ФОРУМ / Терентий ТРАВНИК. ВРЕМЕННОЕ И ПОСТОЯННОЕ. Эссе
Терентiй  ТРАВНIКЪ

Терентий ТРАВНИК. ВРЕМЕННОЕ И ПОСТОЯННОЕ. Эссе

 

Терентий ТРАВНИК

ВРЕМЕННОЕ И ПОСТОЯННОЕ

Эссе

 

Семена жизни

Видимо, это и есть социальная эволюция, когда рождаешься в стране с одним укладом и взглядами, а стареешь в той же стране, но теперь уже с укладом совершенно другим. Если бы не события последних лет, моя уверенность в том, что мы, родившиеся в пятидесятые и шестидесятые годы, — самое счастливое поколение, поскольку у нас была возможность жить не только без войны, но и приносить пользу своему государству и себе — благодаря знаниям, полученным в своей стране, и работе, предложенной нам этой же страной.

Но что-то пошло не так, и все изменилось. Рухнули почти все социальные гарантии, а среднестатистический гражданин запутался сегодня настолько, что уже и не хочет распутываться, потому как ни сил, ни времени на это у него уже не осталось. Социальная удавка или так называемые социальные сети — оружие серьезное и требует не только терпения, но и умения нестандартно мыслить.

Стандарты больше не работают, законы мутируют со скоростью хорошо подготовленных вирусов, а жить надо. И сегодня к тем, кому немногим более пятидесяти, нередко приходят вопросы, касающиеся выбора жизненных ценностей, но таких, чтобы в них чувствовалась настоящая опора, некий фундамент для возможности не существовать, а именно жить.

Идея денег тает на глазах, ибо работает она только в стране, где есть возможность эти деньги приумножать и тратить к собственному удовольствию, не озадачиваясь при этом постоянной проблемой, как сохранить имеющееся и не потерять. В конце концов, то что называют социальной гарантией, дает некоторые преимущества, но одного понимания здесь мало — нужно осуществление обещанного на деле.

Но и этого недостаточно, поскольку должно пройти время, чтобы человек действительно почувствовал себя в безопасности, поверил гарантированному и только тогда в нем начнет просыпаться любовь к жизни, своему народу и родине. Процесс этот не скорый, а потому требует ответственного и жертвенного подхода с обеих сторон — как власти, так и подвластных.

Конечно же, время наше ускорилось, даже дикторы не просто говорят, а чаще тараторят с экранов телевизоров. Мозг зрителя, слушателя и просто наблюдателя находится во взвинченном состоянии, а потому либо болеет, либо протестует, либо спит и очень редко преобразуется.

Мне всегда нравилось ощущение скорости — это когда ты делаешь одновременно несколько дел и у тебя это получается. Многие годы я был лидером в этой области в своем обширном окружении, но сегодня признаюсь, что оборотов стало слишком много и для меня.

Не первый год я занимаюсь с детьми, причем разных возрастов, в среднем от 10 и до 18 лет. Ко мне часто приходят чрезмерно уставшие ребята, и основное мое занятие настроено не на передачу им знаний, а на элементарное переключение их на спокойный, нормальный лад. Это удается, но требует от меня немалых сил. Заметил, что их усталость в основном порождена социальным фоном, избытком информации и гиперконтактностью, что собственно свойственно их возрасту, но эти дети как будто все время куда-то торопятся, а иссякнув, просто засыпают, причем буквально.

Примерно то же самое происходит и среди людей моего поколения, основная защита которых от шквала информации есть просто непонимание того, что делается. Конечно же, ориентироваться на тех, кто подошел к пенсионному возрасту, особенно не стоит, но, тем не менее, мы есть и нас много. Мы имеем семьи и находимся в контакте со своими детьми и во многом оголтелыми внуками.

Нет, я не оговорился. Сегодняшние внуки отличаются взвинченной психикой, эмоциональной агрессивностью, повышенной капризностью — и это не только мое наблюдение. В целом картина среднестатистической семьи нашего времени выглядит примерно так: суетливые внуки, измученные усталостью их родители и терпеливо тянущие свою лямку бабушки и дедушки. Именно на последних порой все и держится. Внуки требуют внимания, головы родителей забиты проблемами заработков, а бабушки, борясь с массой хронических болезней, поддерживают стабильность семьи.

И все-таки что-то идет не так, и какое-то крайне важное звено выпало и потерялось. Я почти уверен, что это звено есть внешняя социальная сопричастность, некая гарантия государства, обеспечивающая покой и стабильность своим гражданам и их семьям. Бесплатная медицина и бесплатное образование, что касалось не только дошкольного и среднего обучения, делали в советское время свое цементирующее дело, и это теперь, как никогда, очевидно. Государственной опекой освобождались силы для умножения любви, тепла и душевности в семьях. Нынешнее время — особое, но и оно не стоит на месте: все летит и летит… Вот только куда?

«От умножения беззакония иссякнет любовь многих» (Матф. XXIV, 12). И по словам Свт. Антония, иссякнет оно и у тех, которые могли бы удержаться в любви к Богу, если бы зло не было таким всеобщим, если бы сети диавола не умножились до такой бесчисленности.

К этому, конечно же, причастны деньги — это не только способ решения проблем, но в большей степени — способ изменения человеческого мышления, угрожающий направить его в тварное, плотское пространство, откуда нет никакого выхода, разве что…

Справедлива была печаль блаженного Антония, ибо на вопрос преподобного пустынножителя последовал от Господа ответ: "Смиренномудрие минует эти сети, и они не могут даже прикоснуться к нему".

Когда плоть соединяется с Духом, то в жизни человека образуется крест. Когда это происходит в обществе, то тогда уже и общество распинается во имя спасения самого себя — и всё, что происходит в нём — от мора и до войн, — начинает восприниматься со смиренномудрием как благо, дабы с духовным терпением пройти сквозь сети зла.

Это бывало во все времена и сегодня случилось со всеми нами: внуками, детьми, родителями и, конечно же, с бабушками и дедушками — семенами жизни.

 

О силе воли и силе духа

Богатырская наша сила –

В силе духа и силе воли.

Из песни

Сильный духом человек, пусть и не всегда бывает удачлив в делах, тем не менее продолжает заниматься большими делами и вполне может достигнуть в них положительного результата.

Сильный духом живет, стараясь не привлекать к себе никакого внимания, ибо оно само его находит.

Сильный духом следует своим путем, потому как знает дорогу.

С сильным духом считаются не потому, что он этого требует, а потому что он следует здравому смыслу.

Сильный духом не имеет врагов, потому как любого прощает ещё прежде, чем тот повинится перед ним.

Силен волей своею не тот, кто способен завершить начатое дело, но прежде всего тот, кто найдет силы от него отказаться, если поймет, что это дело не по любви совершается, и при этом не станет думать о том, насколько нелепо он будет выглядеть в глазах своих близких.

Сила воли не в том, чтобы преодолевать какие-либо трудности, но в том, чтобы преодолевая их не дать собственной гордыне восхищаться этим.

Сила воли – это не только достижение поставленной цели и даже не принятие отрицательного результата, но способность, пусть и при отрицательном результате, продолжать служить поставленной цели и в конце концов добиться положительного эффекта.

Сила воли не в том, чтобы постоянно бороться с соблазнами или же бегать от них, а в том, чтобы легко проходить сквозь них, находиться вблизи с ними и оставаться незапятнанным.

  

О критике, критиканстве и ещё кое о чём 

А вообще-то критика – дело мутное и не совсем понятное. Мне не раз приходилось утешать, а то и защищать молодых поэтов от обрушившегося на их доверчивые головы потока зачастую неоправданной и непотребной брани. Помню, как одна юная поэтесса сначала отвергала критику в адрес своих произведений, потом впала в немалое злобствование по поводу всех, кто посмел коснуться её творчества, якобы ничего не петря в поэзии, и, наконец, уплыла в абсолютную тоску: вплоть до того, что больше писать не собирается.

Тут-то и наткнулась на меня: посидели, всё обсудили и худо-бедно, но наладили поэтическое настроение. Конечно же, критика нужна и даже необходима. Что касается меня, то я вообще её люблю и ценю, всячески используя умную и узаконенную ругань в сторону улучшения создаваемого мною.

Откровенно говоря, полагаю, что дело не в самой критике, а в том, кто ею занимается. В большинстве своем это люди, мягко сказать, недовольные всем, а не только написанным или нарисованным кем-то. Ничего не получается с миром в душе – иди в критики, а точнее, в критиканы, там точно местечко найдется: отыграешься по полной за свои неудачи и непутевость, а если еще ум и талант к этому имеются, то творческой братве совсем несдобровать. Но не так все плохо, господа присяжные поэты и писатели, ибо есть среди прокураторов и белые маги, а точнее, наставники. Вот их-то и надо искать: и нос задрать не дадут, и не потопят вдохновенье ваше в море самозабвенной болтовни.

Таких немного, ибо люди они во многом совершенные, цельные и, можно сказать, состоявшиеся, а такие, как известно, редкость. Тем не менее они есть – истинные врачи ваших незрелых, а подчас и больных творений. Увы, но какова душа, таков и продукт её жизнедеятельности: стихи и проза, живопись и скульптура, музыка и танцы. И многое другое...

Есть еще нечто в жизни злословия, что не относится ни к критике, ни к критиканству, – что-то вроде самодурства под их маркой. Кстати, оно больнее всего и ранит. Это мнение, а точнее, трёп в вашу сторону, исходящий от ближайшего к вам окружения, – эдакое закулисничество с ядком. Вот оно и гадит, иначе не скажешь, в душу необстрелянного лирика, стремясь вызвать его на драку. Как же быть с этим? А никак – просто не реагировать: сумеете – оно отвалится, не сумеете – испачкаетесь по самые уши.

В свое время я о себе тоже наслушался немало, да такого, что в пору было "за бутылочкой бежать", но смолчал и потому выжил. Били безжалостно, долго и с удовольствием – били изнутри и снаружи, и гордыня моя ожила. Вот я стрелку и перевел, точнее, вызвал огонь на себя: сообщил её, гордыне, координаты врага – в аккурат по ней те и жахнули. Сначала страшно стало, что не выдержу, но через пару-тройку лет подмога пришла: ангел-хранитель привел своих, они-то и разъяснили, что к чему, – с тех пор живу поспокойнее.

Так что, юный мой друг, дерзнувший взять в душу лиру и показать миру свое чистое нутро, будь готов к социально-общественному плевку и не одному. Начхать, сразу говорю, не удастся, а коль с умом отнестись, так справишься. Критика – это как антибиотик, что травит всех сразу: и бактерии прозы, и вирусы поэзии. А без пилюль нельзя: гордыня – та ещё зараза.

  

«Вышли мы все из народа…»

Если в стране есть деньги, а они есть точно, то надо их вкладывать в такие проекты, которые не только бы приносили прибыль, но и повышали уверенность народа, стимулировали его самосознание и радость. Таких идей очень много, но при условии – если мыслить широко. Россия не Европа, она в прямом смысле оживает от масштабности, как, позволю себе заметить, и её сосед – Китай. Когда-то мне попалась тушенка производства китайской компании «Великая стена» или что-то в этом роде. Помню – улыбнулся, а зря… «Великое» – это брэнд китайского успеха. У меня немало знакомых из Китая, и все они довольно-таки добродушные и открытые люди… из действительно великой страны.

Понимая важность великого и претворяя это в жизнь, стоит не забывать и об ошибках советского времени, когда за многим великим, почти имперским, скрывались неуверенные, подчас нелепые настроения малообразованных лидеров, как говорят, от сохи, которые распространялись на весь социалистический блок дружественных государств. Это было самое слабое место: из грязи в князи – вариант всегда проигрышный.

Великая идея рухнула во многом по вине примитивности тех, кто её воплощал. Я не хочу никого задеть, но и не могу об этом не сказать.

Сегодня масштабность вновь необходима России, необходима, как никогда. Роль затравленного слона ей абсолютно не к лицу, поскольку нет никаких оснований её разыгрывать. Нынешней России скорее близок образ gentle giant – образ трогательного гиганта, и стоило бы попробовать этому соответствовать. Непонятно как, но нас почти убедили в нашей собственной нефельтикультяпистости, а это теперь уже никому не интересно.

России нужны не идеи, а конкретные масштабные проекты, которые бы для начала взбодрили народ. К сожалению, сегодняшний «окультуренный» россиянин превращается в европейского кукольного персонажа, выстроенного на милой приветливости рождественских каникул и на бесконечных путешествиях по курортам Европы с заходом в известные музеи. Это неплохо, но не для россиянина.

Гражданин России масштабен уже хотя бы потому, что живет на огромной территории, которая обязывает его таковым и быть. Европейцы – иные. Как-то раз у меня гостил знакомый из Лихтенштейна, и мы решили поехать ко мне на дачу. За час езды он умудрился наговориться, поесть, выспаться, обидеться и простудиться: вот что значит человек с малой земли – всё сразу и быстро. Я же в это время лишь таращился в окно.

Итак, нужны захватывающие идеи, но не «из пушки на луну», а реальные, яркие и самое главное – всенародные. И опять же это не высадка сотни саженцев и не грандиозное шествие Дедов Морозов по городу, а нечто другое, доступное, при этом соответствующее народной заинтересованности.

К примеру, повышение пенсии, но руками самого пенсионера. Недавно правительство вроде как прибавило к пенсии по 300 рублей! Лучше бы молчали – стыдоба! А еще в России началась борьба с мусором: ставят разные контейнеры для разных его видов, в связи с чем повысили оплату ЖКХ за его вывоз, а дальше… ничего. А все потому, что вся эта идея абсолютно не народная, а принадлежит группе лиц, решивших в очередной раз потрясти госбюджет. А почему бы не возложить борьбу с бытовым мусором на плечи пенсионеров: сделать так, чтобы за правильный выброс мусора пенсионеры получали деньги, и это было бы чем-то похожим на сдачу пустых бутылок в былые времена.

Но только вот на эту идею надо потратиться, а это невыгодно тем, кто решил погреть на ней руки, поскольку задумывалось всё не ради народа. А что, если всё продумать и начать платить пенсионерам, желающим этим заняться, достойные (много им и не надо) деньги, а главное, честно и регулярно? Уверен, они справятся. И никаких очередных «триста рэ» к пенсиям или разовых раздач купюр у стен Кремля под Новый год, глядишь, и не потребуется.

 ===============================================

(Размышления из книг Терентия Травника: "Вечерняя звезда", "Временное и постоянное", "В свое время".

Сайт творческого коллектива "Светец")

 

Комментарии

Комментарий #24098 22.04.2020 в 19:00

Читаю Вас , мой новый друг на Одноклассниках...читаю и ощущаю, будто пью... родниковую воду, настоянную на разнотравии......., потом скукожилась, почувствовав рядом что-то стальное, крепкое и острое..... Привычка ожидания : а не будет ли холодно от этой стали, которая, не режет, а сечёт, подобно закалённому клинку...метко, точно............ не по живому ли ? Да, так оно и есть, по живому..... НО, подобно опытному хирургу - иссякает ОПУХОЛЬ. Спасибо, рада, что Вас нашла.

Комментарий #24097 22.04.2020 в 17:06

Спасибо за актуальную публикацию.Но меня педагога с49-летним стажем
волнует проблема образования.Временное дистанционное обучение не
перейдет плавно в постоянное?Ведь Цифра всюду!Цифровое t.v.,цифровые смартфоны, цифровые технологии, цифровое обучение....Отпадет необходимость строить школы, вузы,втузы..Экономия,черт побери.....

Комментарий #24093 22.04.2020 в 15:21

С радостью(мол, не одна так чувствую) и уверенностью соглашусь, что мы, родившиеся в пятидесятые и шестидесятые годы, — счастливейшее поколение. Жизнь без войны, чувство заботы (медицина, образование, жилье - бесплатно, работа - любимая и разная, на выбор), единение, большие семьи, большая родня. Голова и душа свободны для науки, труда, творчества, природы, театра, семейных праздников; добрые соседи, дворовые детские ватаги. Школа, первый Учитель, которого невозможно забыть. И не онлайн, а глаза в глаза, рядом. Одноклассники, и позднее однокурсники - неравнодушные, дружные, мечтающие, безмятежные, готовые почти на подвиг за дружбу, честность, любовь, объединяющиеся против предательства. И бесконечная искренняя гордость - я живу в СССР.
Да-да, именно такими помню наших мальчишек, девчонок, себя.
О нынешних детях и внуках - думается с болью, тревогой за них. А если за них, то и и за себя. Некогда им. Некогда быть людьми, стать людьми. Счета, кредиты, две, а то и три работы, поездки на курорты, покупка автомобилей (дабы "соответствовать"). А детдома переполнены. И растет число домов престарелых, устраиваются новые Богадельни при храмах. И это - при живых детях, внуках, да и "просто" при наличии родни.
Стареющими, старыми быть стыдно. Да и бабушки современные все чаще хотят пожить "для себя", а за ними следом и молодежь - тоже для себя, оставляя стареющих родителей на попечение "хороших" пансионатов и т.п. Вот и подсыхают, порой, семена жизни вдали от родных - любимых, единственных.
О лирике в поэзии и прозе разговор отдельный. Возможно, когда материальное главенствует над духовным, лирика воспринимается, как слабость, а ежели она еще и воспевает верную любовь да семейные ценности, то название этому зачастую - розовые ... Впрочем, выписывать это слово не стану, чтобы не потворствовать подобным "критическим" мнениям.

С благодарностью к Автору и надеждой - временное, недостойное уйдет в прошлое, а перемены принесут подтверждение - всё (оказалось) к лучшему, и станет это лучшее постоянным.

Лариса Шарова

Комментарий #24086 22.04.2020 в 12:14

О критиках - хорошо! Процветает в современном мире "свободы" слова именно критиканство, а не критика.
Разучились слушать и слышать друг друга.