ПАМЯТЬ / Пётр ЧАЛЫЙ. ГДЕ ЦВЕТУТ ВОРОНЦЫ… Краеведческий очерк
Пётр ЧАЛЫЙ

Пётр ЧАЛЫЙ. ГДЕ ЦВЕТУТ ВОРОНЦЫ… Краеведческий очерк

07.01.2017
1218
0

 

Пётр ЧАЛЫЙ

ГДЕ ЦВЕТУТ ВОРОНЦЫ…

Каменка литературная

 

Главная улица рабочего посёлка Каменка недавно украшена призывным щитом-картиной. Сам Александр Ярославич Невский будто шагнул сюда с картины Павла Дмитриевича Корина. Встал русский полководец, небесный покровитель Сухопутных войск Российской Федерации, пока с опущенным мечом в руке. И – славянской вязью строки:

Как ликует заграница

И от счастья воет воем,

Что мы встали на колени.

А мы встали на колени

Помолиться перед боем…

 

Так и хочется сказать: прохожий, остановись! Читай и думай…

Русский поэт Николай Александрович Зиновьев из схожего районного городка Кореновск, что на Кубани, улыбнётся, прослышав, что его стихи «изданы» плакатно и читаются как народные. Звучат как достойный ответ новым «золотоордынцам», опоясавшим границы нашего Отечества разноплеменными, до зубов вооружёнными войсками.

Рядом же заводская проходная крупнейшего в России предприятия пищевой промышленности – Евдаковского масложиркомбината. По железнодорожным и автомобильным путям с полей сюда течёт река золотистого подсолнечного масла. В цехах мастера превращают его в «жемчуг». Известен он как уже незаменимый продукт – маргарин. Это искусственное масло – перламутровые брусочки в красочной упаковке – отгружают на торговые прилавки. Как и питательные майонезные соусы.

Тут крепят экономику страны.

Необходимо пояснение. Комбинат поименован по названию расположенной в районном центре Каменка и как бы укрывшейся в её тени железнодорожной станции Евдаково.

А здешнее уважение к литературному слову пусть не удивляет. Неподалёку портрет Антона Павловича Чехова с его крылатыми словами о том, что «в человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Есть даже уличная местная поэтическая галерея. На ней портреты Анатолия Ивановича Хильченко, Клары Кирилловны Дроздовой, Николая Никифоровича Гойкалова, Галины Иосифовны Петриевой и их собратьев по перу, призывающих видеть, ценить и любить свой край, хранить уважение к его истории, к землякам.

Неоглядный простор, перемешанный край:

Малороссия, Русь и казаки…

И Хопёр, и Донец, и Оскол, и Валуй,

Городища, урёмы и степи

Предкам нашим все они испокон

Государства славянского крепи.

 

Вблизи Каменки у изножья степного холма Святые целительные Серебряные ключи. Символично название местного литературного объединения – «Родничок».

 

* * *

Перелистываю страницы своих блокнотов.

Май 2006 года.

…Когда весна встречается с летом, в Ольховом логу среди зеленотравья ало вскипают цветы редкостной красы – степные пионы. Воронцами их называют в народе. Здесь, в Каменском районе, уже в четырнадцатый раз свиделись истинные любители словесности. Под куполом небес, где «нежно-радостным пожаром полыхает балки склон», вновь зазвучали стихи.

С легкой руки поэта-самородка Анатолия Ивановича Хильченко родился этот светлый праздник «Воронцовая Русь», который теперь стал областным сельским «Днём поэзии». Нынешняя встреча оказалась особенно представительной. Съехались гости – из шестнадцати районов нашей области, из Воронежа, Кубани, Москвы, из соседних белгородской Алексеевки и украинского луганского Белокуракино.

Открылся и во всю силу праздник разгулялся в Каменском доме культуры.

Песнями покорил народный хор.

На экране высветились лица поэтов – тех, кто стоял у истоков Дня поэзии, кого, к горькому сожалению, уже нет рядом с друзьями – Анатолия Хильченко, Раисы Дерикот, Ивана Пахомова, Василия Кривошеи...

Но живы стихи, положенные на музыку. Исполняли их самодеятельные композиторы Николай Басов из Новой Калитвы Россошанского района, Валерий Тищенко из Боброва, Алексей Дубровин из Россоши и другие.

Поделилась радостью руководитель Каменского творческого клуба «Родничок» Клара Дроздова. Она представила недавно изданный в Воронеже коллективный стихотворный сборник.

Гости из Украины рассказали о том, что удачно позаимствовали наш опыт. Теперь и у них есть свой праздник «Воронцовая слобода».

Принимали подарки от друзей из Алексеевки – картины и книгу-альбом «На Тихой Сосне».

Читали со сцены стихи – яркое подтверждение тому, что глубинка богата талантами. Кстати, участники «Воронцовой Руси» пополняют ряды писательские: в члены Союза писателей России приняты Светлана Ляшова из Старой Калитвы, Василий Жиляев из Новой Калитвы Россошанского района, Виктор Беликов из Россоши, Василий Куликов-Ярмонов из Острогожска.

Танцевальной «дробью» чуть не проломили пол ребята из местных ансамблей «Жемчужинка» и «Раздолье». Зал аплодировал от души.

Затем настал час учёбы. Воронежские литераторы на семинарах слушали и оценивали труды авторов. Поэт Александр Голубев назвал имена тех, чьи стихи будут рекомендованы к печати в журнале «Подъём». Раскалился магнитофон у Татьяны Нюхиной. Благодаря ей, мастеру-журналисту, тысячи слушателей Воронежского областного радио тоже побывают «на воронцах».

Праздник по сложившейся традиции завершился в степи. Друг другу снова читали стихи и пели песни, дарили книги и вели душевные разговоры. А ещё благодарили хозяев – заведующую Каменским районным отделом культуры Любовь Касьянову, заместителя главы района Виктора Ударова, их помощников за то, что «помогли каждому на людей посмотреть и себя показать».

А ещё – не могли наглядеться на сказочный «аленький цветочек», загадывали, что расстаются с ним до будущей весны.

 

Январь 2013 года.

…В 1942 году фашисты захватили западную часть Воронежской области. Они «спрямляли» рельсовые пути из Харькова к Сталинграду на костях военнопленных и сельских жителей. Эта трагичная история воссоздана в слове краеведами и литераторами.

А теперь у въезда в Каменку, где сближаются разделённые густорослой лесополосой две дороги – асфальтовая шоссейная Воронеж – Луганск и рельсовая железнодорожная Юго-Восточная, встал мемориал.

Светлокирпичная арка с медным колоколом. Стена «СКЛОНИ ГОЛОВУ» – в память о павших строителях «ДОРОГИ НА КРОВИ». Рядом – старинный паровозный семафор у обрывчатого рельсового пути с грузовой вагонеткой.

Памятник военнопленным и мирным сельским жителям таким запечатлел-вычертил на листах бумаги архитектор-художник, Почётный гражданин Каменки Владимир Алексеевич Климов. А в яви мемориал обрёл зримый вид народной стройкой, какую возглавил глава поселковой администрации Кателкин. Анатолий Стефанович, опираясь на краеведов, сумел объединить в один кулак силы и средства строителей, монтажников, железнодорожников, предпринимателей всей округи – из Лисок, Острогожска и своей Каменки.

Спустя семьдесят лет – 16 января 2013 года – в снежном степном безмолвии опалил души на земле и в горних небесных высотах колокольный звон…

 

* * *

Бережное отношение к истории «милой малой родины» воспитывают и книги краеведов, хранителей памяти, – Елены Василенко, Фёдора Воробьёва, Леонида Серёгина.

В архивных документах добыты интересные сведения о старине далёкой. Оказывается, большая часть нынешней территории Каменского района в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого веков принадлежала Станкевичам. Дворянский род прославил Николай, сын Владимира Ивановича. Выпускник словесного отделения Московского университета, почётный смотритель Острогожского уездного училища прожил всего лишь 27 лет. Короткий век его очерчен годами – 1813-м и 1840-м.

В небольшом творческом наследии есть поэзия, проза. Особенно важны письма, читаются они как художественно-философские очерки. Без Станкевича и его знаменитого московского кружка мир русской культуры остался бы «неполным». Духовным наставником признавали Николая Владимировича его великие современники. Наша гордость – так сказал о Станкевиче будущий русский писатель молодой Иван Тургенев. Под этими словами подписались бы совершенно разно мыслящие люди – западник Виссарион Белинский и славянофил Константин Аксаков, а ещё – историк Тимофей Грановский, философ Пётр Чаадаев, народник и анархист Михаил Бакунин, революционный демократ Александр Герцен, актёр Михаил Щепкин…

Не знавший лично Станкевича, Лев Толстой читал его переписку со слезами: «Никогда никого я не любил, как этого человека, которого никогда не видел». Михаил Бакунин считал, что знакомство со Станкевичем открывало новую «эпоху» в жизни.

Схоже мог бы заявить о себе, прежде всего, Алексей Кольцов. С легкой руки земляка воронежский поэт стал известен «по всей Руси великой». На берегах Дона и Тихой Сосны «по сельским белым в сумраке холмам» бродили и задушевно беседовали два молодых человека. Московский студент прибыл домой на каникулы, а гость заехал из Воронежа.

Наш современник, писатель Владимир Кораблинов такой представлял эту встречу. Алексей Кольцов «стал читать. Сами стихи и манера чтения поразили Станкевича. Он слушал, не перебивая, точно боясь неосторожным словом спугнуть певца.

Кольцов прочёл ему «Путника», «Соловья», «Терем» и, наконец, последнее, что сочинил, – «Повесть моей любви».

Весь подавшись вперёд, Станкевич глядел на Кольцова, как на чудо, а тот всё пел, пел, и, казалось, не видел… ничего: одна степь струилась перед глазами, ветер посвистывал в ушах да серебряные волны ковыля плыли и плыли вдаль…».

Доброжелательный слушатель почувствовал в собеседнике божий дар. Дивная песня в 1831 году будет напечатана в «Литературной газете» с письмом к издателю: «Вот стихотворение самородного поэта г. Кольцова. Он воронежский мещанин, и ему не более двадцати лет от роду; нигде не учился и, занятый торговыми делами по поручению отца, пишет часто дорогою, ночью, сидя верхом на лошади. Познакомьте читателей с его талантом». Стараниями Николая Станкевича выйдет в свет книга «чудных кровнородных песен», первая и единственная при жизни народного поэта. «Уважение, участие, сочувствие со стороны брата Кольцову были полные», – свидетельствовал младший Александр Станкевич.

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии