ФОРУМ / Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ. ХРУСТАЛЬНЫЙ ТЕАТР РУССКОЙ ПОЭЗИИ или НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ИЕРАРХИИ
Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ

Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ. ХРУСТАЛЬНЫЙ ТЕАТР РУССКОЙ ПОЭЗИИ или НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ИЕРАРХИИ

Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ

ХРУСТАЛЬНЫЙ ТЕАТР РУССКОЙ ПОЭЗИИ

или НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ИЕРАРХИИ

                

                                                                                        …Много званых, но мало избранных…                            

                                                                                                        Евангелие от Луки 14:12-24

  

                                                       …Не надо называть поэзией то, что зовётся иначе…

                                                                                                                                               А. Блок

 

                                                                                           …И если ты мгновенным озабочен –

                                                                          Твой жребий страшен и твой дом непрочен…

                                                                                                                              О. Мандельштам

 

…Какое странное явление – Культура!

Маленькая книжица стихотворений Есенина иль томик Омара Хайяма, иль рисунок Леонардо да Винчи во много раз больше говорят человеческому сердцу, чем все голливудские душегубные блокбастеры или грохочущие Олимпийские Игры, или сладострастно стонущие футбольные стадионы, или адские вопли наркотических певцов и нагих рок-дев шоу-бизнеса…

 

Потому что Истинное Искусство – это исповедь страждущей одинокой души, а не диавольский рёв бараньих толпищ… Увы! Увы!.. Ура!.. Ура!..

Поэтому душа творит вечные произведенья в тиши…

 

В наш XXI век Человечество слепо, тупо, печально, смертельно, пагубно уткнулось во всякие СМИ, ТВ, Интернет…

На помойках валяются сиротски брошенные книги Данте, Гёте, Толстого, Достоевского, Пушкина, Чехова, Кафки, Фолкнера, Хемингуэя…

 

Фараон Рамзес II говорил, что «Библиотека – это аптека души»…

Значит, если Книги валяются на помойках – это наши бессмертные души валяются там же…

 

Происходит сознательное убиенье Книги бесами компьютера, а только Книги извлекли человека-зверя из языческой пещеры, из кровавых джунглей…

Не зря Великие народы называют себя «Народами Книги»…

 

…Как старец сладко нежно вспоминает своё далёкое райское Детство – так я среди Погрома Книги решил вспомнить Великую Русскую Поэзию, которую нынче успешно придавили душераздирающей могильной Плитой шоу-бизнеса и залили океаном графомании…

Надолго ли?.. навсегда ли?.. долго ль бесам торжествовать?..

Но пока они торжествуют…

 

Русская пословица говорит: «Бог даже леса не ровнял!..».

И вот в жизни человеческой, в обществе, в политике, в спорте и, естественно, в Поэзии есть своя Божественная Иерархия!

Господь построил Её на земле, а мы часто самозабвенно, самолюбиво, слепо рушим Её!

 

Однако, говорим: Пушкин – Первый Поэт земли русской!..

Значит, есть! есть Первый!..

Значит, мы признаём Божественную Иерархию!..

И бесы отступают…

 

И мне эта Иерархия видится так:

I. Великие Поэты.

II. Гениальные Поэты.

III. Талантливые Поэты.

IV. Даровитые Поэты.

V. Поэты-Ремесленники… Поэты-Эпигоны… Поэты-Журналисты…

 

А далее – ярится, шумит, клокочет необъятный агрессивный Океан Графоманов, Цунами Графоманов!..

Который иногда бросается на мраморные храмы, дворцы, колонны, пирамиды Великих Поэтов и потопляет Их!

Но только на время!..

 

Потом цунами уходит и Вечные Дворцы! Храмы! Пирамиды ослепительно, нежно, вечно сияют в пустынях!..

 

Но вернёмся к нашей Божественной Иерархии!..

Кто же эти бессмертные Поэты?

 

Если представить, что Русская Поэзия – это Хрустальный Театр – то Кто восседает на Первом Ряду?

А Кто – на Втором?..

А Кто – на Третьем?..

А Кто – на галерке?..

 

А кого Господь вообще не пускает в Хрустальный Театр, а они яростно толпятся у входа и готовы сокрушить хрупкий Театр Поэзии от зависти и ненависти…

Мудрецы Индии предупреждают: «Мир погибнет от зависти…».

 

Увы!.. Не всем Господь даёт Билеты Бессмертия!..

А всем хочется в Хрустальный Театр!

И таких, алчущих бессмертия, нынче, во времена государственного хаоса, – множество, кишащее у Дверей Театра Русской Поэзии…

 

…Но продолжим, братья и сёстры, наше скромное повествование о Хрустальном Театре Русской Поэзии…

 

Итак, начнём с Первого Ряда.

Вернее, с Царской Ложи!

Кто сидит в Ней?..

За тяжёлыми бархатными гранатовыми занавесами?..

Тайно, сумрачно, как Генералиссимус Сталин на спектаклях по пьесам Булгакова…

 

Лицо этого таинственного Поэта, Генералиссимуса Русской Поэзии, дивно белеет во тьме, словно в тумане веков…

Только сверкают, пылают бездонные древние очи Его, как на иконах Рублёва…

 

Это великий безымянный, только Богу известный, Автор «Слова о Полку Игореве»…

 

Великое Искусство часто бывает анонимным, как народная песня, изба, одежда, икона…

Кто сотворил их?..

Господь сотворил!..

 

…Но вернёмся в Хрустальный Театр!..

Кто же восседает в Первом Ряду?..

Великие Русские Поэты!..

Кто Они?..

 

О Боже!.. Дух захватывает от волненья!..

Вот Она – Вечность!..

Великий Поэт пишет о жизни, о смерти, о загробных странствиях бессмертной Души!

О тысячелетней судьбе Русского Православного Народа!

О Боге!

 

Великий Поэт – это Молитва к Богу…

Это – Предстоятель Народа перед Творцом…

 

Выше Великого Поэта – только Святые Отцы-молитвенники!

Хранители русских судеб!.. Пророки!..

 

Так кто же Великие Русские Поэты?..

 

Ох, передохнём немного…

 

Это Пушкин!..

Это Гоголь!..

Это Толстой!..

Это Шолохов!..

 

О Боже!..

А почему Гоголь?.. Толстой?.. Шолохов?..

Ведь это же прозаики…

 

Но не будем рабами словес и названий…

Известно, что мировая литература началась с эпических Поэм.

Затем они трансформировались в романы…

 

Но мудрый Гоголь не зря назвал «Мёртвые души» поэмой!..

«Война и мир», «Тихий Дон» – это, несомненно, эпические Поэмы!

 

Нет никаких великих прозаиков – есть Великие поэты!

Проза живёт только благодаря Поэзии в ней…

Бунин говорил, что проза – это необъятная вода с островками поэзии в ней…

 

И всё Творчество божественного «последнего эллина» Александра Пушкина – это лирико-эпическая великая Поэма!..

Воистину!..

 

…Но двинемся далее – с Божьей помощью – по Святым Ступеням Иерархии!..

Итак, мы заполнили Первый Ряд в Хрустальном Театре Русской Поэзии!

 

О Боже!..

Вот Они перед нами – наши вечноживые Поэты!.. Исполины!..

Улыбаются вечной улыбкой!..

И мы, скоротечные, улыбаемся вместе с Ними…

 

А Кто же украшает Второй Ряд?..

Гениальные русские поэты!

Кто Они?..

Гений – Кто Он?..

 

Гениальный Поэт – это Родник, вырвавшийся из-под земли!

Это золотой самородок!

Это дикий дивный полевой цветок-василёк, венерин-башмачок иль июльское духмяное медовое разнотравье!

Это песня о своей краткой сладкой жизни! о девах! о вине! о хмельных друзьях! о  быстротекущем земном счастии!

В основном – это лирика…

 

Так кто Они, наши Гении?..

 

Ох, опять передохнём немного…

 

Это Лермонтов!.. (Песня о трепетной душе, летящей, возвращающейся в ледяной Космос… А где Бог?..)

Это Блок!.. (Песня о Вечной Деве в призрачных петербургских туманах.)

Это Хлебников!.. (Песня о древнеязыческой Руси, где было много вольных богов, а ныне – Один… Суровый…)

Это Есенин!.. (Плач о гибели Золотой Избы и наших певучих молочных кормильцах-крестьянах.)

 

Увы! Как мало Гениев!.. Мало!.. Как «много званых»!.. Как «мало избранных»!..

А Гений – это Алмаз…

Бог даёт поэту Гений, но от поэта зависит, как он распорядится этим Даром!..

 

Великий Поэт – это Алмаз, который после ювелирной долгой огранки становится Бриллиантом…

Наши Гении, наши Алмазы из-за ранней смерти и очень страстной плотской жизни – не стали Великими, не стали Бриллиантами…

Они не перешли с трепетной Тропинки Лирики на могучую Дорогу Эпоса…

И потому Великие Поэты являются 2-3 раза в сто лет…

И это немало…

 

О Боже…

 

…Но вернёмся к Хрустальному Театру Русской Поэзии!..

Вот Он полыхает хрустальными алмазными стенами и колоннадами эллинскими, и крышами бриллиантовыми на весь Божий Мир!..

Как сверхновая сверхвечная Звезда!..

 

И вот мы дошли до Третьего Ряда: Талантливые Поэты!..

Талант!.. Что это?..

 

Я не буду философствовать на эту бесконечную, для многих самовлюблённых стихотворцев болезненную тему.

Но это моё любимое множество!.. блаженный серебряный летучий Сонм Пиитов!.. весёлая хмельная толпа поэтов!..

Если бы не было этой Плодоносной Грядки, этого кипучего Чернозёма, этой Оранжереи, этого Драгоценного Ожерелья Талантов – не было бы и Великих Поэтов, и Гениев!..

Воистину!..

 

Великие и Гениальные Поэты – это Эвересты!

Но кто часто взбирается на эти опасные Вершины?

Там дышать почти нечем!

Там царит блаженное одиночество!..

Но зато какие картины открываются отважным альпинистам-читателям!..

О Боже!.. Какие приокские дали!.. какие вселенские звёздные просторы!..

Да!..

 

Но где они – эти читатели-альпинисты?..

Наверное, их столько же – сколько и великих Поэтов!..

Печально!..

 

Иногда мне кажется, что Великая Поэзия сотворена не для человеков, а для Бога!

 

Я вспоминаю одну историю: Знаменитый итальянский певец приехал к Шаляпину. Шаляпин спел – итальянец был потрясён.

Тогда Шаляпин поехал с гостем в далёкий монастырь, где жил одинокий монах…

Когда он запел, итальянец воскричал: «Вы великий певец… таких нет в мире… Но для кого вы поёте в одиноком глухом монастыре?..».

Монах удивился: «Он поёт для Бога…».

 

О, мои братья и сестры!

А вы часто видите на улицах апокалиптических мегаполисов человека с томиком Гомера, Данте, Гёте или Шолохова?..

Покажите мне этого искателя золота в пустыне!..

Таким читателям давно пора давать Государственные премии по Литературе!

Французская пословица говорит: «Понять – значит стать равным…».

 

И ещё: иногда мне становится страшно от мысли, что самая Великая Поэзия осталась в веках неузнанной!.. невостребованной!..

И что Она – это Тайный Оазис в пустыне, к которому нет дорог человеческих, а только дороги для Творца…

И Он одиноко восседает в этом Оазисе и читает Великие Строки!..

Вот Она – Великая Поэзия!..

 

О Боже!..

Одинокий Бог читает Одиноких Великих Поэтов!.. Книги Сгинувших Жрецов Слова…

Воистину!..

 

Известно, что Подлинник Священного Корана находится в Небесах…

Там же находится и Непостижимая Библия…

 

Увы!..

А нам достаётся только некий банальный «шоу-бизнес», только песенки вместо Великих Поэм, остающихся в песках забвенья…

 

О Боже!.. Ужель это истина?..

Ведь человек – увы! – слаб! и конечен! и тленен!

И потому Вечные Поэмы недоступны ему! Как и Тайны Загробья!..

 

О Боже!.. О Необъятный Господь!..

Как велики Тайны Твои, и мы, муравьи, ничего не знаем о Них!..

А только тщимся узнать…

 

Конечно, Высшая Поэзия – это Вера, это тайная Беседа с Творцом!..

Но кому доступна Она?..

Только после смерти открывается Она…

 

О Боже… Куда-то далеко мы ушли…

 

…Но вернёмся к нашим талантам!

К Третьему Ряду Хрустального Театра Русской Поэзии!..

 

Так кто же Они?

Мои трепетные любимцы?..

Талантливые Поэты?..

 

Вот Они весёлою аристократической! артистической! часто грассирующей Толпой заполняют Третий Ряд!..

Их немало!..

Слава Творцу, что послал Их на Русь!

 

Это мои любимые – Державин!.. Ломоносов!.. Жуковский! («Ундина» – моя любимая поэма)… Батюшков!.. Анненский!.. Бунин!.. Набоков (блистательный поэт – гораздо больший, чем прозаик!)!.. Баратынский!.. Тютчев!.. Фет!.. Некрасов!.. Гумилёв!.. Пастернак!.. Ахматова!.. Твардовский!.. Мандельштам!.. Цветаева!..

 

О Боже!..

Ах, как сладок, певуч и трагичен этот Третий Ряд!..

 

Тут есть и безвинно убиенные!.. Рыцари Русской Судьбы!..

И трагические, почти святые Поэтессы, похожие на Жён-Мироносиц!..

Слава Вам и вечный – до земли! до земной златой пыли – поклон и любовь, мои трепетные, щемящие печальницы Руси – Марина и Анна!..

 

О Боже!.. Я что-то весь в блаженных слезах, ведь Господь дал мне это несметное счастье!..

И я встречался на живых земных путях с Тремя из этого Божественного Собранья, Сонма Избранных!

Я видел, чуял, как Они улыбались! дышали! говорили… почти шептали…

Живые!.. страждущие!.. уповающие!..

 

Это были – живая Анна Ахматова!.. живой Борис Пастернак!.. живой Александр Твардовский!..

А я был пылкий, внимающий, согбенный от почтенья отрок из Литературного института… из нынешнего оскудевшего Лицея Поэтов…

О Боже!..

 

О, мой трепетный Третий Ряд Хрустального Театра Русской Поэзии!..

О, мне бы тут остаться, да Они уже Ушедшие… Уходящие… Нездешние…

А я ещё младой… уповающий… здешний…

Тогда мой срок был ещё далёк, а нынче он уж близок…

 

О Боже!..

 

…Но вернёмся в наш Хрустальный Театр!..

Кто же украшает кипучий Четвёртый Ряд?..

Кто эти даровитые, одарённые Поэты?

Кто всё-таки получил Билет Бессмертия и вошёл в Хрустальный Театр Русской Поэзии?..

О!..

 

О! Здесь есть и мои пылкие современники-друзья!..

Я узнаю Их…

Я рад Им…

Хотя, взирая на Первые Ряды, тихо вздыхаю…

 

Но начнём издалека!.. Из XIX века…

Это – Языков!.. Надсон!.. Полонский! (мой древний родственник по жене)...

Это изысканный, как венецианское стекло, – Северянин!.. Это Волошин – крымский Апостол Руси!.. Это Бальмонт…

Это деревенский пророк, разделивший кровавую судьбу многих русских лесных полевых святых правдолюбов-юродивых, Клюев – апостол Есенина… (Это он прошептал удушенным предсмертным горлом о Есенине: «Пегасу русскому в каменоломне – нетопыри вплетались в гривы…».)

 

Это громокипящий Маяковский, в котором уже много эстрады, плаката, быстротекучей газеты…

И от него, как от ледника, идут реки, пошли поэты-плакатисты, поэты-эстрадники, поэты-журналисты!..

 

А одно из грустных зрелищ в мире – это вчерашняя, мгновенно устаревшая газета…

И поэт-газетчик, переживший её, а мечтающий о вечной славе…

 

Вот их весёлая, безумно алчущая Славы и успеха стайка: Ахмадуллина! (самая талантливая)... Евтушенко!.. Вознесенский!.. Рождественский!..

 

Поэты всегда жадно алчут Славы и Успеха, и рукоплесканья восторженных толп!

 

Хотя нынче Слава – тоже стала «девушкой по вызову»: Её вызывают и покупают за деньги!..

Бог посылает Цыганку-Славу к достойным, но по дороге Она соблазненно заворачивает к тем, кто платит деньги!..

Кривы, темны нынче Пути Госпожи Славы!..

О, истинный Поэт, забудь о Ней!..

Лучше не ждать, что Такая постучит в дверь одинокую твою!.. Уйююю!..

 

… Но вернёмся в Хрустальный Театр…

 

Рядом с шумными Поэтами-эстрадниками печальный от одиночества, задумчивый, как осенний лес, сидит, дремлет Рубцов!.. И демонический Кузнецов!..

И мудро снисходительный к шалостям своих друзей-соперников – Бродский!..

И державная, неприступная, как Пирамида Хеопса, чеканная, как древняя монета иль камея, – Татьяна Глушкова!..

И ещё, отдельно от всех насельников Четвёртого Ряда, дремлет в бархатном вечном кресле самый таинственный и неизвестный из поэтов – Михаил Ерёмин…

 

О Боже!.. Я вспоминаю, что некогда в мой московский дом пришёл младой Бродский. Громко раздирающе читал свои стихи…

Я спросил: «Вы откуда?..».

Он сказал: «Я из Питера!..».

Я сказал: «Там живёт необычный, как белый павлин, поэт Михаил Ерёмин!..».

Он сказал: «Там нет поэтов, кроме меня…».

 

Спустя много лет я услышал по «Голосу Америки» дымный голос Нобелевского лауреата: «Мой любимый поэт Михаил Ерёмин…».

 

Да!.. что-то печально мне… средь моих живых и мёртвых друзей…

 

…Но вернёмся в наш многошумный Театр Русской Поэзии, где у златокованых Дверей-Врат стоят Два очень высоких – выше дверей – Ангела-Великана с долгими золотыми власами, в белоснежных вьющихся одеждах из неведомой текучей алмазной материи…

О Боже!..

 

А вокруг Них! вокруг Хрустального Театра кипит, бушует несметная толпа куплетистов!.. пародистов!.. юмористов!.. песенников!.. футуристов!.. имажинистов!.. символистов!.. кубофутуристов!.. эпигонов!.. словоремесленников!..

О Боже!.. О бедный Хрустальный Театр!

 

Но!..

 

Но Господь глядит на Тебя с Бездонных Высот и улыбается!..

 

Но бушует, бьётся, кишит окрест безвинного нежного Хрустального Театра Русской Поэзии Океан Графоманов!.. Самум Графоманов!.. Тайфун!.. Циклон Графоманов!..

 

Но Ангелы-Великаны в златых власах и в белоснежных вьющихся одеждах улыбаются!

 

О, как много тут безбилетников, алчущих пробиться в Вечный Театр!..

Но Ангелы – на страже… Зорки, как орлы…

 

Последними, кого Они впускают в Театр, – это Высоцкий и Окуджава!..

Барды, засаленные, замученные земной славой, долго и мучительно читали свои стихи Великанам-Ангелам…

Но Ангелы не склонялись, не трепетали, недвижно стояли в своих веющих белоснежных одеждах и Билетов Бессмертия им не давали…

 

Но потом барды взяли гитары и мучительно запели…

И тут Ангелы заслушались, склонились к певцам…

И у Одного из Ангелов в васильковых русских очах блеснули алмазы слезинок…

И Он открыл Златокованые Двери-Врата…

И впустил Поэтов с гитарами их…

 

О Боже…

 

Я давно уже стою в бушующей толпе…

И, содрогнувшись, вспоминаю, что раньше, близ Ангелов, остановился русский офицер в военной обгоревшей форме и, чётко приложив ладонь к измятому покоробленному виску, смущенно, виновато отрапортовал:

– Я капитан Гумилёв… Я весь пробит, изъеден пулями… Я весь расстрелянный…

А разве можно в Театр с пулями?..

 

И тут Один из Ангелов мгновенно склонился над Поэтом и по-отечески нежно сердечно обнял, объял его:

– Уже все безвинно расстрелянные и тайно удушенные прошли…

Вот ваш Билет…

И вы – увы! – не последний из Убиенных Поэтов…

А убивать Поэтов – то же, что топить младенцев…

 

О Боже!..

 

…Но Океан Графоманов бушевал, плескался у Златых Врат…

 

Там были яростные, вечнокипящие: Пригов!.. Кибиров!.. Павлова!.. Полозкова!..

И несметное множество иных…

И в руках у них были ядовитые книжицы, и они размахивали ими и кричали осатанело Ангелам: «Пустите нас в Театр!.. Хотя бы на Галерку!..».

А один пенно хрипел: «Хотя бы на люстру!.. Мы на всё согласны!..».

 

И толпа вопияла: «А иначе зачем этот Хрустальный Театр?!..

Надо разбить! убить! забыть Его, если нас нет в Нём!..

Долой Бессмертных из Хрустального Дворца!..

Мы сами бессмертные!.. Мы – дети и внуки Маяковского!..».

 

Но Ангелы шептали свысока: «Без Билетов Бессмертия – нельзя… Господь не велит!..»

 

И толпа хотела сокрушить Театр и билась в Хрустальные Стены и в Златые Двери-Врата…

 

Но тут у Ангелов явились в руках исполинские ослепительные двуручные Мечи-Кладенцы…

Мечи вспыхнули… засверкали звёздными широкими лезвиями…

И тогда толпа отпрянула…

 

Но надолго ли?..

Ведь так ломок Хрусталь… И Колонны Хрустальные…

И Театры!.. И Музеи!.. И Дворцы!..

А толпы каменных необъятных бараньих варваров грядут…

И всё сметут…

 

О Господь!..

 

…Пройдут века… тысячелетья…

 

О Боже!..

 

В Песках Времён, в Траве Забвенья сгинет и Хрустальный Театр Русской Поэзии…

Сгинут даже Гении…

 

Останутся только Великие Поэты…

 

Пирамиды…

Эвересты…

 

P. S. О, Братья и Сёстры!..

Позвольте вслед за моим Учителем Пушкиным привести моё стихотворение…

 

                        ПОЭТ

                                                                …Я памятник себе воздвиг нерукотворный…

                                                                                                                       А.Пушкин

Поэт – это звёзды звёзды алмазнотекучие алмазнопадучие алмазнохвостатые звёзды

Поэт – это вечное сердцебиенье хрустального альпийского родника

Поэт – это лепет птенцов в яйцетекучих херувимски доверчивых алых гнёздах

Поэт – это духмяный пчелиный васильковый ветер в перламутровых отзывчивых тополях

 

Поэт – это родимые вечнохмельные тесные слёзные други други блаженные

Поэт – это одиночество которое глубже Вселенной

 

Поэт – это бессонная боль за одичалые забурьяненные поля

За зарубленные задушенные безвинные леса

За одряхлевшие обмелевшие беззащитные реки

За всех родных чужих далёких близких страждущих ликующих болящих обделенных убиенных

За заброшенные затравленные кормилицы-деревни

Заколоченные теми же гвоздями что Спаситель на Кресте Вселенском

Да!.. Теми же!.. Теми же!.. Теми же!.. Теми же!..

 

Поэт – это нежнолестные нежнольстивые нежнолепестковые фиалковые девы сомлелые

Поэт – это лукавые вечно обнаженно отворенные для игрищ любовных жены жены жены

Их лона бутоны бездонные – это вселенные распахнутые текучие необузданные непознанные

Их лона – это улья кишащие бредовые земляничные малиновые чародейные чадородные

 

Поэт – это жёны меж лакомых шелковых ног которых – тайна жизнерожденья…

 

Поэт – это пчела загустевшая загулявшая задремавшая в струях медовых

 

Поэт – это ярохмельной многошумный многоликий праздник кружащийся

Где словно на Вечере Тайной

За столом восседает Сам Господь Бог Опечаленный

А тамада – сатана улыбающийся

 

Поэт – это бесконечные необъятные сладчайшие дурманные маковые объятья… соитья… приволья… застолья…

Где вина крылатые плещутся бьются безумствуют в девоподобных женоподобных бокалах

 

Поэт – это летучая очарованная Смерть сладко вожделенно нежданная

Которая словно Ангел

Или случайный прохожий святой божий странник цыган вечный пыльный Пианица

Внезапно безумно срывает сдирает со стола захмелевшую залитую винами скатерть

Вместе с бокалами рассыпающимися и душами улетающими

 

Айхххйя!

О Боже!

И стол стал гол как алчный гроб

Но гроб извечно пуст

 

Ибо поэтов как любимцев забирает Сам Господь…

------------------------------------------------------------------------

 

О Боже!..

О Братья и Сёстры!..

Я пишу дальше для Тех, кто знает мою Поэзию…

А таких Альпинистов – Горсть на земле!

Остальные могут не читать этих слов…

Впрочем, всё в Божьих Руках!..

Завистники, ненавистники – тоже!..

Я люблю всех земных современников моих – Господь Вам в помощь!..

 

О Боже…

 

Итак, я тоже стою, маюсь, уповаю в бешеной толпе у Златокованых Врат!

У подножья Ангелов-Великанов в белоснежных летящих волнующихся одеждах из древнеиудейского саванного «синдона»…

И в руках у Них ослепительные Мечи-Кладенцы…

 

О Боже!..

А я стар… смешон в толпе бушующей ярой… убог… согбен…

И в дрожащих руках моих тяжёлая сумка…

Там семь томов Поэзии моей…

Там поэмы: «Книга Детства Иисуса Христа»… «Один День из Детства Пророка Мухаммада»… «Земные и небесные странствия поэта»… «Исповедь Ивана Грозного»… «Книга Смерти Амира Тимура»… «Таттабубу»… «Книга откровений Омара Хайяма»… «Золотые притчи Ходжи Насреддина»… «Стоящий и рыдающий среди бегущих вод»… «Откровения Сергия Радонежского»…

Там вся моя жизнь…

И что?..

Зачем я пришёл сюда во грехе славолюбия?..

 

О Боже!..

 

Я задыхаюсь… продираюсь… умираю в кишащей жгучей толпе…

Я хочу уйти от Златых Врат…

Что я пришёл сюда?..

Я пришёл в жажде Иерархии?..

Я пришёл сюда занять место, которое мне судил Бог?..

Или Билет мой мне положат на гроб?..

 

О Боже…

 

И вдруг!..

 

…Один из Ангелов – Тот, кто прослезился от песни бардов, – вдруг свысока склоняется надо мной…

Златые шелковистые нежные вьющиеся пшеницы Влас Его падают на меня… осыпают меня… щекочут… ласкают… лелеют меня…

И от Него пахнет родным потным запахом моего отца, которого я никогда не знал, потому что его убили в 37 году, когда мне было несколько месяцев… а тут я вспомнил…

 

И Он шепчет, улыбаясь, как некогда молодая матушка моя улыбалась мальчику… мне:

– Поэт, возьми Твой Билет…

 

Я беру Билет…

Там написано: Царская Ложа…

 

Ангел печально глядит на меня синь-васильковыми фригийскими плакучими русскими очами сквозь золото пшеничных влас:

– Ты будешь Великим…

Через века…

Но безвестным…

Как Тот…

В Ложе…

Иди…

Он ждёт тебя…

 

…О Господь!..

О Щедре!..

 

Комментарии

Комментарий #828 16.02.2015 в 22:52

В какую же позу, господин Гость №2, встаёт, по вашему мнению, Зульфикаров?!
Это - песнь поэта о Поэзии, Поэте и месте его в русской литературе. Песнь - это Песнь. А вы - насупив брови - отчитываете его: ай-яй-яй, какой ты нехороший, и как посмел СВОЮ иерархию поэтическую выстраивать. К тому же - Кедрова ни к месту прилепили (кто кого здесь, у Зульфикарова, оплёвывает-то?!).

Комментарий #826 13.02.2015 в 00:12

Вообще-то ГЕНИАЛЬНЫЙ выше ВЕЛИКОГО, если исходить из принятого в русском языке понимания этих слов (загляните хотя бы в Ожегова).
А сортировка поэтов поэтами же всегда вызывает из памяти "непоэтичные" строки Дм.Кедрова: "У поэтов есть один обычай: в круг сойдясь, оплевывать друг друга".
Мне, например, неинтересны претенциозные творения Зульфикарова, но я вполне допускаю, что это просто НЕ МОЁ и пусть себе существует для других. Зульфикаров же НЕ допускает, что его понимание ПОЭЗИИ - это всего лишь ЕГО понимание поэзии. Евтушенко тоже сортировал, но тот свою естественную субъективность пытался хоть как-то аргументировать. Здесь же просто и категорично - Я СКАЗАЛ! Вы же, Тимур, философ и знаете, что поэт не может быть непогрешимым и неоспоримым. Зачем же становитесь в эту позу?

Комментарий #823 12.02.2015 в 18:35

БЛЕСТЯЩЕ!
Поздравления - и Читателям и Поэту!