ПОЭЗИЯ / Наталья РАДОСТЕВА. КРЕЩЕНИЕ. Стихи
Наталья  РАДОСТЕВА

Наталья РАДОСТЕВА. КРЕЩЕНИЕ. Стихи

 

Наталья РАДОСТЕВА

КРЕЩЕНИЕ

 

* * *

И дождя не было, а цветёт радуга

Против свет-солнышка. Фоном ей – синь.

Как рассвет радовал – так закат радует.

Грусть моя русская, наконец, сгинь!

 

Где в лицо капельки? Где трава росная?

Жду в лугах скошенных пересверк гроз.

Русь моя белая, ты – моя Крёстная.

Закрести беженку. Кончен мой кросс.

 

За права каждого. Против зла злющего.

Мне б тетрадь общую да огня дрожь.

Наконец выскажу всё как есть лучшее,

Всё о нас лучшее – не иных ложь.

 

Про с ленцой доброе. Про в боях гордое.

Про веков разницу или льна синь.

Закрести, Крёстная. Утверди бодрою.

Грусть моя русская, наконец, сгинь.

   

УГОРОВ КРУГ

Здесь, прорастая на рассветах

Сквозь тишь сиреневых ночей,

Под ворожбу июльских ветров

Плету забвенье из лучей.

 

Вбираю полупостоянство

Зелёных струй сквозь пальцы рук.

Ни умереть. Ни настояться.

Ни разомкнуть угоров круг.

 

Когда ж потянется несмело

Душа иззябшая моя, –

Оторопело, онемело,

Оттаивая, вижу я:

 

Обрывки розовых туманов

Ветрами смётаны в лога,

Корона хвойной диаграммы

Венчает речки берега…

 

Купальниц солнечную свежесть,

Ромашек шёлковый разлив,

Стихов приемлю неизбежность,

Июлем сердце опалив.

 

Дыша туманною прохладой,

Могу здесь вечность простоять,

И жаль, что скоро будет надо

Мне ехать к Северу опять.

 

* * *

Процент безумия в крови

Не даст опомниться…

Всё обретается в любви –

Мечты… Бессонница…

 

Туда, где он – уводит сон

Мерцанье лунное.

И ставишь ближе телефон,

О нём же думая.

 

И без фантазии смелей –

Какою сбудешься,

В словах и голоса тепле

Легко заблудишься.

 

И та любовь, что до него –

К дождям и радугам,

Почти не стоит ничего,

Почти не радует.

 

Не заместят любви ни смех,

Ни дружба вечная;

Его глазами среди всех

Ищу, конечно, я.

 

Ни мой успех среди мужчин,

Ни сверхвезения,

Не станут главной из причин

Любви забвения.

 

Но, пренебрегши, не зови

Сквозь боли летопись;

Все зарождается в любви,

И даже – ненависть!

 

Всему свой час. Вне жизни лист,

В ручей опущенный,

Неповторимо серебрист

Лишь срок отпущенный.

 

Не дай нам бог её испить –

Ту стынь сердечную;

Воспев любовь – не разлюбить

Хочу, конечно, я.

 

* * *

Не-здеш-ний

    мой,

Не-греш-ный

    мой…

Неизбежная,

Я –

      нежная,

Я –

     вешняя,

Я –

      прежняя…

 

Нездешний мой,

Я

    грешная?

…………………..

Неизбежный мой.

Нежный мой.

Грешный мой.

Прежний

               мой.

 

ПАУК

Ох и крупный ползёт паук –     

Паукам у меня простор.

Где хватает иной каблук –

Я лишь выброшу в коридор. 

 

Мне дожди ни к чему пока:

Паука раздавить – к дожжу.

Вязь роскошного островка

Из угла сметать погожу.  

 

Да и дочка шумит: "Не тронь!",

Хоть бурчу: "Нападёт в ночи!".

Здесь рождён – хоть сади на трон,

Да смирившись, вручай ключи.

 

Как ни выкини – в пару дней –

Хоть ночуй, оставляя свет, –

Он по той же ползёт стене –

Словно лучшего мира нет.    

 

СОН

Никогда – на спине. Никогда – нараспашку.

С разворотом от бед и в подушку лицом,

В прелость (цвета шафран) листопадов угасших

Или принт ныне модных опять огурцов.

 

Аэрацию хлопка не склею горячим,

Не спугну привнесённого запаха трав;

Чтоб в морозы дышать разноцветьем пьянящим,

Их в сенях насушила, по лету собрав.

 

И одна – не одна, но одна – априори,

Наяву и во снах к негативу – спиной,

Я как искра в золе. Я как пена на море.

И как брызги в лучах. – 

                               И мне сладко – одной.

 

Натяну одеяло на сути стыдливость,

Спрячу руки под грудь и ресницы смежу...

Лишь в нирване дремот растворяя сонливость, – 

Тем, кто там, свою душу светло обнажу. 

 

ПАПКА                      

                                                Памяти Евгения Артёмова

Хожу поминать часто. Сижу у могил долго.

Как не было б там мокро, и не было б мне зябко.

Но лишь у одной плачу и сердце стучит колко.

Но лишь на одной – в голос... –

                                            где папа лежит, папка!

 

Что с юности слыл гордым. Что тряпками звал вещи.

Что в минус любой стужи едва поднимал ворот.

Сильнее, чем он – щёки, побрившись, меня хлещет

Ветрами пурги Север, где строил он наш город.

 

Прости, не курю, папка. Могу помянуть водкой;

Как ты, подвязав уши ушанки своей пышной...

И пусть МЧС гонит, пугая штормов сводкой,

Сиянье сочит небо, позёмка шуршит слышно.

 

В угоров кольце мог бы пьянить нас с тобой воздух.

У печки сейчас жил бы, смолил "Беломор" утром.

Собаке трепал уши, колодезну пил воду.

Но вышло – уйдя рано, межзвездно молчишь мудро.

 

У дочи твоей дерзкой опять против зла схватка.

За правду и честь – насмерть. Гордился бы мной, знаю.

И верит она детски – Наталка твоя, Натка, –

Прости атеизм, Боже! – отмолит тебя в мае.

 

Кому же ещё в Рай-то, когда не таким честным?

Когда не таким смелым с прищуром твоим умным?

Мне так без тебя пусто, так в теле моём тесно!

Лечусь от тоски грешной лишь светом твоим лунным.  

 

ПРЕДВЫБОРНО-КЛУБНИЧНОЕ                                                           

Вы что кот в мешке, Владимир,

Хоть, пожалуй, я – на "ты";

Ведь не всем считать кумиром

Симулянта глухоты.

 

Зря ль страна исходит криком:

Возверни, мол, недра, лес!

Приценяется к "клубнике"

(Извини, Володя, – стресс!).

 

Обаукались с годами –

Кто культурно, кто с "мать пля"...

Тож охрипла – да куда мне

Достучаться до Кремля?!

 

Зря писала тонны писем –

Со расчётами в пример,

В организма стрессах скисли

Миллиарды теломер.

 

В сфере внешних достижений –

Столь бы в праве! – ты стратег!

Что ж так мало в окруженьи

Не ворующих коллег?

 

Гос-пригретым индивидам

Их служенье – не в азарт.

Приглашай – задаром выдам,

Где заныкан миллиард...

 

Как бы пенсии считала,

Как вождя захоронить,

Аргументы б освистала –

В чём запас страны хранить.

 

Без зарплаты бы да премий

За державу молвить суть;

Без притворства, лести – где мне?! –

Слухай, да не обессудь!

 

О победах или бедах –

Кон-струк-тив-но!!

– Ну, не мне ль?!

 

Коль не струсишь, я приеду

Поболтать с тобою в Кремль.     

 

ОКОЁМ

Отойдите, угрюмые. Сгиньте, упёртые.

Я сама по себе и черчу окоём

Оптимизму, где лишние совестью мертвые,          

Где вольна и права я стою на своём!

 

Раз опять пропускаются веские доводы

Про стократ накрывающий Родину криз,

Я не вижу какого бы ни было повода

Не возлечь в облаках, чтоб пощёлкивать вниз:

 

Шелуху лже-оправданной прихватизации,

Шелуху резолюций бесчестных судищ,

Шелуху нормотворчества РФедерации,

Где достойный народ – полусвят-полунищ –

 

То растерян, то вдруг обнадеженно-вскинется,

Выкупаем у Сталина грядок царьком…

Я спаслась от сего – потому именинницей

В облаках и снегах всё черчу окоём.    

 

Я настырна, колонну не чествуя пятую.

Мне их Запад со Штатами – кость поперёк.

Но и акредитованно-гнусно-треклятую

Засудила бы власть, ей вменивши в упрёк:

 

Шишобар на полях, мной когда-то ухоженных;

Борщевик на развалинах зернотоков;

Населения боль, что на годы умножена –

В умалении прав да раздаче оков…

 

И "котяре в мешке", что доныне загадкою,

Отмеряя с десяток неписанных правд,              

На прорехи души да незнанья заплатками

Нашпандорила б доводов – в чём де не прав...           

 

Но пыталась уже – а труды не доносятся.                  

Но боролась – да так, что едва и дышу.

Потому-то иуды пока превозносятся,                      

Я совсем о другом на сегодня пишу:              

 

О любви-не любви, но взаимных симпатиях

Категории лозунга – "Я оптимист!".

О взаимно-влюблённых, что прочих крылатее, 

И кого наблюдать – мне планировать вниз. 

 

О пушистых снегах, что хрустя и баюкая, 

Ослепляют, искрясь в стылом золоте дня,         

О котенке, что словно винится, мяукая...

 

Мой замкнут окоём – не тревожьте меня!

 

ДИАЛОГ

Где по халатности не спасли детей,

Где самосвал врезался в остановку….                         

 

А я, к сожаленью, иных не святей,

Отвлекаясь от темы плохих вождей,

Покупаю к морю опять обновку.

 

Пока обмерли СМИ – вменяем ли Трамп?! –

Осмеяв и презрев глупышку Псаки,

Под рассеяным светом домашних ламп,

Я последним аккордом в защиту прав

Развеяла пеплом иллюзий лайки.

  

Потребительства топь пеленает пыл

Рвануть на Курилы, а паче – в Донецк.

Пустишь тело на пляж, а душу – в распыл, –

И год облаками сомнений уплыл

Под бликово-пенный дурманящий плеск.

 

Но даёт ли покой мне такой покой –

Без Союза Советских, азарта, БАМа?

Я спасаюсь лишь рваной пока строкой,

Диалогом, что всё же веду с собой –

Против уютного самообмана.                            

 

ОСОЗНАНИЕ

Не вскричите надо мной вороны   

Как о папы моего смертушке!

Всё одно – стоп краны лет сорваны,

На притоп "смиренней жить" – нетушки!

 

Не купил капитализм платьями,

Поменяла б на Союз в благости.

Заменила бы тряпьё латами –

Лишь равно бы людям жить в радости.

 

Заменила бы перо вилами –

Разметала бы хапуг адовых,

Кабы можно было то – силою, –

Но не силою, смотрю, надо бы…

 

Нам, советским, проще бы выдюжить,                     

Кабы за подачки не сватались.

Обобравшим кукиш бы выкушать –                                  

Кабы мы в песок не попрятались.                               

 

Эх вы люди – глупые детушки, –

Так озлоблены почто внутренне?

К сорока душа иных – ветошью,

Хоть галкуетесь порой – к утренне.

 

По диванам за чайком рубите

Правду-матку по больным поводам –

А во креслах утонув, сгубите –

Не Христа, так точно уж – Овода!

 

Злят вас и идейность, и искренность,

Кем-то справедливости поиски…

Душ горячих цените истинность –

Лишь коснутся вдруг самих происки

 

С добродетелью печаль путая –

Учинению грехов следствием,

От мороза бед сердца кутая, –

Вы и есть причина всем бедствиям.

 

Сладко ль жить мещанскими страхами?

Привыкать не замечать гадского?

Хоть за плечи вас мечись-встряхивай

От приспособленчества рабского.

……………………………………….

А давайте-ка мы все – с поезда!

Или просто "Нетушки!" выскажем…

Ради предпоследнего повода –

Ради младшеньких из нас – выдюжим!

 

Не зажёг бы зря Творец солнышко

И дождями не кропил чистыми,

Недра полны – не узреть донышка…

Осознаем – Русский Мир выстроим!

 

* * *

Не порадовал черевичками,

Не добыл мне цветочек аленький,

Так стряхну его – руковичкою,

Осмеяв сюжет на завалинке.               

 

Так верну щелчком злому прошлому, 

Что размеренно да просчитано.

В платье творчества не заношенном,

Между строчками не прочитана.

 

Он в любви мне клянётся искренней,

Тут же с прошлым по мести дразнится.

Как хрустальна в осколках истина,

Если клятвы с делами разнятся.

 

Подбирай хоть змеёй завистливой,

Хоть волчицею – взревновавшая.

Он – вода. – Пей с улыбкой кислою

Из колодца, в него плевавшая.

 

Кровь разбавит прозрачней кровушка –

Охладят меня белоствольные.

Мне предписана долей – волюшка,

Где начертано – птица вольная!

 

Где ранима прошла и мнительна,

Мурава обрыдалась росами.

Только утро всегда пленительно –

Мудренее ночей с прогнозами.

 

Мне талантом ни с кем не меряться.

Звёзды в поры вотру – впитаются.

Как же дышится! Как хмелеется!

В лепестках и дождях летается!

 

Сколько солнышек в каплях плавает;

Смотришь – жгучие, тронь – холодные.

Да даруется свыше главное –

Вдохновение в дни свободные.                      

 

Ни характером, ни привычками

Не венчал нас цветочек аленький.

Так стряхну сюжет рукавичкою.

Обмету, как с мороза валенки.       

 

ЗАПОЛЯРНОЕ УТРО

Снег завис в воздухе. День завис в месяце.

Год завис планами в дневнике грёз.

Добреду, сонная, до весов – взвеситься.

Закручу хвостики из былых кос.

 

Мимо свет-зеркальца, не взглянув в оное –

Ко стеклу с морозью, за каким – синь...

Отворю форточку – на луну полную.

Потянусь, тёплая, – на зимы стынь.

 

Пусть окно – зеркалом, а узор – рамкою.

Здесь – уют сумерек, там – дымы ввысь.

Томно как – нежиться, кофе пить граммами

И в его запахе смаковать жизнь.

 

Север мой минусом студит мир царственно.

Чередой сполохов расцветив край,

От моей утрени и до льдов Карского

Взвесь души тающей облачил в рай.   

 

* * *

А я молюсь Пантелеймону.

Он мне в мгновение помог,

Когда впервые от иконы

Христа

к нему направил Бог.

 

И прошептала-то две строчки,

И повторила пару раз,

Но как в миру – без проволочек –

Он враз откликнулся и… – спас …

 

Першенье, жженье, кашель…

Бабки

Заозирались на меня, –

А я от службы, взглядов, давки,

Всё ощутив и всё поняв,

 

Уже хрустела по морозу,

В своей одарена судьбе.

И больше не было вопросов.

Совсем. Ни к Богу. Ни к себе.

 

КРЕЩЕНИЕ

В оторочке льда да инея

Сруб колодезный зимой.

Журавля схлестнулись линии,

Шест качая надо мной.

 

Цинк ведра обледенелого.

Стынь крещенская воды –

В ней намедни, онемелая,   

Окунулась до звезды...

 

Из ведра в ведро – завесою –  

Сброшу, в пояс поклонясь.

Запорошенными весями

Налюбуюсь, насладясь.

 

Мегаполиса бежавшая –

Хоть сама себе дивись, –

С детства сёла обожавшая,

Упиваюсь видом изб.

 

Там полярное сияние

В фиолете облаков –

Здесь ночами завывание

Обезумевших волков.

 

Здесь сорочьих крыл мелькание

В их касаньи со стеклом

И приливы подсознания  

Между вдохом и глотком.

 

Отскрипят по снегу валенки,

Возвращая до тепла,

Дрогнут каплями хрусталики,

Что метлою не смела.

 

Печь, поленьями доложена,

Пыхнет жаром, словно я –

В миг, когда сомкнулась крошевом                             

За спиною полынья.

 

Окунулась – значит, выстою,

А пока, перекрестясь,

Заварю с травой душистою

Мирозданья ипостась.

                                                  Воркута – Подосиновец

 

Комментарии

Комментарий #16057 06.02.2019 в 00:11

Радостева пишет стихи, желая участвовать в происходящем здесь и сейчас. Особо отметил для себя: «Мимо свет-зеркальца, не взглянув в оное...», «В оторочке льда да инея / Сруб колодезный зимой», «Отскрипят по снегу валенки, / Возвращая до тепла». Вроде всё сказано просто, а западает в душу. Ф. К.

Комментарий #16009 02.02.2019 в 22:54

"Осознание" великолепно. Всё чаще и чаще есть желание уже, действительно, не словом, а вилами... Это же невозможно, во что Россию превратили... Советский Союз уже многим раем кажется по сравнению с современным житиём.

Комментарий #16006 02.02.2019 в 19:55

Так-то оно лучше. Вон как казачка Радостева возгордилась своей родовой! Прекрасный донской поэт Борис Куликов, к которому отечески относился М. А. Шолохов, написал: «Казачий дух – не грим актёрский, что под услужливой рукой...» Этот дух непременен для всякого, и не только русского, человека, кому дорого Отечество. А истинного поэта без оного и вовсе не бывает. Вспомнился наш гений, что рисовал себя на коне и в казачьей бурке. Виктор Петров

Комментарий #16004 02.02.2019 в 16:19

#16003 Н-ну, ну… Обожаю подискутировать, даже стоило бы, но… - точно не на литературном сайте) В любом случае, тяги к донским степям я ранее не испытывала. Несмотря на то, что бабушка по папиной линии, оказывается, родом как раз из мест поселения казаков – только юга, а не российского Нечерноземья. О чём, составляя родословную, узнала совсем недавно, уже после посещения Ростова-на-Дону, Пухляковки, Вёшек. Сама когда-нибудь напишу и о прадеде – ямщике («богатырёнке»), и о дедах – председателе колхоза и лётчике, и о получившей в 30-х 2 высших образования бабушке, и о второй, чей дом (и место рождения известного кировского романиста А.Ф.) навсегда - центр моей вселенной. Эта же страница – поклон данному ресурсу! - о моей поэзии. Дай Бог со временем ей случиться такой, чтоб читатели каждого региона захотели увидеть во мне – свою))

Комментарий #16003 02.02.2019 в 14:00

Бога ради, Наталья, какие легенды?!
Существует свод исторических документов расселения казаков в вятской губернии и северном крае. Казачий есаул из Подосиновца, краевед В. И. Меньшенин, чья статья идёт в журнале «Дон», задаётся вопросом: «Так кто же тут у нас жил по реке Юг, Вятке, Вычегде, Двине? Кого митрополит называл «устюжня казачья»? В период татаро-монгольского ига, в 1293 году, турецкий лазутчик Али Беи Насыров писал великому халифу в Багдад: «Великое повеление Ваше исполнил. Пять лет жил в стране казаков на реке Двине, Юг-реке. Войско готовят, татар бьют каждую луну, знают древний секрет Тибета. В плену не живут, задерживают дыхание и умирают когда захотят... Один может биться с десятью. Их нравы просты, женятся без церемоний, казачки их верны... Их победить нельзя, убить можно».
В 1181 году, новгородские повольники или «ушкуйники» основали на Вятке укрепленные поселения и город Хлынов. За один век Хлынов разросся и стал грозить набегами Москве. Летом 1489 года царские войска разгромили хлыновское ополчение. Хлыновская община управлялась вече, во главе его стояли атаманы. Община эта была на всем северо-востоке России. Но сам казачий круг так и не подчинился Москве. Основная часть казаков подалась на Дон, а другая часть – на реки Двину, Сухону, Вычегду, Каму, а по реке Юг в 1498 году строили новые городки.
«Итак, заселение наших мест, – отмечает казачий есаул из Подосиновца, – проходило двумя волнами. Это в период татаро-монгольского ига и после разгрома и присоединения города Хлынова к Московскому государству».
В московской летописи сказано, что во время татаро-монгольского ига и после его падения казаки с Дона расселились по всем окраинам Российским. Тогда вся русская земля была покрыта татарскими улусами. Кто тут только не проживал – хивинцы, бухарцы, по Каме и Вятке – целые поселения торговых булгар, хивинцев, киргизов, татар. А между этими поселениями русские ютились. И вот теперь можно предполагать, почему с Дона казаки стали, расселятся на этих землях, при явном и тайном поощрении их со стороны Москвы. Вот почему нужны были казаки на реке Юг, на реке Сухоне, на реке Двине. И дальше тот же летописец пишет, что за это каз0акам по царской грамоте были дарованы земли по рекам Юг, Сухоне, Двине. Эта запись была сделана в 1444 году. Значит, селились тут станицами (деревнями, хуторами).
Лев Николаевич знал, что говорил о казаках. Создали Россию, чему примером в нашем случае нынешний Подосиновец на берегу Юг-реки. Виктор Петров

Комментарий #16000 02.02.2019 в 05:03

#15998
Вы преувеличиваете, но ничего страшного - я точно не зазнаюсь)) - Спасибо!

Спасибо ВСЕМ заглянувшим и доброе молвившим, - искренне! Наталья РАДОСТЕВА

Комментарий #15999 02.02.2019 в 04:46

На #15996
При всём моём уважении к Вашему, Виктор Сергеевич, таланту, – складывать про меня легенды всё-таки пока рано))
Тем более что реальная история моего рода гораздо интереснее предложенной версии и частично уже упоминалась в прозе известного кировского романиста Аркадия Филёва. Устюг, что в 130 км. от угоров Подосиновца – не Устюжна, что за 900. Казаки у нас не селились и о Доне я и не думала - просто дорога от Арктики и Карского на южные моря пересекает Ростовскую область. Что нисколько не умаляет ни отмеченных мной там донских красот, ни талантов и доброжелательности донских литераторов и просто жителей. Меня тянуло и тянет объехать всю Россию, но неудержимо - только в Подосиновец с соседствующей рядом деревенькой с моей избой, где А.Ф. и родился, если я в Воркуте, и - только в заполярную Воркуту, когда я в том самом Подосиновце.
Большое спасибо на добром слове о моём творчестве, как иные награды (в конкурсах) и поддержку безусловно состоявшихся в литературе Аршака Тер-Маркарьяна, Светланы Леонтьевой и Натальи Калининой, буду воспринимать сие как аванс и дополнительный стимул как можно большей и полной реализации своего потенциала поэта. И не только поэта, кто знает...)

Комментарий #15998 01.02.2019 в 19:09

Наталья! Каждое Ваше стихотворение - это шедевр! Читаешь .... И думаешь..... Вот оно! Вот! Но нельзя Вашими стихами насытиться и начитаться, последующие всё больше и больше берут за душу! Дальнейших Вам, Наталья творческих успехов! Мы будем с радостью ждать новых публикаций с Вашими неповторимыми стихами!

Комментарий #15996 01.02.2019 в 15:00

Воркутинку Наталью Радостеву российскому читателю впервые представил на своих страницах журнал "Дон". Сказались её вятские корни, возможно, голос крови, тяга из родимых сосновых да берёзовых мест, где в приснопамятные времена селилась устюжня казачья, туда - в край распахнутых степей Тихого Дона. Мне довелось писать предисловие к недавней московской книге Натальи Радостевой "Приворот" и давать ей вместе с Аршаком Тер-Маркарьяном и Светланой Леонтьевой рекомендацию в СП России. Свой взгляд на мир, заполярная биография, редкая сказовость стихотворного строя, искренность на уровне исповеди, неуступчивость характера, пожалуй, этим более всего определяется поэтический голос Натальи Радостевой, чему подтверждением подборка "Дня литературы". Виктор Петров

Комментарий #15989 31.01.2019 в 23:58

Прекрасные стихи! Крещение - вобще мощь!!!

Комментарий #15985 31.01.2019 в 23:18

"А я молюсь Пантелеймону" - шедевр. Финал - мягко-взрывной.

Комментарий #15984 31.01.2019 в 23:03

Превосходно! Умница, Наташа!