Колонка главного редактора / Владимир БОНДАРЕНКО. РУССКИЙ СКАЗОЧНИК. Памяти Эдуарда Успенского (22.12.1937 – 14.08.2018)
Владимир БОНДАРЕНКО

Владимир БОНДАРЕНКО. РУССКИЙ СКАЗОЧНИК. Памяти Эдуарда Успенского (22.12.1937 – 14.08.2018)

 

Владимир БОНДАРЕНКО

РУССКИЙ СКАЗОЧНИК

Памяти Эдуарда Успенского (22.12.1937 – 14.08.2018)

 

Вот и уходят один за другим мои близкие друзья, а с ними и вся былая жизнь. Сначала простился со Славой Клыковым, с Валей Устиновым, потом с Валентином Распутиным, Николаем Пеньковым, Дмитрием Балашовым…

И 14 августа ушел из жизни мой давний друг Великий детский писатель Эдуард Николаевич Успенский. Еще не прошло и полгода, как Эдуард отпраздновал свое восьмидесятилетие, теперь настала пора прощания.

Подружились мы где-то в начале восьмидесятых, тем более, что жили неподалеку друг от друга, я – на станции «Правда», Эдик – на две станции раньше, не доезжая Пушкино. Познакомил нас наш общий друг, тоже детский писатель Сережа Иванов, сам живший в «Заветах Ильича». Такая подмосковная писательская компания. Для начала я сделал с Эдуардом беседу для «Литературной России», написал о нем статью, и не одну.

Потом уже без всяких статей и поводов я садился на электричку после работы в “Литературной России”, и частенько выходил на Мамонтовской, не доезжая до дома, прямо к Эдуарду. К тому же вскоре он познакомился с моим сынишкой Гришей, которому в ту пору было примерно 8-10 лет. Дети были самыми главными и радостными гостями в домике доброго сказочника. Окружали Эдуарда и звери, птицы, рыбы в аквариуме, черепахи, появлялся то козленок, то веселый заяц.

Гриша стал появляться потом и без меня, его привозила бабушка. Бабушка была из педагогов, так что Эдик шутил: опять приехал к нам Гриша сразу со своим директором школы. Григорий, сечас уже известный кельтолог, до сих пор с радостью вспоминает свои посиледки с Эдуардом.

Как-то уговорил Эдуарда съездить ко мне на родину в Петрозаводск, там блестяще провели его вечер, набилось народу дополна. Встречались там и с какой-то его дальней родней, с еврейской фамилией. Из-за этого у нас позже произошел спор. Я абсолютно ничего не имея в виду, сказал в компании общих друзей, да еще в застолье ЦДЛ, о его еврейской родне. Неожиданно Эдуард резко обиделся: «Нет у меня в роду никаких евреев, ни капли еврейской крови… А те петрозаводчане – родня через женитьбу…». Вот уж не думал, не гадал… У меня и в мыслях не было желания что-то оспорить или на что-то указать.

Я потом долго извинялся перед Эдиком и никогда больше на национальные темы с ним мы даже не говорили.

Но про себя я подумал, что, может быть, и был Эдуард Успенский первым русским детским писателем, придумывавшим свои русские фантазии и своих русских героев. Ведь все Чипполино и Буратино, все Мурзилки и Незнайки были переписаны с иностранных героев. А вот Чебурашка, дядя Федор, Пес и Кот, Простоквашино – это наши российские. Даже Крокодил Гена идет из русской литературной традиции, из стихов Гумилева и Чуковского.

Другом он был настоящим. Помню, случилось у меня в семье несчастье, умерла маленькая дочурка Светланка. Недолго думая Эдуард сам предложил услуги, и на его «Волге» мы отвезли маленький гробик на наше Радонежское сельское кладбище, где мои друзья во главе с Валентином Устиновым уже заранее выкопали могилку. Друзья познаются в беде.

Приходилось и мне защищать друга, когда на него набрасывалась вся стая командующих детской литературой бездарных литераторов, начиная с Алексина и заканчивая Михалковым. Они делали вид, что нет и не было вовсе такого детского писателя, как Эдуард Успенский. Не желали замечать настоящего Слона в детской литературе. Поразительно, его уже знал весь мир, его почитали все российские дети, а у него еще не было ни одной книги, тормозила детская мафия. Вся его первая громкая слава пришла через мультики.

Кругом лежали книжки Агнии Барто, Сергея Михалкова, и никаких Чебурашек. Даже книжку, написанную Эдуардом на мотивы русских народных сказок «Вниз по волшебной реке», и ту не хотели пропускать в печать.

Но при всей этой борьбе с властной писательской верхушкой Эдуард Успенский никогда не унывал, не скулил, не считал себя несчастным. Он же писал не для взрослых чиновников, а для детей, и дети его крепко любили.

Его герои, и Чебурашка, и крокодил Гена, и дядя Федор достойно представляли русскую детскую литературу и за рубежом, книги были переведены на 25 языков, в двухтысячных годах появились анимационные фильмы и в Японии.

А уже с 2004 года Чебурашка стал символом России на летних Олимпийских играх. Даже высокое начальство поняло, что более объединяющего всех русских людей символа не найти.

С тех пор прошло много лет, уже широко выходили и книги, и мультфильмы, но до самых последних лет писатель-классик не успокаивался, творил своих то «Гарантийных человечков», то «Школу клоунов», то Огуречика и Помидорика.

По его книгам снято свыше 60 мультфильмов, фильмов для детей.

С его легкой руки начинались и «Радионяня» и «АБВГДейка». В девяностые годы он сначала на «Радио России», а затем и на телевидении запустил музыкальную передачу «В нашу гавань заходили корабли».

После него остались три дочки, и уже на века русская классика для детей.

И еще – он любил Россию всей душой. Денег он заработал достаточно, мог бы припеваючи жить и в Америке, и в Японии, где все знают его книги, или в Финляндии, где он давно уже считается классиком. А он не желал жить ни только где-то за рубежом, но даже в Москве. У него имелась прекрасная московская квартира, но все это – дочкам, женам.

Сам Эдуард Успенский всю жизнь прожил сначала в деревенском домике на Мамонтовской, с петухами и попугаями, потом построил дом в Подмосковье. Он долго болел, лечился от рака в Баден-Бадене, в Германии. Но ничего не помогло. Вернулся в свою деревню Пучково, там его и застала смерть.

Вся жизнь у него связана с Москвой и Подмосковьем. Здесь и надо ставить памятник великому русскому писателю и его героям.

Как памятник Ивану Крылову, окруженному героями его басен.

И не в Егорьевске, где он родился, не в Пучково, где скончался, а в центре Москвы, в сквере или большом саду, где ходили и будут ходить его читатели-дети.

Вечная тебе, Эдуард, память!

 

 

 

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии

Комментарий #14162 25.08.2018 в 01:09

Чебурашка-бесполое существо, т.е.УЖЕ не есть хорошо... И что,можно сравнить его персонажи с образами Васнецова?

Комментарий #14157 24.08.2018 в 14:32

Может быть, старушка Шапокляк - сказочная русская героиня? Отнюдь. Chapeau claque - складывающийся цилиндр, появился во Франции в первой половине XIX века, в русскую культуру моды вошел попозже. Имя старушки у Успенского - производное от названия упомянутого цилиндра. Само слово "шапокляк" - не исконно русское и появилось в языке, можно сказать, сравнительно недавно. Мне не жалко называть Успенского русским сказочник ом. Как говорится, ради Бога. Но есть ли в этом правда? К тому же, разве он сказочник? По-моему, сказка это что-то другое.

Комментарий #14156 24.08.2018 в 14:18

Всегда Успенский, справедливости ради, прекрасно издавался. Его Чебурашка, когда появилась книжка "Крокодил Гена" большим тиражом и потом тиражи были нехилые, немногих детей впечатлил - знаю по своим. Тогда много издавали и сказок, и других детских писателей. Прославился его герой Чебурашка, благодаря мультфильму, где главную роль сыграли мультипликаторы. И образы героев укоренилось в читателях скорее по мультфильмам и песням. Сам Чебурашка не русский персонаж (тем более Крокодил Гена), его родина - страна, откуда он прибыл в коробке с апельсинами (есть даже исследования о той стране, где в пору написания книжки закупали партии апельсинов, и это были не Марокко, не Куба, не Египет...). Так что какой же Успенский русский сказочник? И не сказочник он даже. Что касается памятника, то у нас нет памятников даже более значимым и классическим, настоящим писателям. Конечно приятно, что автор панегирика Успенскому так почитает своих друзей и соседей, но есть и другие мнения.

Комментарий #14139 23.08.2018 в 12:30

Еще пару строк добавлю к своему предыдущему комментарию: Эдуард Успенский - самый народный сказочник. В статье правильно сказано, что в то время, когда ему ставили всяческие препоны и загородки те, кто при кормушке, в Советском Союзе в геометрической прогрессии росла популярность его сказок (сам тому свидетель), а сегодня имена многих героев Эдуарда Успенского и казалось бы придуманные им названия деревень, вроде Простоквашино, давно уже живут своей жизнью. Они настолько укоренились в нашем сознании, что вынь их - и последняя четверть века минувшего, да и полтора десятка лет века нынешнего осиротеют, будут неполными. Юрий Манаков

Комментарий #14138 23.08.2018 в 12:11

Эдуард Успенский - это целая сказочная страна! Причём родилась она, проросла в нашу жизнь в те времена, когда уже казалось, что все сказки в их традиционном восприятии сочинены и рассказаны, а из новых, если и появятся какие, то только лишь атомные, натужные и синтетические. Я до сих пор люблю слушать и считаю лучшим исполнение самим Эдуардом Успенским песни "Катится, катится голубой вагон", которой заканчивается мультфильм про Крокодила Гену и Чебурашку. Вечная память нашему доброму и мудрому современнику!

Комментарий #14124 20.08.2018 в 11:26

Комментатору 14122. А чем бы он кормил утку?

Комментарий #14122 19.08.2018 в 19:31

С теплом и прочувствованно, выпукло показана яркая фигура незаурядного российского/ детского/ писателя. Замечу; Д.А. Медведев- пред. Правительства РФ так и не выделил деньги на лечение писателя/ о чём просил Эд Успенский/...

Комментарий #14121 19.08.2018 в 14:24

ПРЕДЫДУЩЕМУ комментатору Владимиру Иксанову. Давайте будем различать ВСЕЯДНОСТЬ и, как вы пишете, "цензуру". Вера Полозкова без мыла пролезла повсюду. "День литературы" правильно сделал, что убрал вовремя этот материал тем не менее интереснейшего критика Максима Ершова. Что касается "Бесогона" Никиты Михалкова - побольше бы таких программ на телевидении. Хотя как художнику и человеку автору их свойственно иногда ошибаться.

Комментарий #14120 19.08.2018 в 14:08

Хорошо бы поставить памятник в центре Москвы, как задумано автором этой статьи, написанной легко и непринуждённо, с душевной теплотой о великом сказочнике. Но ведь вряд ли бесогон Паратов допустит... Хотя и сами мы не безгрешны. Помнится начал читать аналитическую статью критика Ершова "Канатоходец Вера Полозкова". Она куда-то вдруг испарилась... Думаю, в чем дело? Неужто настали времена цензуры? А тут по аналогии: Эдуарда Успенского не признавали бесогоны, а Веру Полозкову получается "закрыл" автор "Обители". Жаль.
Ваш постоянный читатель,Владимир Иксанов.