ПОЭЗИЯ / Анатолий ГОРБУНОВ. СТРАНА БЕРЁЗ ВЕЛИКАЯ… К 75-летию со дня рождения. Стихи
Анатолий ГОРБУНОВ (1942-2016)

Анатолий ГОРБУНОВ. СТРАНА БЕРЁЗ ВЕЛИКАЯ… К 75-летию со дня рождения. Стихи

 

Анатолий ГОРБУНОВ (1942-2016)

СТРАНА БЕРЁЗ ВЕЛИКАЯ…

 

ЗАРЯ

В потоке дней летящих, где

Всплеснулась утренняя рыбка,

Скользнула грустно по воде

Природы мудрая улыбка.

Прядёт Вилюй туманы лет,

По гальке катятся клубочки...

Заворожённо смотрит вслед

Девчонка в огненном платочке:

Как будто это не река,

А сам Господь ей улыбнулся,

Росистой веткой тальника

К судьбе грядущей прикоснулся!

 

ПОСЕВНАЯ

Даль родная, полевая…

Небо — жаворонки сплошь.

Древний праздник — посевная:

Золотой отборный дождь.

В срок посеянные зёрна

Урожай дадут большой.

Лучший хлеб в России — чёрный,

Деревенский, аржаной!

 

ЗЕЛЁНАЯ ОТЧИЗНА                 

                              Писателю Анатолию Байбородину

Ослепший дом. На бревнах накипь солнца,

За полем обомшелые кресты.

Как дикий конь, в лугах туман пасётся,

Седая грива льётся на цветы.

Напрасно ждёт весёлое остожье

На косовицу ратников своих.

Уставшие, они по воле Божьей

Рассеялись в пустотах голубых.

Скорбит река о празднично идущих

По вечному по Млечному Пути…

В заоблачных далёких райских кущах

Милей лугов, чем эти, не найти!

Прости живых, зелёная отчизна,

За то, что мы собой не дорожим,

За то, что мы на самом склоне жизни

Даём оценку радостям земным.

Ослепший дом. На бревнах накипь солнца.

За полем обомшелые кресты.

Как дикий конь, в лугах туман пасётся,

Седая грива льётся на цветы.

 

НА ИЧЁРЕ

Кап да кап росинки в речку,

Плачут кустики везде —

Расплываются колечки

По сверкающей воде.

 

Не дерите, кукши, глотку,

Мирных гнёзд не разорю!

Знай себе, таскаю в лодку

Окуневую зарю.

 

Плёс уловистый надыбал.

Лапти — любо поглядеть!

Смотрит с завистью на рыбу

Из-за дерева медведь.

 

СЕЛЬСКАЯ ДОРОГА

Протоки обезлюдели,

И сгнили наши лодки.

Где рыбу в детстве удили —

Вороньи осерёдки.

Потрескался искрящийся

Речной плитняк от зноя.

Ветра, подобно ящерам,

Ползут по травостоям.

Не вьётся дым над избами.

Отцы врагами были.

Страна воспрянет, лишь бы мы

Их путь не повторили.

В чужом краю ли, дома ли, —

И в слабости, и в силе –

Не забывали, помнили

О пройденном России.

О чём жарки на холмиках

Лепечут златоусто?

Еловники-духовники

Кому грехи отпустят

За всё, что было сделано

С крестьянскими дворцами

И красными и белыми —

Горячими отцами?

Слезами вдов просолена

У каждого могила.

Земля отцов поссорила,

Земля же помирила.

Ей счастье, если ты

При жизни веришь в Бога...

О мир вам, лес и омуты,

И сельская дорога!

Страна берёз великая —

То луг, то ключ, то волок,

То поле с перекликами

Забавных перепёлок.

 

ЖУРАВЕЛЬ

Ненаглядный ты наш водолей,

Мы в обиду тебя не давали

И в своих двойников не плевали,

Родовых не мутили ключей.

Воздавая добром за добро,

Ты дарил нам небесные блики,

Так протяжно и скорбно курлыкал,

Что слезилось над срубом ведро.

И гордился, и кланялся нам,

Утолял сенокосную жажду,

Окликая крылатых сограждан,

Устремлялся к седым облакам.

Обручал женихов и невест,

Привечал балалайку с баяном...

Сшиблись русичи — белый с багряным, —

Содрогнулись деревни окрест.

Хлеб — и тот превратился в песок.

Голосили бездомные лайки.

И оплакал баян балалайку

У твоих окровавленных ног.

Кто украсит колосьями Русь?

Кто обмоет народные раны?

Поредели кормильцы Иваны,

В теремах не осталось Марусь.

В ясной памяти чуткой воды

Сколько их отражений хранится...

Задыхается небо в темнице,

И на солнце рассохлись лады.

Ненаглядный ты наш водолей,

Встрепенись над забытым колодцем —

Колокольная высь отзовётся

Перезвоном седых журавлей!

 

У СОЛДАТСКОЙ МОГИЛЫ

Налилась берёза силой —

Белая вдова.

Над солдатскою могилой

Шелестит трава.

 

Слышу жаворонка пенье,

Говорок ручья.

Вечность, я — твоё мгновенье,

Искорка твоя.

 

В этом кратком промежутке,

Что дано прожить,

Я хотел бы к незабудке

Голову склонить.

 

Я хотел склонить бы к милой

Голову свою,

А склоняю над могилой

Павшего в бою.

 

Братья, землю берегите,

Свет родных небес…

Здесь вы травы не косите,

Не рубите лес.

 

Сок берёзовый не пейте —

Слёзы матерей.

И по ветру не развейте

Памяти своей.

 

САМОЕДЫ

На бугре поруганная церковь.

Хлам. Погадки. Ангелы без крыл.

Злобный век нам судьбы исковеркал,

Ясный ум антихрист замутил.

По ночам с разбитой колокольни

Странный звон разносится вокруг...

Отсекли родительские корни –

Вот и счастье выпало из рук.

Мытари. Пропойцы. Самоеды.

Проливая собственную кровь,

Мы чужие празднуем победы,

Мы чужую пестуем любовь.

Грозные потомки Коловрата,

Гордые российские орлы,

Присягнули кривде супостата,

Родину обули в кандалы.

Нам вскружили головы химеры,

Получили должное взамен.

Без креста, без голоса, без веры

Падший не поднимется с колен.

От грехов отмоемся не скоро...

Плачет о распятом звонаре

Колокол державного позора —

Брошенная церковь на бугре.

 

НА БАЙКАЛЬСКИХ СОРАХ

Стрекочет пернатый июнь.

С ондатровой хатки

Лениво поднявшийся лунь

Наводит порядки.

Крылами взмахнёт и замрёт

Над пропастью мира.

Трепещут обрывки тенёт

На стеблях аира.

Туманный от горестных дум,

У паводи синей

Мерещится поп Аввакум —

Страдалец России.

Сбылось, что предсказывал он,

Мятежный раскольник.

Мерещится в мареве звон

Пустых колоколен.

Посолье. Без маковки храм.

И берег безлесый.

Страну по рукам и ногам

Опутали бесы.

Лишь вольный катается лунь

По горкам воздушным.

Стрекочет пернатый июнь,

От испари душно.

 

* * *

Над заброшенным просёлком

Всплески голубей.

Отчий край, бурьяном колким

По лицу не бей.

Заросли поля оглоблей,

Горем заросли…

Кто-то хитрый и недобрый

Хохотнул вдали.

 

ПОДПОЛЬЩИКИ

Растлители солнечных рас,

Верней, мировые «страдальцы»,

Из пепла поднявшихся нас

Опять обвели вокруг пальца.

Бегут из горящей страны,

Бегут, чтобы снова вернуться:

Они безнадежно больны

Бубонной чумой революций.

Гуманность беспомощна тут,

Их вылечишь этим едва ли…

Им нужен физический труд,

Прописка на лесоповале!

 

НЕЛЮДЬ

Справедливость? Равенство? Свобода?

Произвол — куда ни поглядишь!

С облучка хвостатый воевода

Тычет окровавленный кукиш:

— Нате, дорогие, россияне,

Заморите, что ли, червячка…

С пьяни сами посадили в сани –

И никак не сбросишь с облучка.

 

«ДЕМОКРАТ!»

                            Мировой пожар раздует,

                            Всех разденет и разует…

Лишил детей народной речи,

Лишил крестьян полей родных —

Ведь без земли, конечно, легче

Держать в зависимости их.

Интеллигенцию, рабочих

На цепь к корыту приковал

И заливается хохочет:

— Даёшь Интернационал!

 

СТАРЫЙ БОЛЬШЕВИК

Не доспав, утром рано

Выполз дед на крыльцо.

Сыплет лозунги рьяно

Репродуктор в лицо:

— Мы одержим победу...

Счастье брызнет ключом...

Даже хворому деду

Стало всё нипочём.

Передёрнуло зябко,

Со ступеньки орёт:

— Поднимайся-ка, бабка,

В бой «Гренада» зовёт!

Хоть и статью невидкий,

Есть что вспомнить ему:

Бил сельчан под микитки,

Рушил девок во тьму.

Без идейной работки

Ненароком помрёшь,

Клёкот рвётся из глотки:

— Перестройку даёшь!

Хлипкий, кости да кожа,

Но ухватист и лют.

— Бабка, радуйся, дожил

До счастливых минут!

Топну — мир содрогнётся,

Всех возьму в оборот...

От восторга трясётся,

Скособенило рот.

Гегемон революций.

Большевик. Пустобай.

Руки-ноги не гнутся,

А врагов – подавай.

Сдвинув шапку на ухо,

Он разбойно глядит.

Вышла с дрыном старуха:

— Зам-м-молчи, паразит!..

 

ОСЕНЬ 1993 ГОДА

От пятнадцати зим

И за семьдесят два —

Опрокинулись в дым,

Полегли, как трава.

Не осталось в живых,

Кто Россию любил:

Лики, лики святых

У подножий могил…

Всех мы предали, всех,

Чтоб себя уберечь!

На побоище — смех,

Чужеземная речь.

Чёрный ветер Москвы —

И позор наш, и стыд…

Слёзы русской вдовы

Прожигают гранит.

 

НА РАЗВАЛИНАХ

Здесь была когда-то школа,

К ней тропа вела —

Тень великого раскола

Поперёк легла.

 

Вот и детство изручьилось,

Сентябри черны.

Сколько здесь не доучилось

Гениев страны!

 

Что-то есть в ней от погоста…

Книжки топчет скот.

Лес, оставшись без подроста,

Долго не живёт.

 

И боярышник — игольчат,

Красен и высок…

Брякнул мерин в колокольчик,

Будто на урок.

 

СЕЛЬСКИЙ ВЕЧЕР

Курносые дети полей

Катают зарю на салазках,

Играют в солдат и царей

И верят в красивые сказки.

А нелюдь за их уже счёт

Шампанское пьёт на Канарах…

Но будущий Сталин растёт

И скоро напомнит о нарах!

 

НАРОД

Праздновал сдуру победу…

Врезался в глотку хомут.

Вот мироеды наедут —

Стойла и те отберут.

Выкровят стынь до окраин,

Голого швырнут под лёд…

Встань с четверенек, хозяин,

Если ещё ты народ!

 

ОЛЬХА

По хрупким веткам лунный свет

В полынник медленно струится...

Живые радостные лица

Горюнье снятся много лет.

 

Как будто с думой о стране,

О вымирающем народе,

Стоит она при огороде

Седой крестьянкой в тишине.

 

КРЕСТЬЯНИН

По ночам снится рожь.

В поле выйдешь — пусто.

И ладони сожмёшь

В кулаки до хруста.

У реки — без воды.

У межи — без хлеба.

Скрип сухой лебеды

И с овчинку небо.

Не моё, не твоё,

Наше и не наше.

Продувное житьё.

Заварили кашу:

Новый ум — старый квас,

Сто долгов на брата…

Позапродали нас

В рабство горлохваты.

По низам пол метут,

По верхам гнездятся.

Кто хозяева тут —

Время разобраться!

День гремучий суля,

Свищет божья птаха…

Побурела земля,

Что от крови плаха.

 

СЛАВЯНЕ

Здоровье да воля,

Да мирное небо,

Родник да краюха

Насущного хлеба,

Весёлые зорьки

Да ярые вьюги,

Надёжная крыша

И верность подруги,

Чтоб в доме росли

Работящие дети —

Иного нам счастья

Не надо на свете!

 

С ПРОМЫСЛА

У костра сижу один.

Ест огонь сухие ветки.

В скорбном образе лесин

За спиной толпятся предки.

Будто в чём-то дорогом

Их жестоко обманули...

Зверь тревожит бурелом,

Нарывается на пули.

На ночлегах снятся сны

О далёком тёплом доме.

Из таёжной глубины

Виден мир как на ладони.

Сколько тайн в гольцах постиг —

И представить невозможно!

Что за огненный старик

Из костра поднялся грозно?

Пепел сдул с могучих плеч,

Мудро бороду огладил,

На меня свирепо глядя,

Произнёс такую речь:

«Отчего, мой славянин,

Буйну голову повесил,

Не поёшь сердешных песен,

У костра сидишь один?

 

Знаю, знаю... на Руси

Змей Горыныч поселился,

Русской кровушкой упился,

Хоть чертей на нём паси.

Шестиглавый подлый змей!

Расплодил на вольных кручах

Он змеёнышей ползучих —

Тварей в облике людей.

Подавай им жрать да пить,

Скоморохов и услады.

Расползлись по свету гады,

Даже некуда ступить.

Человечий мозг сосут,

В городах разводят скверну.

И шипят, и жалят стервы,

И друг с дружкою живут.

Чем сидеть в лесу молчком

И стеречь ночные звуки,

Взял бы меч булатный в руки,

Отстоял родимый дом.

Собирай на битву рать!

Слышь, бубнит призывно птица...».

 

Только стоит задремать,

Русь во всей красе приснится.

Филин ухает в пади.

Дым ползёт по бурелому.

И мерцает впереди

Огонёк родного дома.

 

СИНИЕ ДНИ

Солнечный волок — дальние дали.

Струйчатый свет!

Здесь мы ходили, стёжки топтали,

Вили свой след.

Пили горстями поздние грозы —

Эхо рассох,

А голубицы сладкие слёзы

Падали в мох.

 

Синие звоны, синие блики

Застили взор,

И раздавались вещие вскрики

С дрёмных озёр.

Нам ворожила счастье гагара —

Вышел обман,

Выпала доля, выпала кара —

Афганистан.

 

Дальние дали — ягодный морок.

Синие дни!

Солнечный волок, солнечный волок,

Радость верни!

Милому с милой век бы любиться:

Канул мой друг,

Лишь поминальный плач голубицы

Слышен вокруг.

 

СОЛДАТ

Растоплю под ясным небом

Летний наш камин

И схожу за свежим хлебом

В дальний магазин.

Жаворонушки над нами

Прозвонили высь.

Отдохни, родная мама,

Мама, улыбнись.

 

Из Чечни твой сын вернулся,

Как старик, седой.

Мама, мама, не волнуйся,

Видишь, я — живой!

По дорогам шёл военным,

Не дремал в штабах,

Я твоим благословеньем

Был храним в боях.

 

Помню я друзей походных,

Тех, кого уж нет,

Им бы стукнуло сегодня

Всем по двадцать лет.

Самозванцы предавали,

Обирали нас

И посмертные медали

Слали на Кавказ.

 

Неделимая держава,

Молний круговерть:

Смерть — налево, смерть — направо,

Посередке — смерть.

Мама, мама, не волнуйся,

Видишь, я — живой!

Из Чечни твой сын вернулся,

Как старик, седой.

 

СЛАВЯНКА

Божий лик на стене

Опечален и строг.

И горит на окне

По ночам огонёк.

А давно ли, давно

В луговую росу

Растворяла окно,

Расплетала косу?

Сокол тайно влетал,

Озарял тихий дом

И до зорьки дремал

На оплечье твоём.

Он в далёкой Чечне

Пулей сбит на лету…

Огонёк на окне

Все течёт в темноту.

 

РАСКОЛ

Словно чёрная борзая тройка,

Не давая опомниться нам,

Пронеслась по стране перестройка,

До небес подняла тарарам.

Кто зашёлся от криков победных,

Кто зловеще притих до поры…

Не помирят богатых и бедных

Никакие цари и пиры!

 

РОДНАЯ ЗЕМЛЯ

В седом подмареннике берег.

Заречные тропы круты.

Я посохом жизни измерил

Угрюмые эти хребты.

Гружённые хлебушком нарты

К далёким зимовьям тянул,

Гонялся за призрачным фартом —

Горел, замерзал и тонул.

Блуждая под небом огромным,

По звёздам всегда выходил

К полям — терпеливым и скромным,

Где корни мой пращур пустил.

А Лена шугою хрустела,

Из рук вышибала весло…

Зовут в путь-дорожку метели,

Крылами шуршат о стекло.

Зовут на отцовскую землю,

Где ходит винтом снеговей…

И, голосу памяти внемля,

Я рвусь всеми силами к ней!

 

* * *

Когда уйдёт последний русский,

Восторжествует эра зла,

Треща по швам от перегрузки,

Извергнет молнии Земля.

 

Сойдёт с накатанной орбиты

И полетит в тартарары…

Остывший прах Земли убитой

Поглотят мёртвые миры.

 

 

ОБ АВТОРЕ:

Анатолий Константинович Горбунов родился в 1942 г. в приленской деревне Мутино Киренского района Иркутской области. В юности пастушил, пилил лес, плавал на пароходе кочегаром, несколько лет проработал в авиации. Стихи и прозу печатал в сибирских и московских журналах, в коллективных сборниках. Автор книг: Чудница: стихи (М., 1975); Осенцы: стихи (Иркутск, 1980); Тайга и люди: очерки, рассказы (Иркутск, 1982); Звонница: стихи (Иркутск, 1985); Перекаты: стихи (Иркутск, 1988); Журчинки: стихи для детей (Иркутск, 2000); Речная сторона: стихи (Иркутск, 2004).

Лауреат Всесоюзного литературного конкурса им. Н.Островского; сибирского конкурса им. Х.К. Андерсена; награждён медалью Министерства Российской Федерации за вклад в русскую культуру. Член Союза писателей России.

Жил в городе Иркутске.

Скончался 29 ноября 2016 г.

 

Комментарии

Комментарий #7545 30.12.2017 в 14:51

Мир праху, но жив в стихе...

Комментарий #7456 19.12.2017 в 08:06

Грандиозное последнее стихотворение. Годится на эпиграф к любой полемической русской публицистике. Как предостережение.