РЕЦЕНЗИЯ / Александр ЛЕОНИДОВ (Филиппов). ТОРЖЕСТВО ЯРКОГО РЕАЛИЗМА. О книге Юрия Манакова «Таёжных кряжей родники»
Александр ЛЕОНИДОВ

Александр ЛЕОНИДОВ (Филиппов). ТОРЖЕСТВО ЯРКОГО РЕАЛИЗМА. О книге Юрия Манакова «Таёжных кряжей родники»

 

Александр ЛЕОНИДОВ (Филиппов)

ТОРЖЕСТВО ЯРКОГО РЕАЛИЗМА

О книге Юрия Манакова «Таёжных кряжей родники»

 

Повесть Юрия Манакова «Таёжных кряжей родники» выпущена отдельной книгой в Усть-Каменогорске, в 2020 году. Это не первое издание удивительного по кряжистой силе слов и образов произведения: оно было выпущено в электронном издании «Днём литературы» в том же 2020 году, почти одновременно с полиграфической версией.

Это удивительное средостение между традиционным критическим реализмом правдоподобного вымысла и мемуарами, редко встречающийся в литературе феномен. Я бы назвал его «мемуары друга». То есть очень тщательно проработанный, дополненный, где нужно, вымыслом автора рассказ друга, находящийся, как стержень, в самой сердцевине повествования. Мемуары пишут о себе (и здесь очень знаменит пример творчества Сергея Тимофеевича Аксакова), критический реализм усреднено обобщает среду пребывания, позволяя выцедить и сконцентрировать правду жизни с помощью авторской композиции.

А если сделать как Манаков – то есть положить воспоминания друга о пережитом и остро прочувствованном в основу художественного изложения, не оставляя и творческих инструментов критического реализма, подкрепляя ими воспоминания, дышащие и подкупающие своей откровенностью, – то методы мемуарной литературы и критического реализма усиливают друг друга.

Это совсем не тот случай, когда сел и записал, чего рассказывают. Однако ощущение незримого присутствия чуждого всякому лукавству рассказчика-друга всё же присутствует в суровой правдивости строк, в жизненной отчётливости и человечности, заставляющей доверять каждой букве, каждой запятой текста.

Вообще Манаков, как автор – мастер аграрного романа, от канонов которого в новой книге частично отходит. У Манакова – земля, поля, выгоны, леса и горы, природа – всегда часть человека. Не отдельный персонаж (как у аристократов-охотников, писавших по случаю), а сиамский близнец, неразрывно слитый с литературным героем. Человека у Манакова и не вообразишь без сибирских просторов, без этого образующего личность начала, на котором всякий манаковский персонаж, как чай, крепко заварен. Природа не просто соседствует с человеком, пугая или восхищая отстранённо – она формирует персонажа, фотографически отпечатывается во всём его человеческом складе. Поэтому особенность манаковской манеры письма – постоянно перетекающие в характеристику личности пейзажи и наоборот, внутренние свойства характера, перетекающие в окружающие пейзажи.

«Таёжных кряжей родники» – тоже строится на этом. Литературный герой не просто анкетно родился и вырос в определённой точке на карте. Нет, он повсюду возит свой край с собой, он соткан из родных мест, как из элементов: таёжные кряжи формировали его силу, а родники – духовную тонкость, чуткость…

Однако в этот раз Манаков разрывает ткань аграрной романистики, главная особенность которой – психологическое уравнивание «мира» и «мiра», планеты и крестьянской общины на селе, пространства и своей общины. Мастера аграрного романа, которых в русской литературе немало, умели отразить в капле небо, в микрокосме деревенских судеб – макрокосм человечества. Но тысячелетний «мip», в котором селянин родился жил и умирал, никуда не выходя на сторону, – поневоле размыкается в ХХ веке. Никакая ностальгия уже не может удержать человека на месте – как во времена непроходимых дебрей и редкой населённости.

Человек выходит из «мiра» в мир, из общины, в которой все всех знают – к чужим и незнакомым, дальним «ближним». Один из планов книги Манакова – о драме и психологических тонкостях этого выхода, не предусматривающего разрыв. Человек видит новые дали, новые края – так не похожие на впечатления детства, его личность и характер, сформированные тайгой, в тайге и для тайги – проверяются на излом, на прочность, необозримым океаном и вьетнамскими джунглями. Всё чужое, все чужие – но человек остаётся собой.

Повесть – не просто о судьбе человека. В ней отчетливы мотивы поиска русской мечты и образа нашего желанного будущего, в ней – деятельный патриотизм, лишённый трескучих речей, проявляющийся порой молчаливо, но явственно.

Самим существованием России в сегодняшних границах мы обязаны таким деятельным патриотам, как в повести Манакова, которые, вначале отстояли независимость нашего государства, а затем обеспечили расширение его границ.

Это бурлящая активность сильных духом и мечтающих о славе  Государства Российского патриотов – живая энергетика, необходимая для развития страны. Причем для развития как территориального и  экономического, так и культурного.

Нам нужны такие книги. И тиражами побольше! Внимание к ним надобно всячески привлекать: наш государственный корабль изрядно проштормило и он ещё вчера бился о скалы без капитана за штурвалом, двигался лишь по инерции.

Важно видеть героев не в жулье, обустроившем лондонские гнёздышки, а в тех, кто не забывал своих кряжей. А таких много: это обычные люди на предприятиях, в больницах, в школах, в армии, в милиции-полиции, которые, порой без зарплат и ясных перспектив, делали свое дело, как герой Манакова и большинство окружающих его персонажей повести.

 

Комментарии

Комментарий #25108 30.06.2020 в 15:57

Огромное спасибо Александру Леонидову за его колоссальную эрудицию, знания и проницательность, а также за доброжелательное отношение к моему творчеству! А моему доброму земляку Валерию Скрипко за его трогательный отклик! Небольшое уточнение, Валерий: от века наши благословенные места - это Рудный Алтай, юг Сибири и Томской губернии. И как ты наверное помнишь - заповедное Беловодье, кержацкая вотчина. Нынешние продвинутые наш край еще величают Шамбалой. В белках на высоте полутора километров свет действительно неземной, а силы сколько прибавляется - физически ощущаешь. И такое происходит с душой - словами не передать... Юрий Манаков

Комментарий #25103 30.06.2020 в 13:02

Место действия повести Юрия Манакова -Восточный Казахстан. Но это не Сибирь, и не Казахстан по своим пейзажным мотивам. Это собрание всех мыслимых и немыслимых пейзажей под открытым небом. Третьянковская галлерея из еще ненаписанных картин. Здесь дышет сам Космос. Сюда прилетали инопланетяне и оставили в лесу ретрансляторы,которые передают необыкновенные сны. Во снах я мальчишкой видел небо,заполненное фантастическими летательными аппаратами. Передать их вид и форму я бы не смог!
Я всё своё детство провёл здесь у реки Ульбы.
На сорок километров выше по реке в этих же водах купался будущий прозаик Юрий. Он вобрал в себя могучей памятью всю фантастическую красоту этих мест. Их какую-то полуреальность,призрачность. Манаков очень правдиво передал реальные типы людей внутри природной сказки.
Они реалистичны,но всё равно словно подсвеченные каким-то неземным светом. Здесь не обошлось без влиятия инопланетных гостей. Или ангелов. С Неба есть тоннель прямо к тополю на той стороне реки Ульбы-напротив ж.д.станции Черемшанка. Я его не видел, но очень сильно чувствовал. Надо бы нам с земляком побывать там!