РЕЦЕНЗИЯ / Никита БРАГИН. 1917 – ВЗГЛЯД ИЗ ЛАТВИИ. О книге Яниса Урбановича «Как создавали Латвию. 1917»
Никита БРАГИН

Никита БРАГИН. 1917 – ВЗГЛЯД ИЗ ЛАТВИИ. О книге Яниса Урбановича «Как создавали Латвию. 1917»

 

Никита БРАГИН

1917 – ВЗГЛЯД ИЗ ЛАТВИИ

О книге Яниса Урбановича «Как создавали Латвию. 1917»

 

Совсем недавно обществом «Балтийский форум» опубликована новая книга известного латвийского политика, депутата Сейма Латвии и лидера социал-демократической партии «Согласие» Яниса Урбановича. Название книги – «Как создавали Латвию. 1917» – обращает на себя внимание русского читателя, в первую очередь потому, что отношение к событиям того года уже давно определяет не только политическую ориентацию, но даже само мировоззрение русских людей. Поэтому всякое подкрепленное документально свидетельство того года имеет высочайшую ценность. Кроме того, Латвия пограничное с Россией государство, значительную часть населения которого составляют этнические русские, и это также вызывает интерес русского читателя.

Книга Яниса Урбановича посвящена тому событию, которое автор считает центральным и определяющим в истории Латвии. Это состоявшийся 26-27 апреля 1917 года съезд латышей Латгалии («Первый Латгальский Конгресс»), который, по мнению Урбановича, «стал первым шагом к созданию независимой Латвии» и заложил фундамент «для дальнейшего строительства латвийской государственности».

Автор кратко и точно описывает тогдашнее состояние территорий, ставших впоследствии независимой Латвией – значительные земли на западе оккупированы Германией, фронт проходит недалеко от Риги, наибольшие предпосылки для национального развития наблюдаются в Латгалии, наиболее восточной части Латвии, входящей в состав Витебской губернии Российской империи. Уже в марте 1917 года на фоне революционной эйфории, охватившей все российское общество, начинают действовать сторонники национального самоопределения Латгалии, и при этом сразу формируются два противоположных взгляда на это самоопределение.

Первая точка зрения состояла в необходимости автономии латгальских уездов Витебской губернии и выделении их в отдельную губернию. Ее поддерживал и развивал офицер русской армии, писатель и публицист Францис Кемпс. Противоположная идея заключалась в объединении всех латвийских земель: Латгалии, Лифляндии и Курляндии в единую автономию в составе России, ее поддерживал католический священник Францис Трасунс. О независимости Латвии речь еще не шла.

Янис Урбанович уделяет немало внимания личностям Кемпса и Трасунса, описывает их жизнь, взгляды, рассказывает об их судьбе уже после 1917 года, в том числе и о трагических последних годах жизни Франциса Кемпса, сосланного в 40-х годах в Сибирь. Автором показана предопределенность событий съезда в Резекне, где верх одержали сторонники Франциса Трасунса, а также то, что объективно обе соперничавшие политические группы вели к одному – к независимой Латвии, пусть даже вначале и не было таких заявлений.

Особую ценность книге придает обширный документальный материал: фотокопии важнейших документов, в том числе резолюции Первого Латгальского Конгресса, письма Временному правительству от Латгальского временного земского совета, возглавляемого Францисом Трасунсом, многочисленные фотографии участников событий и различных мест, связанных с историей того года в Латвии. Интересны главы, в которых, как представляется, раскрывается личное отношение Яниса Урбановича к событиям столетней давности в Латвии. Это, например, глава о католической церкви в Латвии и стремлении латышей добиться создания единого Латышского епископства. Это также и места книги, где рассказано о достаточно бесплодной истории взаимоотношений лидеров латвийского национального движения с Временным правительством. Прежде всего, обращает на себя внимание некомпетентность Временного правительства по отношению к Латвии, более того, неспособность как-либо позитивно влиять на события, особенно проявившаяся в начале сентября 1917 года, когда немецкая армия провела успешное наступление на Ригу.

Внимания заслуживает также отношение Яниса Урбановича к событию, ставшему отправным пунктом всех потрясений 1917 года, а именно к отречению Николая II. Кратко, точно и последовательно рассмотрев факты, автор приходит к тому, «что невольно напрашивается вывод, что на самом деле в России произошел государственный переворот, которому пытались придать видимость законности». Собственно, произошел эпохальный перелом, который привел к распаду Российской империи. Как пишет Урбанович, «в борьбе законностей побеждает сильнейший». Легитимность образования независимой Латвии, таким образом, может рассматриваться лишь в контексте происходивших событий – незаконности государственного переворота в феврале 1917 года, некомпетентности и слабости Временного правительства, нарастающей агрессии со стороны Германии, наконец, утраты власти Временным правительством. В этих условиях Латвия могла сохраниться как этнокультурная общность, лишь став независимым государством. Аспекты же государственного строительства в Латвии столетней давности особо важны для Яниса Урбановича, современного политика, ищущего пути для Латвии нынешней. А для нас, русских, это особый урок того, как важно знание и понимание проблем национальных меньшинств в многонациональном государстве.

Остается добавить, что книга написана ясным литературным русским языком, легко читается, не засорена длиннотами и содержит все необходимое и достаточное для читателя, интересующегося как историей Латвии, так и историей 1917 года вообще.

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии