ПУБЛИЦИСТИКА / Игорь ШУМЕЙКО. В ШЕСТЬ ЧАСОВ ВЕЧЕРА ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. О Змее-Горыныче и других персонажах самоизоляции
Игорь ШУМЕЙКО

Игорь ШУМЕЙКО. В ШЕСТЬ ЧАСОВ ВЕЧЕРА ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. О Змее-Горыныче и других персонажах самоизоляции

 

Игорь ШУМЕЙКО

В ШЕСТЬ ЧАСОВ ВЕЧЕРА ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ

О Змее-Горыныче и других персонажах нашей самоизоляции

 

В марте поехал на дачу, и обычная загородная четырёхдневка превратилась в карантин размером с Великий пост (и отчасти с ним совпавший). И вот, получив от своего института пропуск, одичавший, обросший, иду по еще малолюдной Москве. Как выход в открытый космос.

От Селезневской перешел на улицу Достоевского, бывшая Божедомка… «пятерка» за самоизоляцию! Но она и обычно безлюдна, весь километр четной стороны улицы: ограда гигантской Мариинской больницы, во флигеле которой, в квартире врача Михаила Достоевского и родился мальчик Федор.

Вспомнил: «Преступление и наказание» заканчивается сном-пророчеством Раскольникова о небывалой, всемирной пандемии психического характера, неуклонно дробящей человечество на бесчисленные группы, считающие себя носителями истины, всех прочих убивая как еретиков.

М-да, гений!.. Сейчас здесь на несколько кварталов –  преемник Мариинской НИИ Фтизиопульмонологии. «Легочники» – вроде должны иметь отношение к нынешней?

В этом году зима, как чуяла! – к нам не заходила, а весна, только на порог: под руки, в карантин! И снегопадов в марте было почти как в январе. «Такие дела» – завершал свои повести Курт Воннегут. А наши дела тогда только начинались.

Сейчас, гуляя по Москве, пытаюсь реконструировать события двух месяцев, восстановить ход этой «Третьей мировой». В историях больших войн все события накануне, самое-самое преддверие, – изучают особо тщательно, пытаясь вычислить точку невозврата, определить виновников.

Та змея, съевшая летучую мышь, затем сама съеденная на Уханьском рынке, гремит по миру словно выстрел в Сараево. Как ныне выражаются: триггер. Эрцгерцог Франц-Фердинанд с Гаврилой Принципом… китаец со змеёй. Секундная пауза, мир замер, вскрикнул, переиначив Шекспира: «Не ешь змею, китаец!». И понеслось…

На самом старте карантина в одной статье я предлагал наше средство не свихнуться в карантине: «наше всё», Пушкин, дал пример и этого преодоления.

«Болдинская осень» – первый в России холерный карантин. Только представьте. Невеста… наложите на нынешние понятия: «мисс Россия-1830» Да-да, и рост! На полголовы выше. Первое сватовство – отказ. Год ждал, наконец: «ОК, благословляем»! Денег на свадьбу нет. Выпал шанс – родители отписали деревеньку. Поехать оформить владение: дел на три недели (с дорогой), потом заложить владение в банке и... Всем шампанского!

Пушкин примчался в Болдино 3 сентября. Вернуться в Москву удалось лишь 5 декабря! Учтя знаменитую африканскую горячность, бездну литературных проектов, отсутствие интернета – представим (отдаленно!) всё бешенство Александра Сергеича в первые дни. Далее… дарованное божественное спокойствие, завершенный «Онегин», «Маленькие трагедии» (с «Пиром во время чумы»!) и сказки…

Сказки? Мою «Болдинскую» медитацию сбили два зверя, царившие в информпространстве: змея и летучая мышь. Главная версия: змея съела летучую мышь, китаец съел змею… Но еще в белке коронавируса нашли четыре вставки (взятые/взявшиеся?) от ВИЧ (вируса иммунодефицита человека. «Да, – дилетантски подумал я, – секс меж летучей мышью и змеёй как-то маловероятен. Один теплокровный, другая – наоборот. Единственный шанс совместить хромосомы – кому-то кого-то съесть».

Но ученые указали и третий способ «совокупления белков» – лабораторный синтез. По версии бывшего эксперта комиссии ООН по биологическому и химическому оружию Игоря Никулина коронавирус с большой вероятностью – американский продукт.

Задумался. Упырь и змей – оба из свиты самой что ни есть диавольской! Кожистые крылья в пику пернатым ангельским всегда ассоциировались известно с кем. Нельзя скрестить летающую мышь и змею? Постойте-постойте… От «Сказок Пушкина» перешел на мировой сказочный фонд: а ящеры евро-сказок, Змей-Горыныч русской версии? – Змей с кожистыми крыльями!

Красавы, умницы в тех гипотетических биооружейных лабораториях, судя по исходникам, знакомы с фольклором! Полное собрание ужастей? – Нет еще! Забыли «четыре ВИЧ-белковые вставки»? Это ж 21 век! Змей-Горыныч спидоносец – вот теперь полно! Горыныч-спидушник, что называется – работа под ключ!

Так на старте карантина в самоизолированном мозгу мешались сводки новостей, цифры зараженных, конспирологические версии и сказки... И сегодня на первой прогулке по социально дистанцированной Москве в голове опять пушкинское «музыкальное сопровождение»: «В глуши, во мраке заточенья, тянулись тихо дни мои, без божества…».

Без вообще всего, кроме интернета и ТВ-набора, наливаемого в мою спутниковую тарелку! А там, на ТВ, птичьи базары ток-шоу чуть притихли. Режиссура требует вместо показательных стычек – соцдистанцию. Жердочки-скамейки экспертов проредились, но самый вечный русский вопрос «Кто виноват?» – остался.

Соцсеть громко объявила: «Статьи про искусственное происхождение COVID-19 – забаним!» – напомнив давнее объявление Парижской академии наук: «Проекты вечных двигателей не рассматриваем!» (хотя работай тогда секция психологии, следовало бы проекты не выбрасывать, переправлять туда). Научную ценность имеют и самые антинаучные версии: в своей массе дают портрет общества.

Кроме взаимообвиняющих США и Китая заподозрено «тайное мировое правительство», решившее разгрузить Землю от хомо недосапиенс. У Билл Гейтса отыскали пятилетней давности математическую модель мировой эпидемии, совпавшую с нынешней. А от «сумел предугадать» до «сумел организовать» как… до смерти – четыре шага – и тут ни мильёном масок, ни мильярдом ВОЗу не отделаться! «Новая реальность», о которой вопиет медиа, похоже, объединит теории заговора с теорией относительности Эйнштейна, и вернувшихся героев космоса встретит ворчливый обыватель: «Отсиделись там на своей МКС!».

Вирус, убив тысячи, ударил по образу жизни миллиардов. Отодвинуть Олимпиаду-2020 – полдела. Нечаянно генсек ООН Гутерреш замкнул сюжет, призвав мир «прекратить из-за вируса вооруженные конфликты». У греков-то войны отменялись из-за олимпиад! А коронованный Ковид Девятнадцатый объявил: теперь Я отменяю! И даже успешнее: сорваны крупнейшие за 25 лет военные учения НАТО «Defender Europe-20», в Латвии впервые за десятилетия вирус отменил традиционный «парад ветеранов СС». Убийства Майдана обессмыслены: безвиз Вируса накрыл безвиз заробитчан, ночующих на польской границе. А их землячки на Ленинградке услышат привычную фразу – с новым продолжением: «А можно посмотреть всех… без масок?».

И когда Гутерреш объявил: «ООН будет работать дистанционно», я представил: пяти постоянным членам Совбеза, тем, что с правом вето, выдают клавиатуры, рядом с «del», «ins» – кнопка «veto».

 

Сей груз новостей, домыслов, пару набранных килограммов я и решил растрясти энергичным марш-броском. Заодно избегу трамваев…

Идя от института в сторону Цветного бульвара, поставив Олимпийскому проспекту за самоизоляцию «три с минусом», вдруг опять вспомнил громкое событие «эпохи до карантина». Наверно, это само подсознание, глубинное как «deep state», в конце чего-то эпохального, трагического, вновь и вновь возвращает к началу, словно желая забрать его в скобки.

Да! В феврале же был митинг против строительства станции метро на Юго-востоке. Я тогда еще хотел опубликовать нечто, привлечь внимание: Новая эра! 80 лет вся Москва ждала эти станции. Считала, у кого до метро 8 минут автобусом, у кого «25, и редко ходит». А ныне сплошные возведения, реконструкции. Метро само, без мольбы, виясь змеей (ах, опять Ухань!), так ежегодно подползает – что даже митинг «Не хотим станцию метро!» собрали на Юго-востоке Москвы какие-то блогеры.

Или фрилансеры? Кому еще тогда транспорт был не критичен? Бедняги! Не знали, что вдруг их касту разбавят 100 миллионов новых блогеров-фрилансеров, лезущих на стену, в переносном, и с мобилками на балконы – в прямом смысле.

Мэр объявил: первыми возобновят работу стройки. Точно: новая реальность! Впервые со времен Юрия Долгорукого аргументом строительства стала необходимость отвлечь мигрантов от разбоя. Воображаю новый митинг тех, юго-восточных блогеров: «Ладно! Пускай хоть метро строят!». Конструктивно…

Все религии на своих примерах настраивали паствы беречь себя, благо у всех практиковалось отшельничество – фактически синоним удаленки или (очень большой) социальной дистанции. В слаженный хор богословов и вирусологов хотел привнести и свой пример. Может призвать «мойте руки!», ссылаясь на Понтия Пилата?

От памятника Суворову свернул к Самотечной. Пустая бензопоилка вдали напомнила недавний бенц: отрицательные цены на нефть. Я только что публиковал беседы с видными экономистами Евгением Ясиным, Михаилом Хазиным, записывал их прогнозы. И теперь тоже решил поразмышлять: что еще может уйти в минус? Может сотовые тарифы? Это ж теперь не личная блажь, а средство госконтроля, учета. Держишь мобилку включенной, как самолет свой транспондер, и платишь в месяц минус сто рублей. Т.е. получаешь. А братец Яндекс (помните распевку «Братец Яков, что ты спишь…»)?.. Братец Яндекс как раз не спит: смотрит, считает. Не как Большой Брат у одного мрачного фантазера, а так, в пределах конституции и общей пользы.

 

От Олимпийского проспекта свернул к Театру зверей Дурова. Когда-то водил сына смотреть примадонну-Лису, «Мышиную железную дорогу». Сейчас – строительные леса, экраны. От входа в Театр, где памятник «Тюлень с мячиком», свернул за угол, там громадный пояснительный плакат: «Строительство новой сцены «Театр дедушки Дурова»»… О, эти мгновенные (сравнить с прежними – Алладинова сказка!) прокладки новых линий метро – МЦК, БКЛ, МЦД-1, МЦД-2… Вот так заявишься после двухмесячной отлучки в Москву, плюхнешься то ли в метро, то ли в пригородный вагон, летишь и слышишь: машинист объявляет, но как-то пискливо… А это уже ветку мышиной железной дороги соединили с новым «центральным диаметром»!

Нет, господа юго-восточные блогеры-фрилансеры, не согласен, и как юзер общественного транспорта, и как тоже блогер, посвятивший оду «ласточкам» МЦК…

Подходя к уже людному Цветному бульвару, почувствовал необходимость как-то обобщить уличные впечатления, аллюзии. «Каков итог?» – слышался глас всех моих редакторов. Оглянулся: плакат к 75-летию Победы…

И придумав «итог» поставил его в заголовок этой статьи. Помните фильм «В шесть часов вечера после войны»? Ведь 1944 год! Рокоссовский еще не разгромил группу армий «Центр», немцы едва отошли от Ленинграда, а на площадке у режиссера Пырьева уже крик «Мотор!» и на «хлопушке» – то самое название. Боязнь сглаза – не для поколения героев! Пытаясь подражать или хотя бы стилизоваться под них, ставлю это «До встречи!»…

 

Комментарии

Комментарий #24641 25.05.2020 в 15:12

Браво, Игорь! Фейерверк ассоциаций, требующих углубленного осмысления с карандашом. Обязательное условие для плодотворной работы - самоизоляция на природе)

Комментарий #24488 20.05.2020 в 11:00

Очень, очень любопытно!
Автор превзошёл самого себя - прежнего - по ассоциативности размышлений о сложнейшей ситуации, привнесённой в наш мир пандемией.
Спасибо!