ТРИБУНА МОЛОДЫХ / Эдуард ПОПОВ. БЕЛЫЙ, КРЫС И ХОЗЯЙКА. Рассказы
Эдуард ПОПОВ

Эдуард ПОПОВ. БЕЛЫЙ, КРЫС И ХОЗЯЙКА. Рассказы

26.04.2018
249
2

 

Эдуард ПОПОВ

БЕЛЫЙ, КРЫС И ХОЗЯЙКА

Рассказы

 

ПРАВОСЛАВНЫЙ КОТ

 

Белый харчевался у киоска. Я постучал в дверь.

- Шо вы хотели? – вынырнула круглая продавщица в синем фартуке с волнистыми краями.

- Это ваш котенок?

- Та не, он приблудился.

Мимо проносились люди, как тополиный пух на ветру. Тепло светило солнце и жужжали пацаны на мопедах. Я понес истощенную животинку домой.

Вымахала она в шикарного длинношерстного кота. Хвост и макушка у него были серыми, всё остальное – белым. Мы его и назвали в честь цвета.

 

Интеллигент

Наблюдая за котом, я понял, что у зверей бывают разные характеры. Белый был интеллигентом. Он ел последним. Когда все налетали на жрачку, Белый степенно сидел в стороне. Он был выше невоспитанной грызни за еду. Он бы и помер, не стал бы драться за последнюю жменю «Китикета».

От него исходило достоинство, будто его душу по ошибке упаковали в тело кота, хотя он должен был родиться английским лордом.

 

Джиу-кошицу

Белый владел особым боевым искусством и применял его в играх. Когда противник лежал на боку, нагло помахивая хвостом, Белый передней частью тела нависал над ним, а задними лапами по-пластунски обходил со стороны. Корпус оставался неподвижен. Растянувшись на сколько мог, котяра набрасывался на соперника под неожиданным углом. Спарринг-партнер охреневал и сдавался.

Папа смастерил пирамидку для когтеточения. На её вершине был один квадратный сантиметр места. Белый умудрялся стоять там четырьмя лапами. Он запрыгивал на пирамидку во время игры и выглядел смешно.

Вспомните, как на физкультуре вы тянули руки к носочкам. Поместите себя в этой позе на пирамиду Хеопса. Вылетите из тела и посмотрите со стороны. Вуаля! Выглядите точь-в-точь как мой кот.

Это называется джиу-кошицу. Подобное тренируют мужики в Шаолине.

 

Друг, враг и жена

Белый часто играл с соседским котом Кузей, когда оба были маленькими. Потом они поделили территорию и стали врагами. Кузя посягал на наш двор, а Белый его прогонял.

Жену звали Белка. Она была короткошерстная, белая с серыми пятнами. Ей не повезло жить у нашей соседки бабы Поли. Вместо еды кошку кормили тумаками. Что такое ласка, она вообще не знала. Белка понравилась нашему коту, и их отношения долго и запутанно развивались.

Однажды я вернулся на велосипеде домой и увидел, как Белый вместе с другим нашим котом Серым по очереди насилуют Белку, передавая ее друг другу. Она порывалась убежать, но ее ловили.

«Как-то дико это в природе устроено», – думал я и завозил велик в гараж.

Потом уставился на небо, пытаясь понять, почему для рождения новой жизни нужен такой жестокий и некрасивый процесс.

Спустя несколько лет Белка переселилась к нам рейдерским захватом. Она пару дней просидела за бидоном на кухне, выходя ночью поесть. Мама обнаружила ее, когда убиралась.

Дальше я нарушу нон-фикшн, который тут развел, и опишу вымышленную ситуацию. У меня есть соображения о том, как коты провернули план захвата нашей хаты.

 

Так могло быть

Вечером Белый проснулся. Сон был прерывистый и тревожный. Снилось, что этот подонок Кузя снова метит забор, за который Белый воюет вторую неделю. Распри утомили кота.

- Пиу, пиу!

Младший хозяин Эдик убивал кого-то из лазерного оружия в компьютере.

«Пропадает парень», – сочувственно подумал кот.

Спрыгнул со стула и побежал к двери, стряхивая остатки сна. Те валились на пол, словно дохлые блохи.

Старший хозяин выпустил Белого на улицу.

- Спасибо, Руслан! Погладь меня ночью, – мяукнул кот, выпрыгнув за порог.

Летний ветерок приятно распушил шерсть. Шуршали зеленые деревья. Вдоль дорожки валялась свежескошенная трава. Белого передернуло – он ненавидел жужжащую электрокосилку.

Душок на заборе был свой. От сердца отлегло, но расслабляться нельзя.

«Враг не пройдет», – подумал кот и полил ограду еще раз. Для верности.

Белка сидела на лавке у калитки бабы Поли. У нее было молчаливое, безмятежное настроение.

- Добровечер, – бодро промурчал Белый, запрыгивая к подруге.

Потерлись мордами.

- Ты ела?

- Нет, – ответила кошка.

- Меня это, б**дь, достало, – выпалил Белый, и хвост его нервно заелозил.

- Не матюкайся.

Кот отвел глаза и вдруг резко посмотрел на Белку.

- Зачем ты это терпишь? Я видел, как она тебя била сегодня днем.

- А шо делать? У каждого своя судьба, Белый. Может, я в прошлой жизни собакой была и кота загрызла. И теперь расплачиваюсь.

- Глупости, Белочка. Кошачий бог не так всё устраивает. Он помогает тем, кто хочет что-то изменить. Не было у тебя никакой прошлой жизни. Ты сейчас живешь. И это важно... Надо от нее уходить.

- Куда я уйду? – хмыкнула кошка.

- Ко мне уйдешь.

Летом мы часто оставляли входную дверь открытой. Животные проскользнули на кухню. Белый показал подруге, где прятаться.

- На ночь я буду выпрашивать еду, а сам есть не буду. Когда все улягутся, выходи из схрона и ешь, – шепотом проинструктировал кот.

Когда мы спали, Белый приходил к Белке и беседовал с ней ночь напролет. Они прижимались друг к другу и подолгу сидели на столе, считая за окном звезды.

Хотя сидеть на столе нельзя.

 

Ещё немножко

Белка пережила своего мужа. Мы полюбили ее за то, как смело она к нам переехала. Она родила котят, и одного мы оставили.

Белый постарел и стал проигрывать Кузе в сражениях.

Однажды он спрятался от вражины под машиной. Я прогнал соседского кота и двинулся взять на руки своего. Белый бросил на меня быстрый взгляд и убежал. Ему не нужна была моя поддержка.

Через несколько дней он ушел гулять и не вернулся.

Спустя месяц ко мне подошла мама:

- Тетя Таня нашла Белого.

Я реактивным самолетом побежал к Кузиной хозяйке. Она стояла в домашних шмотках, испачканных в пыли. Мы переговаривались через забор.

- Я разгребала завалы на чердаке, и там нашла вашего кота. Вынесу его с остальным мусором, в общем, – сказала тетя Таня.

Она часто ездила в Москву и потому растягивала звуки.

- Нет, – запротестовал я. – Отдайте его мне!

Внутри я дрожал, как трансформаторная будка.

- Зачем он вам нужен? Там от него ничё не осталось. Он разложился уже.

- Всё равно отдайте. Я его похороню.

- Не валяй дурака, – улыбнулась собеседница. – Он там с пакетом сросся, я его вкинула уже в кучу, шоб везти.

Напряжение внутри перевалило за 220 вольт, проводка не выдержала, и я загорелся.

- У меня православный кот, и он должен быть похоронен по христианскому обычаю, – твердо выпалил я.

Соседка не была шибко верующая, да и я тоже, но аргумент возымел действие. Тетя Таня опустила голову.

- Ладно, щас.

Она вынесла черный пакет, на котором умер мой кот. От него остались только шерсть и кости.

Я закопал его в дальнем углу огорода возле кустов малины. Воткнул лопату в землю, посмотрел на свежий бугорок и сказал:

- А всё-таки круто, Белый, что ты пошел умирать к своему врагу. Последний бой ты выиграл.

На могилу кота пришел его сын и долго сидел, будто знал, кто здесь покоится.

 

 

ХОЗЯЙКА

(маленький рассказ о большой собаке)

 

Когда моя собака умирала, я пообещал ей, что закончу повесть, которую о ней писал. Повесть я бросил. Шагая по пешеходному мосту над железной дорогой, я думал, что в следующий раз, прежде чем начать писать, нужно будет придумать сюжет.

Теперь я вырос и больше не ношу в рюкзаке учебники. Я сменил два города и живу не в уютном частном доме моих родителей, а в съемной комнате в заднице Москвы.

Спустя кучу лет я решил вспомнить куски из жизни моей собаки. Я хочу, чтобы вы знали, что такое животное было. Что она жила, общалась с людьми, творила странные вещи и ничего не боялась. Что она была кучерявая, как еврейский правоверный, и большая, как Валуев и Кличко.

Куски подчас грустные, поэтому если вы хотите веселого настроения, не читайте это. Сходите в парк.

 

Кусок 1. Эрдель

Родители приманили её с рынка за сосиски. Она работала бездомной псиной у мясного магазина. Выглядела соответствующе: заросшая, взлохмаченная, грязная и вонючая. Таким жизнь даёт больше.

Ей предложили охранять дом и предоставили хороший социальный пакет: крыша над головой, питание, регулярный уход и няшканья.

Она была из породы эрдельтерьеров. Эти собаки не линяют. Шерсть на них нарастает черно-рыжими вихрами, пока не состригут. Хвост нашей охраннице купировали предыдущие хозяева. Когда она радовалась, обрубочек за ее спиной беспомощно и смешно мотылялся.

У неё были мудрые глаза и вежливый вид. Она вела себя спокойно, пока в поле зрения не попадались чужие люди и коты. Вискасоедов она гнала до забора, а на людей лаяла, пока не дадут по морде и не скажут: «Фу, это свои!».

Мама с папой по дороге домой придумали ей кличку Хозяйка. Мне объяснили так:

- Если придут воры, они станут у калитки и будут звать хозяйку, чтобы проверить, есть кто дома или нет. И тут бац! А им навстречу выбегает не женщина, а разъяренная псина.

Я смеялся. Классное имя для собаки.

 

Кусок 2. Раскопки

Хозяйка была нашей первой собакой в новом доме. До нас в нем жили цыгане. Они оставили дом в ужасном состоянии. Поначалу мы ходили в туалет на улицу, мылись в тазике, а по двору были разбросаны горы мусора. Родители потихоньку делали ремонт, а меня на это время отправляли жить к бабушке.

Папа сколотил Хозяйке будку и посадил ее на цепь. Собака служила исправно: радостно встречала меня со школы, крыла лаем гостей, перекрикивалась с братвой из соседних дворов.

В какой-то момент у нее проявилась страсть к археологии. Она забиралась на бугор за погребом и копала землю. Постепенно она вырыла много-много всякого металлического барахла: лопатки, велосипедные рули, детали турбинных двигателей, запчасти от НЛО. Словом, кучу непонятной дряни, которую здесь накидали предыдущие жильцы.

Папа сгреб найденные артефакты в сумку и куда-то унес. Через полчаса он вернулся с огромным пакетом добротных костей.

Хозяйка целый месяц с удовольствием лопала свежие останки убиенных коров; я восторгался нашей собакой, сумевшей заработать себе на вкусности; а железки валялись в ближайшей приемке металлолома.

И правильно. Нечего им делать у нас во дворе.

 

Кусок 3. Тобик

По-соседству с нами жила баба Поля. Морщинистая согбенная старуха, ненавидевшая животных. Жизнь сложила её буквой «Г», и она всегда опиралась на палочку.

Баба Поля любила детей. Завидев меня, она моментально расплывалась в улыбке, хотя секунду назад могла мутузить палкой своего Тобика.

Пёс у неё мотал срок на короткой цепи и получал похлебку раз в день. Он был очень злой. Круглые сутки Тобик лаял и рычал. Иногда он так кидался на людей, что начинал задыхаться. С пеной у рта Тобик крутился вокруг будки и красными глазами таращился на гостей и прохожих.

Если Тобик слишком терял самообладание, баба Поля выруливала из хаты и сыпала с порога проклятия вперемешку с матюками. Потом в собаку летело всё, что попадалось под руку. Забегавшей домой кошке доставалось палкой.

- Шоб ты сдох! – горланила баба Поля.

Папа называл Тобика психом. Пёс изредка становился адекватным, когда обрывал цепь и свободно носился по огороду. Но его быстро ловили, и получал он за это вдвойне, потому что топтал саженцы.

Спустя время мы переселили Хозяйку в дом, а гулять выпускали во двор.

Однажды я услышал жуткую грызню за домом. Я побежал туда и увидел, что наша собака набросилась на Тобика. Они сцепились в клубок, из которого мелькали оскаленные пасти.

- Хозяйка! – крикнул я, стараясь быть грозным и боясь подойти.

Соседский пёс вырвался и с визгом прыгнул в дыру в заборе. За ним проскользнул конец оборванной цепи.

Хозяйка возбужденно оглядывалась. Я осмотрел её: ранений не было.

Я с гордостью рассказывал об этом случае родителям. Приятно было, что наша собака победила в схватке с кобелём.

А Тобика я жалел. У него была непростая жизнь.

 

Кусок 4. Ритуал

Хозяйка сжирала кастрюлю каши с мясом в день. Каждый вечер у нас на плите варилась собачья посудина. Я ездил на велосипеде в магазин «Сюрприз».

- Кашу для собаки, – говорил я, поглядывая на сникерсы.

Продавщица молча выдавала мне упаковку дешёвой пшеничной крупы.

Хозяйка ела по особому ритуалу. Она опускала морду в кастрюлю и начинала дичайше чавкать, хрюкать и сопеть. Через минуту она отходила от миски, облизывая испачканную пасть, и делала несколько кругов по комнате. Я до сих пор не понимаю зачем.

Потом она снова ела и снова кружилась, снова ела и снова кружилась. И так до тех пор, пока, довольная, не пойдёт спать.

Перед сном она тоже вертелась. Медленно и сосредоточенно.

- Уляжься уже! – говорила мама, если это продолжалось долго.

Я думал, у меня не собака, а какая-то планетная система. Может, к каждому псу неизвестными квантовыми коридорами привязана своя галактика. И когда собака умирает, далеко-далеко, in a galaxy far away, перестают кружиться планеты. Так Бог убирает старые миры и создаёт новые.

 

Кусок 5. Аборт

У моих родителей были друзья. Я не помню их имён. Они жили в квартире в хорошем районе и казались мне зажиточными. У них не было детей, зато был ротвейлер по кличке Кейт.

Выглядел он так, будто в прошлой жизни только убивал и грабил. Огромная тупорылая псина с крокодильим взглядом.

Однажды хозяева Кейта уехали, а питомца оставили на месяц нам. Меня этот уголовник ни во что не ставил. Он не выполнял мои команды и не реагировал на моё присутствие. Я его боялся.

Ротвейлер подчинялся только моей маме. Она могла ему и по морде зарядить, не опасаясь, что тот набросится. Пёс спокойно выполнял всё, что она скажет.

Хорошим девочкам нравятся плохие парни. Хозяйке понравился Кейт. Кейту нравились все.

Как это происходит у собак, вы знаете. Хозяйка забеременела, а отец будущих щенков умотал к себе на квартиру.

Мама принесла таблетки и скормила их Хозяйке. Она объяснила, что детёныши теперь не родятся. Я с сожалением спросил почему.

- Почему мы не можем оставить щенков?

- Потому что их будет тяжело пристроить. К тому же, они будут не породистые, а не пойми шо.

Дни летели, а живот у Хозяйки продолжал расти. В одно прекрасное утро собака ощенилась.

Малышей было четыре. Они различались тонами, а на некоторых уже кучерявилась шерсть. Мы сразу поняли, кто из них – в маму, а кто – в отца.

Щенки родились немощными. Хозяйка заботливо их вылизывала, но они не могли ползать и есть. Только переворачивались, когда собака подталкивала их носом, и пищали.

Моя мама кормила их коровьим молоком из пипетки. Она нервно приказывала мне носить горячую воду в бутылках. Мы клали щенков между баклажками в надежде их согреть. Мы надеялись, что они выживут.

- Они не должны были родиться, – говорила мама, и голос её дрожал.

Она перекладывала щенков трясущимися руками. Я одну за одной носил бутылки, пока детёныши друг за другом не перестали дышать.

Я убежал на огород и ныл за погребом, который построил мой отец. Рыдал как девчонка, и было непонятно, почему мужики не плачут. Было неясно, почему не плачет мой папа.

Вверху кучковались облака, и из синих окошек на небе выглядывало солнце. В помидорах затаились сверчки, а по моей ноге ползла божья коровка. Было обидно и непонятно, почему в этот дружелюбный погожий день я живу, а щенки – нет.

 

Кусок 6. Стрижка

На зиму Хозяйка жутко зарастала шерстью и становилась похожа на питомца снежного человека. Весной мама начинала её стричь. Она садилась на ступенечку у входа в дом, в правую руку брала ножницы, левой – прижимала собаку к земле. Хозяйке приходилось терпеть не меньше часа.

Иногда мама задевала кожу. Собака взвизгивала и дергалась. Мама сочувственно кривила лицо и резко втягивала воздух сквозь сжатые зубы, но руками крепко держала животное.

- Лежать, – приказывала мама, переходя на лапу.

После этого Хозяйка бегала, как дурная, по двору, высунув по ветру язык. Она наслаждалась наступившей легкостью и красовалась перед соседским цепным псом Лордиком. Этот жил с другой стороны от Тобика и был тоже очень лохмат.

Хозяйка выглядела смешно, как остриженная овца. Было нелегко привыкнуть к её новому образу. Но ей очень шло. И без всякого буржуйского груминга.

 

Кусок 7. Чумка

Внезапно Хозяйка заболела чумкой. Вирус косит собак быстро и жестоко. Она размякла, перестала есть, нос её пересох.

Мама достала с полки справочник по болезням собак. На чёрно-белой обложке был нарисован длинношерстный пёс с серьезным выражением морды. Он смотрел бесстрашно и достойно, а над его ухом спасительно повис медицинский крест.

Мама начала лечить Хозяйку ещё до приезда врача. В Лозовой было два ветеринара на весь город. Через несколько дней один приехал. Невысокий кругленький мужичок в красном свитере.

Он посмотрел на собаку. Она лежала на тряпке, напоенная водкой, напичканная таблетками и дырявая от уколов.

- Она не выживет, – брякнул врач и махнул рукой. – Даже не тратьтесь.

Мама настояла, что мы будем лечить Хозяйку. Ветеринар оставил рецепт и уехал.

- А ведь я её так и лечила, – гордо сказала нам с папой мама, помахивая бумажкой со списком медикаментов.

Хозяйка ушла в вынужденный запой. Приходя со школы, я переступал через пьяную собаку на пороге. Она поднимала голову, лениво бросала мутный взгляд и засыпала. Когда она пыталась ходить, её опасно заносило, как отклонившийся от курса космический корабль.

По вечерам я с закрытыми глазами держал Хозяйку, пока мама делала ей уколы. Было больно смотреть, как игла входит в кожу. Казалось, вместе с собакой дырявят и меня.

Спустя время Хозяйка пошла на поправку. Мы выдохнули, будто успешно завершили невыполнимую миссию.

- Вычухалась, – сказала мама, когда собака бодро чавкала, нырнув мордой в миску.

И правда, вычухалась! Всем смертям и ветеринарам назло.

 

Кусок 8. Петух

Хозяйка удавила петуха. Я здесь решил нарушить композицию и сразу брякнуть, в чём соль.

Мы с мамой пришли с рынка и обнаружили трупик на дорожке, ведущей к дому. Вокруг, как ни в чём не бывало, ходили грязные жены погибшего с вычесанными наголо от любви спинами.

Мама бросила сумки, схватила петуха за шею и смачно избила трупом Хозяйку. Охреневшая собака мгновенно просекла, в чём виновата.

Больше Хозяйка кур не трогала. Она отводила от них глаза и держалась в стороне.

Вот такие загробные петушиные бои.

 

Кусок 9. Маша

А соседской девочке Маше Хозяйка порвала юбку, когда та прыгала через забор.

 

Кусок 10. Айк

Фигово, когда твоя собака стареет. Она много спит и быстро устает бегать за мячиком. Когда она встречает тебя, хвост ее крутится не как пропеллер Карлсона, а как унылые дворники на лобовом стекле авто. Она всё еще любит тебя, но ты знаешь, что какой-то мудак, который придумал смерть, медленно и планомерно забирает твое животное.

Я ненавижу смерть. Я хотел приказать Хозяйке не умирать, но мы не научили ее такой команде. На ее морде появились седые волоски, а глаза помутнели.

Однажды утром во дворах девятиэтажек я увидел мужика с кобелём той же породы, что и Хозяйка. Меня прошибло мыслью, что было бы здорово, если бы моя собака оставила нам щенка.

- Его зовут Айк, – объяснял я родителям, – он наполовину эрдель, наполовину – не помню шо. Но он крутой. Ему два года. Мужчина в самом расцвете сил. Хозяйке понравится.

Получив одобрение своей затеи, я посадил собаку на поводок и повел её на свидание в парк «Дружба». Пока животные занимались любовью, мы с хозяином Айка общались.

- У них там косточка поворачивается, и они вот так застряют, – говорил мой собеседник, показывая на слепившихся задами собак.

Айк пытался освободиться и скулил. Хозяйка стояла, высунув язык, – ей нравилось.

Мужик подошел к брачующимся и начал что-то нажимать между задних лап у кобеля.

Я брезгливо скривился.

Через несколько секунд собаки расцепились.

- Это приносит им страдания, – сказал хозяин Айка. Он каждый раз спасал животных, если они надолго склеивались.

Хозяин Айка был похож на свою собаку: высокий, сухой и подтянутый. По его лицу почти не бегали эмоции.

Мы встречались несколько раз. В заброшенном парке по утрам никого не было.

После любви Айк гасал между деревьями, как придурочный, а хозяйка отдыхала в пруду. Она заходила в вонючую воду, оставляя на поверхности островок спины и голову. Она стояла неподвижно, пока я её не позову обратно.

- Хозяйка, выходи, нам пора, – говорил я, и из маленького грязного окраинного пруда появлялась мокрая и прекрасная собачья Афродита.

В те дни у Хозяйки было столько любви, сколько не снилось самым отъявленным нимфоманкам. Я смотрел на живот собаки, ожидая, что он начнет расти. Но он оставался как есть. Свидания ни к чему не привели.

Мама сказала, что Хозяйка не забеременела, потому что стара. Я думаю, причиной могли быть те таблетки, которыми убивают щенков. Мы не научили собаку команде не умирать. Мы поступили хуже. Мы разучили её делать маленьких чувачков, в которых она могла бы продолжаться.

 

Кусок 11. Повесть

Хозяйка умирала у меня на глазах от старости. Я был рядом, когда она в последний раз выдохнула. Это происходило днем во дворе. Я пришел со школы, родители были на работе.

Собака лежала на тротуарной плитке. Я упал на коленки, обнимал её и плакал.

Мне подумалось, что она не умрет, если я напишу о ней.

В моей брошенной детской повести она изображалась мудрой и доброй. Она помогала освоиться дома котёнку, которого я принёс с улицы. Она следила за тем, чтобы животные жили справедливо, чтобы никто никого не обижал. Она защищала слабых, а сильные её уважали.

Главный герой, котенок Белый, действительно у нас жил, а Хозяйка действительно ему помогала. В этой повести всё было правдиво. В ней животные разговаривали.

Я приехал домой 3 мая 2017 года. Перерыл всё, но тетрадочку с повестью не нашёл. Рукописи не горят, они теряются.

Я нарушил обещание. Моих сил хватило только на маленький рассказ. Может быть, когда вы его прочтёте, в собачьем раю, где есть парк «Дружба» и пруд, вильнет купированным хвостом один эрдельтерьер.

Эрдельтерьер, которого я люблю.

 

 

КРЫС-МЫШЕГРЫЗ

 

Солнце валилось к закату, и стрекотали жучки в траве. На забор из покоцанных досок запрыгнул чёрно-белый кот и задержался на его вершине. Ветер красиво распушивал шерсть и неприятно сушил нос. Кот поморщился и спрыгнул.

Подбежал к окну ветхой приземистой хатки. Ставни на ней облазили, как лишайный бродяга. Кот присел, прицеливаясь, потоптался на месте и сиганул в форточку. В оконном проёме замер, навострив уши. Чисто.

"Clear", – сказал бы вислоухий британец.

Кот спрыгнул на пол и тут же отпрянул: в сантиметре от лапы лежала мышеловка. Осмотрелся: телевизор с выпуклым экраном на тумбе, ковёр на стене, диван с ободранными быльцами.

Профессиональный слух поймал писк в углу комнаты под шкафом. Кот подкрался туда, опустил голову к полу и стал смотреть в проём. Жертва готовилась выйти.

За несколько минут сидения в одной позе мимо проносились десятки мыслей. И то, что корм утром был невкусный, и то, что забыл помыть место изгиба на задней лапе. Когда концентрировался на последней мысли, шерсть на том месте будто горела от грязи.

«Фу, как же хочется это смыть», – думал кот.

Ещё в мыслях мелькала изящная четырёхцветная кошка с милым пятнышком на носу. Она потягивалась, смешно поднимая задок и выпрямляя передние лапы. Широко растопыривала пальцы и выпускала когти. Ух!

Вдруг под шкафом что-то шевельнулось и постучало наружу. Кот мягко обогнул шифоньер и увидел, как из-под него вылезла мышь. Она настороженно подняла уши и пошевелила носом. Во мгновение мышь осознала, что происходит, но было поздно. Хищник бросился и клацнул зубами. Клыки больно вошли в живот.

Жертва забилась и зашевелила лапками. Её отпустили и схватили второй раз, чтобы убить наверняка.

Внезапно дверь открылась, и в комнату вошла женщина. Она вскрикнула и кинула в кота веник. Тот ловко увернулся и прыгнул в форточку.

Нёсся через траву и огороды, ломал саженцы и преодолевал заборы. Лапы впечатывались в рыхлую землю, и хвост дохлой мыши елозил по ней как фата невесты.

Кот прибежал во двор, где сидела кошка из его мыслей. Он положил рядом с ней мышь и сел напротив. Кошка посмотрела на него ласково-ласково, как посмотрела бы деревенская женщина на того, кто принёс ей красные черевички императрицы.

 

Теперь я вас обломаю и скажу, что всего этого не было. Но могло бы быть, если бы не один ужасный случай.

Однажды летом у нас на улице появился котёнок. Чёрно-белый, худенький, со сбившейся местами шёрсткой. Он целыми днями играл сам с собой на клумбе у соседей через дорогу.

Папа всегда возился со стройкой по дому. То забор делает, то плитку кладет, то заносит во двор песок, который выгрузили снаружи. Временами я ему помогал, но предпочитал убивать орков в компьютере. Папа никогда меня не заставлял. Хотел, чтобы я сам проявил желание.

Отец трудился за двором и за несколько дней подружился с котёнком. Соседи от него открестились, сказали, что животинку подбросили. Тогда папа принёс котёнка домой.

Папа назвал его Крыс-мышегрыз, потому что из-за голодной бездомной жизни он стал похож на крыску.

Котёнок быстро освоился. Больше всего он любил преследовать человеческие ноги и нападать на них. Мне представлялось, что он репетировал будущие погони за мышами. Я с удовольствием от него убегал: хотел, чтобы у нас жил опасный мышелов.

У нас в частном доме был тамбур. В него вела деревянная дверь, которой я привык хлопать. Родители сказали, чтобы я больше этого не делал, потому что Крыс-мышегрыз часто бегал в открытую дверь за людьми.

Через несколько дней, как котёнок поселился у нас, я спешил на улицу и по привычке толкнул за собой дверь. Боковым зрением я увидел, что Крыс-мышегрыз бросился вдогонку. Дверь хлопнула.

Котёнок, который секунду назад игриво нёсся за моими ногами, бился на линолеуме в конвульсиях. Маленькое тело дёргало из стороны в сторону и его корёжило. Широко открытые глаза выражали простое желание жить и ужас от того, что это невозможно. Мне кажется, так смотрит человек, который висит над пропастью, и из его рук ускользает верёвка, которую бросили, чтобы его спасти.

В панике я присел и пытался погладить котёнка, чтобы успокоить его. Мне казалось, всё можно исправить. В голове маленькой надеждой вертелись мысли о ветеринаре.

"Мы отвезём его в больницу, ему сделают укол, и он снова будет веселиться".

Нужно было действовать быстро, но я не умел водить, и у меня не было денег, чтобы вызвать такси. Я был слишком маленьким, поэтому посмотрел на отца, ожидая от него решений. Папа стоял ровно и грустно, по его глазам я понял, что котёнка не спасти.

Через полминуты Крыс-мышегрыз перестал двигаться. Мне стало ужасно от того, что я натворил. Я убежал на огород, обхватил коленки руками и ревел. Казалось, наш дом, черешня во дворе, жуки в траве – всё на меня смотрело с ненавистью. Как смотрят родственники убитого на убийцу.

Вскоре ко мне пришел отец. Увидев его, я сказал, захлебываясь в слезах:

- Прости, я не хотел.

- Перестань плакать, – сказал строго папа, – пойди похорони его.

Я не двигался. Чувство вины пригвоздило меня к земле.

- Похорони его, – повторил отец.

- Пап, я не хотел, – ныл я.

Тогда папа ушёл. Он взял лопату и закопал котёнка сам.

Со временем я понял, что папа хотел, чтобы я мужественно посмотрел в глаза тому, что натворил. Я же малодушно убежал и спрятался.

Меня не наказали. Возможно, если бы лишили компьютера на месяц, я бы чувствовал себя легче, как отмотавший срок преступник. Но я жил, как раньше, и понял, что худшее наказание – это жить, зная, что ты отобрал у кого-то жизнь.

Иногда я представляю, что есть бесчисленное количество параллельных вселенных, и в одной из них котёнок жив. Он стал лучшим мышеловом в частном секторе, но у нас мышей нет, поэтому он ловит их по чужим домам. У него есть кошка, с которой он пропадает по ночам, и скоро будут котята.

Это всё выдумки, но я бы очень хотел, чтобы какой-то учёный вдруг доказал, что это правда. В конце концов, мысль, говорят, – материальна. Надеюсь, и моя тоже.

Москва  Харьков

 

Комментарии

Комментарий #10006 06.05.2018 в 10:24

МАСТЕР!

Комментарий #9992 05.05.2018 в 04:35

Очень хорошо, я полюбил всё ваше зверьё. И мудрого папу тоже.