ПУБЛИЦИСТИКА / Игорь ШУМЕЙКО. КВАДРАТУРА ЧЕШСКОГО КРУГА. Из истории Второй Мировой
Игорь ШУМЕЙКО

Игорь ШУМЕЙКО. КВАДРАТУРА ЧЕШСКОГО КРУГА. Из истории Второй Мировой

 

Игорь ШУМЕЙКО

КВАДРАТУРА ЧЕШСКОГО КРУГА

Из истории Второй Мировой

 

Президиум Сибирского Отделения РАН организовал масштабную научно-историческую конференцию «Великая Отечественная ойна. Наука и Победа», посвященную 75-летию Победы.

Член президиума и организатор конференции академик РАН Николай Александрович Колчанов (научный руководитель института цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук) в числе других пригласил и меня выступить в мае 2020 года с докладом на конференции и в Академгородке.

Одна из главных моих «пандемических» потерь в связи с карантином: моя командировка в Новосибирск была отменена, конференция перенесена на другое время и еще – в интернет-пространство. Предложили отправить в Новосибирск видео-версии своих докладов и тексты.

Благодаря содействию Виталия Павловича Литовкина я в своей карантинной «удаленке» записал и отправил доклад: с 23 апреля он выложен на сайте конференции. Обращаясь к столь ученой публике, я свой давний тезис о неизбежном существовании Приложения (протокола) к польско-германскому Пакту 1934 года сформулировал в виде ееоремы, с «доказательством от обратного».

Актуальность вопроса подтвердилась: 20 июня в статье президента Владимира Путина «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим» было сказано: «Мы также не знаем, были ли какие-либо секретные "протоколы" и приложения к соглашениям ряда стран с нацистами. Остается лишь "верить на слово". В част­ности, до сих пор не рассекречены материалы о тайных англо-германских переговорах. Поэтому призываем все государства активизировать процесс открытия своих ар­хивов, публикацию ранее неизвестных документов предво­енного и военного периодов. Так, как это делает Россия в последние годы».

Наверно глава государства и должен быть предельно сдержан – я понятно, связан гораздо менее. У меня не вежливое «Мы не знаем, были ли какие-либо секретные протоколы», а следующее:

«Дано. В 1938-м году Гитлер и Польша поделили Чехословакию, полякам достался крупный промышленный Тешинский округ.

От этих общеизвестных фактов надо сделать один простой шаг. Представьте раздел любой страны двумя другими – без соглашения между «делителями». Гуляют две армии, случайно встретились: «О, вы уже здесь?». Вежливо приподняли каски и конфедератки. «Тогда мы повернем сюда, а вы не возражаете? – туда». Это при работающих танковых моторах, расчехленных орудиях. Бред?! Если проследить все приказы по занятию городов, конкретных рубежей от командиров полков и выше – разумеется, дойдет до какого-то Протокола Германии и Польши о разделе – как бы он ни назывался! Иначе «теорема раздела» – не решаема, как знаменитая «квадратура круга».

Разделительный пунктир был прочерчен – ведь с немцами поляки не сталкивались. А чешских полицейских они, кстати, убили и ранили более сотни. Цепочка приказов по движению, занятию пунктов – приведет к решениям правительств…

Это была моя увертюра к выступлению и предложение: в решения конференции Сибирского отделения РАН записать: историки, юристы, дипломаты России должны запросить Германию, Польшу, требовать предоставить германско-польский Протокол 1938 года.

Германия, Польша просто обязаны будут ответить на запрос: какие именно документы определяли линии разграничения польских и германских интересов, движения войск в Чехословакии? Это давняя мировая практика, не вошедшая пока лишь в наш обиход. Конгресс США, британские, французские и т.д. депутаты обсуждают, спорят по любому пункту истории. Выдают запросы и резолюции, например, по армяно-турецкому конфликту 1915 года, присоединению Балтийских республик.

Моделирую диалог:

– А что же вы раньше, все 75 лет не запрашивали?

– Но и нас тоже 60 лет никто к фашистам не приравнивал!

Это не пикировка в старом стиле: «а у вас негров линчуют!». Если вдуматься, это нас касается ближе, чем тот же план Барбаросса!

Чешский комментарии статьи В.В.Путина более примирительный:

«Путин написал статью для американцев. Много фраз о мире и переписывании истории» (Forum 24 Чехия)[1]:

– То, что войну развязали, в том числе, уступки западных стран Гитлеру, общепринятый факт, и никто его не отрицает. Особенность пакта между Гитлером и Сталиным в том, что произошло разделение сфер влияния, которое привело к разделу Польши (...)

Причина примирительности чехов – их собственная роль в создании военной машины Гитлера.

«Наш» Пакт был не только через год после Мюнхена, но и… «через бесконечность». Как в математике «точка разрыва» графика функции. Точка настоящего рождения Гитлеровской Германии.

Выразительная деталь. Дневник заместителя Гитлера Рудольфа Гесса, запись лета-1938: «Люди в городе перестают пользоваться германским приветствием, выбрасывать вперед руку, возвра­щаются к старым формам».

Историки фиксировали: берлинские граждане перестали отдавать «Хайль!». Власть Гитлера летом 1938-го считали законченной. Командир 3-го берлинского военного округа, казненный в 44-м фельдмаршал Вицлебен, открыто репетировал захват рейхсканцелярии. Даже СС заняли выжидательную позицию.

Еще немецкое следствие 44 года раскрыло, а Нюрнбергский процесс подтвердил: свержение Гитлера «Черной капеллой» во главе с будущими казненными фельдмаршалами Беком и Браухичем – было назначено на сентябрь 1938-го! Обычная тогда германская практика: недавно армия вместе с Гитлером свергла штурмовиков Рема («Ночь длинных ножей»). Теперь армия свергает Гитлера. За что?

Точнее спросить: «Во избежание чего?!». По мнению генералов, Германии грозило неизбежное поражение при попытке захвата Чехословакии!

Начальник штаба Верховного главнокомандования, фельдмаршал Кейтель, показания в Нюрнберге: «Мы были необычайно рады, что дело не дошло до военной операции, поскольку всегда считали, что у нас нет средств для штурма пограничных сооружений Чехословакии. С чисто военной точки зрения наша атака разбилась бы как волна о волнолом пограничных укреплений в Судетах».

Только «Мюнхен», феноменальный успех, спас Гитлера. Образно говоря, позволил показать язык своим занудам генералам. А тех заставил виновато вздохнуть, потерпеть до гомерических провалов Сталинграда и Курска, и лишь в 44-м – вернуться к планам 38-го! (Штауфенберг, бомба Гитлеру под стол…)

Мюнхен дал Гитлеру запас власти, которого ему хватило до апреля 1945 года! Когда он стал Гитлером, которого мы, собственно, знаем?

Знаменитый январь 1933-го – штамп, с которым мне приходится бороться в статьях, книгах, на конференциях и телепередачах. Однажды я даже умышленно «подставился», переспросив: «Да что ж там случилось в январе 33-го?». Усмешки. Камера перешла на оппонентов, уничижительно бросавших: «Не знать такое?!! Кого пригласили на передачу! Да в январе 33-го Гитлер стал канцлером Германии!»… И когда я кратко бросил: «Четвертым за год!» – не сразу и поняли, о чем речь. Камера вернулась, я повторил: «Отмотайте пленку назад, окажется, что Гитлер стал канцлером четвертым в течение года! Брюнинг, Папен, Шлейхер, Гитлер». Эта власть перекроила мир!

Но в Мюнхене кроме власти Гитлер получил и настоящую военную промышленность. Уинстон Черчилль, «Вторая мировая война», Нобелевская премия по литературе 1953 года:

«Из-за падения Чехословакии мы потеряли силы 35 дивизий. Кроме того в руки противника попали заводы «Шкода» – второй по значению арсенал Европы, который с августа 38-го по сентябрь 39-го выпустил почти столько же продукции, что все английские заводы за тот период».

«Шкода» – еще не все. И кроме «Шкоды» – заводы «ЧКД-Прага», чей танк TNHP-S в тридцатые годы успешно экспортировался в Швецию, Швейцарию, Румынию, Иран. Мировой лидер по экспорту военной техники на 1938 год, внезапно… Чехословакия.

А в это время немецкие танки… Снова история «Второй мировой…» Черчилля:

«Триумфальное вступление в Вену было мечтой австрийского ефрейтора. В ночь на субботу 12 марта нацисты намеревались устроить факельное шествие в честь героя-победителя. О причинах срыва стало известно не скоро. Несмотря на отличную погоду, большая часть танков вышла из строя. Дорога от Линца до Вены оказалась забита остановившимися машинами. Гитлер, проезжая на машине, пришел в бешенство. Бронемашины, тяжелые моторизованные орудия были погружены на железнодорожные платформы и только потому успели к церемонии. Фюрер был разъярен, генералы не остались в долгу, напомнили о нежелании прислушаться к предупреждению: Германия не готова к большому конфликту».

Это 12 марта 1938 года. Всех серьезных людей на этой конференции я спрошу: можно за 6 месяцев исправить положение – не просто в танковых моторизованных частях – в военной промышленности, КБ? Разработать, испытать, изготовить, поставить другие танки?

Увы, для нас тот железный хлам, что не осилил 150 км по идеальному автобану и привезен на парад в Вену по железной дороге, – заслонен картинками Тигров, Пантер, явившихся на поле боя лишь в 43-м, на Курской дуге!

Это и ответ на один частный вопрос: а советско-германское сотрудничество, Гудериан, учившийся в Казани? Да, сотрудничали, но с Веймарской республикой, а с Гитлером…

На миг отвлечемся от событий в Австрии – Чехословакии (38-ой год их объединил!), глянем на европейский фон. СССР ведет с фашизмом настоящую хоть и необъявленную войну. В Испании с немецкими, итальянскими и местными фашистами воевали не только авиация, как сейчас в Сирии, но еще и сотни советских танков (значительная часть с нашими экипажами). А заставила СССР сократить помощь Испании только сдача Гитлеру центра Европы в 1938 году.


[1] https://inosmi.ru/politic/20200622/247643980.html

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии

Комментарий #25537 13.08.2020 в 14:56

Неплохо бы вспомнить просионистский путч 1968 года.

Комментарий #25499 09.08.2020 в 23:06

Отвращение вызывает чешское и словацкое неблагодарное отношение после войны.