ПОЭЗИЯ / Сергей АНОХИН. НАГЛОТАВШИСЬ НАДЕЖДЫ ДО БОЛИ… Стихи
Сергей АНОХИН

Сергей АНОХИН. НАГЛОТАВШИСЬ НАДЕЖДЫ ДО БОЛИ… Стихи

 

Сергей АНОХИН

НАГЛОТАВШИСЬ НАДЕЖДЫ ДО БОЛИ…

 

* * *

Родина моя
                        больная,
ты зовешь меня – 
                                 я знаю...

Коршуны клюют – просторы,
вороны поют – позоры.

В реках не вода – кровь мести,
будем ли когда – мы вместе?

Будет ли народ – народом,
чтоб впервые вброд – не сбродом?

Честь без кулака –
                                 бессилье?..
Далека пока
                         Россия.

Далека моя
                     родная,
и зачем ей я –
                         не знаю...

 

* * *

Я – русский. Родиною болен;
и в том никто не виноват,
что европейцем недоволен,
и азиат – увы! – не брат.

И наш отец единый Киев
не спас хохлов и москалей
от зла границ.
                          Кто мы такие,
какой идеи мавзолей?

Чужой устав нас раздражает,
а свой – себе же на беду;
Емеля весело въезжает
в толпу на печке.

                                 На ходу,
зевак восторженных калеча,
печь превращает в пьедестал,
и вот со щукою он вечен!

Жить зрячим я уже устал –
из душ и крови человечьей
на пьедестал отлит металл...

 

НА ДНЕ

Разлетелись воздушные замки
сладких мыслей о завтрашнем дне:
продолжаю тянуть свою лямку,
грязь меся в теснотище, на дне.

Капитаны умны и суровы,
небывало сильны и смелы,
сотрясая всем хором основы
той, вчерашней, убитой страны.

"Мы очистим и русла и воды,
будут тропы для всех широки!" –
но шагают, толкаясь, народы
по знакомому руслу реки...

Капитаны, звонки ваши речи,
поп цветёт, да хиреет приход –
те же лямки и те же в них плечи,
те же люди считают доход.

Наглотавшись надежды до боли,
всё ж уверен –
                     не в призрачном сне –
наяву капитанов уволю
и пошлю их...
                        пастись в чисто поле,
чтоб не знали,
                        как страшно на дне.

 

* * *

                                Василию Шемраеву

В Россию вернулась весна,
на Родине – первые птицы,
свой пост им сдаёт тишина,
а я охраняю границу.
 
Гостям голосистым я рад
и, за ночь затекшей рукою,
надёжно держу автомат –
тяжёлую ношу покоя.

 

* * *

Судьбы себе придумать невозможно,
и я скольжу по лезвиям эпох:
всё истинно и, в то же время, ложно,
сомненьями отмечен каждый вздох.

И правды преждевременное слово
порой разбойней выверенной лжи
разносится в толпе буйноголовой;
певец добра, молчаньем дорожи –

не вечно будет наше небо мглисто,
настанет время думать об одном:
как трепетно
                        и беззащитно чисто
шумит листва берёзки за окном.

 

* * *

Небо высокое в звёздах далёких,
в речке недвижная щука блестит,
с луга уснувшего радостью лёгкой
запах подсохшего сена скользит.

Выйдем мы с тестем зарёю росистой
острыми косами ладно звенеть;
солнце раздюжится, с совестью чистой
сядем отведать обычную снедь.

Чуть посудачим о чём-то обычном
и, зарядившись здоровьем с утра,
новой работой займёмся привычно,
день кормит год – есть такая пора.

Вечером поздним за тихой околицей
будем с женою глазеть в небеса,
и незаметно вдруг сердце помолится,
чтобы земли была вечной краса.

 

* * *

С вершины древнего кургана,
что возвышался за селом,
любил мальчишкой спозаранок
смотреть на божий мир светло.

Мир открывался неторопко,
и раскрывался встречно я:
в меня неведомою тропкой
входила радость бытия.

...Мир за полвека изменился,
но жив курган, я – вновь на нём,
и в душу прежним светом влился
дарящий крылья окоём!

Зелёный луг, седая речка,
в которой нежится вода,
сверчок беспечный, звяк уздечки –
засечкой в сердце навсегда.

 

ЗАВЕЩАНИЕ

Не знаю, кем бы стал я в жизни лучшей,
но, под звездой коварных перемен,
я поиском родной души измучен,
раб круговой поруки да измен.

Добра и зла переплелись границы,
внутри меня – тревога и разор,
снаружи – обесстыженные лица
и над толпою вознесённый вор.

Так кто же я, коль Родина такая,
что храмы на бандитские рубли
возводят оптом, даже в том не каясь,
что верующих в нищих низвели?

Не ведаю, что завещаю сыну,
творец и жертва грустных перемен;
и то, чем жил в себе, я не отрину,
и то, чем жив, берёт раздумья в плен...

 

* * *

Как ты, Россия, ни храни
себя от новых потрясений,
но неизбежные они –
ведь ты не встала на колени
в борьбе с рассадниками зла,
чьи силы в долларе бездушном;
и совесть ты сберечь смогла,
но миру денег зло послушно.

И гибнут лучшие сыны,
и мы живём, не зная броду,
из необъявленной войны
куда уйти всему народу,
и как уйти, когда без нас
увянешь ты, как стебль осенний,
когда пряма моя спина
и нет согласья – на колени?


...Борьба снаружи – мир внутри?
Храни себя – в себя смотри...

 

Комментарии

Владимир Райберг 05.01.2019 в 18:15

Горестно

Сергей Анохин 05.01.2019 в 10:25

Спасибо На добром слове. Да, Анна, я один из миллионов профессионалов, который вынужден работать, находясь на щедрой пенсии. Зато у меня есть то, чего нет у многих капитанов - любимая семья. Ею и живу. Добра, любви и света Вам.

Анна Токарева 05.01.2019 в 00:26


Горькие стихи Сергея Анохина о нашей России пронизаны любовью и болью.
Меня покорило стихотворение "На дне". Особенно сильна концовка. Ударная, наотмашь.

Наглотавшись надежды до боли,
всё ж уверен –
не в призрачном сне –
наяву капитанов уволю
и пошлю их...
пастись в чисто поле,
чтоб не знали,
как страшно на дне...

Сильные слова, благородные порывы.

Спасибо, автор!

Сергей Анохин 03.01.2019 в 23:01

Владимиру ШОСТАКУ. Тронут... И всё.

Комментарий #15691 03.01.2019 в 22:24

Я не знаком с постулатами физиогномики. Да и, признаться, не очень-то верю в связь черт лица с характером. Но вот взглянул на фото Сергея Анохина - и как-то сразу поверил ему. Умное, чистое лицо. Глаза с маленькой лукавинкой. Не представляется, что Сергей может быть в поэзии неискренним, надуманным.
А когда прочёл его стихи - понял, что не ошибся. И темы-то вроде патриотические, то есть как раз те, где чаще всего можно встретить ложный пафос, напыщенность, искусственность громких фраз и злоупотребление штампами. Здесь ничего этого нет. Сергей говорит с нами о России своим языком. А в нём и боль, и гордость за Родину. И даже почудилось мне во время чтения что-то от Твардовского. Та же простота языка, ладная поэтическая речь без языковых загогулин и спотыкачек. Я - поклонник такой поэзии. Она идёт от народных корней и владеть ею - дар и искусство. К тому же стихотворения наполнены оригинальными авторскими образами, сравнениями и находками. Автомат - тяжёлая ноша покоя. Преждевременная правда разбойней выверенной лжи. Скольжение по лезвиям эпох. И так далее.
Желаю Сергею ни в коем случае не сходить с этой стези. Его патриотика трогает. В неё веришь.

Владимир ШОСТАК