ПОЭЗИЯ / Наталья РАДОСТЕВА. ЗАПРЕДЕЛЬЕ. Стихи
Наталья  РАДОСТЕВА

Наталья РАДОСТЕВА. ЗАПРЕДЕЛЬЕ. Стихи

 

Наталья РАДОСТЕВА

ЗАПРЕДЕЛЬЕ

 

ДОМ С ЧЕРЁМУХОЙ

                                    Памяти Аркадия Филёва

Ну что поделать мне с собою,

Ведь даже ночью снится Русь.

То за одно, то за другое

Стихотворение берусь.

 

Слова звучат и ищут выход,

Их хоровод листвой кружит,

И в каждой строчке словно выдох,

Что всем ветрам принадлежит.

 

Опять спешу, торопит время;

Теряю мысли и ловлю,

И как всегда в своих сомненьях

В черновиках ночей не сплю.

 

И забываюсь… Снова росы…

И лунный свет – не лампы свет…

Филёв Аркадий гладит косы,

Хоть кос давно в помине нет.

 

С улыбкой ласковой кивает

Из сновидений темноты;

Черновики мои листает:

Дерзай, племяшка, сможешь ты!

 

И снова родины просторы

Неотразимой красоты,

И дом с черёмухой, в котором

На белый свет родился ты.

 

Ну что же может быть прекрасней,

Чем край купав? Чем наша Русь?

И сердце грусть щемит напрасно,

Ведь я в наш дом ещё вернусь.

 

Вернусь вдохнуть туман черёмух,

Огладить тёмный ствол ольхи,

Не горожанкой – по-другому

Рождать народные стихи.

 

МОЛЧАНИЕ

Шёлк мечты своей обносила я,

Очертив свой круг гиблой плоскости,

Немоту свою не насилуя,

Не завидуя чьей-то лёгкости.

 

Я записываю, если пишется,

Но сегодня мне больше бродится,

Ярче видится, легче ищется;

Лишь бы сеялось – и да родится!

 

Лишь бы след тепло и резиново

Зацеловывал плывуны полей.

Лишь бы недруг мой не единова

Пообжёг глаза о глаза людей.

 

Лишь бы суть мою ненарядную

Не рядили в плиссе утопии.

Лишь бы дочь моя ненаглядная

Обернулась хоть полукопией.

 

* * *

Который раз поют колёса,

Переплетаются пути;

И от настойчивых вопросов

Не отмахнуться, не уйти.

 

Который раз всех удивляет,

Что горожанка – агроном;

Комфортный город оставляет,

Родимых в городе родном.

 

Куда-то едет, что-то ищет,

В один клубок сплетая дни;

Конечно, в поле воздух чище –

Всё это слышали они.

 

Но пашен ради бросить город,

Чтоб что-то сеять и садить?

Среди лесов, среди угоров

Порой до вечера ходить?

 

Их удивлением задета,

Обороняя свой почин –

Ищу не множество ответов,

А убедительный – один.

 

Его пытаюсь изложить я

Снежком вопроса в общий пыл:

«А хлеб вы любите, скажите,

Чтоб солнцем пах и тёплым был?».

 

ВЕСНА

Застоялась нынче в стойле,

Стосковалася по воле

Шаловливая Луна;

Первый раз галопом в поле

В росно-вешнее раздолье

Унесла меня она.

 

И в глаза плеснулось небо,

Разостлалось для разбега

Поле убранного льна.

От земли пахнуло негой,

Страх растаял поздним снегом,

Словно струнки – стремена.

 

* * *

Звезды в мокрых ветвях зависли;

Не гадаю – его, моя?..

В одиночестве – прелесть мысли.

Созерцание бытия.

 

Каждой капле в ветвях – по строчке.

Каждой ветви – касанье рук…

В талом мире набухших почек

Все размеренно. Все не вдруг.

 

Здесь не надо, с толпою слившись,

Знать лишь то, что позволят знать;

Здесь не надо, втихую спившись,

Привыкающее принимать

 

С умертвляющих лже-экранов

Лишь проклятья былым годам,

Лесть и гимны заморским странам,

Их расчетливым городам.

 

Здесь не надо взбешенно слушать

Нагнетающий бред вождя…

Оживаю под первым душем

Мелкокапельного дождя.

 

И почти не смотрю под ноги.

Хоть болото, да все – свое…

Все тропинки болот – дороги

К посвящению в бытие.

 

Если ж станется – стих последний

(Так несложно – свободных влет).

Пусть весна в толчее столетий

Меня талой водой зальет.

 

Но пока не решу вернуться

В дом с окошком на синий лед,

Есть возможность мне оглянуться

На свободный мой перелет.

 

Звезды в мокрых ветвях зависли…

Жаль, больная страна моя

И не мыслит про прелесть мысли

В созерцании бытия.

 

* * *

                           Лидии Петровне Шубиной

Опять мне бабушка моя

Свою заводит песнь –

О том, что сказкам соловья

Предел на свете есть.

 

Что принцев нет, а в дом спешит

Упрямый и надёжный;

Зеленоглаз, и ладно сшит,

«И из семьи хорошей».

 

Но остаюсь наедине

С закатом и рассветом.

Оно звучит, поёт во мне –

Безоблачное лето.

 

И я сама, как часть его –

Листвою шелестящего,

И мне не нужно ничего –

Лишь даль, вперёд летящая.

 

Лишь неба синь и тихий плеск

Родимой речки Юг,

Угоры, в дымке хвойный лес

И ширь полей вокруг.

 

* * *

Когда голубые берёзы

Отбросят прозрачные тени,

Подставлю ладони под звёзды,

В цветы забреду по колени.

 

Пусть лунные блики играют,

На тонкой черёмухи ветви.

Пусть платье росу собирает

И путает волосы ветер.

 

* * *

Июльские травы скошены,

Шумят сенокосов грозы.

О счастье ещё не прошено

У звонкой листвы берёзы.

 

Поникли цветы печально

В предутренней лёгкой дрёме,

И музыкой дождь хрустальный

Стекает с листьев черёмух.

 

РАДОСТЬ

Радость, счастье и везенье

На пути опять пророчит

Перезвон листвы осенней

В мраке тёмно-синей ночи.

 

Между сосен вьётся тропка,

Поворотами играя,

Ветер ласково и робко

Лист с берёзы обирает;

 

Обирает и уносит,

А с разводов синих неба

Тихо сыплются на росы

Звёзды, словно зёрна хлеба.

 

Приукрасили угоры

Конопатые берёзы.

Дни нелёгкие уборки

Наступили для совхоза.

 

И в пыли с утра до ночи,

Вся осыпана зерном,

Полюбила осень очень

Я – совхозный агроном.

 

Полюбила гул моторов,

Хлебный запах на току,

И работы – быстрых, спорых –

Сортировок шум и стук.

 

С предвечернею прохладой

Под машин усталых дрожь

Золотистым водопадом

Мне лилась в ладони рожь.

 

Мимо кустиков брусники

Увела тропинку осень.

Запах поздней земляники

Носит ветер между сосен…

 

Радость, счастье и везенье

На пути опять пророчит

Перезвон листы осенней

В мраке тёмно-синей ночи.

 

КОЛЬЦО

Ты не понял меня когда-то,

И всё рухнуло той зимой.

Что ж ты ходишь теперь – женатый,

И с кольцом на руке – за мной?

 

Спохватился уж слишком поздно.

Не спасу тебя от беды.

Всё закончилось. Ночью звёздной

Снег присыпал мои следы.

 

На качелях взлетает праздник,

Сушит ветер остатки слёз.

Недопетою песней дразнит

Танцплощадка в тени берёз.

 

В летнем платье, тебе знакомом,

Я присяду среди подруг.

И по струнам ударит стоном

Память, песней сорвавшись с губ.

 

Вальс берёзовый, вальс рябиновый,

Хвойный, лиственный, травяной,

Не зови меня, не кружи меня,

Как кружил меня той зимой.

 

Дарит солнце улыбкой летней,

Но бледнеет твоё лицо.

И ошибкой – уже последней –

Ярче солнца блеснёт кольцо.

 

Спохватился ты слишком поздно,

Не спасу тебя от беды.

Всё закончилось. Ночью звёздной

Снег присыпал мои следы.

 

* * *

Призадвину шторы – не стучи.

Позабудем споры… – помолчи!

Нестерпимо душно. Боль в груди.

Головой в подушку… – Ухо-ди!

 

ПРИМЕТА

Всё же прощаю бабочку жёлтую,

Хоть по приметам – видеть бы красную.

Чтоб посулила жизнь не тяжёлую,

Бодрость здоровья, чувства прекрасные.

 

Всё же прощаю взмахи весенние,

В зелени свежей жизни рождение.

Пусть упреждение, а не спасение.

Боли примета.

                        Пусть упреждение…

 

* * *

Кто кого стоит, кто чего стоит –

Как же всё сложно…

Я не с тобою, ты не со мною.

Значит, так можно…

 

Не ожидали, разговорившись

Неосторожно,

Как обожжёмся, вдруг спохватившись –

Жизнь многосложна.

 

Всяк заблудился: я не нарочно,

Ты не нарочно…

Было б разумней по бездорожью

С картой дорожной…

 

Ты не открылся. Я растворилась…

Зря ли? Возможно.

Слов разночтенье, крыл разнокрылость –

Гордыми – сложно.

 

* * *

                                       С.М.

Всё повторяется... Жива,

Тиха душа в отливе боли.

А не рождённые слова

Имеют тот же привкус соли.

 

Годами снившийся мне сон

Дороже всех земных реалий:

Влюблённый. Дерзкий. Рядом – он.

На том же месте в клубном зале.

 

Когда до свадьбы не дошло

В расшифровавшее нас лето,

Ещё ничем не обожгло;

В запасе грезилось – столетье.

 

Чтоб не кружилась голова,

Годились мелкие усмешки,     

Все наши колкие слова,

Друг другу брошенные в спешке.

 

Но по влюблённости такой,

Где не до вечности и библий,

Нам разве важно, кто живой,

Когда мы оба в ней – погибли.

 

КОГДА-НИБУДЬ

                                                          А.Р.

1.

Мне важен всплеск тенистой полночью,

Ладоней мокрых холодок,

И поплавок, при клёве тонущий,

И в воду спущенный садок.

 

Мне важен взгляд твой, изучающий

Мой прорезиненный наряд,

И шёпот, хворост обжигающий,

И звездопад, и листопад.

 

Мне важен лес игольно-пиковый

В тумане водяных паров;

И даже мир постели пихтовой,

Звенящий пеньем комаров…

 

…был важен…

 

2.

Не сушат слёзы лучи июля.

Чем мир прекрасней, тем мне больней.

И после жизни тебя люблю я,

И где б ты ни был – не быть не смей.

 

Пусть только тенью неуловимой,

Пускай незримо, но только – будь;

Покинув тело, тобой хранима,

К тебе взметнусь я когда-нибудь.

 

ПРЕТЕНЗИЯ СОЛНЦУ

За крыльцом солнце разлеглось в травах.

То мои травы! Хоть границ нет.

Посмотреть строго, рассудить здраво –

Так взыскать злата за такой свет!

 

Может, мне грустно. Может, мне пусто.

Может, мне спать бы под дождей шум.

А оно жёлтым мажет даль густо,

Греет пыль тропок, топит блажь дум.

 

Может, жду бури, колких игл снега,

Ледяных штампов на любви бред!

А оно жарит, затопив негой;

Не боясь иска, жжёт и жжёт свет.

 

* * *

И соскучившись, не признаться –

Слыть холодной.

Может статься, смогу остаться

Жить свободной.

 

Не блуждая среди кавычек

В рассуждениях,

Не пугая твоих привычек –

Отражением.

 

Даже – хочешь? – поделим лето,

Но без спора!

Против смутных часов рассвета –

Мне просторы,

 

Где угоры и соты мёда,

Ветер встречный!

И грибную лесов свободу –

Мне, конечно!

 

Как богатством таким делиться? –

Неделимо.

Разве с тем, кто сумеет слиться –

Воедино.

 

Но задумано – не признаться.

Слыть холодной.

Может статься, смогу остаться –

Жить свободной?

 

Сдав экзамен опять расстаться –

На отлично;

Может статься, смогу смеяться –

Как обычно.

 

САМЫЙ ГЛАВНЫЙ

А может, просто и не родился мой самый-самый…

Тот несравнимый. Бесспорно, умный. Мой самый главный.

 

Ведь не прошёл бы, не затерялся, един с толпою.

И уж, конечно, не перепутал меня с другою.

 

Мой не играл бы чужие роли на сценах дальних.

Не покорялся, не бился сердцем в чужие спальни.

 

Не разрывался и не метался. Ценил бы случай.

И в нас минуты б не сомневался – мой самый лучший.

 

Он состоялся б душой и песней в своих талантах.

А я – в своих бы, идя вослед с ним – без вариантов.

 

Как с кругосветки я ежедневно его встречала б.

Мой говорил бы и то и так бы, чтоб я молчала.

 

В глаза смотрела, смеялась дерзко – ему подобна.

Не приручая. Не приручима. Как он, свободна.

 

Ни в нём, ни просто не растворилась, держа в запале…

Но не родился, а значит, имя ему не дали.

 

* * *

Застудила сердце.

Может быть, навечно.

Не дано согреться

Средь туманов млечных.

 

Не дано открыться,

С кем-то вдруг растаяв.

Никому не сбыться,

Но лучусь такая.

 

Теплотой и светом.

Юмора прищуром.

Лучшими воспета

Строчной партитурой.

 

Не бои, не войны –

Цветно, хвойно, знойно.

Потому покойно.

Потому спокойна.

 

Непокорны. Пленны.

Сделками сомнений

Не ложитесь тенью

У моих коленей.

 

Не сниму запрета

С сердца, что – не тело.

Кожа-то согрета.

Даже загорела.

 

Проходите мимо.

Мне туда, где звёздно,

До того, как – в зимы.

Не тревожьте. Поздно.

 

* * *

Отказываюсь любить!

Грустить, пылать, надеяться…

И так тому и быть,

Раз спорить не осмелятся

 

Влюблённые давно,

Недавно ли, нечаянно;

Влюблённые, но...

                                Но –

Не дерзко и отчаянно.

 

Скучаю под чаи

Зануд, о прошлом судящих,

Делящих на паи

Надрыв признаний будущих…

 

Где лёгкость? Где размах?

Когда не пальцы гнутые –

Из прошлой жизни – страх,

Расчёт с корыстью – путами.

 

То слабые хотят

Признаньями занудными

Навесить – чур! и свят! –

Свои судьбины трудные;

 

То сильные порой

Бравируют усталостью,

И зрелый возраст свой

Приравнивают к старости…

 

Жалеть же – не любить!

И я не сердобольная…

И так тому и быть –

Я радуюсь, что вольная!

 

Конечно, откажу!

За всех решу – что сбудется!

Счастливая, не жду;

Я знаю –

                сколько влюбятся.

 

* * *

Живу в каком-то Запределье –

Среди лучей.

Над травно-облачной постелью –

Совсем ничьей.

 

Ветрам, дождям, что обнимают, –

Здесь всем своя.

А вот в домах не понимают

Таких, как я.

 

Там слёзно жалуют распятых –

Что Бог не спас,

Да метко целятся в крылатых,

В лучистость глаз.

 

Мне не запомнить эти лица,

Их сплетен желчь,

Но если всё же приземлиться –

То в землю лечь.

 

Живу в каком-то Запределье

Строфой, судьбой…

Над снежной нашей параллелью –

Самой собой.

 

ОБРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ

Ничто меня не упокоило,

Спор не окончив о судьбе,

Не говорю, что жить не стоило,

Но и не кланяюсь тебе.

 

Люблю дожди твои холодные,

И снеговых ветров надрыв,

И град, и прочие погодные

Всегда бодрящие дары.

 

К любым пророчествам и зависти

Я снисходительность взращу,

И плод, развившийся из завязи,

В чужую славу опущу.

 

Не оттолкнув, не жду отмщения.

В нелоктевой моей судьбе

Меня штормит от восхищения –

До безразличия к тебе.

                                                      г. Воркута

Комментарии

Комментарий #25306 20.07.2020 в 00:45

Дорогой Григорий Исаакович, Вы удивительного таланта, профессионального взгляда, чуткости, такта и доброты человек! Не смотря на то, что не так давно за обычное ответное Вам "спасибо" меня буквально линчевали, и сегодня даже и не подумаю сдерживать свою искреннюю благодарность, - пусть хоть с костями слопают)) Я всегда умела ценить людей, что в определённых аспектах обладают лучшими в сравнении с моими собственными качествами. Может сама и добра, но, утвердившись в негативном о ком мнении, порой не просто не церемонюсь - а именно что не считаю нужным и правильным церемониться, может и снисходительна, но не бесконечно долго. Сегодня вдесятеро спокойнее, чем в юности, когда заводилась с пол оборота, но ни для кого из близких не секрет (и это повод для шуток), что если не выскажусь, меня может запросто разорвать на 1000 маленьких наташек))) Раза 2-3 в жизни сдержалась - так до сих пор о том помню и жалею)) Тогда как Вы потрясающе тактичны, убедительны и бесконечно терпеливы, что не может не вызывать уважения. - Истинный интеллигент!
По прочтении многих и многих Ваших комментов у меня создалось впечатление, что в каком-то смысле Вы ангел-хранитель своих "находок" и даже самого сайта РП, без Вас его уже трудно бы представить.
Но меня радует не то, что мою поэзию заметил, оценил и поддерживает хороший человек, - а то, что этот хороший человек - профессиональный литератор. Наверняка Вы не особо заглядываете на "ушедшие" темы и не видели моего комментария пол первым из прочитанных рассказов под Вашим авторством на ДЛ. И стихи читала - заметила, но проза ("Цыганка. Рассказы") просто поразила:
"КОММЕНТАРИЙ #2499321.06.2020 в 04:52
Какие замечательные рассказы, какой безукоризненный слог! Григорий Исаакович, Вы - Мастер!
Правда, после первого рассказа я с трудом сосредоточилась на втором - так зримо было изложенное и только что остро пережитое. Расстроила концовка, ведь изначальная улыбка к середине рассказа сменилась смехом до слёз; эта сопричастность Вашему таланту "сделала мою ночь", - а тут вдруг - ... Во втором рассказе очень сильна психологическая составляющая, - не считая всего остального, конечно...
Не буду писать много, хоть такая проза поднимает глубинные воспоминания о чём-то своём, чем тут же хочется поделиться, - настолько она жизненна. Я просто счастлива, что среди моих современников есть такие таланты.
С уважением,
Наталья Радостева"
Спасибо Вам, Григорий Исаакович, за внимание к моей поэзии и столь положительный отзыв. Всем высказанным пожеланиям буду следовать. Как минимум потому, что они согласуются с сутью самого моего характера)
Извините, если в дальнейшем буду писать короче - вообще-то не очень умею находить новые нюансы для комментариев, а повторяться не люблю.
С уважением к Вам и ответными пожеланиями всего самого доброго!

Комментарий #25290 17.07.2020 в 22:42

И здесь прекрасно, Наташа!
Пусть и дальше Вас "штормит от восхищения", потому что от этих "штормов" рождаются такие талантливые строки.
Григорий Блехман.