ПОЭЗИЯ / Вадим АНДРЕЕВ. ПОЛИТИКУМ. Стихотворение
Вадим АНДРЕЕВ

Вадим АНДРЕЕВ. ПОЛИТИКУМ. Стихотворение

 

Вадим АНДРЕЕВ

ПОЛИТИКУМ

 

Среди декораций и масок

по шатким подмосткам снуют

политики разных окрасов,                                              

адепты хаоса и смут.

 

Трибуны, визиты, застолья,

обедов и встреч череда,

они не выходят из роли –

так было и будет всегда.  

 

И пусть он сегодня рыцарь,

а завтра ливрейный лакей,

не важно – важнее прижиться

в реестре известных вралей.

 

Обвыкнуться, притерпеться,

но, главное, притереться.

И пусть хоть потоп на дворе,

зато он на сцене, в игре.

 

Ну что может лучше, чем сцена

поднять настроенье под «Бис!»

и крики с галерки: «Вы гений.

Политик от бога. Артист!».

 

И если к возгласу «Слава!»,

как сладенький витамин,

мы с вами прибавим «Браво!»,

тогда – никаких причин

терзаться от липких сомнений.

Он счастлив, и ночь напролёт

твердит себе, что он гений

и что его любит народ.

 

Но здесь и сокрыта опаска,

и остренько в оба конца,

поскольку сорвать с него маску

нелепо – там нету лица.

 

Там что-то… Из Босха?  Из Гойи?

Да нет же, там что-то другое.

Там над головой пролита

светящаяся пустота.

 

Политика – это троллинг,

и вместе с тем западня,

где без утвержденной роли

не проживут и дня.

 

Без роли ни к черту прожекты,

без роли вся жизнь – решето,

и ты в ней ни нечто, ни некто,

а хуже – ничто и никто.

 

Пусть всё это трачено молью,

постой-ка, не хлопай дверьми.

Еще остаются роли,

а нет – так возьми, отожми!

 

Бери и гони печали.

Талант – это самообман.

Где каждый талантлив – едва ли

там есть хоть один талант.

 

К тому же сегодня можно

всё то, что красиво и модно.

                             

Когда ты раздвоен, как атом,

быть проще, наверно, Атлантом.

От гения до палача

два вздоха и два плеча.

 

И чтобы не сгинуть мокрицей,

подумай при полной луне

о жаркой и вкусной, как шницель,     

победоносной войне.

 

Когда есть сюжет и сценарий

и роли распределены,

сам бог велит распиарить

свой образ на фоне войны.

 

И как бы ни падала карта,

здесь нету ничьей вины.

Всего лишь «война театров»

на фоне театра войны.

 

И вот, как графитом очерчен,

на сцене Уинстон Черчилль

и Трумэн. И профиль Цезаря

монеткой звенит в тиши.

Его еще не зарезали

в Сенате, где нет ни души.

 

Но скоро…

                 И вот на сцене

всё тот же

                    и новенький Брут.

Кто матери-истории

                                  ценен?

Конечно же,

                      Юний Брут!

 

Политика – это бездна,

где черных пожаров дым

ложится накладкой железной

на гибнущий в пепле Рим.

 

Где вновь начинается драма

и сцена еще темна,

и оркестровая яма

сияет, как пропасть без дна.

 

 

Комментарии

Комментарий #16513 11.03.2019 в 19:41

Славно