ПОЭЗИЯ / Вадим АНДРЕЕВ. СЛОВО. Стихи
Вадим АНДРЕЕВ

Вадим АНДРЕЕВ. СЛОВО. Стихи

 

Вадим АНДРЕЕВ

 

СЛОВО

Средь текущих дел, идей и тем          

слово, как доказано наукой,

это лишь набор случайных звуков,

сложенных из флексий и фонем.

 

Человеку, запертому в рамки

ветхих стен и низких потолков,

ближе мудрость бронзовых веков,

где рабы с халдеями орали:

«Хлеба! Зрелищ!

              Меньше громких слов!».

 

И сегодня, как в эпоху Рима,

зрелища и хлеб взяв в оборот,

миром правят золото и рынки,

деньги, сила и сухой расчет.

 

Без особых в общем треволнений,

хоть другой, наверное, масштаб,

чаще убивают из-за денег

и намного реже из-за баб.

 

В мире, полном вывертов подложных,

для успокоения мозгов

сила и оружие дороже

и куда доходчивее слов.

 

И на фоне скучных рассуждений

слово, обличающее зло,

в истинном своём предназначенье

потеряло статус и стило.

 

И опять, искусно припомадясь,

на конях со сбруей золотой

дух войны гарцует славы ради

впереди под барабанный бой.

 

Ну а слово, как обычно, сзади –

пленницей, привязанной к седлу,

с грустными от вечных дум глазами

тянется, ругая кабалу.

 

Пленница бледна, болезни косят,

с голодухи пухнет голова.

Правда, и её порою просят

поплясать и поиграть в слова.

 

И она поёт, играет, пляшет,

хоть и одолела кабала,

не за деньги, нет – за чашку каши

с воровского барского стола.

 

На пиру какой-то властный дуче

может, скажет: «В этом что-то есть:

рифмы «слёзы – грёзы», только лучше

грохот пушек, марши и оркестр».

 

Говорите после «про искусство»,

ветхими знаменами маша!

Слово, даже сказанное с чувством,

полное любви, ума и вкуса,

всё равно не стоит и гроша.

 

Впрочем, хорошо, что пьяный в доску

дуче повелел, верша свой суд,

посадить ту пленницу в повозку,

на которой раненых везут.

 

И, взглянув на профиль горделивый,

про себя подумал: «Может быть,

и она сгодится в перерыве

меж боями нервы подлечить».

 

 

Комментарии