ПОЭЗИЯ / Игорь МАЛЬЦЕВ. ЖУЁМ, ТЕРЯЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ. Стихи
Игорь МАЛЬЦЕВ

Игорь МАЛЬЦЕВ. ЖУЁМ, ТЕРЯЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ. Стихи

 

 

Игорь МАЛЬЦЕВ

ЖУЁМ, ТЕРЯЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ

 

* * *

                               Не отрывая взора,

                               как набожный, стою

                               у крейсера «Аврора».

                               Что снится кораблю?

                                         Семен Кирсанов

Кто знает, что «Авроре» снится,

Стоящей смирно, не паля,

Когда опущена ресница

Передней башни корабля?

 

Салюты дней народной власти?

А может, что-нибудь ещё?

Кошмары, ужасы, напасти,

Враги, предатели, Хрущёв,

 

Который помнится не славой

(Зато с Рокфеллером знаком)?

Ему ль стереть свой след кровавый

Последним сталинским носком?

 

Свободу дав своей же свите,

Он развернул Россию вспять

В угоду лондонскому Сити,

Пока сыны «Авроры» спят.

 

* * *

Безрассудно уповая на всесилие

Трёхбородого учения ЦК,

Начитался, насмотрелся лишней гили я, —

Лучше б просто слушал пение цикад.

 

Философия как рубрика поэзии —

Замечательная пища для ума,

Но наукой это делать бесполезнее,

Чем гуляку подряжать на Первомай.

 

Подковал себя конспектами, как задали,

Регулярно посещая УМЛ,

Но предателей, врагов, партийной падали

Разглядеть под демомаской не сумел.

 

А всего-то надо было, меру чувствуя,

Жить внимательно, по правде, по-людски.

Может, мало открывал себя искусству я?

Без искусства — давят шоры, как тиски.

 

* * *

Как прилетит к вам муза в ступке

И скажет, с облака сошед:

«Обсудим чьи-нибудь поступки?

Вот рифмы, образы, сюжет», —

 

Скажите сходу ей, с порога,

От возмущения кипя:

«Чужих оплошностей не трогай!

Пусть каждый судит сам себя».

 

Она метлу поставит в угол

И улыбнётся между строк:

«Ты вдохновение профукал,

Но что-то большее сберёг».

 

* * *

Холоден вечер, но сносен,

Если фуфайку надеть.

Месяц растёт между сосен,

Выпятив первую треть —

 

Парусом лодки, плывущей

К правому краю небес;

Там и деревья погуще,

Ибо не вырублен лес.

 

Славно в лесу, тишина в нём,

Нет ветерка-шалуна.

Хочется думать о главном:

Как ему наша луна?

 

* * *

Одна старшеклассница строгих бровей

По прозвищу Леди Гаага

Судила мальчишек: кто начал первей?

По чьей вине ссора и драка?

 

Амбал у того, кто учился на пять,

В начале большой перемены

Хотел по-хорошему мелочь отнять,

Поэтому одновременно

 

Порядок нарушили две стороны,

И оба — виновные лица.

Всем детям известно, что войны дрянны

И следует к миру стремиться.

 

Гаага добавила в голос металл,

Сочтя опрометчивым бой их:

«Поскольку тот сразу ему не отдал,

Есть доля вины на обоих».

 

* * *

«Сапожность процесса пугала меня», —

Сказал Достоевский в «Подростке».

А нас перестройка дурила, маня

Свободой, мол, мы по-уродски

 

Устроили жизнь, где нельзя торговать

Спокойно заморской валютой;

Нельзя без оглядки на родину-мать

Врагу подражать почему-то;

 

Нельзя финансистом устроиться вдруг,

Солидным, как в лондонском Сити,

Под лозунгом рынка невидимых рук

Искать дураков и доить их.

 

Советскую власть мы осадим: «Кругом!» —

И всем окружающим миром

Осудим за то, что под зад сапогом

Дала паразитам-банкирам.

 

* * *

В сорок пятом если б Сталин

Заглянул бы к нам на час

И увидел, чем мы стали, —

Убежал бы, матерясь.

 

И в Нюрнберге на процессе

Он условие бы внёс:

Логотипы фирм повесить,

Чей в крови запачкан нос,

 

Чьё в пушку навеки рыльце,

Кто врагу ресурсы дал,

У кого на счёте скрылся

Душегубов капитал.

 

Будет список всем известен

И нагляден, как меню,

Чтоб воинствующих бестий

Обезвредить на корню.

 

* * *

Откроешь дверцу холодильника —

И так стоишь секунды три.

Жируем нынче изобильно как!

О, сколько вкусности внутри!

 

За чем пришёл — забудешь начисто,

Вдыхая зря морозный дух.

И помогает лишь чудачество —

Назвать заранее и вслух:

 

«Паштет», «сгущёнка», «масло», «ягоды»...

Твой выбор сказочно богат!

Не обозначишь цели загодя —

Не вспомнишь, оком шаря склад.

 

А раньше — я бы не послушался,

Мол, разберусь, увижу сам

Трофеи очереди ужаса:

Сметана, масло, колбаса.

 

Зато свои, а не заморские.

А нынче — посмотри кругом!

Сегодня то берём в киоске мы,

Что нам поставлено врагом.

 

Наш предок, сытость не приветствуя,

Не пищу в памяти хранил;

Его рассказы помню с детства я —

Про то, как брали Измаил.

 

В лицо «партнёров» всех запомни-ка!

Какие фирмы правят бал?

А он нацистского пособника

По логотипу узнавал.

 

Везёт продукцию Монсато нам,

А мы безропотно идём

С древнейших лет банкиром заданным,

Кредитно-гибельным путём.

 

Жуём, теряя независимость,

А жить по средствам не хотим,

И колобком стремимся в лисью пасть.

Берём шампунь и перхоть им

 

Мечтаем вывести — вот помыслы!

А до бездомных дела нет.

Подумать только, до чего мы злы

И немы холодом планет.

 

ТЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

Над Родиной Свобода пролетела.

Не та, что держит факел над собой,

А та, за чьё борьба ведётся дело,

Без чьей победы — рабство и запой.

 

А с ней — все люди ратуют за мир и

Не вспоминают буржуазных прав;

И не паразитируют банкиры,

Народное достоинство поправ.

 

Для редкого больного лудомана

Ей тоже предусмотрен свой альков.

Всеобщая Свобода, как ни странно,

Любовью задушила бы врагов.

 

Пока её не осквернили боты,

Не расслабляйся, время не тяни!

Ведь кто не ценит истинной Свободы —

Недолго отдохнёт в её тени.

 

* * *

Без электроники, без дронов,

За этажом беря этаж,

Матросы в помочах патронных

Штурмуют Зимний Эрмитаж.

 

Лишь в этот миг, ни часом позже,

В пылу сорокалетних грёз

Народ бразды (поводья, вожжи)

Берёт надолго и всерьёз.

 

Ушли в подполье паразиты,

Но вот вернулись, хоть кричи.

Ни срок, ни ссылка не грозит им,

Уже забыли, как в ночи,

 

Без электроники, без дронов,

За этажом беря этаж,

Матросы в помочах патронных

Штурмуют Зимний Эрмитаж.

 

* * *

Шныряет по списку кровавый Хрущёв —

Сторонник репрессий (тиран же):

Кого обезвредить? Кого бы ещё?

Чтоб план перевыполнить раньше.

 

Душа воспарила, предчувствуя высь,

Для дела готовая злого,

Но Сталин ответил Хрущёву: «Уймись...».

А дальше — обидное слово.

 

СОНЕТОИД

Сонет писало новое Петрарко,

Поспешно изменившее свой пол.

На фронт, мол, не хочу, на фронте жарко,

А мне бы достучаться до упол-

Номоченного по правозащите,

Мол, тяжко мне, скорей вручите грант

За то, что русофоб и толерант,

И штраф с моих обидчиков взыщите.

Куплю на ваши деньги алкоголь,

Чтоб из меня сочилось больше яду,

Скажу себе: сонетами глаголь!

За ваш компьютер новенький засяду —

И понесусь! И да поможет спирт

Той женщине, которая Шекспир.

 

* * *

Кто служил социальным лифтёром,

Тот работы другой не возьмёт.

А возьмёт — истоскуется скоро

Или дёгтем испортит весь мёд.

 

То ли дело — зайти в детский садик,

Присмотреться (рублей за пятьсот)

И перстом указать: этот сядет,

А вот этот достигнет высот.

 

Или в школе, за партами, сзади

Притаиться (опять за гроши),

А потом объявить: этот сядет,

А вот этот достигнет вершин.

 

* * *

Лысеют лёгкие планеты.

Тяжёлый камень на душе:

Таких лесов, как раньше, нет и

Не нарастут они уже.

 

Ликуют прибыльщики частно:

«Все сделки века удались.

Везло всегда бы, как сейчас нам».

Хотят ещё, а лес-то лыс!

 

Наступят жаркие пустыни,

Морозы будут всё лютей,

Планета лысая остынет

И отряхнёт с себя людей.

 

Ростовщиков, пока не поздно,

Повсюду надо всех поймать:

Пускай в тайге сажают сосны

И берегут природу-мать.

 

Хитры банкиры, но не щедры.

Переловить, спустить им план —

И пусть окучивают кедры

Для пользы будущих землян.

 

ЗАПАД ГНИЛИ

Чем-то осень сверху каплет.

Где вороны — там UFO.

Спросит Клим: «Да был ли Гамлет?

Может, не было его?».

 

Может, в нашем королевстве,

А не где-нибудь ещё,

Банкократия свирепству-

Ет и ширится просчёт?

 

Не всегда спасает зонтик

От осеннего дождя.

Здесь, вдали от всех экзотик,

Запад чую даже я.

 

* * *

И ростовщик сказал: «Поднимем

Бокал торжественно за то,

Чтоб нам господствовать над ними,

Да не спастись им красотой!

 

Они хотят вернуть свободу

И право деньги выпускать,

А нам направить их охота

В теоретическую гать.

 

Заметно глазу на миру зло,

Но мы однажды майским днём

В теоретическое русло

Слепых рабочих подтолкнём.

 

Пускай себя считают классом,

Мы скажем: «Если ты устал,

То дурака же не валяй сам,

Скорей садись за Капитал.

 

Читай без пауз том за томом

Про революцию, прогресс».

Пусть просвещаются, зато нам

Дадут построить ФРС.

 

Пусть реже нам мешает Линкольн!

Пусть чаще бьётся с князем князь!

Низы бурлят, вобьём же клин, коль

Кипит их разум, возмутясь.

 

Пускай претерпят от рабочих

Производитель и торгаш!

Мы разыграть всегда не прочь их.

Вожак их — провокатор наш.

 

О том, чьи банки, — он ни слова

Не скажет яростной толпе,

А на вопрос смолчит сурово,

Мол, трогать спонсоров не смей!

 

Да служит нам вождей харизма!

Чтоб пастухи да их стада

Ни нас, ни суть паразитизма

Не разгадали никогда».

 

* * *

Основным критерием всего

Стоимостный делая критерий,

Станешь ты богат, но насеком,

Скатишься до уровня бактерий.

 

Может быть, иронией сквозит

Мой стишок о тех, кто ловко вырос,

Но банкир — такой же паразит,

Как гельминт, пиявка или вирус.

 

* * *

Хорошо быть с детства мудрым,

Ну, как Лао-цзы:

Не спеша умыться утром,

Пожевать кинзы,

 

Не курить табак вонючий

И не пить вина,

Понимать с годами лучше —

Чем живёт страна;

 

Как тому, чей опыт жалок

И ходульна речь,

От поспешных обобщалок

Мысли уберечь.

 

* * *

Когда какой-нибудь народ

Стеснится строгостью порядка, —

Патриархат на нет сойдёт,

И расцветёт тюльпанов грядка.

 

На первом месте будет шик,

Уют и риса полный туес.

Обуржуазится мужик,

Матриархату повинуясь.

 

И детям лучшее дадут:

Пускай играют белоруко.

Народ расслабится, и тут

Педиархат войдёт без стука.

 

Поверят фразе «жизнь — игра»,

Ослабят старые границы,

Придёт сосед из-за бугра,

И всё с начала повторится.

 

Волгоград

 

 

—————————————————————————————————

Приглашаю на мой сайт: http://igormaltsev.ru

 

 

Комментарии

Комментарий #14734 04.11.2018 в 09:16

Игорь, вы - Мастер! А стихотворение "ТЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ" - вообще шедевр!

"Над Родиной Свобода пролетела.
Не та, что держит факел над собой,
А та, за чьё борьба ведётся дело,
Без чьей победы — рабство и запой.
А с ней — все люди ратуют за мир и
Не вспоминают буржуазных прав;
И не паразитируют банкиры,
Народное достоинство поправ.
Для редкого больного лудомана
Ей тоже предусмотрен свой альков.
Всеобщая Свобода, как ни странно,
Любовью задушила бы врагов.
Пока её не осквернили боты,
Не расслабляйся, время не тяни!
Ведь кто не ценит истинной Свободы —
Недолго отдохнёт в её тени".