ЮБИЛЕЙНОЕ / Алексей ПОЛУБОТА. «А СЛОВА С ОНЕГИ ПРИНЕСЛИ…». К 100-летию со дня рождения Николая Тряпкина
Алексей ПОЛУБОТА

Алексей ПОЛУБОТА. «А СЛОВА С ОНЕГИ ПРИНЕСЛИ…». К 100-летию со дня рождения Николая Тряпкина

 

Алексей ПОЛУБОТА

«А СЛОВА С ОНЕГИ ПРИНЕСЛИ…»

К 100-летию со дня рождения Николая Тряпкина

 

Калязин, Углич, Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Липин Бор, Вытегра, Лодейное поле, Старая Ладога, Валдай… Не правда ли, звучит, как музыка? И это только знаковые города, а ещё десятки и сотни посёлков и деревень, а ещё – реки и озёра, большие и малые – Волга, Сиверское, Белое, Онего, Свирь, Волхов.

Всё это – вехи нашей поэтической поездки. Поэтической ещё и потому, что ездили мы не только посмотреть дивные красоты Русского Севера, но и по-новому прикоснуться к поэзии тех, кто эти красоты воспевал. Всю дорогу в нашей машине звучали их стихи.

Я молился бы лику заката,

Темной роще, туману, ручьям,

Да тяжелая дверь каземата

Не пускает к родимым полям –

Наглядеться на бора опушку,

Листопадом, смолой подышать,

Постучаться в лесную избушку,

Где за пряжею старится мать...

Не она ли за пряслом решетки

Ветровою свирелью поет...

Вечер нижет янтарные четки,

Красит золотом треснувший свод.

 

Не раз в своём пути мы, как и некогда написавший эти строки Николай Клюев, видели янтарные чётки заката. И думалось, что «тяжёлая дверь каземата», имя которому – цивилизация, закрывает от жителей мегаполисов многие простые чудеса жизни.

Мы – это участники клуба «Словороссия», члены Комиссии по сохранению творческого наследия Николая Тряпкина при Союзе писателей России. В год столетия со дня рождения Николая Ивановича нам хотелось, чтобы имя его прозвучало, вспомнилось на Русском Севере, откуда собственно и начинался Тряпкин как поэт. Вот как он сам писал об этом:

«…И вот там-то, в этой маленькой северной деревнюшке, и началась моя биография. Коренной русский быт, коренное русское слово, коренные русские люди. Я сразу же почувствовал, что могу на что-то рассчитывать. У меня впервые открылись глаза на Россию и русскую поэзию, ибо увидел я это каким-то особым, «нутряным» зрением… И я впервые начал писать стихи, которые самого меня завораживали. Ничего подобного со мною никогда не случалось. Я как бы заново родился, или кто-то окатил меня волшебной влагой…».

До Архангельщины, где молодой Николай Тряпкин оказался в эвакуации во время Великой Отечественной войны, добраться нам не позволили обстоятельства. Но зато на Вологодчине, тоже не чуждой Николаю Ивановичу, состоялись два выступления, посвящённых памяти поэта, – в Вологде и в прионежской Вытегре, где нам удалось сделать небольшое открытие. Я не случайно выше вспомнил о Клюеве. Но – об этом чуть позже.

Итак, 7 августа мы оказались в Вологде, где в библиотеке №15 в старинном здании в самом центре города была анонсирована встреча, названная строкой из стихотворения Николая Тряпкина «Не скупы вологодцы на праздники». Помогли её организовать вологодские писатели – Наталья Мелёхина и Дмитрий Ермаков. Дмитрий, кроме прочего, взял на себя роль нашего путеводителя (не очень люблю слово «экскурсовод») по Вологде, помог добраться до могилы Николая Михайловича Рубцова, за что ему отдельное большое спасибо. К слову сказать, я лично был на могиле этого большого поэта впервые. И почувствовал, что Николай Рубцов продолжает жить среди вологжан, и не только своими стихами. Когда у могилы я прочитал наизусть в «Минуты музыки печальной», к нам подошла жительница Вологды Александра. Она рассказала, что девочкой недолгое время была соседкой Рубцова, который называл её Санчиком. У неё отложилось в памяти, как «дядя Коля» собирал гостей – простых, не искушённых в литературе вологжан, и за портвейном читал им стихи. Тогда, в детстве, Санчик не придавала большого значения стихам «дяди Коли», а теперь вот Александра (отчества не запомнил, к сожалению) наведывается на могилу к поэту Николаю Рубцову, как к близкому человеку.

Литературная встреча в Вологде прошла камерно и душевно. Вот как об этом написали сами вологодские библиотекари: «7 августа в Вологде побывали участники клуба «Словороссия»: поэт и журналист, секретарь Союза писателей России Алексей Полубота (Москва), прозаик, член Союза писателей России Людмила Семёнова (Москва) и славист, кандидат филологических наук, доцент Горловского института иностранных языков (ДНР) Ольга Блюмина.

Гости посетили могилу поэта Николая Рубцова, а днём выступили в библиотеке, где познакомили вологжан со своим творчеством и творчеством выдающегося русского поэта Николая Ивановича Тряпкина. Творческая встреча плавно перетекла в беседу за чашкой чая и задушевным разговорам о непростой жизни Донбасса, о таком простом, но одновременно сложном понятии «Родина», и, конечно, о творчестве и литературе».  

Тема Донбасса, далёкого географически от Вологодчины, не раз звучала во время нашей поездки. И не случайно. Жители Донбасса взялись за оружие в 2014 году, защищая своё право на родной язык и культуру. И в этом смысле сегодня они самые русские среди русских, поскольку показали свою готовность бороться и погибать за право носить это имя. А наша работа по сохранению творческого наследия Николая Ивановича Тряпкина – не что иное, как та же борьба, пусть и другими способами за русский язык и культуру.

Следующим важным пунктом нашей «тряпкинской экспедиции» стала Вытегра. Сама идея поездки в этот небольшой городок  возникла вот почему. Несколько лет назад мурманский поэт Николай Колычев говорил мне о том, что Николай Тряпкин ездил в Вытегорский район и там ему удалось найти дом, где жила семья Николая Клюева. Никаких других данных о той поездке Тряпкина мне найти не удалось. У самого Николая Колычева подробней расспросить сразу не довелось, а потом уже стало невозможно – этот замечательный поэт умер больше года назад.

Косвенно на то, что Николай Тряпкин был на малой родине Николая Клюева, указывает стихотворение «Предание», посвящённое Николаю Клюеву.

…Теперь бы здесь да белый голубец,

Зелёный клён, да ковшик из бересты.

Сюда бы шли и старец, и юнец,

И грозный страж, и милые невесты.

Пускай придут – и вспомнить, и почтить,

И зачерпнуть из древлего колодца...

Мы так его стараемся забыть –

И всё-таки забыть не удается.

 

Голубец на родине Николая Клюева давно уже появился, к слову сказать.

Ну а документальное подтверждение пребывания Николая Тряпкина на родине тогда ещё полуопального Клюева нашла для нас сотрудница краеведческого музея Вытегры Елена Николаевна Шинкарчук. В газете «Красное знамя» от 28 августа 1976 года была опубликована заметка о том, что «известный поэт Николай Иванович Тряпкин… побывал на родине Клюева в дер. Желвачёво Макачевского сельсовета». В советское время к изданию книг подходили серьёзно. Николай Иванович был включён в редколлегию по изданию первого посмертного сборника Клюва и собирал сведения о нём.   

Да, как я упомянул уже, голубец на условном месте захоронения родителей Клюева в Макачёво есть. И хоть и редко, но приходят сюда «и старец, и юнец». А дом родителей «крамольника из Олонца» стал ныне сельским клубом и библиотекой одновременно. Вот только останется ли жизнь в Макачёво, где стоит этот дом, – большой вопрос, поскольку недавно здесь была «оптимизирована» школа.

Директор Макачевской библиотеки Татьяна Николаевна Дьякова спросила у нас: «Вы много ездите, везде так живёт матушка-деревня?». Трудно было найти обнадёживающие слова. Но сама Татьяна Дьякова сдаваться не собирается. Город ей не по нутру. Её семья недавно построила новый дом, а Татьяна собрала из старинных деталей деревянный станок для  ткачества, и собирается овладеть этим старинным искусством. Её девиз – авось продержимся, а потом станет лучше.

Ну а в самой Вытегре в музее Николая Алексеевича Клюева прошла прекрасная душевная встреча. Снова предоставлю слово хозяевам: «Визит московских и донецких гостей в Вытегру был не случайным. Николая Ивановича Тряпкина, чьё творчество неразрывно связано с глубинными корнями народной культуры, называют наследником поэтических традиций Николая Клюева. В 70-е годы XX века, когда имя нашего земляка было опутано паутиной сплетен и домыслов, Николай Иванович был одним из немногих, кто выступал в защиту поэта.

Сегодня творчество Николая Клюева постепенно обретает достойное его место в русской литературе. А вот имя Николая Тряпкина оказалось незаслуженно забытым. О своих усилиях, направленных на сохранение его поэтического наследия, рассказали гости… Конечно, звучали стихи самого поэта, в которых по мнению Юрия Кузнецова «всегда возникает ощущение ликующего полета». «От себя хочу сказать спасибо за знакомство с замечательным поэтом (услышала о нем впервые) и замечательными москвичами! Нередко в глубинке поругивают москвичей, дескать, скупили все, но то не москвичи, то пена, а настоящие москвичи были у нас! Спасибо!» – таким мнением поделилась участница встречи Любовь Зырянцева.

От себя добавлю, что лирического настроения встрече добавили стихи вытегорских поэтов Алексея Землянина и Татьяны Мирчук.

Русский Север объял нас своими светлыми и совсем не студёными в эти дни августа просторами. На Андомском мысу Онего, откуда открывается почти морской могучий вид, сами собой всплывали в памяти строки Николая Тряпкина.

Днём и ночью, снова днём и ночью

Подступают к сердцу те слова...

Да по всей Двине, по Заволочью

Раскидались песен острова.

И не нам менять сии скрижали –

По-иному, значит, не смогли...

Мы кошель на Вычегде связали,

А слова с Онеги принесли.

Принесли вот так – по вольной воле...

Да святятся снова те края!

И пускай на песельном приколе

Запоёт вся Ладога моя.

Да взревёт над Свирью бор сосновый!

И тогда, не ведая преград,

Пусть пройдёт над нами стоветровый

Огневой всемирный листопад.

 

И возьму я посох свой дорожный,

И пойду весною в те концы.

И пускай с красою непреложной

Подступают к сердцу городцы.

Изопью воды у тех оконниц,

Чтобы в горле булькал соловей...

Снится Устюг, ласковый Олонец

И соцветья рубленых церквей.

 

И на крыльях славы и печали

Проплывут над нами журавли...

Мы кошель на Вычегде связали,

А слова с Онеги принесли.

 

 

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии