ПОЛЕМИКА / Павел ЯКУША. ВИРУСЫ С КОРОНАМИ НА ОТРОСТКАХ. Футурология прошлого
Павел ЯКУША

Павел ЯКУША. ВИРУСЫ С КОРОНАМИ НА ОТРОСТКАХ. Футурология прошлого

27.03.2020
405
0

 

Павел ЯКУША

ВИРУСЫ С КОРОНАМИ НА ОТРОСТКАХ

Футурология прошлого

 

Среди несчётного множества новостей из СМИ, связанных с ширящимся и растущим заболеванием под вывеской «коронавирус» и которые мне доднесь удавалось удачно упускать из виду, очередное известие просто ошарашило. Скорее всего, новость временная и чересчур эмоционально окрашена, но вместе с тем – является фактом метафизического, символического порядка. Где трагедия и комедия действительности – налицо.

Ватикан официально заявил о праздновании Христовой Пасхи в режиме видеотрансляции. Без верующих. Без тех, кто зачастую под гнетом более сильных бедствий присутствовал и на богослужениях. Без людей. Без «чад Господних». В режиме онлайн. Так по-современному, вдали друг от друга. На расстоянии протянутого по земле-кормилице провода Глобальной сети.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси Кирилла пока каких-либо основополагающих документов не публиковала. Разве что была донесена до ведома общественности некая инструкция – касательно эпидемиологических угроз распространения посылаемой нам напасти.  

Собственно, здесь всё.

Суть вызова, ставшего на пути землян, тем не менее, несколько в другом.

И одно из проявлений сей сути вычитываем, как ни странно, непосредственно из «всенародной скоропомощницы» – «Википедии»: «Коронавирусы (лат. Coronaviridae) это семейство вирусов, включающее на январь 2020 года 40 видов РНК-содержащих вирусов, объединённых в два подсемейства, которые поражают человека и животных. Название связано со строением вируса, шиповидные отростки которого напоминают солнечную корону. Назначение «короны» у коронавирусов связано с их специфическим механизмом проникновения через мембрану клетки путём имитации «фальшивыми молекулами» молекул, на которые реагируют трансмембранные рецепторы клеток. После того как рецептор захватывает фальшивую молекулу с «короны», он продавливается вирусом в клетку и за ним РНК вируса входит в клетку». – И именно это несвятое «семейство вирусов» нынче вторглось в человеческую семью народов. Нагло человечество при этом обманув тем, что корона отныне его частная собственность. Его – то есть «шиповидного отростка». Представить только: эти отростки, напялив на себя корону, до того приохотились имитировать королей и вельмож, что научились точь-в-точь в них оборачиваться. И проникать в «высшее общество», внося с собой чемодан ненужностей. Раньше хоть обезьянами стращали, а теперь бациллами, трихинами. Да разве это эволюция!

Но – разобраться, так человечество собственноручно корону этому вирусу-самозванцу и возложило. Вместо венца. Примерно тогда, когда вместо вина возжелало винца. И вместо хлеба – власти над хлебом.

Тогда, когда освоило и восславило технологию внедрения необходимой для прагматических целей дозы информации и искусственного преОбразования. – Уже не блоху подковать, а из блохи сотворить себе кумира, дозволив ему поддельное равенство, безысходную свободу и необъятное братство (где практически нет объятий!).  И как итог – быть поглощённым этим примитивным кумиром.

Во времена всеобщих бедствий как-то враз забываются интеллектуальные выпендрёжи перестройщиков человечества. Тех, кто в относительно тихие времена западного благоденствия сыпали рецептами: на каких основаниях должны покоиться отношения между государствами, между гражданами, между общностями – словом, всех тех, кто в гордыне своей задумал предоставить «глобальному человейнику» (понятие А.Зиновьева) всё готовенькое.

А припоминается, естественно, непреходящее. Например, Откровение Иоанна Богослова. Где нет никаких фейков, а мысль сформулирована поточнее многих экспертных заключений, высыпаемых разнообразными средствами – не только массовых информаций. «˂…˃ это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя» (Отк. 16:14). Штука в том, что и собирать особой сложности не составит. Все – по домам. Приходи, заходи и – всеобщая  мобилизация. Всё, «по-модньому» выражаясь, включено.

Или вот припомнился всемирный гений и русский пророк Фёдор Михайлович Достоевский. Помните «Преступление и наказание», последний сон Раскольникова, уже на каторге? – То-то. А снится «убивце» нечто до того пророческое, что закрадывается даже еретическая мысль: может, всё, с нами сейчас происходящее, – величайшая милость, очередной экзамен «тварям дрожащим» и «право имеющим»? Только вслушайтесь (уж сколько раз прочитано – не доходит: одни диссертации!): «Он пролежал в больнице весь конец поста и Святую. Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и бреду. Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. ˂…˃ Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одарённые умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали заражённые. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нём в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. ˂…˃В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовёт, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, – но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше».

Как нам, заражённым информацией похлеще всякого «коронованного» вируса, всё это осмыслить?

Не желаете ли в философско-историческом ключе? – Что Европа всегда тщилась Русскую цивилизацию рационально понять, чтобы потом как-то нажиться на своём разумении. А мы всегда где-то любовно их чувствовали. Жили и живём европейскими болезнями и страхами. Достоевский, кажется, прямо об этом. Да и события в Италии и наша там участь – тому свидетельство.

Сама Европа всегда воспринимала нас именно как неразгаданный вирус, которым лучше руководить дистанционно. Нам же ничего не оставалось как принимать европейские (преимущественно!) вирусы с тем, чтобы потом сообща избавляться. – Повторяется ли история? – Услышим ли радостный перезвон колоколов, разносящих весть, что Победа – за нами?

Здесь, наверное, наступила пора подключить экспертную мысль. Нашлась таковая у Фатея Яковлевича Шипунова (1933-1994). Видный учёный-эколог, кандидат биологических наук, деятель природоохранных начинаний, публицист, известный своими выступлениями в «Нашем современнике». Диапазон его деятельности настолько удивительно многообразен, что мечтается увидеть творческую личность Ф.Я. Шипунова в качестве «объекта» разысканий добросовестного труженика науки.

Поясняет Ф.Я. Шипунов фантастически-понятные вещи. Например: «˂…˃ колокол ˂…˃ излучает огромное количество резонансной ультразвуковой радиации, а ультразвуковая радиация существует очень давно. Вообще биосфера – это единственное место на Земле, в пределах которой существует созданная Творцом звукосфера. Человек с некоторых пор стал преобразовывать её в шумосферу. Есть шум, а есть звук. Звук целителен для всякой клетки, а шум разрушителен, шум накапливается в живой клетке и может развалить не только клетку, но и весь организм, а звук способствует жизнедеятельности клетки. Так вот, Творцом была создана звукосфера, а человек с некоторых пор стал преобразовывать её в шумосферу, в хаос, и в этой шумосфере, которая сейчас создаётся, человек, конечно, не выживет. И вот с помощью Творца и творящих сил Вселенной был создан колокольный звон, чтобы помочь усилить звукосферу в биосфере, т.е. симфонию природы».

Крайне необходимо уточнить: появление вирусов напрямую зависит от нравственного состояния человечества. А для первых – исторически – вирусов «путёвкой в жизнь» было, как можно догадаться, грехопадение первого человека.

Ф.Я. Шипуновым был подсчитан потенциал излучения колоколов в ультразвуковом диапазоне. (Для понимания: в дореволюционной России насчитывалось около 1270 монастырей, общин и приходов и примерно 80 тысяч церквей.) Оказалось, потенциал излучения в ультразвуковом диапазоне был таков по большим праздникам (или – в большие бедствия!), что ракета средней дальности действия отклонила бы свою траекторию. – Что же тогда говорить о вирусе – невидимом ошмётке?

Впрочем, и на этот вопрос находится вразумляющий ответ. «Что касается всех вирусных заболеваний, не несущих ДНК, то в ультразвуковом диапазоне эти молекулярные структуры, а их много, и даже вирус гриппа, желтухи и т.д. – они просто гибнут. А если вы в комнате повесите шестиоктавные колокола, то происходит стерилизация, белки свёртываются в клетках вирусов, получаются кристаллические структуры и они не несут никакой заразы. Тифозная палочка при колокольном звоне гибнет в течении нескольких секунд». – Правда, звонарей бы побольше найти. Волонтёров-звонарей. Не таких, как Грета Тунберг. Её активность подобна шумихе, детской такой игрушке. И, к сожалению, всё, ею наговоренное, – шум шумосферы. Нужен звук! Да будет звук! Ведь, по завету поэта, «мы рождены для вдохновенья, для звуков сладких и молитв».

Не обходит Шипунов и процессов «евроинтеграции» данного вируса. Вывод его прозрачен и напутственен: «Сейчас же вирус заполнил всю биосферу. Он превратился в структуру, причём такую структуру, которая может только паразитировать. Он прекрасно приспособился: может кристаллизироваться, переноситься со скоростью звука. Он не погибает, а кристаллизируется. Как только он прилепился на мембрану клетки, моментально оживает. Он может паразитировать только на живой клетке, т.к. она только излучает жизнь, но если сам погибает, то неизбежно убивает и клетку. Он постоянно приспосабливается. Итак, вирус прилепился к клетке, приучает клетку к себе, долго-долго идеологически её обрабатывает и клетка начинает на каком-то отдалённом периоде считать его своим». (От себя заметим, что тут отчётливо продемонстрирована карьерная лестница бесов и прочих компаньонов тёмных сил – только в терминах медицины.) А ещё – это убийственная оценка общественного бытия минувших десятилетий. Так, по крайней мере, оно вырисовывается.

Всепроникающее воздействие коронавируса и прочих привилегированных молекул «царских кровей» таково, что они – шум, за которым порой вовсе не слыхать звуков, а главное – сигналов.

Сигналов, что наш (теперь уже – наш!) коронавирус – это не то чтобы не Апокалипсис, это пока даже не Достоевский. Это – сигнал, что репетиция лишь начинается, а паника образовалась – повальная. Вавилонская башня №2 об эту пору ещё не трещит по швам, а злые языки поспешили так запугать человечество, что, кажется, вот-вот – и сон Раскольникова станет тотальной явью в глобальных масштабах.

Пока чрезмерно расстраиваться и отчаиваться – нечего. Потому что самое главное и страшное для нас, разнеженных и неподготовленных, – впереди.

Весьма вероятно, минует совсем немного времени – те самые «авторитетные» источники, которые морочили головы доверчивому и пугливому люду короноужасами, кинутся заверять всеядных информационных потребителей в противоположном. Что, мол, вирус-де и был, да вовсе без короны. С цепочкой разве что. С цепною реакцией.

Цепь тестировали – крепка ли, удержит ли в узде.

Немногое тогда останется: в который раз горько улыбнуться каким-нибудь фейсбучным смайликом, и затем, вышед из карантинной блокады, прозреть: опять соврали. Собрали всех вместе под одним информационным колпаком – и соврали.

 

Комментарии