ПУБЛИЦИСТИКА / Павел КРЕНЁВ. КОРЫСТНЫЕ БЛАГОДЕТЕЛИ. Памяти замученных в концлагерях Антанты
Павел КРЕНЁВ

Павел КРЕНЁВ. КОРЫСТНЫЕ БЛАГОДЕТЕЛИ. Памяти замученных в концлагерях Антанты

11.02.2021
353
1

 

Павел КРЕНЁВ

КОРЫСТНЫЕ БЛАГОДЕТЕЛИ

Памяти замученных в концлагерях Антанты

 

В перечне важнейших политических событий, обрушившихся на нашу страну в период гражданской войны и сразу после ее завершения, одно из ключевых по накалу мест занимает так называемая интервенция иностранных государств в некоторые регионы России. Во всех этих случаях основным мотивом вероломных действий зарубежных захватчиков было одно и то же – попытки разграбить национальное достояние государства, ослабленного первой мировой войной.

В этом, впрочем, нет ничего экстраординарного: любая война заканчивается победой чьей-то стороны, и победитель всегда после состоявшихся битв беспощадно забирает в свою пользу боевые трофеи.

На этот раз трофеев было чрезвычайно много, потому что побежденными оказались целые государства со всеми их национальными богатствами – морями, лесами, нефтью, золотом и серебром. Достаточно сказать, что в результате этой войны рухнули, перестали существовать три империи. Россия, преданная внутренним врагом, подписав Брестские соглашения, также оказалась в числе проигравших, и должна была униженно отдавать огромные, самые богатые свои куски Германии, войну совсем не выигравшей, а, как вскоре оказалось, совсем даже ее проигравшей.

В интересной ситуации оказались старые союзницы России – страны Антанты, участвовавшие в мировой войне вместе с нею против Германии. В результате Брестских договоренностей они на какое-то время также оказались в стороне от победного дележа. С их точки зрения Россия, возглавляемая Лениным, во время подписания мирного договора повела себя как предательница, вступив в соглашение с общим врагом.

В чрезвычайном положении были Великобритания, Франция и другие члены «стран согласия» – Антанты, союза ряда капиталистических государств, совместно с Россией воевавших против Германии. Эти страны после выхода России из войны в результате Брестского соглашения оказались «у разбитого корыта»: перед ними стояла угроза потерять вместе с Россией все военные преференции и не компенсировать уже понесенных затрат. Дело в том, что, выполняя перед Россией союзнические обязательства и заботясь о победе над общим врагом, эти страны еще в царские времена вложили гигантские деньги в обустройство и защиту от немцев русских северных портов, захватив которые, Германия получила бы легкий доступ для проникновения в глубину России.

В 1915 году российское царское правительство обратилось к Англии со слезной просьбой послать военные корабли для охраны коммуникаций и борьбы с немецкими подводными лодками. Англия прислала отряд эсминцев, минных тральщиков и крейсер «Ифигению». Потом к ним присоединился еще один боевой корабль – линкор «Глория». Возглавил это боевое соединение английский капитан первого ранга Т.У. Кемп. В 1917 году он получил адмиральское звание и был назначен «Командующим русским Белым морем».

В апреле 1916 года по договору с Россией Англия стала безраздельно руководить всеми портами Белого моря и всем российским побережьем Ледовитого океана. Она получила право запрещать вход в акваторию Белого моря всем судам, не имеющим официального разрешения от британского Адмиралтейства. Англичане являлись полновластными хозяевами в водах всего Русского Севера.

Надо сказать, что страны Антанты добросовестно исполняли взятые перед Россией обязательства по обустройству портовой инфраструктуры в Архангельске и Мурманске и подготовке их к отражению возможного нападения немецких войск. В 1915-1917 годах на портовые склады этих городов было завезено, в основном из Англии, более пяти миллионов тонн военного оборудования и снаряжения на 2,5 миллиарда долларов США (по тем расценкам!), что равнялось 2 миллиардам русских золотых рублей.

Здесь надо указать на крайне важное обстоятельство: военное имущество Антанты в соответствии с союзническим долгом было поставлено на склады российской стороны, а деньги за его поставку Россия так и не выплатила. Поэтому английское правительство в закономерном порядке считало это имущество своим.

Кроме того, страны Антанты в свое время предоставляли товары не Советской России, а совсем другой стране – России царской, которой теперь не существовало. И это был еще один юридический нонсенс, не позволявший быстро уладить спорный вопрос.

Теперь трудно, а может быть и невозможно установить, почему до конца октября 1917 года царская Россия, а впоследствии Россия Советская и Англия до августа 1918 года не смогли (или не успели?) оформить в нормативном порядке надлежащие товаро-денежные отношения на это имущество. Может быть, так получилось оттого, что у сторон просто недоставало времени для совершения столь крупной и ответственной сделки: чтобы имущество в установленном порядке перешло к советской России, требовалось время и немалое (попробуй-ка пересчитать, оценить и оформить все разрозненные детали оборудования, расположенного на квадратных километрах площадей!). А времени этого могло и не быть, потому что руководимая Лениным страна тяготела не к Англии и Франции, а к ее противнику – Германии, а та могла в любой момент поменять правила игры. Именно ей Ленин отдал победу в мировой войне! И этот неоспоримый факт сильно раздражал руководителей Стран согласия.

Безусловно, смена союзников, с которыми связаны годы совместной борьбы с врагом и последующая сдача позиций в пользу этого врага, не может оцениваться иначе как предательство. Трудно теперь объяснить, почему, с какой стати Ленин в конце тяжелейшей войны решил вдруг поменять надежных и верных партнеров на старого постоянного противника – Германию, и в договор о перемирии с ней включил самые богатые куски России, которые должны были отойти к этой стране? Тем более, что на тот момент Германия влачила жалкое экономическое и военное состояние, и России вместе с союзниками не стоило больших трудов окончательно переломить ей хребет. Что союзники и сделали, буквально через несколько месяцев победив Германию, только уже без России.

Может быть, Ленина согревала историческая память: предки его матери – Марии Абрамовны Бланк (Гроссшопф) – врачи, ювелиры и банкиры вышли из Германии и прилегающих к ней стран? Уже потом, после гражданской войны, Советская Россия (также большая загадка почему?) в течение двух десятилетий, несмотря на собственное жуткое положение, старательно пестовала, поднимала на ноги лежащую на коленях Германию. В «знак великой благодарности» та, накачав военные мышцы, долго и беспощадно громила нашу страну в Великой Отечественной войне, уничтожив только за первые два военных года, считай, весь военный и экономический потенциал России, убив два с лишним десятка миллионов наших граждан.

Могу предположить, этого всего не случилось бы, если бы нашими союзниками последовательно были те, с которыми мы начинали Первую мировую войну.

Англия, Франция и Америка жестко отомстили Ленину в 1918-1919 годах за его предательство.

Мощной попыткой убрать его с политической сцены было покушение, совершенное 6 июля 1918 года. Два подчиненные Феликсу Дзержинскому чекиста – Яков Блюмкин и Леонид Андреев – по поддельным документам проникли в Немецкое посольство и убили посла Германии в России графа фон Мирбаха. Проведенное мною расследование (см. мой исторический очерк «Мятеж, которого не было») показало с предельной очевидностью, что чекисты действовали по инструкциям Троцкого, Дзержинского и Свердлова – приверженцев Англии и Америки (Лев Троцкий сам являлся гражданином Соединенных Штатов). Террористический акт имел целью вызвать агрессию со стороны Германии и возобновить ее войну с Россией, которая привела бы к гибели нашей страны и, соответственно, самого Ленина.

Сложившуюся критическую ситуацию спасло только то, что Германия находилась к тому времени настолько в бедственном положении, что не имела сил продолжать войну.

Уже тогда было установлено, что организатором всей этой акции был временно проживавший в Москве гражданин Англии Уайбер, работавший официальным английским переводчиком, однако Дзержинский укрыл его и позволил уехать из Москвы.

Другой, ещё более жестокой попыткой было убрать Ленина путем прямого его убийства. 30 августа 1918 года член партии правых эсеров Фаина Каплан стреляла в него после митинга на заводе Михельсона в Москве и тяжело его ранила. Организаторами теракта, как мною установлено (см. очерк «Как Россию-матушку делили»), также были сторонники англо-американского влияния – Троцкий, Дзержинский и Свердлов. Сама Каплан не была подвергнута суду, а скрытно убита в одном из гаражей во дворе Кремля по приказу Свердлова, а тело сожжено в бочке из-под смолы. Но пули, выпущенные Каплан в Ленина, все же достигли цели. В январе 1924 года Владимир Ильич умер в подмосковных Горках: пуля, попавшая в шею, образовала тромб, который перекрыл движение крови в сонной артерии.      

В этом до сих пор заключается главное публичное объяснение стран входивших в блок Антанты, участвовавших в интервенции российских северных морей: они, мол, прибыли в Россию не с целью ее поработить. А, якобы, всего лишь спасали свое имущество, «незаконно присвоенное Россией», и именно с этой целью прибыли в северные российские воды. Ушли они от нас и увезли с собой «спасенное» имущество. Кроме того угнали в Англию суда торгового и тралового флота России из портов Архангельск и Мурманск. Такие вот «борцы за справедливость»…

За эту «славную боевую операцию» по возвращению на родину командующий войсками интервентов в Архангельском регионе генерал Эдмунд Айронсайд получил дворянский титул «барон Архангельский». Этот, по словам современников, двухметровый, нахрапистый военный, хам и матерщинник, любитель водки и легкомысленных девиц, менее всего подходил для получения высокого дворянского чина.

Потом, конечно, его и других интервентов прогнали из российских пределов, как и полагается поступать с захватчиками.

Теперь, по прошествии многих лет, вроде бы пора уже сделать переоценку тех событий. В самом деле, казалось бы, можно сказать и так: давно пора отойти от кондовых штампов, которыми нас изрядно пичкали в советские времена: мол, варвары-англосаксы вероломно напали на молодую республику Советов. Кто-то скажет: не нападали они, просто-напросто пришли за своим добром, да и забрали его.

Но не получается вот такая убаюкивающая версия. В случае с застрявшим в России имуществом, наверное, все обошлось, в самом деле, по справедливости. Но беды в России они успели натворить большой – именно англичане и французы, именующие себя цивилизованными нациями, а не Сталин или даже не Гитлер, первыми создали на российской территории, на архангельских землях концентрационные лагеря, первыми расстреливали и морили голодом и тифом в них беззащитных и безвинных людей. Эти «цивилизованные» варвары выстроили на безлюдном тогда острове Мудьюг, что в Белом море, и около деревни Йоканьга (Мурманская область) деревянные бараки и загнали в них около полутора тысяч узников – пленных красноармейцев, партийных и общественных активистов, членов комитетов бедноты, а то и просто случайных людей, задержанных на улицах. Условия содержания узников были ужасающие: не было бани и мыла, смены белья. Всюду царила грязь и антисанитария, процветали педикулез, тиф, гангрена, цинга и дистрофия. При этом вообще отсутствовала какая-либо медицинская помощь. В результате такого вот «цивилизованного» обращения с узниками концлагерей почти все они погибли от болезней, голода и холода. Фашистские концлагеря могли бы позавидовать способам уморения людей, придуманным англичанами и французами на архангельском Мудьюге и в мурманской Йоканьге.

Снимем шапки перед героями-архангелогородцами и мурманчанами, замученными в концлагерях Антанты! Вечная им память!

Проклянём извергов-интервентов, варваров и негодяев, незаконно ступивших на нашу землю и посягнувших на безвинных русских людей. Гореть этим убийцам вечно в адовом огне!

   

Комментарии

Комментарий #27350 11.02.2021 в 23:01

Всегда , как увижу, тороплюсь прочесть новые работы Павла Кренёва, ибо всегда знаю, что обогащусь новыми знаниями понимания истории России. Это, что касается статей - исследователей, а что касается художественных произведений, тут такая в них полная радость погружения в чистую животворящую купель русского языка, такое приобщение к святости русской жизни, такая любовь ко всему русскому, тчо благодарные слёзы умиления подступают.
Спаси Вас, Господи, Павел Григорьевич!
Владимир Крупин