ПОЛЕМИКА / Александр БОБРОВ. ВРЁТЕ, ПОДЛЕЦЫ! Неюбилейная отповедь пошляку
Александр БОБРОВ

Александр БОБРОВ. ВРЁТЕ, ПОДЛЕЦЫ! Неюбилейная отповедь пошляку

 

Александр БОБРОВ

ВРЁТЕ, ПОДЛЕЦЫ!

Неюбилейная отповедь пошляку

 

Толпа жадно читает исповеди, записки etc.,

потому что в подлости своей радуется

унижению высокого, слабостям могущего.

При открытии всякой мерзости она в восхищении. 

Он мал, как мы, он мерзок, как мы! 

Врете, подлецы: он и мал и мерзок – не так, как вы – иначе…
Александр Пушкин

 

К кому обращается так гневно Пушкин, родившийся 220 лет назад в горячо любимой Москве? Кажется, не столько к Петру Вяземскому, к другим современникам, сколько к нынешним всезнайкам-литераторам и властителям интернет-пространства, которые упиваются своим бескультурьем: «Ну, какая там гармония, ну какое там совершенство, ну что это за глупости? Был человек полный недостатков, полный пороков, очень трудный в общежитии, с очень сомнительной, чтобы не сказать больше, репутацией; но, разумеется, чего никто никогда не отрицал – это пушкинского поэтического таланта, а многие даже полагали, что гения если не во всем, то во многом…». Эта подлая тирада принадлежит клавиатуре гражданина Эстонии Веллера, который долго не вылезал из всех телепрограмм Соловьёва до тех пор, пока не понёс какой-то бред про евреев-соплеменников, и постоянно вещал на «Эхо Москвы», пока не поругался с ведущими и не бросил в них кружку с чаем. Но продолжает хамить и изгаляться над русской литературой и Пушкиным на новых столичных площадках.

 

Что же это за грант?

Пользователей сети завалили пост-релизами для отчёта о проведённом мероприятии: «Известный писатель Михаил Веллер встретился с молодыми писателями, журналистами и просто читателями-поклонниками своего творчества в московской Библиотеке искусств им. А.П. Боголюбова. Он подтвердил свою репутацию глубокого и парадоксального мыслителя, не боящегося остро высказывать своё мнение, порой идущее вразрез с общепринятыми взглядами. Встреча прошла в рамках проекта «АРТ-Резиденция». Новый цикл литературных вечеров «АРТ-Резиденция» в московской Библиотеке искусств им. А.П. Боголюбова – совместный проект Школы Арины Шараповой «Артмедиаобразование» и литературного портала Библио ТV при поддержке Фонда Президентских грантов». Опа! Все объединились в поисках бюджетных денег, чтобы Веллер поучал русских писателей, как жить, и охаивал Пушкина. Модератор мероприятий – Владимир Семёнов, директор Библиотеки искусств им. А.П. Боголюбова, культуролог, член Русского ПЕН-центра, похоже, и не очень одёргивал гостя из Таллина, когда он нёс ахинею. Так, он снова призвал перестать внушать школьникам, что Пушкин – наше всё. Он и в интервью «Российской газете» вешал лапшу: «Мы не должны забывать, что при жизни Пушкин никогда не был номером первым, он был третьим. Первый был Крылов, второй – Жуковский, третий – Пушкин. Но места, они меняются...».

Да, в 1830 году государственному библиотекарю и баснописцу Крылову присвоили чин статского советника (в нарушение правил и положений – он не имел университетского образования и не сдавал экзаменов), а 2 февраля 1838 года, уже после гибели Пушкина, в Петербурге праздновался 50-летний юбилей его литературной деятельности с такою торжественностью и вместе с тем с такою теплотой и задушевностью, что подобного литературного торжества нельзя указать. Но солнце русской поэзии он всё равно затмить не мог. Ну а Жуковский ещё 199 лет назад, когда Пушкин прочитал в апреле 1820 года учителю только что законченную свою первую поэму "Руслан и Людмила", подарил ему портрет, написав на нем: «Победителю ученику от побежденного учителя». Но Веллер, конечно, знает лучше и расставляет всех по своим местам: «Не было в Пушкине ничего от того глянца, который на него навели позднее. И когда кто-то вроде Белинского начинает пускать слюни розовые на восторженных фразах, что «в Пушкине был явлен нам гармонический русский человек, который появится во всем совершенстве разве что лет через 200», – ну что я могу сказать? Ну, словами другого классика, уже ХХ века: «Хладнокровнее, Маня, вы не на работе»…».

Пошляк!

Сказал это не Белинский, а ученик Пушкина – Гоголь, которого Веллер тоже терпеть не может и считает, что в «Мёртвых душах» нет ничего смешного. По его мнению, там очень тупой юмор. Конечно, потому что поэма писалась для живых душ, а мёртвое на мёртвое – ничего смешного. Он подводит даже лингвистическую базу: Гоголь писал плохим русским языком, простонародным, потому что был из провинциальной и бедной семьи. Хорошим русским языком писал Лермонтов, т.к. он строил фразу по-французски, потом просто переводя ее на русский. Хороший русский – это переводной французский. Но Лермонтов-то был из богатой семьи и знал иностранные языки, а у Гоголя образование хромало, вот и придумал хитрый хохол этнографический стиль, чтобы пролезть в литературу. 

Веллер очень любит копаться в корнях, как одно животное под деревом, и принюхиваться к составу крови. Сам Михаил Иосифович родился в 1948 в городе Каменец-Подольский (Украинская ССР)  в семье офицера. «В восемнадцатом веке, в достославную Семилетнюю войну, прусский юнкер генерал фон Веллер воевал под знаменем Фридриха II. Генерал был еще молод и в конце войны в Силезии умудрился отчаянно влюбиться в прекрасную еврейку. Законы Пруссии были либеральны, но в довершение их несчастий она была дочерью цадика (у евреев-хасидов: духовный наставник, которому приписывается особая чудодейственная сила), и о браке не могло быть и речи, а свободное сожительство в те простые времена было совсем не тем, что сейчас. Короче, после войны покренившийся мозгами юнкер пожертвовал средства еврейской общине и принял иудаизм к ужасу своей родни, которая на него дружно плюнула, но фамилии лишить не могла. Экс-юнкер-сионист продал имение, и молодые поселились в Польше, которая вскоре была присоединена к России. Один из его внуков, отслужив в русской армии при Николае I двадцать пять лет, после увольнения получил право проживания в столице. Вот так Веллеры оказались в Петербурге».

Россия получила отпрыска в подарок, чтобы он поносил русскую литературу и Пушкина, отыскивая в нём «порочащие черты». Читая биографию поэта, он все время находился в недоумении, потому что в ней, дескать, обо всем умалчивалось. Но он потом все разузнал. «Первое, с чего у меня начались когда-то вопросы по поводу светлого образа Пушкина – это… значит так: его привез в Петербург поступать в лицей дядя Василий Львович. Отлично. И еще он очень любил свою няню. Ее звали Арина Родионовна – «выпьем с горя, где же кружка…». Прекрасно. А папу как звали? Ну, это можно восстановить, поскольку Пушкин был внуком Ганнибала. А Ганнибала звали Абрам. А Пушкин был Сергеевич, Александр Сергеевич, – то, может, папу звали Сергей Абрамович … Погодите. А как звали маму?.. Спросите-ка вы у российского школьника, как звали маму Пушкина? – Не знает он, как звали маму Пушкина!». То есть, Веллер не мог и не может, имея информацию об отчестве Пушкина и о полном имени и отчестве родного брата отца, сделать вывод об отчестве пушкинского папы. Львович его отчество, неуч, а не Абрамович! Даже и мама его, урожденная Ганнибал, не была Абрамовна. Абрамовичем был его дед по матери, Осип Ганнибал. 

И вот этот человек по президентскому гранту (!) поучает последних оставшихся юных любителей литературы в библиотеке. Уму непостижимо… Эстонский гражданин мира, которого аж в Турин приглашали лекции читать (а Пушкин-то нигде в заграничье не был), продолжает накручивать: «Когда школьнику с молодых лет твердят, что «Евгений Онегин» гениален и Пушкин – великий гений, совершенно естественно, это одно из его убеждений: Пушкин – это великий гений. Проходит какое-то время, и иногда кто-то из этих школьников интересуется: ну а как там за границей – ценят там нашего Пушкина? И оказывается, они его не ценят. Но они в этом не виноваты. Они его даже не знают». 

Ну и что? На Западе очень многих не знают, в отличие от России, где звучат и Гёте, и Шекспир. Но, похоже, и у нас хотят отучить детей заучивать и понимать поэзию. Стал уже классическим пример бывшего учитель математики, а потом главы управления образования Юго-Западного округа Москвы, который открыл Америку: «Задал я как-то пятиклассникам выучить наизусть известный отрывок Пушкина: 

Бразды пушистые вздымая, 

Летит кибитка удалая, 

Ямщик сидит на облучке 

В тулупе, в красном кушаке. 

 

Все ребята были из российских семей. Но знали они в этом стихотворении всего 4 слова: «пушистые», «летит», «сидит» и «в красном». И смысла текста не поняли, а потому учили его нехотя. В полной мере это относится и к мигрантам».

Нет, господин чиновник от образования, это в полной мере относится не к мигрантам, а к вам лично, ко всем учителям, которые обязаны были сперва объяснить своим пятиклассникам значения всех непонятных им слов русской классики, русского исторического быта, и только потом задавать им выучить наизусть известный отрывок Пушкина, всего 4 строки!.. Поэтесса Юнна Мориц, которая из лирического поэта превратилась в ярого обличителя того, что творится в родном Киеве да и в нынешней Москве, написала: «В детстве я ходила в среднюю школу в Киеве. Это была самая обычная районная школа, где учились дети самых разных национальностей, и все они читали русскую и украинскую классику, свободно владели двумя языками. 

Естественно, в русской и украинской классической литературе было множество слов, обозначавших предметы и явления исторического быта прежних веков, далёких от повседневной реальности, где люди ездили не в кибитках, каретах, бричках и тарантасах с лошадьми, ямщиками и облучками, а на трамваях, в троллейбусах, автобусах и на фуникулёре. Но учителя у нас были прекрасные, и каждое непонятное слово русской и украинской классики они объясняли на уроках и потом проверяли, все ли поняли и запомнили значения этих слов, без которых никакой классики не бывает ни в России, ни в Украине, ни в Европе, ни в Африке – нигде!». Но Юнну Писаховну не приглашают читать лекции, потому что она вычеркнула себя из либеральной тусовки и первая назвала блок НАТО, отметивший недавно 70-летие, как положено: «Мы – поэты планеты Земля – в ответ на бомбежки Югославии войсками блока ГОВНАТО – силой поэзии будем крушить авторитеты нового гегемонства».

 

От Мазепы до Порошенки

Накануне выборов президента Украины вездесущий Веллер беседовал (за платные входные билеты) с журналистом МК Александром Мельманом обо всём на свете в клубе… "Гнездо Глухаря" – в кафе авторской песни. Господи, куда он только ни пролезет! И тут понёс чушь: «Россия начала войну на Украине, но во многом, это война гражданская». Так что же там на самом деле? Но таких типов правда не интересует, ему лишь бы обгадить всех: «Украинцы не правы, говоря, что украинцы и русские не братский народ. Разворовывают так же, как и русские, свою страну – значит, братский. Я не хочу знать, кто у них будет предводителем, надсмотрщиком, полицаем». Да, «тиха украинская ночь». Притихла от ужаса.

В апреле 1829 года вышла из печати гениальная поэма Пушкина «Полтава». Известно, что сначала он хотел назвать свое произведение «Мазепа», сделав центральной фигурой предателя. Но потом остановился на расширенном названии «Полтава», тем самым показывая, что преступления Мазепы ограничиваются не только личными целями, но и событиями исторического значения, которые, увы, не раз повторялись на наших общеславянских просторах. Несчастная Мария, порвав с оклеветанным отцом, осознаёт, что нынешний «херой Украины» предал не только клятву и Петра, но и ее любовь. Чистая душой женщина потеряла рассудок, когда не смогла смириться со своей судьбой. И для нее в конце концов два образа – возлюбленного и предателя – зримо разделились.

…Я принимала за другого

Тебя, старик. Оставь меня.

Твой взор насмешлив и ужасен.

Ты безобразен. Он прекрасен:

В его глазах блестит любовь,

В его речах такая нега!

Его усы белее снега,

А на твоих засохла кровь!..

 

Ему в это время было около 70 лет (а по другим данным – 80!). Кстати, за предательство старик не так и много просил. В 1707 году, желая отторгнуть Украину от России, он вступил в тайные переговоры с Карлом XII и новым польским королем Станиславом Лещинским. В 1708 году Мазепа заключил соглашение с королем Станиславом Лещинским, обещая Польше Киев, Чернигов и Смоленск; для себя он хотел получить титул князя и права на Витебск и Полоцк. Всего лишь… В октябре 1708 года в Новгород-Северском, где мы на выездном пленуме Союза писателей России отмечали юбилей «Слова о полку Игореве», Мазепа открыто присоединился к противнику России в Северной войне шведскому королю Карлу XII. Позже на сторону Мазепы перешли еще около 3 тысяч запорожских казаков. В ответ Петр I ликвидировал ставку Мазепы, лишил его всех титулов и избрал нового гетмана, а 12 ноября 1708 года митрополит Киевский объявил Мазепе церковную анафему. В следующие месяцы многие из приверженцев Мазепы перешли на сторону россиян. Таким образом, ко времени битвы под Полтавой 8 июля 1709 года (в этом году – 210 лет!) Мазепа остался всего лишь с горсткой верных ему людей. Попытки Ивана Мазепы переобуться в воздухе, как и положено украинскому политику, вступить в переговоры о возвращении в русское подданство – были отвергнуты царем. После разгрома шведов в Полтавском сражении Мазепа вместе со шведским королем бежал в турецкую тогда крепость Бендеры. 

И молча он коня седлает,

И скачет с беглым королем,

И страшно взор его сверкает,

С родным прощаясь рубежом.

 

Через два месяца взор его угас навеки… Но зато горе-президент Петр Порошенко как раз рос и учился в молдавских Бендерах в семье директора заводика Вальцмана. В 1956 году тот, как пишет Павел Шеремет, «женился на Евгении Сергеевне Порошенко (еврейке по матери) и взял фамилию жены».

Шеремет съездил до убийства в Бендеры, многое понаписал в АИФ, но это его – не спасло. Кстати, ещё одно совпадение: дом, в котором семья Порошенко прожила лет десять, считается в Бендерах элитным. Он стоит на набережной Днестра, где раскинулся большой красивый парк. В советские времена в этой многоэтажке «чешского проекта» на улице Ткаченко селилась партийная и хозяйственная элита, номенклатура, слегка разбавленная представителями рабочего класса. Здесь жили все первые секретари горкома партии, даже будущий президент Молдовы Владимир Воронин, который тоже оказался склонен к предательству. Но это так – украинско-молдавское местечковое отступление…

А в преддверие 220-летия рождения национального гения и Дня русского языка хочу напомнить всем коллегам, писателям и преподавателям, а ещё шире – всем родителям и подлинным гражданам России: не слушайте и гоните клеветников России и помните, что Пушкин – наше всё, что его надо читать с детства и до самых крайних дней с очарованием, так звучно запечатлённым в стихах упомянутой Мориц:

А мы – солёные, и в нас растворена 

Крупица Пушкина, с младенческого сна, 

Когда отец и мать читают сказки, 

Отнюдь не пресные!.. И соль земли, она, 

Даёт нам речь в голосовые связки, – 

Так русской речи пушкинская соль 

Купает нас в младенческой нирване. 

И в самый худший день, в кровавой бане, – 

Кто с нами?.. С нами Пушкин – наш король, 

И наш пароль – очей очарованье!

 

* * *

Первый секретарь Союза писателей России Геннадий Викторович  Иванов с радостью сообщил, что Всероссийский Пушкинский праздник поэзии на Псковской земле теперь будет называться "ДНИ ПУШКИНСКОЙ ПОЭЗИИ И РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ". Это новое и расширенное название предложил митрополит Тихон (Шевкунов), который с недавнего времени стал как раз митрополитом Псковским и Порховским. На днях в Пушкинских горах прошло совещание по проведению первых Дней в этом году. В совещании участвовали губернатор М.Ю. Ведерников, советник по культуре Президента РФ В.И. Толстой, представители минкульта России, Россотрудничества, минпросвещения, директор музея-заповедника А.С. Пушкина "Михайловское" Г.Н. Василевич, от Союза писателей России были Геннадий Иванов, Валентин Курбатов и Игорь Смолькин. Если сказать о главном, то целью совещания было желание вдохнуть в этот праздник, который когда-то был известен на всю страну и собирал до 50 тысяч человек, свежую энергию и, как ни странно в наши дни, проявилось желание почти у всех вернуть празднику сильную поэтическую составляющую. Об этом заинтересованно говорил и Владимир Толстой, и митрополит Тихон, и, естественно, все присутствующие писатели. Дай Бог, чтоб праздник решительно двинулся в сторону поэзии, подальше от веллеров нашего времени.

 

Комментарии

Комментарий #17071 25.04.2019 в 11:07

А что, слабо лишить его российского гражданства? И скатертью ему дорога в эсстонии и израили! Хватит с таким нянькаться! Но пока СМИ и книгоиздательство под гускоговогящими и игра в толеранство, то бишь в игры публичного дома, не закончена, надо терпеть, бия сих не по паспорту. А величие Пушкина может оспаривать только завистливый импотент от литературной кормушки. Свобода книгоиздатнльства - это свобода гускоговогящийх гнобить все русское и возвеличивать все жидовское. Путин, очнись!

Комментарий #16991 19.04.2019 в 11:23

Пройдёт некоторое время и,опасаюсь,некому будет отвечать поганцам типа швелера...Сегодня ещё есть...!?

Комментарий #16968 18.04.2019 в 15:36

Таких ,как Велер, в своё время Сергей Есенин называл картофельными журналистами.