ФОРУМ / Юрий ЛЕОНОВ. ХАБАРОВСКИЙ АКЦЕНТ. Литературные заметки
Юрий ЛЕОНОВ

Юрий ЛЕОНОВ. ХАБАРОВСКИЙ АКЦЕНТ. Литературные заметки

09.07.2019
98
0

 

Юрий ЛЕОНОВ

ХАБАРОВСКИЙ АКЦЕНТ

Литературные заметки

 

На последнем майском заседании приемной коллегии Союза писателей России особое внимание привлекла проза двух авторов из Хабаровска: Сергея Архипенко и Вячеслава Глухова.

Богатый жизненный опыт за плечами Сергея Архипенко. Много профессий освоил он – от автослесаря до начальника лесозаготовительного участка и старшего следователя. Работа следователя и побудила его взяться за перо. Проза Сергея Архипенко – как оголенный провод под напряжением, идет ли речь об операции против наркоторговцев, о спасении тигра, или о похождениях дикого старателя.

Более подробно Сергей Архипенко рассказал читателям о крушении лесной мафии в детективе «Завал». Очень сложная сеть подельников хищнической потравы тайги сплела мафиозная структура братков из Закавказья и местного криминала. Отборный лес за бесценок гнали в соседний Китай эшелонами. Чтобы разом обрубить все корни этого беспредела, понадобился не только самоотверженный труд природоохранного прокурора Сергея Лесника, но и масштабной операции бойцов ФСБ и войскового соединения с участием авиации и боевых машин пехоты. Можно было бы упрекнуть автора, что в книге слишком много действующих лиц, но все окупает финал главной интриги.

Путевые записки Станислава Глухова с ненавязчивым юмором рассказывают о его странствиях как по Дальнему Востоку, так и далеко за его пределами. Но гораздо больше впечатлений остается от прочтения его повести «Умальта». В ней рассказано, как в 1943 году горняки затерянного в тайге поселка Умальта оказались главными поставщиками в стране молибдена, без которого невозможно выплавлять качественную сталь.

Вернувшийся после ранения в родной поселок Иван Красногор с головой окунулся в гонку за лишние тонны руды, каждая из которых была на контроле в ставке Верховного Главнокомандования. Когда все реальные шансы увеличить добычу руды были использованы, а требования подверстать план все росли, директор рудника сбежал под благовидным предлогом. За себя он оставил безотказного в работе Красногора. Едва Иван оказался в должности исполняющего обязанности директора, как на руднике случилось ЧП. В один из штреков прорвался плывун, грозя затопить всю шахту. Срочно необходимо было преградить дорогу плывуну. Но цемента в поселке не оказалась. Не было его и у соседей. Непогода не давала шанса доставить цемент самолетом. Катастрофа казалась неизбежной. И тогда Красногор приказал свалить под землю весь запас – три машины мешков с мукой. Люди временно остались без хлеба. Но плывун был остановлен.

Рисковый, деятельный характер главного героя повести убедительно выписан автором и в других эпизодах. И само произведение читается в наши дни как призыв идти наперекор всем тяготам сложной жизни.

После обсуждения двух кандидатур хабаровчан члены коллегии единогласно проголосовали за прием этих прозаиков в наши ряды. И даже раздались голоса, что вот, мол, и Хабаровск засветился талантами. А мне подумалось, что не на пустом месте расцвели эти дарования. Если оглянуться, то не трудно вспомнить, что в шестидесятых годах в Хабаровске плодотворно работал автор исторических романов знаменитый затворник Всеволод Никанорович Иванов. В Хабаровске начинали свой творческий путь такие известные в российской литературе имена как Петр Проскурин, Борис Можаев, Римма Казакова, Анатолий Ткаченко, Игорь Золотузский… Правда, громко заявили они о себе уже вдали от Амура.

А среди тех коллег, кто остался в Хабаровске, долгое время были на слуху последователи творчества Владимира Арсеньева: Всеволод Сысоев, Серей Кучеренко, Григорий          Ходжер, Владимир Клипель… Тема знакомства с дальневосточной природой и ее обитателями была неисчерпаема.

Но настали иные времена. И все чаще заговорили дальневосточники о сбережении духовных традиций, о разбазаривании природных богатств, о том, почему во множестве уезжают на Запад специалисты, оставляя обжитую предками землю, на которой все чаще хозяйничают чуждые нашим традициям пришельцы. И писатели ответили на эти запросы.

С талантливой книгой «Тайна Белой горы» вошел в наш Союз прозаик Валерий Смирнов. Бывший строитель БАМа в отличие от хвалебных реляций тех времен рассказал беспристрастно и взыскующе о своих друзьях и коллегах, для которых оторванность от цивильных благ, гнус и бездорожье были далеко не главными трудностями новостроя.

К большому сожалению Валерий Смирнов слишком рано ушел из жизни, как и его предшественник Михаил Леденев, оставивший после себя яркую публицистическую книгу: «Почему Россия петь перестала».

Удачно сочетает в своем творчестве философские раздумья с иронией, а серьезные обобщения с бытовыми зарисовками давно принятый в наш Союз профессор геологии Юрий Салин... О широком диапазоне его интересов легко судить по названиям его книг: «Иная цивилизация» (о бережливом, рациональном содружестве природы и аборигенов) «Эволюционный тупик», «Объективная наука и глобальные кризисы»…

«Ни в одном из слагаемых кочевой жизни нет Олелею равных Я видел много раз, как он управляется со стадом. Подходит старый пастух к оленям не торопясь, суетливых движений не делает, каждый шаг его приобретает какую-то округлость, да и сам он становится пластичным, как балерина. Тихо посвистывая или ласково приговаривая что-то по-корякски, он идет по табуну, и олени лишь слегка расступаются перед ним.

Очень зримо представлен здесь читателю образ ветерана.

Жестко изображает городскую среду талантливый писатель Александр Гребенюков. Помнится его повесть «Пятеро под одним солнцем», в которой рассказано, как четверо моряков годы спустя после плавания на судне пытаются вызволить из длительного запоя своего бескомпромиссного друга. Жизненный опыт писателя выплескивает здесь в убедительную конкретику проблем рабочей среды.

 Стоит оглянуться на ряд этих новых для читателей имен, как возникает вопрос: что же, кроме землячества, объединяет этих столь не похожих по стилю прозаиков?.. Пожалуй, все же – острота социальных проблем, воплощенных в художественные образы. В литературе не существует деления на актуальные и неактуальные темы. Но всегда жив читательский спрос на так называемую «злобу дня». И, отвечая на него, каждый, кто берется за перо, либо воспитывает ответственного гражданина, либо множит ряды нигилистов. К числу первых я бы отнес авторов книг, о которых шла речь. Их опыт отнюдь не уникален и перечень таких удач можно было бы продолжить, перечисляя книги писателей из других регионов. Но повод для этого разговора дали хабаровчане. И только поэтому озаглавил свои заметки, возможно, не очень точно: «Хабаровский акцент».

 

 

Комментарии