… Стихи
Анатолий АВРУТИН

Анатолий АВРУТИН. ЕСЛИ ВДРУГ НА ЧУЖБИНУ… Стихи

 

Анатолий АВРУТИН

ЕСЛИ ВДРУГ НА ЧУЖБИНУ…

 

ГРУШЕВКА

Стирали на Грушевке бабы,

Подолы чуток подоткнув.

Водою осенней, озяблой,

Смывали с одежки войну.

 

Из грубой дощатой колонки,

Устроенной возле моста,

Прерывистой ниточкой тонкой

В корыта струилась вода.

 

От взглядов работу не пряча

И лишь проклиная ее,

Стирали обноски ребячьи

Да мелкое что-то свое…

 

И дружно глазами тоскуя,

Глядели сквозь влажную даль

На ту, что рубаху мужскую

В тугую крутила спираль…

 

* * *            

...Наш примус всё чадил устало,

Скрипели ставни… Сыпал снег.

Мне мама Пушкина читала,

Твердя: «Хороший человек!».

Забившись в уголок дивана,

Я слушал – кроха в два вершка, –

Про царство славного Салтана

И Золотого Петушка…

В ногах скрутилось одеяло,

Часы с кукушкой били шесть.

Мне мама Пушкина читала –

Тогда не так хотелось есть.

Забыв, что поздно и беззвёздно,

Что сказка – это не всерьез,

Мы знали – папа будет поздно,

Но он нам Пушкина принес.

И унывать нам не пристало

Из-за того, что суп не густ.

Мне мама Пушкина читала –

Я помню новой книжки хруст…

Давно мой папа на погосте,

Я ж повторяю на бегу

Строку из «Каменного гостя»

Да из «Онегина» строку.

Дряхлеет мама… Знаю, знаю –

Ей слышать годы не велят.

Но я ей Пушкина читаю

И вижу – золотится взгляд…

 

ВДАЛИ ОТ РОССИИ

Вдали от России

               непросто быть русским поэтом,

Непросто Россию

                   вдали от России беречь.

Быть крови нерусской…

             И русским являться при этом,

Катая под горлом великую русскую речь.

 

Вдали от России

                   и птицы летят по-другому –

Еще одиноче безрадостно тающий клин…

Вдали от России

                   труднее дороженька к дому

Среди потемневших,

                    среди поседевших долин.

 

Вдали от России…

              Да что там – вдали от России,

Когда ты душою порой вдалеке от себя…

Дожди моросили…

              Дожди, вы у нас не спросили,

Как жить вдалеке от России, Россию любя?..

 

Вдали от России

                    круты и пологие спуски,

Глухи алтари,

             сколь ни падай в смятении ниц.

Но крикни: «Россия» …

                  И эхо ответит по-русски,

Ведь русское эхо нерусских не знает границ…

 

* * *  

В годы войны на территории Беларуси

фашисты создали 14 лагерей, в которых

полностью забирали кровь у детей,

переливая её своим раненым. Тела детишек сжигали.

 

– Я з Крыніц… Жыва пакуль…

Зваць Алеся.

– З Докшыц я… А ты адкуль?

– Я з Палесся…

 

Кровь возьмут до капли, всю,

Без разбору.

Было б восемь Михасю,

Шесть – Рыгору.

 

А Алесе скоро семь…

Время мчится.

Было б лучше им совсем

Не родиться.

 

Горе-горюшко родне…

Крови алость,

Что немецкой солдатне

Доставалась.

 

В госпитальной чистоте

Бывшей школы

Перелили в вены те

Кровь Миколы.

 

Заживляла след от пуль

Кровь Алеси,

Что шептала:

Ты адкуль?

Я – з Палесся…

 

И фашист, набравшись сил,

Встав с кровати,

Нет, не «мутер» говорил,

Плакал: «Маці…»

 

И не мог никак понять,

Хромоножка,

Почему назвать кровать

Тянет «ложкам»?

 

Ведь не знал он этих слов…

Как, откуда

У немецких докторов

Вышло чудо?

 

Не понять ему – бандит –

В мракобесье:

Кровь Миколы говорит,

Кровь Алеси…

 

* * *           

                   Памяти друзей-писателей

1.

Как летят времена! –

Был недавно еще густобровым.

Жизнь – недолгая штука,

Где третья кончается треть…

Заскочу к Маруку,

Перекинусь словцом с Письменковым,

После с Мишей Стрельцовым

Пойдем на «чугунку» смотреть.

 

Нынче осень уже,

И в садах – одиноко и голо.

Больше веришь приметам

И меньше – всесильной молве.

Вот и Грушевский сквер…

Подойдет Федюкович Микола,

Вспомнит – с Колей Рубцовым

Когда-то учились в Москве.

 

Мы начнем с ним листать

О судьбе бесконечную книгу,

Где обиды обидами,

Ну а судьбою – судьба.

Так что хочешь не хочешь,

И Тараса ты вспомнишь, и Крыгу…

Там и Сыс не буянит,

Печаль вытирая со лба.

 

Там – звенящее слово

И дерзкие-дерзкие мысли.

Скоро – первая книга,

Наверно, пойдет нарасхват…

Там опять по проспекту

Бредет очарованный Кислик

И звонит Кулешову,

Торопко зайдя в автомат.

 

А с проспекта свернешь –

Вот обшарпанный дом серостенный,

Где Есенин с портрета

Запретные шепчет слова,

Где читает стихи только тем, кому верит

Блаженный…

Только тем, кому верит…

И кругом идет голова.

 

Что Блаженный? – И он

Перед силой природы бессилен.

Посижу – и домой,

Вдруг под вечер, без всяких причин,

Позвонит из Москвы мне, как водится,

Игорь Блудилин,

А к полуночи ближе, из Питера,

Лёва Куклин…

 

Неужели ушло

Это время слепцов и поэтов? –

Было время такое,

Когда понимали без слов.

Вам Володя Жиженко

Под вермут расскажет об этом…

И Гречаников Толя…

И хмурый Степан Гаврусёв…

 

Не толкались друзья мои –

Истово, злобно, без толку.

И ушли, не простившись –

Негромкие слуги пера.

Вот их книги в рядок,

Все трудней умещаясь на полку.

Там и мест не осталось,

И новую вешать пора…

 

2.

Время метаний… Основа основ.

Пусто и голо.

Вроде Микола стоит Лупсяков…

Як ты, Мікола?

 

Переступлю через снежный сумёт,

Прошлое – рядом.

Толя Гречаников руку пожмет:

«Што з перакладам?..»

 

От недовольных супружниц тайком,

Ближе к вечерне,

С Мишей Стрельцовым пойдем с коньяком

К Хведару Черне.

 

Гришка Евсеев, Володя Марук:

«Вып”ем і годзе…».

По корректуре размашисто: «Ў друк!»

Павлов Володя.

 

Небо нахмурилось, тени струя.

Стежечка в жите.

Где вы?.. В какие уплыли края?

Хлопцы, гукніце!..

 

А с поднебесья: «Ушедших – не тронь!..»

Грозно и строго.

Толькі валошка казыча далонь…

Цёмна… Нікога…

 

* * *  

Бредет навстречу дряхленький Мирон,

Еще с войны контуженный, живучий.

Извечный завсегдатай похорон

Других солдат, что в мир уходят лучший…

 

Он сдал в музей медаль и ордена,

Он потерял жену, а с ней – рассудок.

И встречного: «Закончилась война?..» –

Пытает он в любое время суток.

 

«Да-да, Мирон, закончилась… Прости,

Что мы тебе об этом не сказали…».

Он расцветает… И звенят в горсти

Монеты на бутылку от печали.

 

Бутылка так… На первом же углу

Он встречного о том же спросит снова:

«Закончилась?..». Морщинки по челу

От радости бегут не так сурово.

 

Проклятый век… Шальные времена…

В соседней Украине гибнут дети.

А здесь Мирон: «Закончилась война?..».

И я не знаю, что ему ответить…

 

* * *  

Если вдруг на чужбину

            заставит собраться беда,

Запихну в чемодан,

         к паре галстуков, туфлям и пледу,

Томик Блока, Ахматову…

                Вспомню у двери: «Ах, да…

Надо ж Библию взять…».

                   Захвачу и поеду, поеду.

 

Если скажут в вагоне,

             что больно объемист багаж

И что нужно уменьшить

                     поклажу нехитрую эту,

Завяжу в узелок

        пестрый галстук, простой карандаш,

Томик Блока и Библию –

               что еще нужно поэту?

 

Ну а если и снова

          заметят, что лишнего взял:

«Книги лучше оставить…

            На этом закончим беседу…».

Молча выйду из поезда,

                молча вернусь на вокзал,

Сяду с Блоком и Библией…

                          И никуда не поеду.

 

* * *  

То ли это судьба… То ли так, по наитью,

Я забрел в этот маленький камерный зал…

Помню женщину в белом… И мальчика Митю,

И оркестрик, что Моцарта тихо играл.

 

Крепко спал билетер… Никаких декораций.

Прямо в сердце со сцены лилась ворожба.

Мне казалось – вот так Ювенал и Гораций

Тоже звукам внимали, а муза ждала.

 

Я спешил… И ушел посреди перерыва,

Тихо вышел, прикрыв осторожную дверь.

И вослед мне сквозь окна плыла сиротливо

Эта музыка частых разлук и потерь.

 

Есть предел… Но есть нечто еще за пределом,

И являются, если с душой не в ладу,

Этот камерный зал… Эта женщина в белом…

Этот стриженый мальчик в десятом ряду.

 

* * *  

Догорала заря… Сивер выл над змеистым обрывом,

Умерла земляника во чреве забытых полян…

А он шел, напевая… Он был озорным и счастливым…

– Как же звать тебя, милай?.. И вторило эхо: «Иван…».

 

Он шагал через луг… Чертыхаясь – несжатой полоской,

Ну а дальше, разувшись, по руслу засохшей реки.

– И куда ты, Иване? – Туда, где красою неброской

Очарован, стекает косматый туман со стрехи…

 

– Так чего тут искать? Это ж в каждой деревне такое,

Это ж выбери тропку и просто бреди наугад.

И увидишь туман, что с утра зародясь в травостое,

Чуть позднее стекает со стрех цепенеющих хат…

 

Эх, какая земля! Как здесь всё вековечно и странно!

Здесь густая живица в момент заживляет ладонь.

Здесь токует глухарь… И родится Иван от Ивана –

Подрастет и вражине промолвит: «Отчизну не тронь!».

 

Нараспашку душа… Да и двери не заперты на ночь.

Золотистая капля опять замерла на весу…

– Ты откуда, Иван? – Так автобус сломался, Иваныч,

Обещал ведь Ванюшке гостинца… В авоське несу…

 

РУССКОЕ СЛОВО

Не умею сказать по-французски

Ни «природа», ни «блузка», ни «лес»…
У француженок яркие блузки,

Видел всяких – и в блузках, и без…

 

Всё блуждается в том, полудетском

Восприятьи… Что Бог триедин

Не умею сказать на немецком,

Хоть мы некогда брали Берлин.

 

Не умеешь… Не знаешь… Не видишь…

О, словесности водораздел!

Ни иврит мне неведом, ни идиш,

И английского не одолел.

 

Всё на русском… Конечно же, плохо

Помнить лишь «камарад» и «капут»!

Но, когда озверела эпоха,

Только крикни: «Ура!»… И поймут…

 

 

Комментарии

Комментарий #19748 18.08.2019 в 00:16

Недавно с семьёй дочки в поездке были. Зятю просто рулить наскучило, поинтересовался, что в Инете смотрю. Прочла ему пару стихов подборки одной из незнакомых поэтесс - раскритиковал. Ну я им - абы реабилитировать Поэзию - тут же Анатолия Аврутина открыла, - совсем другое дело! Мигом прониклись, обсудив и лёгкость изложения, и наглядность, и солдаток, и Мирона, и Украину. Хоть за рулём и при тряске по нашим сельским дорогам не так-то просто стихоТворения воспринять и проникнуться - прониклись все. От всех и коммент! Наталья Радостева

Комментарий #19740 17.08.2019 в 19:09

ПРОНЗИТЕЛЬНО И ЩЕМЯЩЕ ВОТ ЭТИ СТРОКИ: Вдали от России

непросто быть русским поэтом,

Непросто Россию

вдали от России беречь.

Быть крови нерусской…

И русским являться при этом,

Катая под горлом великую русскую речь. ЧИТАЮ И ПЕРЕЧИТЫВАЮ. СПАСИБО АНАТОЛИЮ. И ЗА СТИХИ И ЗА БОЛЬШОЕ СЕРДЦЕ И ЗА УМЕНИЕ ТАК ВКЛАДЫВАТЬ ДУШУ И ПРОНИКАТЬ ДО РАДОСТНЫХ СЛЁЗ. СВЕТЛАНА ЛЕОНТЬЕВА

Комментарий #19733 17.08.2019 в 10:21

Поэзия высшей пробы, высшего качества, потрясающая глубина, пророческое видение мира - всё это Анатолий Аврутин. Его творчество бездонно, вне времени, поэтому всегда будет интересно людям. В его стихах есть нечто мистическое, таинственное... Он великолепно владеет словом, открывает для себя и других его многозначность, весомость... Я рада, что живу в одно время с Анатолием Аврутиным, дружу с его прекрасной семьей, вижу его на творческих встречах, радуюсь его успехам и достижениям. Слава Богу, что этот поистине талантливый человек оценен своевременно, что ничто не мешает видеть в нем выдающего Поэта современности. Валентина Поликанина

Комментарий #19712 16.08.2019 в 01:52

Настолько щемяще и настолько по-русски. Проникновенно, мудро, реалистично. Так, как умеет только Анатолий Юрьевич. Так, как чувствует. Как осязает. Как дышит.
Не просто тронуло - пронзило. Поэт есть Поэт.
Не анонимно. Яна Явич

Комментарий #19705 15.08.2019 в 09:57

"Грушевка", так вещно и зримо, через бытовую обыденную деталь - мужскую рубаху, скрученную в тугую спираль, показать послевоенную, женскую человеческую трагедию способен только настоящий поэт.
Поздравляю Анатолия с замечательной публикацией, жму его руку, желаю новых творческих обретений.
Может, когда и придётся свидеться на белорусской земле, где в своё время бывать приходилось часто, которую я тоже считаю своей.
С уважением Николай Коновской

Комментарий #19690 14.08.2019 в 13:40

Смею думать, что, если брать «толстые» литературные журналы, то наиболее полно Анатолий Аврутин представлен в «Доне», где он также член редколлегии. Это регулярные подборки по 400-500 строк на протяжении долгого времени.
Своё отношение к поэзии Аврутина я постарался честно выразить в эссе «Звезда его имени» («ДЛ», №3, 2019). Здесь же хотел бы отметить продолжающееся развитие поэта. Подтверждением тому, кроме стихов данной подборки, может служить лирический цикл о любви, что недавно опубликован на страницах журнала «Дон».
Приведу мнение критика: «Щемящая нота пронизывает стихотворный цикл Анатолия Аврутина «Скрещенье любви и печали». Поэту крайне важно высказаться о сокровенном, и он находит самые точные строки тому, что всё-таки неназываемо и может быть уловлено лишь сострадательным сердцем. Так выражается невыразимое, что, собственно говоря, и составляет сущность поэзии».
Виктор Петров

Комментарий #19683 14.08.2019 в 11:05

Анатолий Аврутин настолько известный поэт, что любое его стихотворение из разных подборок, щедро разбросанных по журналам и литературным сайтам, я не просто узнаю, а дальше цитирую по памяти. Всё дело в особом очаровании стихов Анатолия Юрьевича. Немало тут и новых стихотворений. А в них неожиданные ответы на как никогда в последние годы актуальный вопрос - что такое война? Я же очень давно пытаюсь ответить на вопрос - кто такой Анатолий Аврутин? И прихожу к такому выводу - это ПОЭТ, для которого весь Русский Мир никогда не будет чужбиной. Смотрите, как белорусский язык вписывается в его абсолютно русские стихотворения. Вы ,несомненно, великий поэт, Анатолий Юрьевич! Владимир Подлузский.

Комментарий #19678 14.08.2019 в 08:08

Дорогой Анатолий!
Многие твои строки, словно дуновение незримых крыл, уносят в далёкое прошлое, которое для нашего с тобой поколения по сути едино, потому что не было такого разделения в народе, какое творится теперь. И порой охватывает шальная мысль: а вернуть бы всё в май 45-го года, когда в мире было доверие, согласие, царило почти полное единство... Хотя нас с тобой ещё не было на свете...
Михаил Попов
(Архангельск)

Комментарий #19664 13.08.2019 в 20:11

комментарий 19663 - Людмила Воробьева

Комментарий #19663 13.08.2019 в 20:06

Буквально каждое стихотворение у Анатолия Аврутина - шедевр, и данная публикация очень удачно высвечивает этот исключительный феномен его поэзии. Достаточно известные произведения мерцают всеми гранями, вновь поражая философско-историческим диапазоном многообразных жизненных отражений. Прошлое здесь пронзает современность, пристально смотрит в грядущее, становясь чем-то независимым от текущего бытия, надмирным, всечеловеческим и вечным. Представленные стихотворения - не просто яркие и отдельные штрихи эпохи, в них - душа Родины, многострадальной земли Беларуси, трепетная душа славянского народа, в них - вся Россия, ее зов и боль. И ни одна строка поэта не канет в безмолвную бездну, потому что они естественно и органично вошли в наше сознание, не переставая удивлять своей классической гениальной простотой. Перед нами - незабвенная "Грушевка", вспомним её еще раз, окунёмся в бездонную тоску этого женского взгляда солдатки, полного горького одиночества; услышим голоса погибших замученных белорусских детей в фашистских лагерях смерти, ничто не забыто, никто не забыт, и, спустя десятилетия: "Кровь Миколы говорит, / Кровь Алеси..."; посмотрим в глаза "дряхленькому Мирону", даже если заведомо не знаем ответа на мучительный сегодня уже не только для него, но и для нас вопрос: "Закончилась война?.."; полистаем вместе с поэтом старую Книгу судьбы, Книгу "Памяти друзей писателей" и вздохнём ненароком, ощущая не отпускающую боль потери, щемящую боль о невозвратном: "Как летят времена!"; и совсем рядом, рукой подать в те времена, из которых зовёт и память детства, где "мама Пушкина читала, / Твердя: "Хороший человек!"; вероятно, отсюда, с той далёкой поры у Анатолия Аврутина " всё на русском..." , нет иных языков более дорогих и близких его русскому сердцу, и немыслимо преодолеть этот "словесный водораздел", ставший и роковым и счастливым в его жизни и судьбе; стоически сохраняя русскую словесность, Анатолий Аврутин познал сполна, как "вдали от России непросто быть русским поэтом..." Настоящий художник слова - всегда провидец, всегда больше в своих произведениях, чем наше настоящее. Да, "есть предел.../ Но есть нечто ещё за пределом..." - Анатолий Аврутин и его Поэзия открывают эти невидимые пределы невозможного, непостижимого, космические пределы вечного...

Комментарий #19659 13.08.2019 в 15:52

Предыдущий -- Николай Ольков. Не терплю анонимности.

Комментарий #19658 13.08.2019 в 15:51

Дорогой Анатолий Юрьевич, как хорошо в минуту грусти и отчаяния прочитать Ваши стихи, вот эти, откровенные, местами почти интимные, но понятные сердцу. И день светлее, и август урожаен, и впереди жизнь. Спасибо.

Комментарий #19657 13.08.2019 в 15:44

Великое, мудрое Слово несет Поэт! И несёт с величайшим достоинством!
Спасибо, Анатолий Юрьевич! Счастье быть поклонницей Ваших стихов!

Комментарий #19653 13.08.2019 в 12:17

Стихи, которые не оставляют читателя равнодушным!... Хоть со мной это так. Мощная энергия в Вашей поэзии, дорогой Анатолий!
И эта энергия Любви и Добра, а не разрушительная. Очень высоко ценю Вас и Ваше творчество. И для меня удовольствие переводить его.
Спасибо за духовное наслаждение!

Комментарий #19652 13.08.2019 в 11:56

Оживилась душой, кое-где прослезилась,
Стали бабы родными и это село,
И за сердце строка не одна зацепилась,
Расцарапав его, но от боли светло.

Это о Ваших стихах, Анатолий, перечитала дважды. Всё такое русское, настоящее! Обнимаю, Светлана Супрунова.

Комментарий #19651 13.08.2019 в 10:53

Читаю (а в башке: "Смотри не лопни!")
Аврутинские вирши поутру.
Но лопну, коль восторженные вопли
В себе оставлю. Лучше заору!

Комментарий #19647 13.08.2019 в 03:01

Боже, какая разнообразность тем и источаемая доброта, какая сочно-красивая речь и увлекающая лёгкость повествования, какая глубинная и всеобъемлющая русскость!! Классические стихоТворения истинного Поэта! Ордену Франциска Скорины явно не хватает пары - награды признания Творца русской поэзии Россией! Белорусы - братья; Аврутиннаш!)
Наталья Радостева

Анна Токарева 13.08.2019 в 00:02

Вдогонку моему предыдущему отклику.

Анатолий, бесподобная подборка! Низкий поклон из России. Я в восторге от Ваших стихов. Как у Вас получается ТАК писать? Рифмы, мысли, образность! Вроде бы, пишете о простом, а в итоге - жемчуга да сапфиры поэтические.

Всё сетуют, что среди современников нет классиков. Анатолий Аврутин - классик! Люююди! Живой классик среди нас!

Анна Токарева 12.08.2019 в 23:34

Уважаемы Анатолий, СПАСИБО!

Ком в горле от Ваших стихов.

Вдали от России
непросто быть русским поэтом,
Непросто Россию
вдали от России беречь.
Быть крови нерусской…
И русским являться при этом,
Катая под горлом великую русскую речь.

Доброго здравия и бодрости духа Вам, любимый русский поэт!

Комментарий #19642 12.08.2019 в 20:11

Спасибо за прекрасную подборку прекрасного ПОЭТА!!!