ПОЭЗИЯ / Наталья КОЖЕВНИКОВА. Я ИМЕНИННИЦА АПРЕЛЯ. Лирика
Наталья КОЖЕВНИКОВА

Наталья КОЖЕВНИКОВА. Я ИМЕНИННИЦА АПРЕЛЯ. Лирика

 

Наталья КОЖЕВНИКОВА

Я ИМЕНИННИЦА АПРЕЛЯ

 

* * *

Придумала тебя я так давно,

Что и сама об этом позабыла.

Дождями занавесила окно.

Душа в потёмках.
                               Разве я любила?

Когда во тьме, среди цветов и трав

Искала что? Оно меня таилось,

И  месяц новоявленный был прав,

Скатившись в ночь.
                           И всё остановилось:

Река и речи, время… Наугад

Жила я в пустоте, о том не зная,

И если ты, найдя меня, не рад –

Тогда тебе я вовсе не родная.

Дождём весенним вымыто окно.

Так света много, ночи этой мало!

Придумала тебя я так давно,

Прости, что в первый миг и не узнала.

 

* * *

Из реального времени
                          падаем в вечность иную,

В телефонных ветрах
                       чей-то шёпот бессонный браня.

Мы несёмся друг к другу,
                                     отважно минуя

Все условности, страхи,
                                 сомнения нового дня.

Мы, как узники в клетках,
                            закрытых от внешнего мира,

От любви, от бескрайности
                                     майской степи,

Где ещё бесконечно бело,
                               и туманно, и сыро,

И весна из-под снега
                    вздыхает невнятно: «Терпи…».

Вслед ей голос твой тихий
                            во тьму оседает и тает,

Словно кто-то шутя
                     прерывает до времени связь.

Голубеет земля, и поёт,
                              и о чём-то мечтает,

Голубыми  ручьями
                      на слёзы мои отзовясь.

 

* * *

Я именинница апреля.
                                 И ночами,

Тайком от всех,

Привыкла слышать за плечами

Неясный смех,

Смятенный шёпот,
                          восклицанья,
                                     ропот вешний…

И сквозь ладонь

Смотреть на солнечный,
                                    нездешний,

Скупой огонь.

Он, вдохновенный, от всего,
                                что сердце точит,

От злобы дня,

От всех возможных одиночеств

 Спасёт меня.

 

* * *

Любимый мой,  бреду я наугад

С душой смятённой: где мой дом отныне?

Зачем крыжовник – русский виноград –

Венок колючий мне плетёт в унынье

И тень огня соседствует с листвой?

Любимый мой, прости мне нетерпенье,

Ещё в душе лелею образ твой,

Ещё я слышу ангельское пенье.

Но время умирает за спиной,

Как звёзды в перевёрнутом бинокле,

А впереди небес пустынный зной,

И сон без сна, и чей-то слабый оклик.

Завоет ветер, ветки теребя,

В моём саду, и я без слёз заплачу –

Как лодка на безводье, без тебя

Я в мире этом ничего не значу…

 

* * *

Сияет ночь. Так почему я плачу?

Ум словно заколдован, даль пуста.

Возьму и завтра жизнь переиначу,

Начну сначала, с белого листа.

Пускай былинка я на чёрном поле,

И ветер вольный гнёт меня к земле,

Во времени, в его пустом расколе

Я вижу звёзды в сумеречной мгле.

И солнечного пламени отсветы

На листьях, и на зеркале реки,

И тайные, но верные приметы

Весны, идущей горю вопреки.

Сияет ночь над безмятежным лугом.

Душа обнажена, глаза сухи.

Пишу в тетрадь, подаренную другом,

Любви моей печальные стихи…

 

* * *

Век кончился, а я и не заметила.

Отгоревала, да не по нему.

Осталась в жизни чёрная отметина,

Как знак беды, влекущая во тьму.

И сердце стало чутким к непогоде,

И к подлости незримой заодно.

А где-то на Току, на тихом броде,

Блестит водой обласканное дно.

Зелёный мир,
                     разбуженный соблазнами,

Улыбчивый, там тянется к реке.

Вот так бы мне пожить,
                         со всем согласною,

От берега того невдалеке!

А я гнету всё душу чьей-то дружбою,

И улыбаюсь тайному врагу,

Люблю, кого любить-то
                                  и не нужно бы,

И ничего поделать не могу.

 

* * *

Моя память болит и болеть
                             перестанет нескоро.

Позади только ветер, дорога
                                  да праздная пыль

Безымянной степи.
                Ни надежды теперь, ни опоры

За спиной.
                    Я сама как ковыль

Распласталась на ровном,
                   не в силах доселе подняться.

Это ты, мой любимый,
                          мне волосы белые смял,

Долго гладил, ласкал,
                   так что стало обоим казаться –

Ты свою Галатею ваял…

Но покорная глина
                  в руках твоих грубых ломалась,

Ты в досаде
                   свою статуэтку живую разбил.

Ах, как женщина чья-то чужая
                                  в восторге смеялась,

Выметая за дверь всё,
                     что ты молчаливо любил.

И теперь только небо
                      стоит надо мной безобманно,

С золотою серьгой,
                       с удивлёнными взорами звёзд.

А о прошлом напомнят
                        лишь чёрные дыры в тумане

От покинутых птицами гнёзд.

 

* * *

Речами играть надоело,

Огнём – обожглась на лету.

Какое мне, собственно, дело

До дерева в белом цвету?

До облака, в небе молчащем,

До пламени в чьей-то крови?

В глухую забытую чащу

Зайти бы – зови не зови.

Стать ветреной, юной, беспечной,

Летать или жить средь травы,

И недруги в злобе извечной

Пусть будут на время правы.

Пусть сон успокоят метели,

Пусть засветло, словно родня,

Не самые лютые звери

Поселятся возле меня.

А после, под лёгкой порошей,

Внимая далёкой мольбе,

Позволь мне, позволь мне, хороший,

Не думать совсем о тебе.

 

* * *

Молчуньей стала. Не хочу

Ни говорить, ни петь.
                             Глаза закрою.

Зима похожа на свечу,

Оплаканную мною.

Я вместе с ней ушла в себя,

Забыла всё, любовь свою забыла!

И ветер, ветки теребя,

Молчит о том, что было.

На речке лёд идёт ко дну,

Отжившее на белом свете тает.

О том, что любишь ты меня,

Никто и не узнает.

 

* * *

Вот и снова весна,
                       весела и капризна,

Мне стучится в окно,
                           вызывая на спор,

Что не так уж всё плохо
                         в безумной отчизне,

Что любовь безобманна
                            и жива до сих пор.

Выхожу на крыльцо:
                       отчего так тревожно?

Чем томится душа?
                          И сама не пойму.

В небе тёмные птицы
                             летят осторожно

И кричат о своём
                      в неоглядную тьму.

Пахнет ветром и вербой,
                           водой потаённой,

Кто-то дышит в ночи,
                             и когда я уйду,

Из-за облака выглянет
                      месяц влюблённый

И у всех на глазах
                          поцелует звезду.

 

 

* * *

Ночью проснусь –
                    оглушит тишина первородная,

Звёзды ушли,
                  только неба полоска светла.

Дикими травами
                             дышит межа огородная,

Слёзы роняет в обрыв голубая ветла.

Это же здесь,
                под медовыми тёплыми соснами,

В сонную вечность
                           текла золотая вода.

Ночью короткой
                    на миг в остывающем космосе

Вспыхнула празднично
                                наша с тобою звезда.

Что это было?
                     Любовь? Или солнца затмение?

Свет невечерний,
                        стоящий и ночью в окне?

Сон невозможный…
                     Прощанье, прощенье, забвение

Сразу всего, что сияло и пело во мне…

Если однажды
                           из поезда дальнего, длинного,

Выйдешь, весёлый, забытую встретишь ветлу –

Не упади вниз с обрыва,
                                     того красноглинного,

Не простудись на весеннем, высоком ветру.

 

Комментарии

Комментарий #27576 06.03.2021 в 19:27

Поэзия - настоящая! Сколько грусти и света любви и прощения - прощания.
Космизм - вот он русский космизм, даже вроде бы в малом, частном:
"Ночью короткой на миг в остывающем космосе
Вспыхнула празднично наша с тобою звезда".

Комментарий #27570 05.03.2021 в 16:55

Наталья!
Поздравляю с подборкой! Здорово!
С наступающим тебя Праздником Весны!
Люби всегда!
Дмитрий Воронин