СОБЫТИЕ / Игорь ШУМЕЙКО. «МОСКОВСКИЙ НАБЕГ» НИКОЛАЯ ЛУГИНОВА. Юбилей, книга, фильм
Игорь ШУМЕЙКО

Игорь ШУМЕЙКО. «МОСКОВСКИЙ НАБЕГ» НИКОЛАЯ ЛУГИНОВА. Юбилей, книга, фильм

 

Игорь ШУМЕЙКО

«МОСКОВСКИЙ  НАБЕГ» НИКОЛАЯ ЛУГИНОВА

Юбилей, книга, фильм

 

Как и многие в Москве, я давно ждал ноябрьской встречи с классиком, народным писателем Якутии Николаем Лугиновым – ведь с его книгами, туменами его ярких героев во главе с Чингисханом встречаешься гораздо чаще, чем с самим автором.

Вот и в сентябре была очередная такая встреча: новая книга «Время перемен» представила новую кавалькаду персонажей, промчавшихся по его «роману в повестях» (авторское определение жанра) – так что у читателя, рецензента зарябило в глазах.

По прошлым романам Лугинова снят международный блокбастер «Тайна Чингисхана» (2009, Россия, Монголия, США). Казалось, сколько написано о потрясателе Вселенной, творце Империи – у продюсера фильма выбор был широчайший, но признано: лучший, самый живой Чингисхан получился у Лугинова, благодаря особому, поэтическому духу, парящему над прозаическим вроде текстом эпопеи.

(Рецензию о романе «Время перемен» см. на сайте День Литературы.)

 

Со множеством «вопросов к автору» я пришел в Литинститут на его юбилей… и, как наверно немало других читателей (несли ему «Время перемен» на подпись), увидел лишь «хвост промелькнувшего отряда», упустил шанс поговорить с ним о гуннах, Китае, Великом переселении народов, о Лао Цзы.

Почти всё время своего юбилейного (70 лет) «московского набега» Николай Лугинов уделил… Юрию Кузнецову.

Да, именно память великого русского поэта, премьеру фильма о нем он сделал главными героями ноябрьских дней.

Кинолента «Юрий Кузнецов. Взгляд с Востока» (2018) – проект Академии духовности Республики Саха (Якутия), – став победителем конкурса «Мой дедушка – неизвестный солдат» и получив гранта президента РФ, оказалась, как удивлялись все собравшиеся в зале Литературного института, вообще первым фильмом о Поэте. И сам Николай Лугинов, скромно отодвигавшийся «Я всего лишь автор идеи!», все же не сдерживался и, включая «регистр гордости» (вполне законной), громко возглашал: «Да, это мы, якуты, создали первый фильм о Юрии Поликарповиче Кузнецове!».

Штамп «зал Литинститута был переполнен» – в случае описания встречи 14 ноября есть строгая репортажная констатация, 7-8 человек, включая писателя Александра Сегеня, стояли в дверях и проходах. Сербские гости читали написанное ими о Лугинове, студенты, надеюсь не обижу будущих «мастеров пера, властителей дум», – просто «лезли с вопросами»… или, скажем, задавали их многие и много. Уверен, именно о такой атмосфере на своих юбилеях мечтает большинство заслуженных писателей.

Интересовались, что читает Николай Лугинов.

– Пушкин, Толстой, Бальзак, Хемингуэй. Великий Лермонтов, – кратко очертил юбиляр, видно сберегая время для представления фильма. Но увлекшись напутствиями «племени младому, незнакомому», неожиданно выдал, явно экспромтом, небольшой пассаж о дез… просто – информации. (Возможно, некий отклик на сегодняшние «фейк-ураганы».)

– Сегодня обмануть одного человека трудно как никогда. Он очень недоверчив, проверяет, наводит перекрестные справки – к его услугам весь интернет. Но тысячи людей, толпы – ровно наоборот, сегодня обмануть легко как никогда. Так что, друзья, будьте – недоверчивы.

Развивая Парадокс Лугинова, можно сказать: он пожелал студентам Литинститута не сбиваться в толпы во избежание массового обмана и других социальных эпидемий. И далее передал слово продюсеру фильма Евдокии Избековой. Которая отметив всемирнось, всечеловечность стихов Кузнецова предупредила: в фильм вошла лишь «военная часть» его творчества. Неожиданной была приведенная ей статистика: якуты – один из сильно пострадавших во Второй мировой войне народов.

Кажется, дикость: где Гитлер и где Якутский улус! – но из 400 тысяч якутов 68 тысяч ушло на войну. И – таково чувство зрителя фильма – кроме жертвенных цифр наших северян роднит с Юрием Кузнецовым, всю жизнь ведшим метафизический разговор и даже спор с погибшим на войне героем-отцом («… кричу: отец, ты не принес нам счастья!» мать в ужасе мне закрывает рот»), – именно это эпичное, вселенское восприятие Войны, Смерти. Документальные кадры, взгляд куда-то в Вечность, в Космос старой якутянки, потерявшей на войне пять сыновей, – едва ли не лучшая иллюстрация к стихам Кузнецова. А варганы, горловые рулады – звуковой фон.

Вдову поэта Батиму Кузнецову (казашка по национальности) за неустанность работы с наследием Юрия Поликарповича называют «образцовой вдовой Поэта». И на вечере после фильма, почтительно окружив, ловили все подробности её воспоминаний. Ректора Литинститута Алексея Варламова искренне благодарили за предоставленный кров для сего собрания, но всего более – за его студентов. Их интерес к романам Николая Лугинова, к стихам Юрия Кузнецова – пожалуй, самая приятная нота ноябрьского юбилейного аккорда.

 

Фото Арины Депланьи

 

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (3)

Комментарии