ПРОЗА / Анатолий ПОДОЛЬСКИЙ. ОНА ПРИХОДИТ ОДИН РАЗ. Рассказ
Анатолий ПОДОЛЬСКИЙ

Анатолий ПОДОЛЬСКИЙ. ОНА ПРИХОДИТ ОДИН РАЗ. Рассказ

 

Анатолий ПОДОЛЬСКИЙ

ОНА ПРИХОДИТ ОДИН РАЗ

Рассказ

 

Артём остановился около своего вагона под номером три. Посадка ещё не была объявлена, но на табло перед платформой уже высветилась надпись с названием его города, да и сам состав был уже подан. Артём сделал несколько шагов в сторону, чтобы не мешать проходившим вдоль поезда пока ещё немногочисленным пассажирам, поставил на платформу сумку и стал осматривать, подняв голову, высокие опоры, на которых были смонтированы навесы выпуклой формы по всей площади платформ для посадки. Такая своеобразная крыша над составами, которые прибывали и отправлялись с многочисленных путей, позволяла пассажирам чувствовать себя комфортно: в любую погоду они были укрыты от дождя и снега. Да и вообще, Казанский вокзал изменился за эти годы. Артём помнил его с середины девяностых, когда ещё школьником вместе с родителями часто бывал здесь. Тогда вокзал даже пугал его своим шумом и людским столпотворением, вызывавшим у него ассоциацию с «броуновским движением», о котором рассказывали на уроках то ли химии, то ли физики.

Он хорошо помнил, как впервые увидел здесь игру «в напёрсток». Тогда их поезд прибыл в Москву ранним утром, и родители вместе с ним не спустились сразу в метро, как это обычно происходило, а зачем-то на некоторое время зашли в здание вокзала. В огромном, но ещё не заполненном в столь ранние часы зале вокруг нескольких групп напёрсточников собирались любопытные. Ловкие мошенники, заманивая в игру простодушных наблюдателей, позволяли угадать под каким колпачком (напёрстком) находится шарик своим подставным, но как только в игру, с виду такую незамысловатую, вступал кто-либо из посторонних, он безоговорочно проигрывал. Артём стал свидетелем, как одна из жертв такой «игры» плакала и просила вернуть ей деньги. Тогда он ещё удивился: почему дежурившая на вокзале милиция не вмешалась в ситуацию, не задержала прохиндеев, а спокойно прошла мимо плачущей женщины. Этот случай так поразил Артёма, что он одно время даже мечтал стать милиционером, чтобы арестовать всех напёрсточников. Но после окончания школы он закончил строительный вуз, а работать стал в крупном автоцентре, в отделе продаж.

Специфика работы позволяла ему часто бывать в столице, и хотя появилась возможность приезжать в Москву на личной или служебной машине, он предпочитал поезд, а потому регулярно бывал на Казанском вокзале. Здесь уже не появлялись напёрсточники, почти исчезли попрошайки, кассы поездов дальнего следования перенесли в другое здание, и вообще, вокзал уже не пугал его, а стал необходимостью и обыденностью жизни. Теперь здесь можно перекусить, не опасаясь за здоровье, и выпить чашку неплохого кофе, ожидая своего поезда.

Артём не любил опаздывать и всегда приезжал на вокзал загодя, покупал в большом газетном киоске газеты. Это был даже не киоск, а длинный прилавок с витражами, где продавались всевозможные журналы и газеты, затем поднимался в кафе на второй этаж, где за кофе пролистывал газеты. Ему нравилось читать книги, журналы и газеты вживую, а не с помощью электроники.

 

Проводница его вагона уже открывала двери, и он потянулся за сумкой, как вдруг услышал голос:

– Артём, ты не меняешься. Смотришь всё вверх, а не по сторонам. Ну, здравствуй, Динозавр инновационный.

Перед ним стояла Снежана. Она улыбалась ему со свойственной ей ироничностью и одновременно какой-то нежностью, что так приятно обволакивала его в далёкие счастливые дни. Он, удивленный и обрадованный, даже не сразу спросил:

– Привет! Ты едешь домой?

– Да, надо родителям показаться. Пеняют, что не видят меня. Вот наконец собралась.

– Какой у тебя вагон? У меня этот – третий.

– А у меня следующий.

Артём вошёл в вагон, снял куртку, положил сумку вниз и сел у окна. Через несколько минут в купе вошла женщина с объёмным дорожным чемоданом на колёсиках, моложавая и приятная. Артём помог ей разместить багаж, и когда поезд тронулся, они уже дружески беседовали за чаем.

Артём поддерживал беседу, но его не оставляли мысли о Снежане.

– Молодой человек, вы где? Вижу, что вы чем-то озабочены. Я не экстраверт, но знаю, иногда достаточно выговориться…

Трудно сказать почему, но Артём раскрылся на слова этой незнакомой женщины с располагающими манерами и начал рассказывать.

 

Со Снежаной Артём встретился в родном городе на конкурсе «Мисс Лингва». Младшая сестра Аня, студентка пединститута, уговорила его быть одним из спонсоров этого студенческого праздника, который сочетал в себе конкурс красоты с интеллектуальными способностями и знанием английского языка. Артём, к тому времени работавший в автоцентре на достаточно крупной должности, решил, что дополнительная реклама фирме не помешает, и согласился. Сумма в качестве спонсорского взноса была приемлемой, и Артем пообещал дополнительно для каждой участницы большую коробку конфет. Он был включён в жюри, и ему же в конце вечера была предоставлена возможность поздравить участниц.

Правда, Артём откровенно сомневался в своём английском, ведь одним из критериев конкурса было хорошее знание конкурсантками английского языка, но его успокоили:

– Все остальные члены жюри владеют английским на профессиональном уровне, почти все они – наши преподаватели.

В день конкурса Артём прибыл в институт в назначенное время. Его встретила сестра и проводила в актовый зал, который уже был заполнен студентами. Председатель жюри – заведующая кафедрой, увидела Артёма, поднялась навстречу, представила его другим членам жюри и усадила на предназначенное ему место. Справа от него сидела тёмноволосая девушка в чёрном облегающем платье. Сверкающее колье на фоне чёрного платья придавало девушке аристократический вид, а стройная фигура вкупе с правильными чертами лица делали её настоящей красавицей. Артём это сразу заметил и нашёл повод обратиться к соседке с просьбой рассказать об этапах конкурса. Так они познакомились.

 Снежана, сама выпускница этого вуза, преподавала английский в институте и знала почти всех конкурсанток. Артём отметил, что ей самой впору участвовать в конкурсе красоты, и он назвал бы её победительницей – королевой красоты. Снежана улыбнулась. Было видно, что она привыкла к мужскому вниманию.

Всё время, пока на сцене студентки старательно отрабатывали этап за этапом конкурсные задания, Артём со Снежаной живо общались, обсуждая будущие оценки претенденток. Во многом их взгляды совпадали и по завершении конкурса они передали листы со своими вердиктами председателю жюри.

Артем понимал, что начнется процедура награждений – и всё закончится. Он пытался что-то придумать. Снежана так понравилась ему, что к концу вечера он окончательно «запал» на неё. Внутри то горело, то щемило и он физически ощущал, что это его девушка, несмотря на то, что они познакомились всего несколько часов назад. Началось вручение подарков всем участницам, а затем процедура награждений всех мисс: лингвы, вице-мисс, мисс очарования, мисс зрительских симпатий и так далее. Снежана комментировала каждое награждение ему на ухо. И пока шептала об особенностях номинации – была настолько близко, что волосы её касались лица Артёма, а губы мочки его уха. От этих прикосновений у него напрочь снесло голову, таких сильных ощущений он ещё не испытывал. Это она, девушка моей мечты, – пульсировало в его голове. Надо во что бы то ни стало познакомиться поближе. И он решил действовать сразу – смело и решительно.

После процедуры награждения, когда утихли аплодисменты, Артём повернулся к Снежане:

– У меня предложение. Давайте отметим мой первый опыт работы в жюри. Мой приятель – администратор в кафе. Он всё организует по высшему разряду. Я вас приглашаю.

– Нет, Артём, это неудобно. Я не могу.

– Тогда я приглашу всех членов жюри. Наверняка кто-то согласится, и вы будете не одна.

– Давайте лучше я приглашу сама двух своих коллег из жюри. Уверена, они согласятся.

Обрадованный Артём позвонил в кафе, заказал столик, и уже через полчаса они сидели в уютном кафе сербской кухни. Артём, не скрывая, хотел оказать впечатление – и на их стол подали телятину с запечёнными овощами, всевозможные салаты и нарезки, фрукты и итальянское красное вино. Дамы, коллеги Снежаны, расслабились, были веселы и общительны. Артём со Снежаной снова сидели рядом, и он во время разговора, как бы невзначай, пару раз коснулся её руки. Снежана руку не убирала, но и не кокетничала. Её подругам Артём понравился, и когда развозил их по домам, они рассыпались в комплиментах в адрес столь галантного ухажёра. Последней он отвёз Снежану. Когда машина остановилась у подъезда, Снежана не сразу вышла, она повернулась к Артёму и поблагодарила за чудесный ужин. «Надо взять у неё номер телефона», – подумал он, но вместо этого неожиданно произнёс нелепое:

– Снежана, запишите мой телефон, – и назвал свой номер.

Девушка сидела молча.

– Извините, Снежана, я хотел спросить ваш номер.

Она вновь посмотрела на Артёма, снова слегка улыбнулась, но опять ничего не сказала. Растерянный Артём тихо спросил:

– Почему вы не записали мой номер и свой тоже не назвали?

 Снежана рассмеялась:

 – А не надо ничего записывать. Мой номер такой же, как у вас. Только у вас последние две цифры 01, а у меня 02. Думаю, это вы запомните.

Артём облегчённо выдохнул:

– Я позвоню завтра? Вы мне расскажите о закулисных интригах подобных конкурсов.

– Нет, завтра суббота. Мы с родителями на выходные уедем из города.

– Тогда в понедельник?

– Ещё раз спасибо за ужин. До свидания…

В понедельник Артём позвонил вначале в одиннадцать часов, затем звонил через каждые полчаса, но телефон Снежаны не отвечал. Она перезвонила сама около трёх часов дня, когда Артём окончательно сник, и объяснила, что когда у неё занятия, она оставляет телефон на кафедре, а в короткие перерывы разговаривать в окружении студентов или коллег как-то неудобно.

– Я освобожусь к восемнадцати, – сказал Артём. – Мы можем встретиться?

– Надеюсь, помните, где я живу. Когда приедете, позвоните, я выйду.

С таким трепетом Артём ещё никогда не собирался на свидание. У него не было определённых планов, он просто хотел видеть эту девушку и быть с ней. Его не устроили розы в цветочном киоске, и он поехал на центральный рынок, где в цветочных павильонах было изобилие цветов самых разнообразных видов.

Сначала он хотел купить букет из пяти роз – показалось мало; семь роз – тоже не устроило, с каждой дополнительной парой роз он всё более волновался и наконец остановился на семнадцати розах. Семнадцать было его счастливое число, по крайней мере, он так считал. И когда они со Снежаной уже гуляли около пруда с белыми грациозными лебедями, которые, не суетясь, подбирали хлебные крошки, бросаемые им детьми и взрослыми, Снежана шутливо, но назидательно объяснила ему, что на первое свидание надо приходить не с таким огромным букетом, а с одной, тремя, максимум с пятью розами.

– А то девушки твои будут думать, что ты динозавр инновационный.

– А может, я уже не захочу, чтобы у меня были свидания с другими девушками? Может, я буду приходить на свидание только к тебе. Ты мне очень понравилась. Я не знаю, что происходит, но я даже заснуть ночью не смог.

Здесь Снежана почему-то сникла и загрустила.

– Букет и в самом деле хорош. Спасибо! Только всё это напрасно. Не хочу тебе голову морочить. Ты мне тоже понравился, но встречаться мы не можем. Наша встреча – это как бы моё прощание с девичеством. Замуж я выхожу. Послезавтра еду в Санкт-Петербург. У меня там жених. Два года на стажировке за границей работал. Я его ждала. Теперь тоже преподаёт и переводами занимается.

Артем, изумленный, только промолвил:

– Это невозможно! Я не смогу жить без тебя. Мы – судьба друг для друга. И встретились совсем не случайно, даже номера телефонов говорят об этом.

– Где ж ты раньше был? В одном городе живем, если судьба – раньше бы встретились. Мой жених хороший человек, я не могу его обмануть.

– Просто отмени поездку, ведь свадьба еще не назначена. Дай мне шанс. Ты же не любишь его?

– Артем, еще три дня назад мы с тобой были незнакомы. А сегодня ведем такие разговоры. Мы же взрослые люди. Так не бывает.

И она вдруг заплакала. Артем, пытаясь успокоить, обнимал её за плечи, гладил волосы, и в эти минуты она была самым дорогим человеком в его жизни. Успокоившись, она сказала:

– Давай больше не будем об этом. Просто погуляем, потом ты меня угостишь кофе в новой кофейне.

Она понимала, что наваждение, так неожиданно охватившее их обоих, может быть обманчивым.

На следующий вечер он стоял у нее под окнами с огромным букетом роз, позвонил ей и просто сказал:

– Посмотри в окно. Если не выйдешь, мне придется, как в той песне, рассыпать цветы по двору.

Снежана вышла на балкон, посмотрела на Артема, едва удерживающего в руках десятки роз, затем со свойственной ей иронией прокомментировала:

– Усыпать двор не получится, цветов не хватит. Не буду тебя в глупое положение ставить. Заходи уж.

Так начинался их роман.

 

Первая их близость произошла не сразу. У одного из сотрудников фирмы, где работал Артём, временно освободилась квартира, и он привёз Снежану туда, предварительно сменив всё постельное бельё и поставив в зале на стол вазу с цветами. Она не отказалась от бокала шампанского, но выпила совсем немного и вела себя обычно, хотя явно понимала, что сегодня должно произойти. Когда они были уже в постели, и он беспрерывно целовал её, она неожиданно заплакала. Артём был настолько удивлён, что не сразу спросил:

– Что случилось, милая моя? Ты что? Я ведь люблю тебя.

– Нет, ты любишь мою внешность, моё тело, у тебя просто страсть, но ты всю меня не любишь.

– Господи, что ты говоришь? Я очень трепетно к тебе отношусь, и никогда у меня не было таких чувств к девушке. Если не хочешь, я не буду настаивать. Давай отложим. Я могу подождать, если тебе нужно ещё время.

Но через несколько минут Снежана успокоилась и у них была первая ночь со всплесками восторженных эмоций. Утром счастливый Артём шутливо говорил ей:

 – Я думал, ты девушка современная, а ты чисто тургеневский персонаж. Я люблю тебя, но ты что, часто плачешь?

– Да нет. Вообще плакать – это не моё. Сама удивляюсь, отчего так прослезилась.

Они были очень колоритной парой. Молодые, неплохо одетые, гуляя по городу – причём Снежана непременно брала Артёма под руку, – они часто обращали на себя внимание прохожих. В театре, в который ходили довольно часто, Артём иногда специально брал билеты в ложу. Ему нравилось держать Снежану за руку и смотреть перед началом спектакля вниз, на других зрителей, испытывая при этом чувство восхищения за свою девушку и чувство гордости за себя. Он купался в её нежности, заботе и каком-то непонятном ощущении, что этой девушке дано знать то, что не знает он. Иногда она с чисто женской непосредственностью могла остановить его излишнюю эмоциональность или поправить слишком резкое о чём-либо суждение. Когда он с иронией сетовал ей на это, она с улыбкой отвечала:

 – Я на два года старше тебя и это даёт мне право чуть-чуть опекать. Но я готова признать твоё лидерство, как только ты решишь сделать этот шаг.

Артём понимал, на что намекала его милая спутница, но не спешил делать предложение. Он жил с родителями и сестрой в обычной трёхкомнатной квартире и надеялся вскоре накопить на первый взнос ипотеки, рассчитывая, что квартира будет в новом доме и не выше пятого этажа. Он мечтал, что долгожданный момент обставит очень красиво: приведёт в новое жилище своё Снежану и там, как состоявшийся мужчина, сделает ей предложение. Ему нравилось делать красивые жесты, но при этом он умел оставаться реалистом и заранее просчитывал свои шаги.

По пятницам они с друзьями иногда устраивали мальчишник: собирались в ночном клубе, играли в бильярд или просто «расслаблялись» за столиками, а в воскресение играли в футбол в спортивном зале. Снежана иногда приходила к концу футбольных баталий, садилась на втором этаже спорткомплекса, где были места для зрителей, и смотрела на игру своего Артёма. Она всегда приносила с собой клюквенный морс или настой из шиповника с какой-либо иной ягодой. После тренировки они садились в машину, и она угощала его «напитком богов», как искренне восторгался Артём.

Снежана первая познакомила его с родителями. Она так и сказала:

– Моя мама хочет с тобой познакомиться.

– Ты что, рассказываешь обо мне своей маме?

– Нет, но от неё я не могу скрыть свои влюблённые глаза. Она давно всё поняла.

После таких слов Артём возражать не мог и познакомил девушку и со своими родителями.

Казалось, их безоблачным отношениям ничто не угрожает, они любили друг друга и не давали повода для ревности. Они даже почти не ссорились, так как Снежана или уступала своему мужчине, или давала время ему остыть. Первая трещина в их отношениях появилась на ровном месте. Снежана целый день не отвечала на его звонки. Вечером он всё же дозвонился до неё.

– Ты куда пропала? Почему не отвечаешь?

– Я весь день сопровождала как переводчик одного итальянца. Некая фирма обратилась к нам на кафедру, и работать с иностранцем поручили мне.

– Ты же не знаешь итальянского.

– Нет, но он хорошо говорит по-английски.

– А сейчас ты где?

– В ресторане. Руководитель фирмы отмечает с ним подписание документов. Я перевожу. Извини, мне, правда, некогда. Позвоню завтра.

Но на другой день, а это была суббота, Снежана не позвонила. Рассерженный Артём вечером набрал её номер.

– Что происходит?

– Я отсыпалась. Вчера будущие компаньоны очень долго не расставались. Домой приехала за полночь.

– Ты ночами сидишь в ресторане с мужиками и считаешь это нормальным?

– Я не думала, что переговоры так затянутся, но они хорошо заплатили.

– Ты что, девушка из эскорта?

– Не оскорбляй меня. Для меня это хорошая практика.

– Ты провела ночь неизвестно где и говоришь, что это хорошая практика? Вы чем занимались?

– Артём, остынь. Не заставляй меня думать, что ты мне не веришь. Давай оба успокоимся и созвонимся через пару дней.

Артём бросил трубку. Он был в бешенстве. «Мало того, что она сидела в ресторане в обществе чужих мужчин, так она его ещё и видеть не хочет. Два дня. Да вообще, неделю звонить не буду». Но через два дня они помирились.

Снежана обнимала Артёма и ласково вразумляла своего всё ещё обиженного героя:

 – Ты не просто динозавр, ты оказывается занудный динозавр.

Вторая их размолвка произошла, когда Снежана вместе с подругой уехала на психологические курсы в другой город. Курсы были однодневные и вечером того же дня они должны были вернуться, но не вернулись. Телефон не отвечал. Наконец, поздно вечером Снежана ответила:

– Мы решили не возвращаться сегодня. Завтра утром приедем на первой маршрутке. Переночуем в гостинице.

– Но ты же говорила, что сегодня вечером вернёшься. Почему ты меня обманываешь?

– Послушай, Артём, у меня до тебя была своя жизнь, работа, подруги, увлечения. Я не могу всё это разом бросить. Я и так уже растворяюсь в тебе. И даже не знаю, хорошо это или нет.

Но и на этот раз они помирились спустя несколько дней. Артём опять выговаривал Снежане:

 – У меня какая-то химическая зависимость. Я не могу представить свою жизнь без тебя. Ну почему ты так себя ведёшь? Даже одного слова неправды я не хочу от тебя слышать.

И снова Снежана увещала любимого:

– А как же женское лукавство? Ведь оно иногда только во благо отношений. И потом, мне никто не нужен кроме тебя. Ты лучший.

– Тебе есть с кем сравнивать? Я ничего не знаю о твоей прошлой жизни.

– Это всё было до тебя. Если будешь настаивать, я расскажу, но давай не сейчас.

Следующие полгода у них прошли как медовый месяц. Они смогли даже выкроить время и съездить на несколько дней в Петербург – полюбоваться осенним городом на Неве. Приближался очередной Новый год. Надо было планировать, как его встретить. Артём надеялся встретить Новый год со Снежаной, но родители настояли, чтобы новогоднюю ночь он был с ними.

Снежана отреагировала на это сдержанно:

– Ладно, тогда я тоже с мамой и папой буду. Увидимся второго.

 Но до второго января Артём, конечно, ждать не стал. В новогоднюю ночь он начал ей звонить в 23 часа, чтобы пожелать счастливо проводить старый год. Снежана не отвечала. Он звонил сразу после боя курантов для новогоднего поздравления, ответа не было. Снежана ответила только в три утра, поблагодарила за поздравление и сама пожелала счастья в новом году.

– Подожди, я слышу скрип снега. Ты что на улице?

– Да, в центре, на ёлке.

У Артёма ёкнуло сердце в недобром предчувствии.

– Ты встречала Новый год не дома?

– Получается, да, не дома.

– И где? С кем?

– В одной компании.

– В какой ещё компании? Ты говорила, что будешь встречать Новый год с папой и мамой.

– Потом объясню. Хочу спать. Я иду уже домой. Пока.

Утром второго января Артём приехал к Снежане домой. Она была одна.

– Родители в гости ушли. Салаты будешь? У нас и вино осталось.

– Снежана, объясни: где и с кем ты была? Только без так называемого женского лукавства. Правду скажешь?

– Я скажу правду, но пообещай, что ты не будешь истерить. Ничего не было.

– Что значит, ничего не было? Ты с кем была?

– Пару недель назад в город вернулся мой одноклассник – Платон. Он за мной всегда бегал. После школы ушёл в армию, потом работал несколько лет в Сибири. Теперь вот вернулся. Пробовал за мной снова ухаживать, но я дала понять, что у меня всё хорошо.

– Но зачем ты встречала с ним Новый год?

– Он уговорил меня. Сказал, что неудобно одному появляться в компании, где он собирался встретить Новый год. Обещал вести себя очень корректно.

Артём с изумлением смотрел на Снежану.

– Ты меня разыгрываешь?

– Как-то в самом деле нелепо получилось, но это так.

– Ты что, с ним встречалась эти две недели?

– В том смысле, что ты вкладываешь, нет. Но он приходил пару раз ко мне домой.

– Зачем? Зачем он к тебе приходил?

– Замуж звал.

– Замуж? И что же ты не вышла? Или выбираешь? Смотрю – у тебя широкий выбор.

– Да нет, я не выбирала. Я вообще-то за тебя замуж хотела. Да видно не судьба.

– Ты сама всё растоптала. Всё разрушила. Ты просто дрянь!

Снежана повернулась к Артёму и тихо, но твёрдо сказала:

 – Не надо, Артём. Я виновата, но не заслужила оскорблений. Ты успешный и перспективный. У тебя всё будет хорошо. Прощай. Не приходи больше.

Артём даже не помнил, как добрался до дома. Через несколько дней он всё же уступил расспросам матери и рассказал ей всё.

 – Знаешь, сынок, решать тебе. Скажу только, нельзя начинать совместную жизнь со лжи или даже неопределённости.

Прошло несколько недель. Он всё же решил сделать попытку поговорить со Снежаной, и позвонил. Телефон был недоступен. Через несколько дней на кафедре, куда он пришёл специально, ему рассказали, что она уехала работать в Москву.

– Но учебный год не закончился.

– Она договорилась с деканатом. Сказала, по семейным обстоятельствам. Мы думали, что она с вами уехала.

 Больше попыток увидеть Снежану он не предпринимал. Но и забыть её не мог. Постоянно анализировал последнюю ссору и понимал, что погорячился. Да и вообще надо было своё сердце слушать, а не родителей. И твердо решил жить отдельно.

Прошло ещё несколько месяцев. Однажды в воскресенье в спортзале во время игры он ощутил, что на него кто-то смотрит со зрительской трибуны. Артём поднял голову и увидел Снежану на своём месте, как и год назад. В этот момент он почувствовал толчок и упал. Обычная футбольная ситуация, но когда он поднялся, Снежаны уже не было. Он побежал к выходу, но она исчезла. Продолжать игру он не мог. Сослался на боль в ноге и направился в душевую. «Приехала? Пришла посмотреть? А может, всё ещё любит? И я напрасно обидел её?».

Через несколько дней один из сотрудников фирмы зашёл к нему в кабинет и попросил помочь:

– Там клиент. Покупает машину. Заказал дополнительные опции, но с ценами на их установку не согласен, говорит в интернете другой прейскурант.

Артём подошёл к клиенту, представился, спросил:

– Как к вам обращаться?

– Платон. Можно просто Платон.

Артём за годы работы научился себя сдерживать: клиенты бывали всякие, но сейчас на мгновение оцепенел, услышав это имя. Затем взял себя в руки и, пообщавшись с клиентом, решил его проблему. Но на прощание вдруг спросил:

– Платон, ты общаешься со Снежаной? Где она?

Тот взглянул на Артёма, но ответил не сразу:

– Снежана в Москве. Недавно сюда приезжала. Кстати, поздравила меня со свадьбой. Женился я, – и, помедлив, добавил: – Ты зла на меня не держи. Снежана мне всё рассказала, только запретила мне с тобой объясняться. У нас ничего не было. Она тебя любила, а может и любит ещё.

 

… В купе заглянула проводница:

– Чаю ещё не хотите?

– Нет, спасибо.

И когда она вышла, Артём продолжил:

– Вот, в общем, и вся история. Времени много прошло, но я так и не смог её забыть. Представляете, знакомлюсь с девушкой, иду с ней, а мне кажется, что это Снежана рядом идёт. Занозой сидит в моём сердце. Сейчас она в соседнем вагоне, и я не знаю, что делать. Хотел поговорить, но боюсь чего-то. Может, она уже замужем.

– Послушай, Артём, – отвлекла его от воспоминаний собеседница, – Давай я тебе расскажу другую историю. Может она тебе подскажет, что делать.

 Эта история началась раньше твоей на двадцать с лишним лет. Лариса приехала на южный берег Крыма не в первый раз. В Ялте жила её тётка, и Лариса останавливалась у неё в частном доме, жила в пристроенной веранде, так как все остальные помещения дома тётка в летние месяцы сдавала постояльцам. Так делали все местные жители. Обычно Лариса приезжала на море с мамой или подругой, но в этот раз родители посчитали, что она достаточно взрослая (закончила 4 курса института), и отпустили её в Ялту одну, правда, всего на две недели, но это всё равно было для Ларисы целым событием.

Весь день Лариса провела на пляже, а вечером ушла на дискотеку. Городская дискотека представляла собой огромную площадку размером не меньше стадиона, где собирались отдыхающие, преимущественно молодые люди. Музыка не умолкала ни на минуту. Как они разглядели друг друга в этой круговерти, среди сотен танцующих, сказать сейчас трудно, но с первых минут их знакомства Лариса поняла, что это тот самый принц, о котором мечтает любая девушка. Севастьянов Герман Силантьевич – так представился остроумный молодой человек, который приметил Ларису среди толпы, что была в постоянном движении, ритмично освещаемом бликами светомузыки. Танцевал он красиво, в его движениях был различим определённый рисунок, а Лариса, всегда любившая танцы и занимавшаяся ими с детства, не просто танцевала, а кружила вокруг Германа, словно порхая, не замечая больше никого вокруг себя. С дискотеки они возвращались вместе. Герман в детстве занимался музыкой, но со временем понял, что это не его дело, и год назад окончил политехнический институт. Ларисе, тяготевшей к гуманитарным наукам, специальность, которую он назвал, казалась жутко сложной, но это ещё больше подчёркивало в её глазах неординарность Германа, начиная с имени и заканчивая привычкой всё подвергать сомнению.

Герман приехал в Ялту на несколько дней раньше Ларисы, снимал комнату в городской квартире.

– Но это же дорого! – возмутилась Лариса, узнав цену. – Зачем тебе целая комната? Обычно в летний сезон молодые люди снимают просто койку.

– Через неделю приедет мой друг. Он пробудит здесь всего несколько дней, а уедем мы уже вместе.

Следующим утром на пляж они шли вдвоём. Впрочем, вместе они были уже каждый день и вечер. Для Ларисы впервые по-настоящему понравившийся мужчина казался неким божеством, с которым ей было настолько легко и просто, что от нахлынувшего счастья она забыла про обязательные звонки домой родителям. Забыла и про наказы матери, которая несколько раз объясняла Ларисе, перед тем как отпустить её одну, что на юге все мужчины хотят лишь одного: обольстить, весело провести время, а потом уехать и забыть.

Лариса с Германом кроме купания в море почти ежедневно отправлялись на прогулку по городу или в поездку по Крыму: Ботанический сад, Ай-Петри, Бахчисарай, Ливандийский дворец, Севастопольская бухта... Ларисе было всё равно куда идти или ехать с Германом, она сияла от одного его присутствия. Всей своей женской сутью осознавая, что это тот единственный, с которым она проживёт всю жизнь. И они обязательно будут счастливы, ведь они так любят друг друга...

Неделя пролетела так быстро, что казалось, все эти дни – один обворожительный и счастливый миг. Но однажды вечером, когда они, гуляя по набережной, спустились к морю и уселись на большой камень в нескольких метрах от плескавшейся тёмной воды, Герман взял её за руку и сказал, что им надо поговорить.

– Мне важно тебе кое-что рассказать. Я уже принял решение и не хочу расставаться с тобой, но будет честнее, если я тебе всё расскажу сейчас.

– Надеюсь, ты не объявишь, что женат? Ты же не хочешь, чтобы я стала русалочкой? Я не смогу уже без тебя.

– Нет. Всё не так страшно, но сказать – должен. Завтра ко мне приезжает не друг, а моя девушка, то есть моя бывшая девушка. Она приедет, и я ей всё расскажу, она поймёт.

– Но почему ты не позвонил ей и не объяснил всё раньше? Ведь у нас с тобой всё серьёзно?

– Да, конечно, но я не могу сейчас её расстраивать.

– Но объясниться с ней всё равно придётся.

– Да, но не сразу. Понимаешь, мы ведь заявление нарегистрацию подали, и ещё она, в общем, беременна...

Несколько минут Лариса сидела молча, затем решительно встала и ушла, запретив Герману провожать её.

Мир рухнул... Она знала, что такое боль, невезение, утрата, но что такое несчастье она до этого не знала. Жизнь её потеряла всякий смысл. Весь следующий день она пролежала в кровати, пролив на подушку море слёз. Ближе к вечеру в окно веранды раздался стук. За окном стоял Герман. Лариса нашла силы выйти и выслушать его.

– Я ведь не знал, что встречу тебя. Влюбился сразу, но и сволочью я быть не могу. Девушка моя прилетела, но я ей пока ничего не сказал. Давай сделаем так: через неделю мы с ней улетаем обратно. Я ей по прилёту всё расскажу, и мы с тобой воссоединимся. Институт ты можешь закончить заочно, уже в нашем городе. Поверь, я люблю тебя. Я знаю, что такое курортные романы, но к нам это не относится. Вот я прошу у тебя прощения, но в чём я виноват?

– Я тебя не обвиняю ни в чём, но знаю одно: я не вправе решать судьбу другого, совсем не знакомого мне человека – твоей девушки. Вот она, действительно, ни в чём не виновата. Прощай, не приходи больше.

– Мы будем жалеть об этом всю жизнь. Она приходит только один раз и навсегда. Нельзя от неё отрекаться.

– Кто приходит?

– Любовь. Настоящая любовь приходит один раз и остаётся навсегда, если она настоящая.

– Это любовь, а у тебя был курортный роман. Уходи.

Вечером Лариса позвонила домой и, всхлипывая, проговорила:

– Мама, я хочу домой, но мой самолёт через неделю.

– Забудь про самолёт и всё остальное. Утром на автобусе едешь в Симферополь, там берёшь билет на любой поезд до Москвы. В Москве сделаешь пересадку и уже через два дня будешь дома.

…Забыть Германа было непросто. Однако жизнь продолжалась. Лариса вышла замуж, родила двоих детей. Нельзя сказать, что она не любила мужа, но те чувства, которые она испытала с Германом, уже никогда не повторились. Больше в Ялту она не ездила. Делала это скорее умышленно, но однажды ей пришлось поехать в Симферополь на конференцию. Была осень, закончился бархатный сезон, но на вокзале, где она ожидала объявление на посадку, было достаточно многолюдно. И снова среди массы людей они увидели друг друга. Он поцеловал ей руки, повторяя:

– Я знал, что мы встретимся. Каждый день я думал о тебе.

– Герман, милый, скоро посадку на мой поезд объявят. Он через час с небольшим отправляется. Давай посидим в сквере на скамейке. Сегодня не холодно, но сезон, похоже, закачивается.

Она говорила излишне спокойно, как-то даже обыденно, а в груди всё пылало: вот её родной, любимый человек. Не оставляй его больше. Это же твоя судьба. Но вместо этого она рассказывала о своей работе, детях, муже, спрашивала о его успехах на машиностроительном поприще и станках с программным управлением.

– Станки, похоже, уже никого не интересуют. Да и вообще, оборонка не в почете. Пришлось как-то выкручиваться. Однако, не бывает худа без добра. В общем, создал свою фирму, много чего было, но сейчас на плаву.

– Ты живёшь с ней, с той девушкой?

– Да, но я ей всё рассказал, правда, не сразу, через несколько лет. Мне казалось, что если я признаюсь, то обязательно ещё раз увижу тебя. Видишь, сбылось.

– И что она? Простила?

– Видимо, да. По крайней мере, не корит, я даже дочку назвал Ларисой.

– А я сына Германом. Он с таким именем один на всю школу.

Час прошёл незаметно. Лариса встала со скамейки.

– Мне пора. Я была рада тебя видеть. Очень рада. Видишь, у нас всё хорошо. Не провожай…

Она обхватила его за шею и прижалась, словно пытаясь впитать его на всю оставшуюся жизнь. А он, обнимая её, прошептал только:

 – Береги себя.

 

…Попутчица Артёма замолчала, при этом была какой-то просветлённой. Артём осторожно спросил:

– Скажите, это вы о себе рассказывали? Лариса это вы?

– Сейчас уже Лариса Николаевна.

– И что? Вы больше не встретились?

– Всю жизнь я чего-то ждала, хотя жила, как мне казалось, обычной и даже размеренной жизнью. Дети выросли, у них своя жизнь. Два года назад умер муж. А несколько недель назад по радио, которое у меня на даче включено постоянно, я услышала свою историю и просьбу откликнуться от Севастьянова Германа Силантьевича. Он сейчас свободен и разыскивает меня по всей стране. Озвучили даже телефон редакции, но я и без телефона могла его по интернету найти. Он в своём городе человек не последний. Важно, что он меня нашёл. Мы, конечно, сразу созвонились, и вот я еду к нему. Думаю, навсегда. А теперь решай, Артём, надо ли ждать всю жизнь? Настоящая любовь приходит один раз. Иди к своей Снежане в соседний вагон и не отпускай больше. Любящие друг друга люди имеют право быть вместе, несмотря ни на какие обстоятельства.

– Вы удивительная женщина. Вы сняли с меня все сомнения. Мы вас на свадьбу пригласим, если…

– …Без всяких если. Иди и борись за свою любовь.

 

Комментарии