ПОЭЗИЯ / Наталья ШАХНАЗАРОВА. В ТИШИНЕ ДУШИ. Лирика
Наталья ШАХНАЗАРОВА

Наталья ШАХНАЗАРОВА. В ТИШИНЕ ДУШИ. Лирика

 

Наталья ШАХНАЗАРОВА

В ТИШИНЕ ДУШИ

 

* * *

Над Араратом солнце встает.

Ярче граната, слаще, чем мед.

Лотосом коптским, лампадкой в ладонях,

Львиною гривой Царя всех царей.

Все, что осталось: святость и старость –

Солнцу у самых у Божьих Дверей.

Быть мне шутом да ходить по забору,

Каркать, мяукать, лаять, шипеть.

Дай, Отче Боже, сторожить Твой Город.

Около Двери плакать и петь.

Люди, как лютни, все абсолютно,

Слышала: каждый звучит на свой лад.

Около Врат в Твои Земли уютно.

Над горизонтом Твоим Арарат.

Ходит мой рыжий Давид, рыцарь светлый,

Около белого ходит коня.

Просит у Господа Бога совета,

А синим взором глядит на меня.

Мы с ним давно уже свита Господня,

Мы перевиты одною лозой.

Только иначе он смотрит сегодня:

Словно на шее моей Твой узор.

Словно не шут я, мальчишка вихрастый,

А дочь царя, молодая княжна.

Ходит Давид и глядит беспристрастно

Словно, но речь и улыбка нежна.

Над Араратом, Ноя причалом,

Солнце с луной звонари обвенчали.

Так вот и нас с тобой возле Дверей

Бог обвенчает Лампадкой Своей.

 

* * *

В сотый раз запоминаю снег,

Тот же и не тот, как в первый раз,

Джаз плывет над гладью старых дек,

Тех гитар, что стали частью рек,

Вместе с их носителями – спас.

Спасу нет от голода и тьмы,

От кривых разбойничьих клинков,

От зимы, как будто от чумы,

От луны, глядящей с облаков.

Не хочу – не буду помирать,

Спать, покуда детство не пройдет,

Чтоб не знать, не чувствовать, не ждать,

Новых бед, как этот Новый год.

Что же я ворчу, что я творю?

Что я говорю? На небе Бог!

Не про нас оставленный порог,

Русла рек прощальные, гудок,

Снег, застывший посредине строк,

Уголок души, недуг, порок,

К горлу подступающий комок,

А про нас – гитара и весна,

И спасенье на плоту любви,

И немного памяти из сна –

Детского, как джаз, плыви, плыви...

 

* * *

Акварелью своей расписал нам апрель:

Ту скамейку, качели, где пели, где ели,

Целовались, встречались немало недель,

Где бываем в минуты раздумий досель.

 

Про Париж, про амуров и вечные звезды

Говорили стихами, а думали прозой,

Забывали про время, про вечность, про сны

В бесконечность потоков ныряя весны.

 

Той, с проталиной возле подъезда, скворцами,

С тем, что кто-то впервые полюбит, как мы,

Что по-прежнему мы остаемся юнцами,

Поседевшими только от снега зимы.

 

В ТИШИНЕ ДУШИ

Не то чтобы мне хочется покоя,

А просто быть грозе – здесь тишина...

И лошади уснули над рекою,

Как будто над телегою пшена.

 

Не то чтобы мне хочется в промозглой

И этой леденящей тишине

Найти отдохновение для мозга,

Которое не встретить и во сне.

 

Не то чтобы мне хочется забыться,

Упасть в промокший чернозём, во тьму,

И слушая, как сердце будет биться...

Но будет отдых сердцу моему.

 

Не то чтобы не будет связи наших

Сердец, энергий, душ, умов и тел...

А просто в этот миг туман так бел,

И мы одно – и нам сей сон не страшен.

 

Не то чтобы мне хочется, чтоб птица

Встревожила, взлетев, движенье вод,

А просто – в эти воды опуститься,

И перепутать с ними небосвод.

 

Не то чтобы, корзину наполняя

Брусникой или клюквой до краёв,

Почувствовать, как тишина лесная

Рождается во мгле родных краёв,

 

Как сквозь листву просвечивает время,

Как под землёй звенит-поёт ручей.

Не то чтобы есть гений мелочей,

Иль некая извечная система…

 

А просто – растворяется душа

Над бором, над полями, над домами.

И птица – росчерк от карандаша...

И гребень рощ над жёлтыми холмами...

 

И просто каждым звуком тишина

Доходит до глубин сознанья, точек...

Что слышно даже, как лесной источник

Уже покрыла пеленой луна.

 

* * *

                                    В.Б.

Перед дождём – травам

Дышится легче в полях,

Мы переждём, вправе,

Эти дожди, земля.

 

Мы переждём вёсны,

Чтобы найти льды,

Мы переждём розно,

Вместе ли – как следы.

 

Было давно – стыло

Небо в ладонях дня,

Ветер летел с тыла,

Оборонял меня.

 

Это не песнь – звуки,

Капли дождей-дней.

Кончились тьмы муки,

Солнце на дне, грей.

 

Нет, не шаман в поле

Просит дождя, ждёт.

Дождь унесёт боли

Лёгкий налёт, лёд.

 

И зацветут вёсны,

В сердце у нас май.

Больше нельзя розно,

Солнце впускай в рай.

 

* * *

Попусти мне, Господи, грозу,

Ту, за окнами террасы в Подмосковье,

Я давно не слышала твою слезу,

Половодье – словно многословье.

 

Отпусти мне, Господи, мои грешки:

Корешки да сорняки гнилые,

Положи картошкою в Твои мешки –

В подпол, как в утробу, – сны благие.

 

Отпусти меня – гулять в саду

Под раскаты грома, барабаны.

Я, быть может, в лужи упаду,

Словно бы в распоротые раны.

 

Я, быть может, знаю, как сладки

Липы многоцветья да листочки,

Отпускала бабочку с руки,

Словно в мир единственную дочку.

 

Словно не осталось больше строчки,

А уже окончен путь земной,

Бесконечна музыка, и точка.

И любовь, пришедшая за мной.

 

* * *

У полевых цветов своя душа,

Рассеянная ветром по равнинам,

Свой мягкий волос передам я сыну,

Свой громкий голос – тоже не премину,

И несравнимо легче здесь дышать,

Когда цветами Родины обнимет

Меня природа, травами шурша.

Соединюсь я с красочною тканью

Моих полей да подпояшусь льном,

И мы с травой загрезим об одном –

Обнять родную землю лепестками,

Руками. «Встань и притворись цветком»,

Душой долин – ромашкой – возникая

И продолжая полевой закон.

Не буду долго плакать "не сорви",

Ведь каждый раз на счастье обрекаю

Того, кто загадает о любви.

 

* * *

Закружи меня, кадриль, на повороте.

Меня милый закадрил не приворотом,

Закружил, вскружил мне голову мой милый,

Так, что имя и фамилию забыла.

Не шныряйте, молодежь, по подворотням,

Никого и ничего там не найдете,

А танцуйте, счастьем голову кружите,

И любите так, как будто без – не жить вам.

 

* * *

                                                      Виталию

Предположим, что карты планеты лгут –

И осталось немало пробелов в них.

Я тотчас проложу по прямой маршрут –

Разложу путь к тебе на часы и дни.

Ну а ты мне навстречу проложишь путь,

И покажется мигом десятки лет,

И покажется вечностью миг, ничуть

Не меняя единый на все ответ –

Что разрывов-пробелов не может быть

Между сердцем и сердцем любви, родной,

Что нельзя не чувствовать, не любить,

Если оба горите мечтой одной.

И вот-вот – и объятий раскрыт цветок,

И на карте уже не осталось мест –

Где бы ни был наш остров, наш Эверест,

И не брошен наш якорь хоть на часок.

Ведь планета уже создана для нас,

И осталось Вселенную покорить,

А она уже лучится из глаз –

И о чем-то прекрасном нам говорит.

 

* * *

На эскизах души – сны.

В ярких красках. Во мне живет

Много разных людей. Смешны

Мои жизни. Что их ждет?

 

А наутро земной быт

Привлекает нас новизной.

Есть усадьбы, где май спит,

Пальцы статуй целует зной.

 

* * *

…И горел костер, и звонил звонарь,

И мурлыкал кот у моих у ног.

Пахли травы и... видимо, как встарь,

Проходила хворь, и во всем был Бог.

 

* * *

А у подъезда вновь горит рябина,

Как у калитки много лет назад.

Её дождями-грозами прибило,

И ветки как уснувшие висят.

 

Какая боль скрывается за этим,

Какая тайна прячется в листве?

Нам было восемь или меньше – дети,

Мечты на сердце, космос в голове.

 

Куда, зачем бежали из Ковчега,

И вот уже в глазах от фар рябит,

Ушёл и дед, но вновь горят под снегом

Огни из детства – ягодки рябин.

 

* * *

А русский – это не война,

Попробуй про неё скажи при деле, 

Да и при деде никогда не смели. 

Не компрадорская страна,

Не пот и кровь на той шинели,

На той гражданской, мировой,

Иной какой-нибудь недавней,

Не тот теракт, не тот конвой,

Не то, как мы других задавим.

 

А русский – это на крыльце

Сидит старик
                 и смотрит сквозь берёзы

На облака, и на лице

Ещё не высохшие слезы,

Хотя иная рифма тут

Была бы выигрышнее – эта

Про то, что там ещё цветут

Кусты, посаженные дедом.

А русский – яблоневый сад,

В золе картошка, снег на крыше,

И стол – за ним порой молчат,

Порой поют, и Бог нас слышит.

 

Калитки скрип, и самовар

В ночи, в саду под фонарями,

Особый дух, особый дар –

И вечная борьба с царями.

И на контрасте к ним любовь,

Но жажда песни, жажда воли,

Когда тебе дано без слов

Понять всю силу чьей-то боли.

 

Корыто, самокрутки, печь,

Сарай, и утреннее поле,

Овчарка – лаять и стеречь,

И огурцы в воде и соли.

 

И томик Пушкина в тиши,

И ночничок, и стая с юга,

И все, что близко для души,

Рука супруги или друга.

 

И скатерть, белая, как снег,

Что лёг под праздник на погосты,

И русский хлеб, и санок бег,

И с Богом век, и к Богу просьбы.

 

А может, где-то там река,

И нерест рыб, и дым осоки,

И кочевые облака

Пасутся вдоль небес высоких.

 

И эта бабочка в сачке,

Что отпустили и простились. 

И ручка в маминой руке…

Господь, за всё это – спасибо! 

 

* * *

                                  Всем детям, в том числе – бывшим 

Однажды ты время найдёшь прийти,

Как в притче забытой, прийти сюда:

Как будто для этого все пути

Слились, и для этого ты страдал.

 

Лишаясь, теряя, прощаясь, вдруг

Забудется всё, и вернётся миг, 

Когда закольцуется время в круг,

Чтоб снова мы стали с тобой детьми. 

 

И вспомнятся только под бег часов –

Объятия матери, солнце, смех,

В ладошках и камушки, и песок, 

И не существует ни зло, ни смерть.

 

И мир этот ярок, и легок шаг,

Как будто и не было этих лет, 

Однажды вернется твоя душа

В то миг, где был счастлив ты на Земле.

 

И сколько ты после бы ни искал, 

И счастье ловил, и дарил в ответ, 

Тебе не хватает того песка, 

Где мамы улыбка и солнца свет. 

 

 

Комментарии

Комментарий #29328 14.10.2021 в 03:06

Кстати, Интересная подборка. Из старого, архивного и нового. По старому уже все в истории. Но она прекрасна.

Комментарий #29327 14.10.2021 в 03:03

Олег, замечаний не нужно. Спасибо. Почитай предыдущие публикации. Мы уже давно выросли из семинаров. И это будут лишь версии. Я ничего просто так не делаю, и все вижу. Спасибо за прекрасный отклик, друг. Конечно, помним. Привет от Виталия. Его тоже тут ждём. Биографии есть).
Наталья Шахназарова
Очень приятно, что проявился. Ждём прозу твою.

Комментарий #29326 14.10.2021 в 00:15

Наташа, есть замечания по некоторым стихам, но в целом - поэзия, встряхивающая душу, причём очень высокого уровня. Твой бывший соученик по Литу Олег Куимов, надеюсь, помнишь?