ПУБЛИЦИСТИКА / Анатолий АПОСТОЛОВ. О ВЕЛИКОМ ТРИУМФЕ СВЯЩЕННОГО СВОЙСТВА. Письмо Победы: о сталинском военном параде 24 июня 1945 года
Анатолий АПОСТОЛОВ

Анатолий АПОСТОЛОВ. О ВЕЛИКОМ ТРИУМФЕ СВЯЩЕННОГО СВОЙСТВА. Письмо Победы: о сталинском военном параде 24 июня 1945 года

 

Анатолий АПОСТОЛОВ

О ВЕЛИКОМ ТРИУМФЕ СВЯЩЕННОГО СВОЙСТВА

Письмо Победы: о сталинском военном параде 24 июня 1945 года

 

Любая власть всегда нуждалась в политически грамотных и сознательных менестрелях, в одарённых творцах культа личности, в режиссёрах-постановщиках всякого рода имперских триумфальных шествий, мистерий и парадов. Любая власть не может жить без лести и похвал, и всегда благосклонна к тем устроителям разного рода маскарадов и триумфов, благодаря которым даже позорный мир или «пиррова победа» выглядят как вершина полководческого гения.

Только власть победителей бесспорно сакральна и легитимна и только победитель заслуживает триумфа. Победитель свободен от мук совести и нравственные законы ему только помеха в его славных делах (Никколо Макиавелли, 1469-1527).

Идеология глобализма возвела эту беспринципную формулу в абсолют и в трагически неразрешимую проблему насилия человека над человеком.

Те из читателей, кто видел изображения древних триумфов всех этих «великих и непобедимых покорителей подлунного мира и всей Вселенной», сталкивался с одними и теми же атрибутами-артефактами и дегенеративными проявлениями человеческой гордыни. Все эти запечатлённые на камне, на штукатурке, на бумаге и полотне шествия победителей по площадям своих столиц представляли собой театрализованное действо. Они воспринимаются нами сегодня, как пошлый балаган, со всеми элементами абсурда, с полным набором всех разновидностей универсальной человеческой глупости, давно осмеянной великим гуманистом эпохи Возрождения Эразмом Роттердамским.

Эти триумфы больного тщеславия, суеты и тлена стали своеобразными посланиями нам от земных владык, возомнивших себя богами. Слава царю! Слава фараону! Слава императору! Ave, Caesar! Горе побеждённым! Vaevictis! Слава императору Божественному, Величайшему, Непобедимому, Счастливому! Звенят литавры, трубят трубы. Реют над воинами знамёна, полыхают факелы и плывут над головами демонстрантов штандарты и доски с историческими надписями-лозунгами: SPQR DIVOIVLIOCESARI D P.P. P. MP IVLIO CAESARI OB GQALLIAM DEVICT MILITARI POTENCIA TRIVMPHVS DECRETVS INVIDIA SPRETA SVPERATA. Идут пленные галлы, сломлённые духом, будущие римские наместники и «великие князья-данники». Но среди пленников можно заметить и не сломленных духом будущих могильщиков империи. Их взгляды устремлены в даль, за горизонт событий. И выражают они при этом весьма неприятную для триумфатора правду: «Сегодня ты, а завтра – тебя!».

Сколько сотен триумфальных арок было построено, а сколько было разрушено! И сколько раз победители в итоге оказывались порабощёнными.

За каждым великим триумфом следуют, как правило, серые и порой скучные будни, а с ними неудачи и поражения, иногда позорные и необратимые, и жгучий стыд и срам, и бессильный скрежет зубовный. Никогда не было и нет в мире государства сплошных побед и бесконечных восхождений, как не было на свете идеального государства и «справедливой власти от бога», как не было и земли Офирской и «земли обетованной». У каждого человека по воле случая своё государство, а власть может быть какой угодно, но только не бесчеловечной к своему народу. А земля может быть плодородной и бесплодной, своей и чужой, личной и арендованной, народной, общинной и колонизированной. А «земля, производящая тернии, чертополох и волчцы – негодна и близка к проклятию, которого конец – сожжение» (Рим. 9,3)

Вот поэтому и нужны были властям хвалебные оды и гимны и славословицы, и парады разного толка и смысла, запечатлённые в мраморе и граните и на хрупкой киноплёнке. И у каждого правящего режима при этом была общая и своя конкретная цель – прославить себя на века и хоть как-то прикрыть своими «великими деяниями» эту юдоль скорби и смерти, кровавую свалку для падали.

На этой всемирной ярмарке тщеславия отдельно место занимают документальные фильмы о генезисе милитаризма в ХХ веке и кинохроника советских, японских и германских кинооператоров. Зрелище жуткое и порой опасное для здоровой психики. Впечатляет почти всё – и факельное, мистическое шествие нацистов и слаженно-ликующее, железно-жизнеутверждающее шествие советских физкультурников и прекрасных физкультурниц, пугает одержимость и кликушество ликующей толпы, приветствующей своего любимого вождя, кесаря, дуче и фюрера.

Но среди этой парадной и триумфальной кинохроники, есть только один, ни на что не похожий документальный фильм – это запечатлённый советскими операторами на киноплёнке Парад Победы на Красной площади 24 июня 1945 года.

А к нему, в качестве неопровержимого и сурового документального приложения, его предтеча – «Парад идущих в бой», военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года,.не имеющий и доселе аналогов в мировой культуре. Как это там, в древнем Риме? «Идущие на смерть приветствуют тебя!». Якобы так, если верить имперским историкам и мифотворцам. Но у нас в России, в нашем «Третьем Риме» всё было иначе, у нас был иной расклад и своё толкование судьбоносных и всемирно исторических событий. И своя летопись. А посему и сегодня этот парад идущих в бой солдат смотрится впечатляюще сурово и величественно, звучит красиво и героически. И уже не так важно, что маленький, рябой человечек в шапке-ушанке стоит на мавзолее своего великого предшественника и расслаблено, неуверенно машет рукой. Ещё бы! А как мы думали? Всё было тогда, как и сегодня, хрупко и нестабильно. Судьба Москвы висела на волоске. И никто не знал, даже Вольф Мессинг, кому из двух великих вождей-соперников улыбнётся Фортуна. Но парад запечатлён для истории, киноплёнка тщательно смонтирована, ненужная властям «проза момента» из документальной ленты вырезана, оставлено то, что нужно для потомков. Время и война спишут любую ложь и всякую грубую театральную постановку.

 

Уникальность парада войск 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади заключается в том, что его невозможно повторить, реконструировать и тем более передать дух эпохи…

Невозможно повторить то нервное напряжение участников этого мистического сталинского парада лучших представителей наркоматов обороны и ВМФ, сводных полков всех фронтов, военных академий и училищ и войск Московского гарнизона. На этом параде по Красной площади в хмуром небе над головой не пролетали боевые самолёты, а грозная броневая боевая техника всего лишь подчеркнула собой триумф стального духа русского воина. Сама природа с её плохой погодой внесла свои поправки в сценарий исторического действа. Триумф воли победителей не нуждается в демонстрации грозного оружия. Под проливным дождём свершается литургия по павшим за Отчизну миллионам, вершится здесь и сейчас предстоящий акт Воздаяния и Возмездия. Этот документальный фильм, посвящённый сталинскому Параду Победы, по своей выразительности и сакрально-мистическому, идейному звучанию не имеет аналогов среди шедевров мировой кинодокументалистики. Его даже нельзя сравнить с шедевром немецкой кинорежиссуры Лени Рифеншталь «Триумф воли» (TriumphdesWillens), посвящённым торжествам, проходившим в сентябре 1934 на ежегодном съезде Национал-социалистической рабочей партии Германии в Нюрнберге. В этом году исполняется 80 лет с того дня, когда «Триумф воли» вышел на широкий экран и получил признание во всём мире как неподражаемый шедевр кинорежиссуры и необычных киноэффектов.

Но содержательная часть нашей документальной ленты, посвящённой параду войск 24 июня 1945 года, намного глубже и шире документальной полнометражной ленты Лени Рифеншталь. Документальная лента о сталинском параде остаётся для нас великим документом эпохи, полным самого высокого, священного и духовно-нравственного звучания. И в самом деле, совершенно разные задачи решались авторами этих двух идейно несопоставимых документальных лент.

Если Лени Рифеншталь сумела в своей ленте превратить помпезные нудные парады и речи нацистских лидеров в незаурядное и впечатляющее зрелище, то наши кинодокументалисты по сценарию Сталина сумели без всяких технических специальных устройств и спецтехники показать величие духа народа-победителя, торжество Правды и Справедливости.

Если в документальной ленте Рифеншталь был показан «триумф воли» униженного Версальским договором народа, готового на реванш через любую кровь и любое насилие, ради вожделенного мирового господства, то в нашем фильме показана готовность народа-победителя на усмирение любого насилия и принуждение к миру особо агрессивных политиков.

Если фильм Лени Рифеншталь пытается манипулировать сознанием кинозрителей, то наша документальная лента фиксирует и навечно утверждает мирную волю нашего народа, способного воздать должное захватчикам-душегубам и губителям людей. Наша кинолента – это документ исторический, эпохальный, итоговый, а кинолента Рифеншталь – документ, прежде всего, идеологический, обращённый к немецкой молодёжи и соблазнительно зовущий её на край пропасти в «чертог убитых», в Вальхаллу. Это гимн вождю и гимн партии, Гимн народу, который готов на всё: «Народ, рейх, фюрер! Партия – это фюрер! Фюрер – это Германия! Мы здесь, мы готовы. Мы готовы на всё – ради Германии! Рейх будет жить 1000 лет!» (Leni Rifenschtal Hinterder Kulissendes Reichsparteitag. Berlin, 1935).

Парад великой Победы в Москве на Красной площади 24 июня 1945 года – это великий триумф Советского государства, Сталинской империи, проведённый на высоком метафизическом уровне. Пасмурный день, низкое серое северное небо. Идёт дождь, но все участники великого парада как бы не замечают его. Но в самой атмосфере великой мистерии духа чувствуется грандиозно непомерное напряжение психических сил. У солдат под касками почти одинаковые и красивые лица – сжатые губы, сосредоточенные и суровые взгляды, их движения чёткие, слаженные, и все они есть единый механизм, символически попирающий собой побеждённую гидру мирового зла. Такой поэт-романтик как Николай Гумилёв писал когда-то о русских героях первой мировой войны:

Вот оно торжественно и свято

Дело величавое войны.

Серафимы строги и крылаты.

За плечами воинов видны.

 

Но тогда была иная война, иная эпоха, иная философия и религия жизни, у каждого человека было своё понятие патриотизма. Здесь же, на Красной площади, в 1945 году через ряд мистических сцен мы видим торжество исторической справедливости и силу неминуемого Закона Воздаяния, торжество любви и обретения временно утраченной человечности. В отличие от триумфов древних царей-полководцев и цезарей Рима, на военном параде в Москве не было пленённых полководцев и знатных семейств поверженной страны. На параде не было грузовиков с трофеями и сундуков с контрибуцией в монетах и золотых слитках. По площади не вели трофейный крупный рогатый скот и породистых лошадей. Не везли по площади и трофейное оружие и всякий прочий хлам поверженного врага, непременный атрибут больного тщеславия.

В сталинском параде участвовали только одни герои-победители, настоящие ратники войны – люди и животные. Лошади и собаки в иной высокой, героической ипостаси. Сводный полк доблестных наших воинов-сапёров шёл вместе со своими четвероногими боевыми друзьями в составе школы военных собак. Одного из таких героев, раненного служебного пса-сапёра по кличке Джульбарс, обнаружившего при разминировании участков в европейских странах 7450 мин и более 150 неразорвавшихся снарядов, генералиссимус Сталин велел пронести по Красной площади на своей шинели и своём кителе.

Милосердие и человечность устроителей и организаторов парада проявлялась во всём: отказались даже от главной идеи этого исторического действа – проноса Знамени Победы, водружённого над рейхстагом в мае 1945 года. Сталин отменил его пронос по площади из-за сострадания к главному знаменосцу Неустроеву и к его ассистентам Егорову, Кантария и Бересту, которые, как и Неустроев, имели пулевые ранения и осколочные повреждения ног. Им трудно было идти даже обычным шагом по брусчатке.

Даже речь маршала Жукова на параде, тщательно правленая рукой Сталина, не без участия диктора страны Левитана звучит человечно, душевно и эмоционально. Особенно в тех местах, где речь идёт о цене победы, об огромных жертвах и невосполнимых утратах. Суровый голос маршала-победоносца, без колебания посылавшего на верную смерть целые полки и дивизии, звучит на этом параде в совершенно иных интонациях – где «тише и суровее», где «громче, с нарастанием», а то и совсем «тишо, проникновенно и печально», начиная с предложения: «Победу мы завоевали ценой тяжёлых жертв». А ливень и не думал прекращаться, над головой висели низкие свинцовые тучи, родина оплакивала своих сынов и дочерей. «А надо мной плитой могильною глухие виснут небеса…».

Милосердие победителей проявляется и к побеждённому немецкому народу, очарованному, соблазнённому и обманутому идеологией сверхчеловека. Не было на этом параде призывов к мести и «благородной ярости» в отношении мирных жителей побеждённой страны, не звучали слова анафемы поверженному в прах бесчеловечному режиму.

В полном молчании марш сводных полков завершала колонна солдат, нёсших 200 опущенных знамён и штандартов разгромленных немецких войск. Эти знамёна под дробь барабанов, чтобы не осквернить русскую землю, были брошены на специальный помост у подножия Мавзолея Ленина. Первым был брошен лейбштандарт LSSAH– батальона СС личной охраны Гитлера, последним – знамя армии Власова.

И сегодня нам уже не так важно, что все эти вражеские знамёна и штандарты были устаревшего образца 1935 года, что среди них было два десятка кайзеровских кавалерийских знамени, а также знамёна НСДАП, Гитлерюгенда и «Трудового фронта».

И уже не так важно, что все они были собраны трофейными командами СМЕРШа в мае 1945 года в местах полкового хранения и цейхаузах. И совсем не важен для нас тот факт, что немцы вообще никогда не ходили в бой под своими полковыми знамёнами и не шли в атаку с криками: «За Гитлера», «За Германию!». То, что полагалось сознательному красноармейцу и комсомольцу-добровольцу, совсем было чуждо прагматичному, молодому солдату вермахта. Сегодня нам нужно знать правду и только правду. Сегодня для нас важны те символы, которые помогают нам уточнять имена и понятия, нам нужно передать потомкам своё понятие о жертвенном патриотизме и свой код «заклятия поверженного зла».

Все видели кадры, как к подножию Мавзолея бросают фашистские знамена, но мало кто из зрителей обращает внимания на белые перчатки воинов, несущих в руках знамёна разгромленных немецких частей. Этим как бы подчёркивается, насколько омерзительно брать в руки древки этих штандартов, насколько отвратительна и бесчеловечна идеология врага, воплощённая в этих символах насилия и смерти. Знамёна побеждённых псов-рыцарей для русского человека всегда были настолько погаными, что к ним противно было прикасаться, чтобы не оскверниться. Такие символы зла не должны даже касаться нашей священной русской земли, мостовой Красной площади, а посему для них был сооружён деревянный помост. И вечером того же дня, когда дождь прекратился и небо немного просветлело, помост и все белые перчатки были сожжены.

Этот запечатлённый на плёнке триумф воли великого тирана и вождя, ещё долго и по-своему будут интерпретировать многие политологи и политпсихологи. Этот исторический парад Победы заставил наших мыслителей продолжить работу над всегда актуальной темой: «Государство и сознание гражданина как инвариант философии», где государственность и природа власти вкупе с радикальными понятиями «благо» и «справедливость» остаются для нас одним из наиболее драматичных и дебатируемых вопросов и трагически неразрешимых гуманистических штудий. Государство и цивилизация. Интеллект и культура, знание и – вера, культ личности – и патриотизм. И глядя уже в который раз на Парад Победы, так трудно иногда сопоставить величие государственного триумфа с хрупкостью отдельного сознания отдельно взятого гражданина-демонстранта.

Парад Победы в 1945 года не имеет аналогов в мировой истории. Каждый раз 9 мая мы смотрим его по телевизору с новым чувством и находим в нём что-то новое для себя, которое раньше почему-то не замечали. Его невозможно сегодня воспроизвести во всех деталях, любые попытки это сделать, будут нести элементы пошлости, ханжества и дурновкусия. Этот парад – есть своего рода наглядное, рациональное, твёрдое утверждение Сталиным своей личной, абсолютной власти на вечные времена, а в историософской парадигме – это яркая иллюстрация начала возникновения вселенского самосознания «нового человека», изобретателя идеологии партии будущего (А.А.Зиновьев).

В Параде Победы 1945 года все человеческие эмоции сведены до минимума. Здесь эмоции неуместны, как не уместен и сам вопрос о морали нашего сознания и понимания всеобщего блага вне христианской морали. Бесчеловечной и запредельно кровавой была эта война, и запредельно жестоким было насилие власти над народом, чьё самосознание и философия жизни утверждались через унижение своих сограждан и соплеменников. Нет, это не парад ликующей суеты и славолюбивого ничтожества, и тем более не шествие опьянённых подобострастием и жаждой внешнего диктата народных толп, а надмирный и чеканный марш железных легионов победившей нации самодостаточного государства.

Чтобы участвовать в Параде Победы, надо было пройти жесткий отбор: учитывались не только подвиги и заслуги, но и внешний вид, соответствующий облику воина-победителя, и чтобы ростом воин был не менее 170 см. Недаром в кинохронике все участники парада – просто красавцы, особенно летчики. Отправляясь в Москву, счастливчики ещё не знали, что им предстоит по 10 часов в день заниматься строевой ради трёх с половиной минут безукоризненного марша по Красной площади. Сакральный, мистериальный дух этого триумфа обнаруживает себя во всех мизансценах, в крупных и самых мелких деталях от самого начала парада до его полного завершения под непрерывным ливнем. Всё здесь обставлено в духе древних мистерий.

В параде участвовали 24 маршала, 249 генералов, 2536 офицеров, 31 116 рядовых, сержантов. По Красной площади прошло более 1850 единиц военной техники. Грозная бронетехника, дымя и лязгая гусеницами, с рёвом прошла площадь за 21 минуту. Самым продолжительным по времени было прохождение по Красной площади пехоты и артиллерии – 1 час и 5 минут. Мало этого, пехота сводных полков продолжала идти строевым шагом, даже далеко выйдя за пределы Красной площади на улице Куйбышева (Варварка), где собрался народ, желающий участвовать в демонстрации. Воины-победители решили продлить это захватывающее дух величественное зрелище уже для самого народа, для простых советских граждан. Невозможно без слёз читать об этом воспоминания участников этого парада: «Мимо Покровского собора мы вышли на улицу Куйбышева, а в это время на всех улицах, прилегающих к Красной площади, собрался народ. Люди собирались участвовать в демонстрации, она была назначена на этот день, из-за проливного дождя её отменили, но они не ушли. Мы шли вольным шагом, и вдруг нам стали бросать цветы под ноги. И тогда смышлёный сержант Максименко крикнул: «Братцы, прижмём левой!» – и мы перешли на строевой, стали печатать шаг без всякой команды офицеров, и офицеры сами последовали нашему примеру. А после парада нас москвичи подхватили и 800 метров несли на руках. Нас целовали в лоб, губы, даже ноги целовали. Какое было ликование! Как все были счастливы! А между тем вся страна наша лежала в руинах» (Михаил Белоконь, Белорусский фронт; Константин Левыкин, Украинский фронт).

И величавый выезд из ворот Спасской башни маршала Георгия Жукова (символ советского Георгия Победоносца на белом коне), антипод всадника Апокалипсиса («конь блед и всадник на нём, имя которому Смерть»). И полный высокого смысла эпилог парадного действа, когда сводный оркестр под проливным дождём завершил его маршем Семёна Чернецкого «Слава родине». Парад завершился, его участники уже покидают площадь, а Родина-мать продолжала оплакивать не вернувшихся с войны своих сыновей и дочерей.

И сразу становится ясно, что главным режиссёром-постановщиком Парада Победы был сам генералиссимус Советского Союза И.В. Сталин, верховный главнокомандующий и Генеральный секретарь ЦК КПСС. А организатором парада стал генерал Артемьев. Это подтверждается даже документально. Авторство советского вождя во всей постановочной части этой Мистерии ХХ века отображено в приказе Верховного главнокомандующего И.В. Сталина № 370, опубликованном в центральных газетах СССР 22 июня 1945 года. В этом приказе определены цели и задачи этой великой Мистерии, её главная идеологическая составляющая: «В ознаменование победы над Германией в Великой Отечественной войне назначаю 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади парад войск Действующей армии, Военно-Морского Флота и Московского гарнизона – Парад Победы».

Именно Сталин, знаток человеческой души, выдающийся социальный психолог-самоучка, изучавший ещё в юности тайную доктрину тамплиеров, розенкрейцеров и ордена иезуитов, смог самостоятельно разработать драматургию и символику этого неповторимого мистического триумфа. Военный Парад 1945 года на Красной площади стал убедительным идеологическим итогом войны двух миров, войны между обороняющейся российской Евразией и всегда нападающей континентальной Европой, завершившейся в пользу России с её мобильной советской системой и высокими нравственными принципами.

В Тихом океане вторая мировая война ещё продолжалась, а в Москве 24 июня был проведён невиданный доселе парад-мистерия, который в своём сакральном величии отобразил жертвенный подвиг нашего народа в этой самой, что ни на есть «народной и священной войне». Эта война примирила всех, даже самых непримиримых и разделённых большевистской революцией сынов отечества. Это война была больше, чем война отечественная и мировая, – впервые мировое зло было повержено, наказано и предано заклятию на вечные времена. Когда эта жуткая война шла с переменным успехом, и кровавые весы истории опасно клонились в сторону агрессора, русские и советские поэты разных школ и направлений, в том числе и старшее поколение писателей Русского Зарубежья, не принявшие когда-то бесчеловечную Совдепию, все вдруг почувствовали себя патриотами. Наша отечественная военная лирика навсегда останется никем не превзойдённой в истории мировой поэзии. Военный парад 24 июня 1945 года в своих суровых и тайных символах в полной мере отобразил величие подвига жертвенного отчизнолюбия.

 

Однако не всякий парад годится для эффективного военно-патриотического воспитания и тем более воспитания подрастающего поколения в духе жертвенного отчизнолюбия и бескорыстного служения Родине. Многое зависит от таланта постановщиков и организаторов военных парадов, их этики и эстетических вкусов и пристрастий, от чувства меры и такта. Документальные ленты, отобразившие парад 7 ноября 1941 и парад 24 июня 1945 года, – самые мощные по своему положительному психологическому и эмоциональному воздействию на психику человека из всех документальных кинохроник этой великой войны. А вообще 9 Мая – это запечатлённая на киноленте и в народном сознании вечно живая ЭМОЦИЯ НАЦИИ – самое ценное и, пожалуй, единственное, что осталось из всех жизненных ценностей трёх поколений советских людей ХХ века. Здесь главное не замутить этот единственный и кристально чистый источник нашего национального чувства достоинства и благородства духа.

После смерти Сталина военные парады такого масштаба и сакрального звучания, скрытого глубокого смысла, не проводились в течение двадцати лет, ни в День Победы 9 Мая, ни в Чёрный день начала войны 22 июня.

После 1965 года были попытки полностью воспроизвести этот сталинский Парад Победы, но прежнего, священного трепета и холодящего душу эффекта не получалось. Виной всему духовное обнищание и морально-нравственное перерождение организаторов и устроителей, отсутствие дара воображения, элементарной фантазии и просто хорошего вкуса.

Все последующие послесталинские парады, как правило, были демонстрацией военного могущества СССР, очередным самовосхвалением правящего режима под началом очередного генсека, пафосным хвастовством и рекламой своих явно завышенных, преувеличенных достижений. Но так уж сложилась и определилась русская история, что на мировой арене глобальной вселенской борьбы добра и зла (и часто не без помощи лукавых людей) мы чаще всего наблюдаем торжество и силу зла, нежели жизнетворные победы любви и тем более триумфы добра и человечности.

Мыслящие русские люди понимают сегодня патриотизм несколько шире: природная, жертвенная любовь к Отчизне – это не только идея и идеология, она ещё и одна из главных и высоких жизненных ценностей молодого человека. День Победы продолжает пусть и на краткое время объединять нас, таких разделённых и разобщённых, в одну сплочённую нацию, продолжающую мучительно искать свою путеводную национальную идею. Этот День Победы спасает нас от духовной смерти, каждый раз напоминает нам об окаменённом нечувствии наших сердец и дефиците человечности в нашем сообществе. Окаменение сердца и затмение ума – это когда мы не способны усваивать уроки, постигать смысл жизни и смысл истории. Нечувствие души и слабость ума – это когда события нашей жизни, едва перестав быть досягаемыми для телесных чувств, сразу же уходят в небытие, в наше беспамятство. Окаменевшее сердце, подобно окаменевшим рукам, неспособно что-либо удержать, создать и бережно сохранить. Об этом писал с горечью в своих сонетах великий Микеланджело. Окаменевать нашим сердцам не позволяет наша совесть и память. Память рода и семьи и патриотическая акция «Бессмертный полк» – лучшее из всего того, что можно было придумать в эпоху глубокого духовно-нравственного кризиса в России.

Сегодня интерпретации в отечественных СМИ великого Дня Победы может быть какими угодно со всеми вытекающими из них последствиями. Можно в любой момент явиться миру в двух личинах и в двух противоположных ипостасях. И тогда наступает момент, когда дети начинают стыдиться своих родителей, а родители детей. Когда родители стыдятся детей? – когда дети забывают родителей, бросают Отечество, возводят хулу на своих соплеменников и пишут на них доносы. Значит, не увидели они в отчем доме настоящей любви и человечности, не услышали слов истины. Но позор детей покрывает позором и родителей. А слава родителей – когда дети в любой стране помнят об Отечестве, стремятся в него, и со слезами возвращаются. Это надо всегда помнить, как накануне священного Дня Победы, так и во время прохождения 9 Мая по площадям русских городов «Бессмертного полка». 

Комментарии

vvn Нестерова 11.05.2016 в 23:32

Спасибо за статью. Сочетание патриотического настроя и интересных, иногда нелицеприятных, исторических фактов. Так и надо изучать историю.
Только я видела в хронике парада, что поверженные знамена несли как раз в темных, а не в белых перчатках.

Комментарий #2332 27.04.2016 в 15:51

Вещь сильная! Где-то спорная, но сильная. Неравнодушным сердцем написана!