ПОЭЗИЯ / Вадим ТЕРЁХИН. НО ГЛАВНОЕ ЧТО-ТО ОСТАЛОСЬ… Стихи
Вадим ТЕРЁХИН

Вадим ТЕРЁХИН. НО ГЛАВНОЕ ЧТО-ТО ОСТАЛОСЬ… Стихи

 

Вадим ТЕРЁХИН

НО ГЛАВНОЕ ЧТО-ТО ОСТАЛОСЬ…

 

* * *

И когда повстречал я бомжа

На каком-то вокзале убогом.

Я подумал, что наша душа

Точно так же смердит перед Богом.

 

Бог не требует наших молитв.

Но лежу пред Тобой распростёртый.

Это я — изнемогший от битв.

Это я — худоцветный и чёрный.

 

Это я — предъявивший права

И просящий пощады несмело.

Понимаю, что эти слова,

Может быть, наше главное дело.

 

* * *

Я решил, что я — Жар-птица!

А Жар-птице ни к чему

За любовь начальства биться.

Низко кланяться ему.

 

Тёмным силам потакая,

Всем начальство говорит:

«Птица? Жар? Да… Есть такая…

Но не очень-то горит.

 

И, сказать, она не очень…

Светит тускло, хоть убей.

А у нас есть, между прочим,

Птица лучше — воробей.

 

Но и он по всем законам

В тщетном поиске огня

Светит светом отраженным,

Исходящим от меня».

 

* * *

Вот, дожив до седин, наконец

Понимаешь, как грозно нависла

Над тобой безнадёга. Пипец

Наполняется мощью и смыслом.

 

Понимаешь без всяких прикрас,

Как одно нецензурное слово

Поджидает любого из нас

И намного сильнее живого.

 

И тогда, выбиваясь из сил,

Лихорадочно ищешь спасенья

В тех, кого ты так сильно любил

И кто дан тебе для воскресенья.

 

* * *

Откуда — её я не звал —

Идёт беспощадная старость.

И кажется, всё я сказал,

Но главное что-то осталось.

 

И всё кратковременно так,

Непрочно, мгновенно, беспечно.

И всё кратковременно так,

И всё удивительно вечно.

 

И всё, что на грешной земле,

Пропел я как певчая птица,

Плутая в полуночной мгле,

На небе должно разрешиться.

 

* * *

Не думая о каждом часе

Невольно прожитого дня,

В безудержном однообразье

Уходит время от меня.

 

Но разгоняет жизни морок

Дитя, рождённое на свет.

Последний раз мне будет сорок,

Ну, то есть, сорок девять лет.

 

И если стоит жить на свете

Не для стяжания венцов,

Нам радость — бабочки и дети,

И звон прощальных бубенцов.

 

Нам радость — данная свобода,

Господь, творящий естество.

И честь достойного ухода

Под сень могущества Его.

 

* * *

А я уж на склоне пути,

Но в мире таком многогрешном.

Мне всё предлагают расти

И быть молодым и успешным.

 

И думать всегда о рубле,

Разверзшем небесные тверди,

Как будто и нет на земле

Ни боли, ни горя, ни смерти.

 

* * *

Распласталось сине море.

Бесконечность и тоска.

Это счастье или горе

Быть женою моряка?

 

Вслед смотреть волне белёсой.

Знать, что там на корабле

Море почитают прозой,

А не раем на земле.

 

Сознавать, что этим летом,

Вдруг покинув свой причал,

Между темнотой и светом

Где-то суженный застрял?

 

* * *

Известно, что придя в движенье,

По всем законам естества

В системе общего снабженья

Вода безвидна и мертва.

 

И ждёт спасения, доколе

Не образует в трубах течь.

Вода не может жить в неволе

Как поэтическая речь.

 

Она подвижница теченья,

Напора, скрытого в груди.

И из любого заточенья

Всегда пробьёт себе пути.

 

И если посмотреть на воду,

Примерить жалкий опыт свой —

Лишь вырываясь на свободу,

Вода становится живой.

 

* * *

Фонтан, обложенный камнями,

Твоя проточная вода

Стремится кверху и всегда

Востребована небесами.

 

Но в мире вечного теченья

На землю падает назад,

И образует водопад

По всем законам притяженья.

 

И я у Господа в передней

Слепым подобием воды

Стремлюсь достигнуть высоты

И каплей становлюсь последней.

 

* * *

Как хотим слова тасуем,

Но нам надо быть корыстней.

Поминаемое всуе

Не имеет вечной жизни.

 

Не имеет в мире веса,

С уст слетело и пропало,

В нас не вызвав интереса.

И его, как не бывало.

 

* * *

Земля под дедовской избёнкой

Среди отеческих могил,

Тебя, как малого ребенка,

Я на руках своих носил.

 

Прости, что я колол лопатой —

Грузил себе посильный воз.

И видел я тебя распятой

И захлебнувшейся от слёз.

 

И почитал как мать вторую.

И буду погребён судьбой

В тебя,

       в слоистую,

                   в сырую,

Чтоб стать навек уже тобой.

 

Я выполнял твою программу

Из притяжения к тебе.

И вырыл долговую яму,

Похоже, самому себе.

 

И что же есть в тебе такого,

Что заставляет душу петь,

И посвящать не только слово,

А даже жизни не жалеть.

 

* * *

Надеваем призрачные маски.

В облике скупцов и негодяев

В радуге разрозненные краски

Обрели непрошеных хозяев.

 

То, что одиноко и печально,

И казалось ввек неискупимым

В этом мире было изначально

Целым, многоцветным, неделимым.

 

Каждый хочет правды и участья,

Стать одной душой с единой кровью.

То, что в нас разорвано на части,

Вместе называется любовью!

 

* * *

Время жизни бежит на парах.

Понимая, что всем его мало,

Я хотел его высечь в словах,

Но оно от меня утекало.

 

Улетало под взмах птичьих крыл.

Уползало, как в щель черепаха.

Забирало, кого я любил.

И земля тяжелела от праха.

 

Равнодушное к каждой судьбе,

Проглотившее сонмы событий,

Время возит весь мир на себе

По своей предрешённой орбите.

 

Повторяет любое число

И летит по привычному кругу.

Вот опять часть меня унесло

В предосеннюю жёлтую вьюгу.

 

Для того ли нам послана Весть,

Объяснить проходящее мимо,

Что для каждого вроде бы есть,

Но для рук его неуловимо.

 

* * *

Я живу как росток от земли,

Подбираю, что миру негоже.

Делу рук моих благоволи,

Милосердный и Праведный Боже!

 

Сделай так, чтоб вернулся сюда

Улизнувший в бездонное небо

Добросовестный ангел труда

И принёс мне и соли и хлеба!

 

И в бескрайний простор вострубя,

Мне вернул все былые надежды,

Чтоб рассчитывал я на Тебя

В трудный час этой жизни, как прежде!

 

* * *

Слышишь, заводит сверчок

Песню на лире запечной.

Как бы мир не был жесток,

Слово и музыка вечны.

 

Мы рождены, чтоб пропасть.

Канет во мгле бесконечной

Слава, богатство и власть.

Слово и музыка вечны.

 

Как же нам жить на земле

Просто, неспешно, сердечно?

В мире, лежащем во зле,

Слово и музыка вечны.

 

Жизнь поместилась в семь нот.

Но в суете быстротечной

Всё в этом мире пройдёт.

Слово и музыка вечны.

 

 

 

Комментарии