ПОЛЕМИКА / Павел ЯКУША. ОКОЛОЛИТЕРАТУРНЫЕ СЛОВЕСА. Из цикла «Борьба с Западом в отечественной словесности»
Павел ЯКУША

Павел ЯКУША. ОКОЛОЛИТЕРАТУРНЫЕ СЛОВЕСА. Из цикла «Борьба с Западом в отечественной словесности»

31.07.2019
305
4

 

Павел ЯКУША

ОКОЛОЛИТЕРАТУРНЫЕ СЛОВЕСА

Из цикла «Борьба с Западом в отечественной словесности»

 

ПРОРУБЛЕННОЕ ПЕТРОМ I ОКНО В ЕВРОПУ. Сквозит. Иным часом – и врача вызывать надо.  

В пещерах, где пребывали наши преподобные, – в тех окон-то вообще не было. А Русь – Россия – она оттуда. И, кажется, опять туда…

 

НАРОД И ФИЛОСОФИЯ. Там, где очередной титан философии исписывал великое множество букв, преп. Сергий Радонежский «философствовал» Словом, ничегошеньки при этом не написав. Ни одного трактата в свет не выпустив. Да и вообще: наш народ издавна умнейшими почитал святых, в земле Русской просиявших, а не «кантов» и «гегелей».

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРТУРБАЦИЯ. Не так давно философию почитали царицей и властительницей всех наук. Сейчас ей сгодится и более приземлённое определение: философия – демократка наук. Нечто вроде ряженой Верки Сердючки на сцене, где – не видя друг друга – снуют, подпрыгивая, люди науки. Всё это действо – смеха ради иудейска.

 

ГАДЖЕТЫ И ЛИТЕРАТУРА. Мир таков, что теперь главными делами можно заниматься совсем бесшумно, не тревожа ничьё «личное пространство».

Не то печатная машинка.

Скрип пера, скольжение шариковой ручки.

Огарки свечей, исписанные листы, папиросные окурки.

Всё это ещё и убирать придётся.

А вот раньше, говорят, литература ближним спать не давала.

Наверное, западная техника – только для «спокойствия совести»…

 

ВОПРОС-ОТВЕТ. Найдётся ли в западной литературе одно-два достойного уровня художественных, философских, публицистических произведений отъявленно антирусского характера? – Ежели кой-что и отыщется (Кундера какой, Уэльбек, Андруховыч), то непременно с тем, что, вышед из желудочного тракта, вряд ли способно очаровать «хвостики» в мозгу, не говоря о душе!

 

ИЗ ДНЕВНИКОВ ПРОТ. А.ШМЕМАНА. «Ж.-П. Сартр и Ко – плохенькие «иконы» дьявола, его пошлости, его суетливой заботы о том, чтобы Адам в раю не забывал о своих «правах». Там, где говорят о правах, нет Бога. Суета «профессоришек»».

 

БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК ГУМАНИЗМА. «Старец свят, но Бога-то нет», – речёт философ всех времён и народов Иван Карамазов, тем самым подводя итог прошлому и будущему гуманистической, сиречь безбожной идее западной цивилизации (фраза Достоевского, из рукописных редакций «Братьев Карамазовых»).

 

ДОСТОЕВСКИЙ – ПРОТИВ ВСЕХ! Если взаправду Бога нет, то какие вы после этого философы?! – Так, сиюминутные самомудры на потеху дня.

И вот ещё что занимательно. У Достоевского (роман «Бесы»)  эту «довольно цельную мысль» высказал «седой бурбон капитан» («Если Бога нет, то какой же я после того капитан?»), человек чина как-никак. Он, употребляя философскую лексику, засомневался – при подобном раскладе – в целесообразности собственного профессионального существования. Раз нет Бога, то ничто – в том числе и из ремесла военного – не осмысляемо, не благодатно. Этому капитану попросту незачем лезть в генералы. – Философы-безбожники же – напротив – не имея даже иногда и звания рядового, мнят себя едва не генералиссимусами. Хотя их философский потолок – философия прапорщиков (от церк.-слав. Прапоръ, «знамя» по-нашему). То ли под знаменем марксизма, то ли либерализма и т.д.

 

ЧИТАЯ ЧЕХОВА. Господи! До чего же человечество глупо и как-то примитивно пошло! Временами даже найдёт такое: преглупость наша глубже премудрости Твоей! (Рассказы «Невеста», «Мужики».)

 

«БЕЗ ГРАММАТИЧЕСКОЙ ОШИБКИ Я РУССКОЙ РЕЧИ НЕ ЛЮБЛЮ». – Карл Мракс.

 

ДЛЯ ПОНИМАЮЩИХ. Все эти философско-гинекологические разыскания Зигмунда Фрейда, касающиеся потаённого и неприкосновенного в человеке – его пола, всего лишь двумя предложениями разузловал гениальный Андрей Платонов. В романе, отдельные отрывки из которого следовало бы разбирать на философских факультетах «баден-баденов», Захар Павлович – Саше Дванову: «Главное, не надо этим делом нарочно заниматься – это самая обманчивая вещь: нет ничего, а что-то тебя как будто куда-то тянет, чего-то хочется… У всякого человека в нижнем месте целый империализм сидит…» («Котлован»).

 

АНТИ-ФРЕЙД. Человека надобно бы любить таким, каким задумал его Господь Бог, а не таким, каким его «обнажил» Фрейд, по-хамски выставив на падкую к «клубничке» публику венский вальс всевозможных пакостей.

Разве, спрашивается, приложима фрейдовская галиматья к преп. Серафиму Саровскому?

 

ГЁТЕ, ГЕЙНЕ, ГЁЛЬДЕРЛИН, ГЕГЕЛЬ, ГЕССЕ И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ. У всякого народа, как и у каждого человека, бытийствует своя собственная – ничем не похожая на прочие – «точка кипения», когда все силы души, сердца, разума направлены на мир, ближнего, Бога.

Когда немец философствует – русский молится.

 

ЧТО РУССКОМУ ЧЕЛОВЕКУ ДЕЛАТЬ В НАТО? Если, не приведи Господь, всё-таки придётся держать речь русской душе перед бонзами нат и прочими западными корпорациями, то естественно было бы сказать словами Максима Горького (цикл рассказов «По Руси»): «<…>растет человек и тесно ему в законе». А вдобавок незазорно и жест Константина Петровича Победоносцева повторить. Так, как его описывает Василий Розанов в полуанекдотической зарисовке: «Как мне нравится Победоносцев, который на слова: «Это вызовет дурные толки в обществе», – остановился и – не плюнул, а как-то выпустил слюну на пол, растер и, ничего не сказав, пошёл дальше».

 

РУССКИЙ «ТОТАЛИТАРИЗМ». Всегда – а по нынешним временам с удвоенным рвением – западный мир пытается доказать остальному человечеству одну весьма хитросплетённую, но неправдивую мысль. Дескать, Россия не только «родина слонов», а ещё и опасное для демократии тоталитарное общественное образование. Даже предположив научную победу оной мысли, укажем, однако, на неверность подобных философских поползновений. Укажем, пойдя от противного.

Верно то, что Россия исторически единственная на сей день держава, которая, не щадя своего философского «я», боролась с тотальным злом, по сути – оберегая земли Европы от варваров: внутренних и внешних. К слову сказать, истоки этого варварства нередко берут своё начало на самом Западе. Так было с обоими «гитлерами»: «гитлером» маленьким – Наполеоном Бонапартом, и «гитлером» большим – Шикльгрубером.

Войны с явившимся злом приобретали значение отечественных. Борьба шла, как выясняется со временем, не исключительно за своё, но и чужое, родное для других.

Этот русский – прежде нравственный – «тоталитаризм» на редкость точно сформулировал Высоцкий поэтической строкой:

Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,

Принял пулю на вдохе, –

Но на запад, на запад ползёт батальон,

Чтобы солнце взошло на востоке.

 

Этим кто-то был, без сомнения, русский Иван, тогдашний советский Иван из-под Чернигова или из-под Орла. И именно он, окончивший, скорее всего, три класса церковно-приходской школы, в ту лихую годину с «кафедры» Родины победил в «диспуте» с величайшими немецкими философами.

Солнце доднесь восходит на востоке, а какая-нибудь трансцендентальная звезда Шопенгауэра или Хайдеггера давнёхонько закатилась.

 

ДИССИДЕНТЫ. Советские диссиденты (точнее: диссиденты Советской эпохи) по своему психологическому типажу напоминают торговок на базарах и ярмарках. С одним отличием: базарные бабы разводят сплетни по месту, за прилавком, в окружении разночинного народа. А вот диссиденствующие – те больше ценители кухонь и прочих располагающих к тихому хихиканью местечек. Ещё обязательно – чтобы в кругу себе подобных «сектантов» и «сепаратистов». С однотипным, кухонным набором фраз, анекдотов, пасквилей. Собственно говоря, само писательство советских диссидентов сводилось в итоге к высмеиванию, оболваниванию, уничижению остальных.

Диссиденты – кончившие университеты смердяковы; получившие желанную прописку заодно с партбилетом шариковы. Первый тоже на кухне постоянно «ошивался»; на придачу, как пишет Достоевский, «поваром он оказался превосходным». А булгаковский Шариков – так тот вообще переписку Энгельса с Каутским читал. Всё сходится.

 

ДИССИДЕНТЫ II. А.Галич убедительно настаивал: «Я выбираю Свободу, / Я пью с ней нынче на «ты»…».

Свобода есть дар, благодать. Она вряд ли «выбирается». Она – наоборот – ниспосылается. Господь возвещает, что Он есмь «Путь, Истина и Жизнь», а не то, что Он – самый «свободный индивид», причём «сделавший себя сам».

Не стоит также отбрасывать одну важную деталь. Именитые диссиденты Советского Союза пожелали «выбрать свободу» путём обращения в бегство, сознательно отринув себя из пространства отечественной словесности. – Отсюда тот случай, когда русское слово на некоем метафизическом, непостижимом уровне «проучивает» его бросающих. Не случайно ведь многие (тот же Галич, Довлатов, Аксёнов) впоследствии сетовали, что на желанном и свободном Западе сочиняться им стало гораздо хуже.

 

РАСШАТАННЫЕ СКРЕПЫ. В нашем подлунном мире уже и американец стал неинтересным – как-то чересчур «американизировался».

А русские – в россиян и украинцев превратились…

 

ЧЕМ ЗАНЯТЫ МЫ? – Василий Васильевич Розанов тот ещё мыслитель-усмехатель, он в сердцах покрикивал: «Литературочка». Ах да, пока мы её – литературочку – делаем, Запад давно и вовсю её, как товарную вещь, производит. Преимущественно в Китае – прикрываясь фирменными футболками и кроссовками.  

 

(Продолжение следует)

Комментарии

Комментарий #19438 03.08.2019 в 10:59

Для # 19433. Имя упомянутого Вами митрополита пишется - Иларион.

Комментарий #19433 03.08.2019 в 06:25

В теперешней философии многовато мути и зауми. Как же далека она от глубокой и ясной Сократовской! И вообще, еще в одиннадцатом веке наш батюшка Илларион обронил: у них - закон, а у нас - благодать. Вот они и беснуются, поскольку для прагматическо-механических умов наша ясность и простота непостижимы... Юрий Манаков

Комментарий #19424 02.08.2019 в 18:47

Спасибо за добрые слова! Буду стараться и впредь!
с уважением, Павел Якуша

Комментарий #19423 02.08.2019 в 16:10

Умница. Особенно про немца - философа и русского - молитвенника. Запад давно разоблачен. Просто никто не скажет, что король - голый. Очень хотелось бы выводы увидеть на темы общемировых ценностей, демократии, прав человека и прочей галиматьи. Спасибо автору!