ФОРУМ / Влад РИВЛИН. ПОЭТЫ ПАЛЕСТИНЫ. Перевод стихов автора
Влад РИВЛИН

Влад РИВЛИН. ПОЭТЫ ПАЛЕСТИНЫ. Перевод стихов автора

13.12.2017
504
1

 

Влад РИВЛИН

ПОЭТЫ ПАЛЕСТИНЫ

 

Тауфик ЗИЯД

 

Они жили в разное время, писали на разных языках и, казалось бы, о разных событиях.

Но общим для двух гениальных поэтов Палестины является подлинный гуманизм, который оба воспели в своих творениях.

Тауфик Зияд это не просто общественный деятель и поэт. Он – это целая эпоха в истории борьбы за гражданские права и социальную справедливость в Палестине.

Те, кто знали его при жизни, вспоминают прежде всего кристальную честность и скромность Зияда. Будучи прирожденным лидером и оратором, он мог бы при желании иметь гораздо больше политического влияния и личных благ. Но вместо этого Тауфик Зияд до последнего дня своей жизни был бескомпромиссным борцом как против сионизма, так и против арабского национализма. Он никогда не шел на соглашательство со своими противниками, руководствуясь всегда лишь одним принципом – истиной. Враги не только угрожали ему, но и неоднократно покушались на него и его близких. Но никто и ничто не могло испугать этого поистине народного трибуна.

В течение многих лет Тауфик Зияд был лидером израильской компартии и будучи не один год членом израильского парламента, жил как обычный рабочий, отдавая свою зарплату парламентария в партийную кассу. При Тауфике Зияде это было нормой – израильские коммунисты, многие из которых прошли огонь Второй Мировой войны, искали, что дать своей партии, своей Родине, а не что бы от них взять.

Тауфик был надежным щитом от соглашателей и карьеристов в партийных рядах...

Увы, с ним ушла целая эпоха. Эпоха, когда социальная справедливость, интересы трудящихся и основанный на этом мир между народами были не просто лозунгом. Люди ему верили и поэтому шли за ним. А он их никогда не обманывал.

 

Мы останемся

В Лидде, Рамле, в Галилее,

Мы останемся,

Подобно стене на вашей груди,

Осколком стекла, кактуса иглами

В вашем горле,

И песчаной бурей в ваших глазах.

 

Мы останемся

Стеною на вашей груди,

Мыть посуду в Ваших харчевнях,

Подавать вам напитки в барах,

Подметать полы ваших кухонь

Получать укусы для наших детей

От ваших синих клыков.

 

Здесь мы останемся,

Петь наши песни,

Воспламенять улицы гневом,

Честью наполняя тюрьмы.

 

В Лидде, в Рамле, в Галилее

Мы останемся

Охранять тень инжира

И оливковые деревья,

Фермент восстания в наших детях

Как дрожжи в тесте.

 

Всё, что имею

Я никогда не носил винтовку

На своем плече,

Не нажимал на курок.

Все, что я имею,

Это мелодия флейты,

Кисть художника,

Чтобы выразить мои мечты,

Флакон чернил.

 

Все, что я имею,

Это непоколебимая вера

И бесконечная любовь

К народу моему      

В его страданье.

                                    (Перевод с английского)

 

===========================================================================

 

Шауль ЧЕРНЯХОВСКИ (Саул ЧЕРНИХОВСКИЙ)

 

Возрождение иврита началось в России. Одним из тех, кто возрождал древний язык Библии, был выдающийся поэт Шауль Черняховски.

Он родился в 1875 году в Крыму, начальное образование получил в Одессе, затем в Германии, после учебы в университете стал врачом.

Шауль Черняховски был человеком энциклопедических знаний. Помимо европейских языков он владел древними языками: ивритом, греческим, арамейским.

В совершенстве знал финский язык.

Именно он перевел на иврит "Илиаду" и "Одиссею" Гомера, древневавилонский эпос «Похождения Гильгамеша» и финский "Калевала".

На протяжении всего своего творчества Черняховски старался освободить молодую ивритскую литературу от узких национально-религиозных рамок.

В своем творчестве он обращается не только к библейским образам, но также к образам античных культур Древней Греции и Вавилона.

В сионистских кругах его постоянно подвергали острой критике за "отход от национальных традиций".

На самом же деле, едва ли найдется еще пример в ивритской культуре поэта, который так обогатил эту возрождающуюся культуру.

Большую часть своей жизни Черняховски прожил в России, был военным врачом на фронте в Первую Мировую войну.

Лишь последние 12 лет поэт прожил в Палестине, в которую давно стремился.

Он очень любил свой новый дом, но при этом, ему всегда был чужд приторный патриотизм как были тесны для его творчества и национально-религиозные рамки.

 

О Родина моя!

О Родина моя! Земля родная!

Высокая гора покрыта льдом,

И тучные стада овец и коз.

Сверкающее золотом веселье,

Надгробий обелиски и курганы,

Монастыри и, будто шапки,

Из глины крыши на домах.

Маслины, опустевшее селенье…

 

Земля, Обетованная Земля!

Здесь пальмы ветви,

Как ладони Великана,

И линия забора – как граница зла.

И тонкий ручеек, и аромат весенний,

Цветущих апельсиновых садов.

Здесь песня льется звонко и свободно,

И тень, поднявшись, снова упадет,

Там, где вдоль моря

Лишь пески сплошные.

 

Земля, дарованная на Синае, –

Созвездий чудо и хамсина* гнев.

Сторожка, сонный виноградник,

Безмолвие развалин на холме.

 

Вот опустевшее Селенье,

И вой шакалов в бирюзе ночей.

Вдоль берега, укропа заросли и лодка.

И реет сиротливо в Небесах орел.

 

Земля что сердцу дорога!

Весенний воздух твой наполнен ароматом,

Цетущих апельсиновых садов!

 

Звеня, свободно льется песня

И залито все Солнца светом

Под гладью бирюзы Небес.

 

А это стихотворение было написано Шаулем Черняховским – русским классиком ивритской поэзии в 1923 году, в поезде, по дороге в Берлин.

У этого стихотворения есть два варианта, которые существенно отличаются друг от друга.

Черняховский много размышляет и сомневается в правильности пути выбранного теми, кто решили построить еврейское государство в Палестине.

Поселенческая деятельность сионистов привела к кровавым столкновениям с коренным арабским населением. В Палестине льется кровь евреев и арабов, перспективы создания еврейского государства на земле древней Иудеи кажутся призрачными.

Все это удручает Черняховского. Свои сомнения он выражает в стихотворении "Говорят, есть земля".

Второй вариант этого же стихотворения был посвящен первым поселенцам из организации Ховевей Цион" (Сионофилов), энтузиазм которых воодушевил Черняховского.

Здесь приводится перевод первого варианта стихотворения.

 

Говорят, есть земля...

Говорят, есть земля,

Вся пропитана солнцем она.

Но где та земля

И то солнце над ней?

Говорят, есть земля

На семи столпах,

И семь звезд в небесах,

Что сияют над ней,

С каждой горки видны.

 

Но где та земля?

Может, исчезла она

Как исчезло сияние,

И не было обещания,

Которое дал нам Господь?

 

В землю эту приходит любой,

Убивая брата обыденно,

Как ни в чем не бывало,

Мир у него отнимая

И света лишая в огне.

 

Неужели это она –

Та Земля,

Где сияние звезд над холмами?

 

Где искать к ней дорогу,

Кто укажет мне путь?

 

А может быть, ее уже нет...

Прошли мы моря и пустыни,

Лишь даром ушли наши силы

И нет нам ответа.

Все так же не знаем мы,

Где нам искать,

Ту солнечную страну,

Которую мы не нашли.

                                            (Перевод с иврита)

 

-----------------------------------------------------------------------------------------------

* Горячий ветер Пустыни. Хамсин – по-арабски пятьдесят, по числу дней в году, когда бывает очень жарко.


 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (2)

Комментарии

Комментарий #7411 13.12.2017 в 20:11

Скажи мне,ветка Палестины...