ПОЭЗИЯ / Николай МАКСИМЧУК. И ПТИЦЫ ИГРАЮТ НА ТЫСЯЧЕ ЛИР. Поэзия
Николай  МАКСИМЧУК

Николай МАКСИМЧУК. И ПТИЦЫ ИГРАЮТ НА ТЫСЯЧЕ ЛИР. Поэзия

 

Николай МАКСИМЧУК

И ПТИЦЫ ИГРАЮТ НА ТЫСЯЧЕ ЛИР

 

ЛЕТНЕЙ НОЧЬЮ

Закат бордово-синей рукавицей

Сгребал за горизонт остаток дня.

А следом капля облачка живицей

Стекала в жар закатного огня.

 

Открыл сундук со скарбом вечер летний

И веер свой с прохладой распушил –

Опять всю ночь гонять тот будет сплетни

По грифу обесструненной тиши.

 

У НОЧНОГО ОЗЕРА

Когда мой край с погодным богом ладит

И далеко осенней прозы хлябь,

Сметает звёзды ветер с водной глади

И ловко прячет их в густую рябь.

 

Здесь берег – ширь: не чёсана, родная –

Ивняк да мхи, что гладят валуны.

И я, сачок в прибрежность окуная,

Ловлю осколки вызревшей луны!

 

Сверкнула золотом ажурность сетки

И отразилась радостью во мне –

Запел! В испуге дрогнул кончик ветки,

И птичка, ойкнув, скрылась в тишине.

 

Какая ночь! На нити звездопада

Ложатся ноты всплеска карасей.

…Как мало лирику для счастья надо –

Быть слогом строчки из природы всей!

 

* * *

Листы из книг
                       на эшафот костров

бросал в экстазе
                        умственный калека.

Но и в золе виднелась
                           стройность строф

живых стихов
                         Серебряного века.

И пламя, отскакав,        
                              как красный конь,

слегло,
               пахнув угарными духами.

А время
                 как и жертвенный огонь,   

смиренно преклонилось
                                      пред стихами.

 

ОКТЯБРЬ

Ветра неровный настрой

Хаос привносит в окрестности,

Носится лиственный рой

С грустью своей бесполезности,

Неба сырое сукно

С редкими солнца подсветками –

Осень скребётся в окно

Осиротевшими ветками…

 

НОСТАЛЬГИЯ

Пламя о чём-то лопочет в печурке,

Тяга гудит в дымоходной трубе,

Кофе с дымком в закоптившейся турке –

Шлейф аромата танцует в избе.

Стёкла в узорах – нагая граница

Между уютом и стужей зимы…

Память – невиданной силы десница –

В детство уносит: там грезили мы

Будущим курсом на добрые дали.

Годы летели легко, весело.

Только прямого ответа не дали:

«Что же так тянет в родное село?».

 

У КОСТРА

Рассвет у весны восхищённо красив:

Шаги разноцветья сквозь сонность трухи,

Речушка выводит лазурный курсив –

Слагает для летних туристов стихи.

Там ива нарядна и скромен аир,

Рогоза побег своенравен, остёр,

И птицы играют на тысяче лир!

Там первый в году на «зелёнке» костёр –

Объятые пламенем ветки трещат,

Гитара звенит, перебором маня,

И юного ветра шальная праща

Бросается в ночь семенами огня.

Но те прорастут не пожаром лихим,

А будут сердца наполнять теплотой.

Сердца, что прочтут от речушки стихи,

Навеки пленившись Руси красотой!

 

ПТИЦЫ ИЗ ОСЕНИ

Пестрыми птицами, шумными птицами

Ветки укрылись с роскошеством грима:

Осень одна, только с разными лицами

Вышла на сцену, блистая, как прима.

Белыми птицами, тихими птицами

С вечера лягут туманы в низины –

Утром роса заблестит небылицами

Там, где антоновкой пахнут корзины.

Чёрными птицами, гулкими птицами

Грусть закружится над вспаханным полем:

Выдождит тучи, тоскливыми ситцами

Падая наземь. Доколе? Доколе?

Разные этими птичьими стаями

Струны натянуты – сердце послушай:

Осень, уставшая властвовать далями,

Ходит по душам…

 

* * *

Растаяло лето в листве,

Сменившей обычный окрас,

И небо с уныньем в родстве

Сереет от облачных трасс,

Бросает в окрестности плач

На юг улетающих стай…

Вся радость от летних удач –

Высок и румян каравай,

Вино молодое хмельком

Витает над щедрым столом!

…А в небо посмотришь и – ком

От грусти о лете былом.

 

* * *

Стою перед скорбной отцовской оградкой,

А сердце морзянку в загробье стучит…

Стою, вспоминаю, как с братом украдкой

Курили «Памир», что лежал на печи...

Как в детстве трудились в жаре сенокоса,

В морозном лесу. И как строили дом…

Отец… Он сумел средь житейского кросса

Детей породнить с деревенским трудом!

Он много успел! Но прожил очень мало.

И долг свой сыновний отцу не отдам:

За счастье, что жизнью меня не сломало,

За боль, что его догоню по годам…

 

* * *

– Мамочка-мама! – взываю. Не слышит:

Очень высокие здесь небеса!

…Скорбь дождевая упала на крыши.

Скорбью души переполнился сам.

Нет утешения в самообмане,

Строящем совести щит в голове:

Будто слова, что не сказаны маме,

Ветры дошепчут могильной траве.

Ветры ветрами… А горечь сыновью

Выплачу в холмик – в подножье креста!

…Жизнь, что вокруг, наполняется новью.

В комнате мамы живёт пустота…

 

ФРОНТОВАЯ ГАРМОНЬ

В узловатых руках ветерана

Изогнулась трёхрядочка луком,

Омывая душевные раны

Хрипловатым от старости звуком…

 

…Над истёртыми кнопками лада,

Над видавшими виды мехами

Средь морщин заиграла бравада

Засверкали глаза огоньками.

И гармонь по-другому запела –

Перебором лихим, как когда-то

Средь окопов, в затишье, умела

Зачаровывать души солдатам!

 

Сколько вёрст вы вдвоём прошагали?

Сколько горечи выпили вместе?..

И пускай, ты гармонь, без регалий,

Но любимая всеми. Без лести!

 

ВЫПУСКНИКАМ 1982

Нас было немного...
                            Четырнадцать в классе.

Четырнадцать,
                      жаждущих жизни, парней.

Враждебный Афган
                             потушил в одночасье

аж девять,
                   трепещущих в сердце,
                                                          огней…

Вдруг в судьбах взорвались Кавказские горы

и горечь утрат
                          сразу стала острей:

нас двое осталось оплакивать горе!

Нас двое осталось.
                                На всех матерей…

 

В НАШЕМ ПАРКЕ

Ветшают: ограда, помпезная арка –

Кирпичные сколы на каждом углу…

Четыре фонарных рассвета вдоль парка

Опять разгоняют вечернюю мглу…

 

Деревья с обветренной кожей… Скамейки

Под краской хранят нашей юности срез…

Влюблённые пары и взгляды – ремейки:

Мечты здесь рождались и с нами, и без.

 

Здесь счастье тонуло в невольной ошибке

И вновь воскресало в повинном «Прости!»,

Бывало, что здесь от влекущей улыбки

Сходились в один два различных пути…

 

Бывало? У парка судьба неизменна –

Пульсирует жизнь на аллеях всегда,

Как будто течёт по артериям, венам,

Чтоб кто-то услышал заветное «Да!».

 

Приду в лоно парка и вспомню былое –

События юности, словно вино!

…Сошлись, припорошены старостью, двое,

И будто попали в немое кино…


       г.Кострома

Комментарии