ПОЭЗИЯ / Сергей БЕРСЕНЕВ. ТВОРИТСЯ ТАКОЕ… Стихи
Сергей БЕРСЕНЕВ

Сергей БЕРСЕНЕВ. ТВОРИТСЯ ТАКОЕ… Стихи

 

Сергей БЕРСЕНЕВ

ТВОРИТСЯ ТАКОЕ…

 

ГОВОРЮ ТЕБЕ – ЗДРАВСТВУЙ!

                                   Сплошная чёрная так долго
                                   Не может длиться полоса…

                                                Александра Крючкова
Говорю тебе "здравствуй", неведомый друг!
Не чужой, не прохожий... Ты родом из лета.
Я тону, ты бросаешь спасательный круг,
чтобы светлого дня передать эстафету.

Нет, не верю я в ангелов, ты – человек.
Только есть за спиной пара сложенных крыльев...
Это мне до погоста – ходьба или бег...
Это мне покрываться дорожною пылью...

Научи: как с откоса – не вниз, а – к звезде?
Как – сквозь дёрн слышать стук и прислушаться к сердцу.
И не в будущем дальнем... Сейчас надо, здесь,
на плечо, на слова, на любовь опереться!

И я тоже расправлю, я тоже взлечу...
Я пойму тот язык, на котором деревья
шелестят по ночам. Сколько диких в нём чувств!
Сколько тайн не открытых поэтами, древних!

 

ДРЕВО

                          В дождях родился, в них же и умру
                          Под этим низким сумеречным небом…

                                                          Василий Романенков
Я, будто древо – непокорный:
шумлю листвой, пока не срубят,
вдыхаю воздух полной грудью.
Дожди подпитывают корни…

Калейдоскоп десятилетий
не уступает в силе ветру…
Сплетаю ветви в слово – веруй,
а небо – в сумеречном цвете.

Не замечаю, что седею,
что в октябре мой голос тише…
И твёрдый шаг тому свидетель:
весною ждать четверостиший!

И, где зловещие полвека
не предрекали созиданья,
однажды я услышу эхо –
ответ миров созвучных, дальних.

 

РАЗГОВОР С ЁЖИКОМ

Ничего не случалось похожего
никогда от рожденья со мной:
я вчера разговаривал с ёжиком
о загадочной жизни земной.

Раскалённые сумерки августа
опустились на сказочный двор.
А мы с ним, как в селениях, запросто
познакомились, выйдя из нор.

Он, степного стального характера,
на беседы банальные скуп.
Не знаток «сарафанного» радио…
Познавал через рифму Москву.

За общение долгое ратовал,
да и мной был обет ему дан,
но билет на дорогу обратную
уже вещи бросал в чемодан.

Если б слышал кто наши желания
там, где пишется точный маршрут…
Подождут пусть высотные здания,
монотонные дни подождут.

Здесь всего-то два месяца прожито…
Отчего-то стал близок мне зной.
Я вчера разговаривал с ёжиком
о загадочной жизни земной.

 

ЗАКОНЧИЛСЯ ОТПУСК

                                      Приходит поезд в пункт назначенный...
                                                                                  Оля Назарова
Закончился отпуск... Возможно ли в это поверить?
Так много вместилось – размыты фортуны границы...
За опусом – опус... Любовь – будто градус по вене…
Короткая милость… Из сказки пора возвратиться…

И снова я дома, где стены должны быть защитой,
и снова я – в омут! События ждут не дождутся...
А поезд вздыхает: мол, белыми нитками шито,
а где-то – святая, и вздох её искренний – жуть как!

Назначенный город... Работа, квартира, рутина...
И прочие графы шаблонно-казённой анкеты...
Стенания хором – бездушен режим карантина…
Осудит, ограбит, и в прошлом останется лето…

Ты помнишь, как сутки за сутками быстро летели?
Ранимы и чутки, мы чуда вселенского ждали…
И тени уходят, а полосы жизни светлеют…
Ненастной погоде на смену – билет в Зазеркалье….

 

ПОКИНУТЬ БЫ ГОРОД…

Покинуть бы город, в который ещё не вернулся...
Забыть его гонор хотя бы на месяца три...
И внутренний голос упрямо твердит: "Повинуйся!
Сомнения точку в конце предложенья сотри!".

Доверюсь вагону, и в нём же, набитом – обратно…
Не станет препонов чинить пассажиру Господь.
До шумных ли улиц, дворцов и костюмов парадных?
Душа просит света, и к светлому тянется плоть.

Июль за июнем отправился в долгую спячку…
По августу – к дате, где значится слово «отъезд».
И чувствую, будто проверенным нюхом собачьим,
что с каждой минутой – сложнее в экзамене тест.

Так трудно решиться: поступок, наверное – подвиг…
И будни сигналят, и воздух глубинки пьянит…
Живая страница… Открытая, чистая – подле…
Не дай Бог – приснилось, а утро придёт, осквернит…

ГЛУХОМАНЬ

                                 Прийти ко мне, единственный, спеши –
                                 Ведь любишь побродить по глухомани…

                                                                              Ольга Королёва

Вот так приедешь в глухомань,
найдёшь на гибель ворожею…
И в январе вдруг встретишь май,
о происшедшем не жалея.

И будешь жить не по часам,
не по законам казнокрадов…
Там происходят чудеса,
там – свой, магический порядок,

какой не любят в городах,
где топчут искренность ногами…
Там привечает песней птах,
там да сих пор вещает камень:

«Напра-налево не ходи!».
Окольной нет дороги к счастью…
Один – со сказкой на один,
минуя степь, лесную чащу…

И если вздумает лешак
пожать напрягшуюся руку,
его порыву не мешай –
иначе век плутать по кругу.

Шамань, кудесница, шамань
с начала до кончины года!
Вот так приедешь в глухомань,
и возвращаться неохота…

 

СТРОФА К СТРОФЕ…

                            И пусть душа не знает слова – смерть…
                                                                     Татьяна Аржакова
Пока душа не знает слова «смерть»,
пока гостят уныние и радость.
могу грустить, но чаще – громко петь.
А между тем грядущее подкралось….

Об этом слове грех упоминать,
прокладывая радугу над полем,
когда тебя благословляет мать
на выбор – между волей и неволей…

Немыслимо предугадать итог….
И небо пальцем выбрано в мишени…
Но за витком спешит другой виток –
плевать на возраст, взваленный на шею!

Нас потчуют… Да что это за снедь?
Попытка превратить живого в зомби….
Пока душа не знает слова «смерть»,
строфа – к строфе… И в мир выходят обе…

 

АКТЁР

Убит герой – никто не виноват…
По всем раскладам не сумел бы выжить
Но слышу я – виват, актёр, виват!
Твоя душа не на земле, а выше!

Трагедия… Поставлены на кон
дворцы, ларцы, последние рубашки…
Актёру по колено Рубикон,
тем более не страшен меч разящий.

Партер, балкон и прочая толпа
исходом предсказуемым довольны.
Да разве я победу уступал,
да разве я считал за благо войны?

У зрителя особый интерес
совать свой нос в чужие драмы, беды –
в моём лице поверженный воскрес,
и не напрасно куплены билеты.

Была граница между нами – стёр
и что-то недосказанным оставил…
Вот так живём – кто зритель, кто актёр…
По воле звёзд меняемся местами…

 

ЖУЖЖАЛА МУХА…

(Строкой Пастернака)

                             Что в жужжании есть том...
                                        Святослав Огненный
Жужжала муха над столом,
как будто вести
несла о добром, и о злом,
что "честь по чести"
осталось в прошлом золотом,
в далёком детстве...
А нынче впору –
"суп с котом".
В охотку съесть ли?
Она поведала ещё,
надоедая –
платить придётся под расчёт:
ждёт "волчья" стая.
Мол, разбегаются друзья,
признав кавычки.
Крысиный мир,
ни дать ни взять –
для них привычен.
Мол, ветхий рухнет пьедестал,
мной сбитый наспех.
Опорой близким я не стал,
и – ждать ненастья.
Но те же близкие придут
в момент расплаты
плечом к плечу встречать беду,
спасти распятым.

 

СЕРДЦЕ МАТЕРИ

Ты всегда был внимательным,
ты – заботливый сын…
Сердце бьётся у матери,
как на стенке часы.

То бежит от волнения,
то – замедленный ход…
А в упряжке со временем
очень редко идёт.

Перед Богом ответствует –
что придумал ты сам:
и за шалости детские,
и за мёд по усам,

и за то, чем не радуешь,
покидая гнездо,
кривды, путая с правдами,
где – добро, а где – зло.

Ты давно не на вытяжку –
спуску нет никому…
Сердце матери выдержит
и суму, и тюрьму.

О тебе извещения –
под копирку, точь-в-точь…
Сердце ждёт возвращения,
будь то день или ночь…

 

РУБЕЦ

                          Щупаешь рубец – болит ли, нет ли?
                          Вроде тихо. Вроде можно жить…

                                                            Ольга Суханова
Наносят раны нам в боях –
не пощадят ни штык, ни пуля
не приспособленных вояк,
которых с облаков вернули.

Наносят раны нам в быту
делами, слухами, словами…
Мы не предчувствуем беду,
мы не готовим летом сани…

Ударит близкий ли чужой –
от этого не станет легче…
А на душе – стежок, стежок:
вчера родился, нынче – вечер.

Привыкли к цели напролом   
лететь, услышав клич тревоги…
И быть бы каждому орлом,
да мысль приходит на пороге:

всю жизнь – с копьём наперевес,
как будто нет пути иного…
На прошлом есть уже рубец,
зачем искать упрямо новый?

 

ЛОТЕРЕЯ

                                    Дорога длинна,
                                    Когда тебя ждут…

                                         Игорь Артамонов
Без льготы путь – неизмеримо длинный,
и будут до конца сопровождать
советчики – жара и холодина,
богатство роковое и нужда…

И ждут друзья и сыщика, и вора,
и ждёт любовь глупца и мудреца…
Порой так не хватает разговора,
в чужой толпе – знакомого лица…

А жизнь по сути – та же лотерея:
не глядя пишет каждому маршрут…
Но мы идём, и аксиома греет –
равны в слепой игре король и шут.

До самого заветного порога,
где лежбище твоё, очаг и кров
И в трудный час надеемся на Бога,
и время заменяет докторов…

 

ПЫЛАЕТ КОСТЁР

                               Коснись меня и вспомни невзначай,
                               Какому я мучению подвергнусь
                               За гейзеры страстей!

                                                             Татьяна Аксёнова
Я знаю, однажды меня сожгут
за то,
         что объятья любимой ждут,
что нет расстояний и нет границ…
Хранись от проклятия, ни хранись –
проложен судьёй до костра маршрут.

И в зимнюю стужу,
                             и в летний зной
любимая тоже пойдёт со мной…
Мы будем вместе –
                                   огонь костра
убьёт изначально в обоих страх,
прельстит необузданной новизной!

Соврут по традиции зеркала –
неведома им другая шкала,
когда после августа снова – март,
и в раннюю старость никто не вмят,
и страсти последний стон – пополам.

И столько счастливых событий в нём,
и сменится день не будничным днём,
и строк откровенных критик не стёр…
Но есть приговор – пылает костёр!
Назло жерновам языков – живём!

 

ОТШЕЛЬНИК

                             Привези заварки и махорки…
                                                  Татьяна Аксёнова
Привези заварки и махорки…
Только не в тюрьму, не на войну…
Душу привези – прочту от корки
и до корки… Больше не верну….

Чай люблю, табак давно уж в тягость…
Да и сам для света – как изгой.
То, что до затмения осталось,
проживу в гармонии с тобой

Ты найдёшь меня – подскажет сердце:
будем пить часами вкусный чай.
Всё равно уже не отвертеться,
и других теплом не привечать…

«Привези заварки и махорки…» –
узник бросит клич или солдат.
Прошлому бы выкупаться в хлорке,
вытравить пометки чёрных дат.

Здесь и город людный, и пустыня…
И покоя много, и возни…
Но ни строчки просьбы ни остыло –
привези себя мне, привези…

 

ТВОРИТСЯ ТАКОЕ…

                        В осеннем покое, где серостью точек...
                                                              Татьяна Аржакова
В осеннем покое творится такое,
что хочется – сходу, что хочется – всюду...
Нагрянувшим словом вести за собою.
забыть – сколько минуло в месяце суток.

Не бойся казаться прохожему странной,
бубни в унисон амфибрахия стопы.
Единой душой – на рутину тараном!
И пусть говорят: мол, поэты – жестоки.

Уносит опавшую молодость ветер,
фигуры теряются в грозном предзимье…
Ты помнишь легенду о выживших йети
следы чьи, как творчество, неотразимы?

Известно, кто строил навек лабиринты,
кто знает все цифры от смертного кода…
И – милость дана, и за прошлое биты….
Охота идёт на влюблённых, охота...

 

НЕ ВПИСАЛСЯ…

                               И я, как альбинос, средь стаи чёрной –
                               Живу "по встречной"... или "поперечно"...

                                                                               Борис Прахов
Не вписался габаритом в ряд,
не читал эпитеты с бумажки...
Именно поэтому твой взгляд
выбрал из толпы меня однажды.

Говорят, что к счастью по прямой –,
правильнее, выгодней, короче...
Как бы я ни шёл, но ты со мной
точку превращаешь в многоточье.

Мы – по встречной, либо – поперёк,
где не ведал мир о чёрной стае.
До сих пор  Хранитель нас берёг,
до сих пор бессильно расстоянье.

Нас нет в книге Красной, не внесли...
Кто-то за углом поймал на мушку...
Боже, если путь – на небеси,
дай нам на двоих одну кукушку!

 

ПРОСЫПАЯСЬ…

                                 …и головой, набитой мусором...
                                                   Валерий Сенниковский
Просыпаясь с тяжёлым чувством,
что вчерашний день прожит зря,
что в душе и в кармане пусто,
что в извилинах нет царя,
открываю я настежь окна –
только б ветер зашёл, как гость...
Пусть окинет он зрячим оком –
получилось где вкривь, где вкось...
Где скопился за годы мусор,
порождение тёмных сил,
где однажды я встретил Музу,
где потом её вдруг взбесил .
Ветер всюду бывал и знает –
цену брошенным мной словам.
Он пока – за окном, он занят,
я грехи подчищаю сам.

 

СТАНЦИИ

                           Так много станций встретится в пути…
                                                                    Марина Завьялова
Поезд на ходу не остановишь:
станции с рожденья внесены….
Я не помню – первой… Богданович…
Как и первой сказочной весны.

Городишко будто канул в Лету,
память отказалась дать приют.
Лет с пяти доступное поэту
годы по мгновеньям отдают.

Детство понеслось вперёд по рельсам:
полустанки шумного двора…
От девчонки ехал я к принцессе,
никому секрет не доверял…

Прямо с Белорусского вокзала –
в южные московские края…
Вот где жизнь изнанку показала,
вот где жизнь подкинула коряг!

Бабушки поглядывали косо:
Бирюлёво, мол, совсем не юг…
Поезд не закончил под откосом
долгую историю свою.

Мчал и мчал, усталости не зная,
к роковой неведомой черте.
За уроком следовал экзамен,
на котором белый свет чернел.

Можно ли назвать те дни ошибкой,
коли отвертелся от Суда?
Молодость беспечной пассажиркой
испарилась в прошлом навсегда…

Сколько ж было этих самых станций…
С внешностью менялись адреса…
Но сумел самим собой остаться,
лишь в душе зарубки вырезал.

Верил в облака и рушил горы
вне красот Садового кольца.
Брал билет, казалось бы, на Скорый..,
а пути не видно и конца…

 

ПОЧТА

                             Хочешь, я дам чернил –
                             В прошлое написать?

                                    Светлана Скакунова
Чтоб рука поднималась,
чтоб чернила не высохли,
вдохновения мало
мало точного выстрела...

Мало – быть нараспашку,
топать в ногу со временем,
побеждать – в рукопашном,
как врага, недоверие…

Вновь отмечена точка
между прошлым и будущим…
Ты работаешь, почта?
Я – живой, я иду ещё…

Что вколочено в  память,
и что вечностью спрятано,
возвратится стихами
рано утром с парадного.

Не торжественной речью
в честь второго рождения –
почтальона я встречу,
как своё отражение…

 

НАТЕЛЬНЫЙ КРЕСТ

                          И сохранить нательный скромный крестик
                          До времени, когда накроет мгла...

                                                                          Елена Ларская
Что запомнилось мне из детства?
Чем гордился? Чем был богат?
Скоморошеством, лицедейством…
Щегольством синяков, заплат

Все игрушки вмещались в короб:
вперемешку – война и мир.
Я из кубиков строил город,
разрушая пехотой вмиг.

А на улице – мячик, «велик»….
И на зависть другим – пугач!
В голове правил вольный ветер,
враг параграфов и задач.

Сорванец превратился в парня –
вздохи первые, поцелуй…
Мы не стали завидной парой –
позже, с Музою расцвету!

С каждым годом менялись цены…
И не только на колбасу:
уходили друзья со сцены,
смерть натачивала косу…

От чего-то, но я зависел…
То от истины, то от сна…
От магических чудо-чисел:
попадался за знаком знак!

То – напра…  то – шаги налево…
Мало ль злачных на свете мест?
Перед самой кормушкой «хлева»
вспоминал про нательный крест.

Постепенно он сросся с кожей
и незримо хранил от бед.
Я душой понимал – дороже
ничего в этой жизни... нет.

 

 

 

Комментарии