ПУБЛИЦИСТИКА / Терентий ТРАВНИК. ВАМ МАЛЕНЬКИХ, НО ПО ПЯТЬ. Из книги «Записки обыкновенного человека»
Терентiй  ТРАВНIКЪ

Терентий ТРАВНИК. ВАМ МАЛЕНЬКИХ, НО ПО ПЯТЬ. Из книги «Записки обыкновенного человека»

 

Терентий ТРАВНИК

ВАМ МАЛЕНЬКИХ, НО ПО ПЯТЬ

Из книги «Записки обыкновенного человека»

 

ПОКОЙ, ТЕПЛО И ОБИЛЬНОЕ ГОРЯЧЕЕ ПИТЬЁ

 

Не претендую на какие-то особые права в области иммунологии – я ведь не врач, а писатель-публицист, но есть вещи, которые хорошо известны любому культурному и достаточно образованному человеку, а если учитывать, что тема коронавируса стала подниматься ёще с конца 60-х, то следует вспомнить, что некоторые факты уже тогда лежали на поверхности, и чтобы с ними ознакомиться, достаточно было зайти в магазин «Медкнига» и порыться на его полках. Будучи студентом, я проявлял изрядную долю любознательности, что позволило мне ещё тогда приобрести некие знания, с которыми пришло время познакомить моего читателя.

Итак, сначала – о так называемом ПЦР-тесте или о полимеразной цепной реакции. Что это? А это молекулярно-генетический анализ, который помогает выявлять возбудителя РНК коронавируса SARS-CoV-2 в организме: то есть, если в теле человека есть достаточное для определения в лаборатории количество коронавирусных частиц, то ПЦР даст положительный результат, даже если сам человек чувствует себя здоровым. В основном это нужно для того, чтобы разрешить человеку принять участие в чем-то очень срочном, где необходимо быть абсолютно здоровым, скажем, в донорстве или переливании крови. Для всего остального ПЦР не имеет срочной необходимости, потому как человек может заразиться сразу, едва покинет лабораторию, и вернуться домой больным при наличии справки об отрицательной ПЦР. Главным же образом ПЦР-тест нужен для подтверждения полного выздоровления после перенесённого заболевания, как и анализ на наличие антител. Однако у этого метода есть и свои минусы. Первое – это то, что в отличие от анализа на антитела, ПЦР может определить наличие возбудителя только в месте взятия биоматериала, которое ограничено мазком.

Теперь об иммуно-ферментном анализе, известном сегодня, благодаря СМИ, как анализ на антитела или ИФА. Если коротко, то это определение в крови пациента антител к инфекционным агентам. Правда, если результат анализа методом ИФА положительный, то это может означать, что вы не только переболели, но и больны в данный момент. А степень вашей заразности – это уже дело совершенно иное. В таком случае требуются дополнительные наблюдения или же карантин. А если возникнет необходимость, то нужно искать инфекцию более специфическими и дорогостоящими методами, скажем, бактериологическим посевом.

Обычно скрининг ПЦР и ИФА в инфекционной больнице проходят не за один день, и не совсем понятно, что вообще дают эти экспресс-тесты в том виде, в котором они проводятся сегодня, разве что статистику для Минздрава.

И, наконец, о вакцинации. Лично я не являюсь её противником, тем более, если она проводится под строгим контролем лечащего врача, скажем, вашего участкового терапевта, который знает всё о медицинском отводе в контексте вашего здоровья и может принять решение в случае возникших осложнений. Сам я привит в детстве от оспы, и потому имею специфический иммунитет, а переболев в том же детстве всем, чем только можно, начиная от кори, свинки и заканчивая коклюшем, ветрянкой, краснухой и скарлатиной, остаюсь носителем антител ко всей этой своре.

Смущает же другое, а именно то, что вакцинация проводится в разгар эпидемии, что напрямую противоречит медицинскому опыту, когда известно, что в стадии обострения любые нагрузки крайне нежелательны, а здесь ещё и сезонный грипп с ОРВИ. Более того, на всё требуется время, и на выработку и созревание антител – тоже. Именно поэтому прививки делаются заранее, до возможного столкновения человека с патогеном. Очевидно, что любая качественная вакцина оказывает на вирус давление, но при этом она не способна ни полностью уничтожить вирус в организме, ни полностью воспрепятствовать выделению вируса из него. Безусловно, что заразившийся после вакцинации человек переносит болезнь легче. Но и здесь есть важное «но». Попав в вакцинированный организм, вирус испытывает давление со стороны специфического иммунитета, который при этом не всесилен и оставляет ему возможность выжить. Как результат – вирус адаптируется к новым условиям и постепенно становится более устойчивым к вакцинальным антителам. Для дальнейших боевых действий потребуются повторные вакцинации, что может окончательно разрушить собственный иммунитет и сделать человека зависимым от производителей всё тех же препаратов, а точнее, всё новых и новых вакцин.

А теперь давайте вспомним, что помимо прочего у каждого человека есть ещё и свой естественный иммунитет. Который и является первой линией защиты от неизвестных патогенов. Это и есть самая главная наша с вами защита, нарабатываемая организмом миллионами лет. Конечно же, она не является абсолютной, потому как будь оно так, то люди бы вообще не болели и не умирали. Тем не менее, не считаться с этим нельзя. Здесь стоит вспомнить золотое правило старых эскулапов, когда болящему организму нужно помогать выздоравливать или, если хотите, не мешать болеть. Это не шутка, а очень серьёзная вещь. Помните про насморк, который, если лечить, проходит через неделю, а если не лечить, то через семь дней. Смысл в том, что если бы не естественный иммунитет, то человечество давно бы вымерло от эпидемий. Также следует заметить, что естественный иммунитет активирует эффекторные клетки врождённого иммунитета или, как их называют, NK-клетки – киллеры, осуществляющие прямую цитотоксическую функцию в отношении некоторых не только опухолевых, но и инфицированных вирусами клеток без предварительной активации. Увы, но при наличии специфического иммунитета (после вакцинирования или болезни) естественный иммунитет уже не срабатывает.

Сегодня поступают сообщения о росте количества заболевших covid-19. Давайте же трезво смотреть на вещи и не паниковать хотя бы потому, что все эти люди получат мощную, а главное, что естественную защиту от собственного организма на уровне клеточного и гуморального иммунитета. Безусловно, не у всех болезнь протекает легко, есть и потери, что случается абсолютно при любых инфекционных заболеваниях. Так что пожелаем учёным всего мира открытий в области создания, прежде всего, действенного лекарства от вирусов гриппа.

А теперь вспомним чёрную оспу, унёсшую в прошлом веке около полумиллиарда жизней, чуму с почти 150 миллионами жертв и, наконец, «испанку», самую массовую пандемию гриппа в истории человечества, поразившую около 550 000 000 человек – 29,5 % населения планеты! Случись она сегодня, то число заболевших измерялось бы двумя миллиардами. «Испанка» передаётся воздушно-капельным путём и поражает иммунную систему, что приводит к быстрому разрушению тканей всё тех же лёгких и заполнению их жидкостью. Прошло сто лет, но вакцина от «испанки» так и не была разработана.

А пока в Москве разыграют 10 квартир среди горожан, которые сделают прививку от коронавируса в последующие пять недель, заявил мэр столицы Сергей Собянин в четверг, 14 октября. Неужели всё так плохо?

 

ВОТ ЭТО ДА!

 

 К сожалению, это только подрывает доверие людей, если не к власти, то ко всякому, кто хоть как-то, но закрепился на этаже повыше в социальной пирамиде. Это я о заявление товарища Лукашева Александра об обязательном, да ещё и ежемесячном штрафе в 5 тысяч рублей всякого, кто не вакцинировался. Ну а врач-то здесь причём! Чай, штрафы пока ещё не дело медиков! Видимо Александр Николаевич, увлёкшись наукой, совсем отошёл от жизни и не представляет, что такое пять тысяч для человека, живущего на десять! А может доктор решил лечить всех, кто с этими штрафами заработает язву, истощение, неврозы да и много чего ещё? Не стану вникать в научные заслуги товарища, чай в РАН просто так не попадёшь, но откровенно говоря, редкое заявление от человека, которому по статусу положено терпение, понимание и сострадание. Я не против вакцинации, но зачем же кнутом, да по людской спине? У нас даже к нераскаявшимся преступникам отношение мягче, чем подход альтруиста эскулапа. Будем считать, что это ошибка молодости и сказанное им никак не повлияет на отношение к медицине в целом. И всё равно жаль, что это говорит врач.

 

ОТ ЦВЕТНОГО К ПРОСТО БЕЛОМУ

 

Для творчества есть одно-единственное и, пожалуй, самое важное условие: если ты занимаешься творчеством, то делай то, что тебе подсказывает твоё сердце. Не стоит путать эти занятия с искусством, где всем руководит ум. В искусстве ещё сильно ваше эго, оно и требует через ум делать то, что удивит других и тем самым принесёт вам известность. Именно поэтому искусство бывает дерзкое, показное, во многом безответственное и несерьёзное. В какой-то степени искусство – это незрелое творчество, в котором нет самого главного – присутствия вашей совести, нет той самой глубины, которая исходит только из сердца и основана на нравственности. Искусство, если оно достойное, всегда продаваемо, творчество – нет, поскольку оно бесценно. Творческий человек творит несмотря ни на что, у него нет желания и стремления заработать на своём таланте: живет он, как говорится, тем, что Бог послал. Если хотите, творчество – это кредо, это – устойчивая позиция, это – сложившееся мировоззрение, и это – мастерство. Искусство не такое – в нём есть ещё кураж и желание насадить, навязать свою необыкновенность другим. Художник пока ещё вспыльчив, зависим от чужого мнения, к тому же он является участником незримого соревнования и потому конкурирует, а значит, не уверен в себе.

Всё объяснимо: как искусству, так и творчеству – своё время. Даже в поэзии – как наивысшей форме реализации человеческой души – есть строки от искусства, и они всегда видны, а есть строки творческие, которые не так заметны, но обладают настолько благотворным действием, что остаются с нами на всю жизнь. Секрет прост: в искусстве сочиняет человек, а творчество – это когда в человеке творит Бог.

 

ПАРА СЛОВ ОТ ПИШУЩЕГО

 

Заниматься литературой на шестом десятке – дело приятное, потому как время внесло в жизнь человека свои правки и подарило ему, пишущему, опыт, и не простой, а жизненный. Тот – самый из самых, который не приобретёшь никаким иным способом, кроме как через прожитые годы. Вот здесь и начинается для литератора, в особенности писателя-публициста, лучший период его творческой жизни. Он не долгий, каких-то лет десять, но очень весомый, можно сказать, уникальный.

 Молодость тебе не перечит, потому что ты ещё не совсем за чертой социальной динамики, а старость с тобой считается, ибо видит в тебе своего. Поэзия, как к ней ни подойди, – дело молодое: здесь нужны напор и дерзость, сочность чувств и желаний, нужно много эмоций и претензий сразу ко всему миру. Поэт, если конечно он таковым является, постоянно теребит этот мир. И дело вовсе не в участии в чем-то общественном, и не в остроте словца, а в умении встрепенуть, а то и просто потрепать всякую человеческую душу как поселенку этого пространства. Поэты часто умирают рано, и это печальная правда. Соглашусь с Павлом Басинским, сказавшим: «От поэтов нельзя требовать, чтобы они приносили обществу пользу, – это задача других людей, которые, наверное, в сто раз лучше поэтов, но не умеют писать стихи».

Казалось бы, не юноша, а только умудрённый жизненным опытом человек мог написать такое:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдёт, как с белых яблонь дым.

Увяданья золотом охваченный,

Я не буду больше молодым…

А ведь Сергею Есенину, автору этих строк, было тогда двадцать шесть лет! Ни в этом ли и есть почерк гениального поэта: он проникает сквозь время в будущее и тем самым невольно сокращает время своего пребывания на земле. Сергей Есенин ушёл из жизни в тридцать, ушёл молодым, как и многие мастера, означившие себя уже при жизни как великие, будь то Пушкин, Лермонтов, Веневитинов, Надсон, Гумилёв, Маяковский, Павел Васильев... и современные: Илья Тюрин, Борис Рыжий...

В писательстве же многое не так, особенно если оно касается публицистического слова. Прежде всего, до него ещё надо дожить, а дожив, не пропустить эти, отведённые для слова годы, потому как последующие рассеяние ума, усталость души да и печаль по прошлому не позволят верно оценивать текущее настоящее.

Вот я и побросал кисти и краски, клавиши и струны – и поспешил за письменный стол, за которым для самовыражения ничего, кроме чернил и листа бумаги, не требуется. Ах да, ещё нужна тишина – много тишины, потому что без неё в писательстве никак. Тишина – это единственное условие для писателя, чтобы у него получилось нечто ценное. Не буду объяснять – почему. Главное, что условие это должно быть выполнено.

 

О ТОМ, КАК ЭТО НА САМОМ ДЕЛЕ

 

Чем больше человек недоволен окружающей его жизнью, тем явственнее и быстрее следует ему понять, что не жизнь плохая, а это у него скопилось слишком много внутренних проблем и противоречий, которые требуют скорого решения. Если человек устал, болен или измотан, то вполне естественно, что его ничто не радует и не привлекает. Если такое состояние затянется, то он незаметно превратится в ворчуна и нытика, а это уже синдром, предвещающий скорый невроз. К сожалению, причин, чтобы быть недовольным жизнью, предостаточно: болезнь, безденежье, конфликты в семье, непонимание со стороны друзей, сложности на работе, не лучший внешний вид, неустроенность детей, просто невезение и многое другое. Но опять же повторюсь: это не жизнь виновата, а наша неспособность хотя бы как-то поладить со сложившимися обстоятельствами.

Знаете, почему пьяному море по колено, а дуракам действительно везёт? Потому что они способны принимать ситуацию, отключив разум и эмоции. Именно поэтому и сходит им многое с рук. Конечно, это не пример для подражания, но суть вполне ясна. Так что копайтесь в себе, если хотите что-то изменить в своей жизни, а там, где не получается, следуйте путями Емели, полагаясь не только на своё хотение, но и на щучье веление. На практике это – как Бог даст.

 

ПОСТФУТУРИСТИЧЕСКАЯ ЭЛЕГИЯ

 

Тонкость в том, что взрослость требует от жизни размеренности, а старость – степенности и покоя. Но есть ещё юность и молодость, они и создают мейнстрим в социуме, и это правильно. А потому были, есть и будут экстремалы, ночные гонщики и ночные дискотеки, будут бои без правил, отправляющие парней в нокаут, что уже не понятно, да и не нужно взрослому поколению. Но такова жизнь, и без смелости, дерзости, глупости и абсурда её не бывает. Когда мне говорят, что в наше время, когда мы были молодыми, всё было не так, то единственное, с чем я соглашаюсь, так это с тем, что были иные формы, а вот содержание было почти таким же. Озорства, а точнее того, что сегодня называется экстримом, хватало всегда. К примеру: один мой одноклассник развлекался тем, что буквально гонял по крыше шестнадцатиэтажного дома на велосипеде, резко тормозя у самого края, и у него были поклонники и последователи.

А если и есть разница между прошлым и нынешним, так это только в качестве способов самовыражения. Сегодня есть всё, чтобы выглядеть и звучать качественно, даже если тебе пятнадцать лет. Раньше такой возможности не было, но мы находили идеи, включая фантазию и смекалку. Кто знает, может поэтому в моем поколении гораздо больше настоящих специалистов, чем среди сегодняшних сорокалетних. Что будет дальше – догадаться не сложно: будет социальный регресс с вкраплениями гениальности. Впрочем, не мне и не нам с этим жить. Так что молодые разберутся сами.

Очень скоро мир будет оцифрован, человек обезличен, но не всякий, а тот, который сегодня составляет народную массу, а это – большинство. Технологии дойдут почти до сказочности, но нехватка нравственности скорее всего породит социального монстра. Хлеба и зрелищ будет с избытком, потребительство станет основой жизни, а вот любви почти не останется. И если бы душа не была изначально создана в ином ключе, то всё, что сегодня выглядит пока ещё любопытно, очень скоро потеряло бы всякий смысл и пропало. Но это не так, а потому взбунтуются, но теперь уже не люди, а их души.

Вероятно, это и будет концом старого света и началом нового. Думаю, что в конечном счёте произойдёт некий синтез технологий и естественной человеческой простоты. Сначала это будет болезненно, потому как человеку придётся отказаться от излишеств, причём повсеместно. Человек обязан оторваться от материального, иначе для него нет будущего. Это не значит, что он вернётся в пещеры, но то, что мир всяких всячин не должен им управлять, это однозначно. Для меня это просто: не сто рубашек, а несколько необходимых, не каждому по машине, а две на семью – мужу и жене, не по три телефона у каждого, а по одному, и не комплект шкафов с посудой, а только один с хорошей и нужной в разумном минимуме, что просто благоразумно.

Вещизм – это не просто отрава, это яд, вытравляющий саму возможность в человеке двигаться вглубь себя. Мир превращается в развлекательное заведение, где даже война есть шоу, созерцаемое человечками с попкорном у телевизоров. Вероятно, что с оцифровывающей всё и вся пандемией мы подошли слишком близко к краю безнравственности. И неважно, какова причина у происходящего, главное, что оно оголяет нашу с вами беспомощность, и не перед вирусами, а перед самими собой. Технократический эгрегор разогнал социальную психику почти что до психопатических реакций. Дальше – слово за эволюцией. Трудно сказать, как это будет происходить, но то, что без участия воли Божией здесь не обойдётся, так это точно.

 

РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ

 

«Себя не жалко, вы бы хоть детей пожалели!» – так и хочется крикнуть некоторым устроителям детского досуга и создателям многочисленных шоу для детей на ТВ. Хорошо известно, что детская душа склонна к экзальтации, а потому и охотнее совращается. К примеру, я хорошо помню, как и сам, будучи ребёнком, рвался к мультфильму «Том и Джерри», совершенно избегая, скажем, всё той же «Варежки». Тем не менее это всё равно не даёт права тем, кто на этом стремится заработать.

Иногда я вижу взрослую жизнь как нефтяное пятно, растекающееся по воде. Для пятна есть условно существующие границы, за которые оно не должно заходить. В нашем случае – это детство. К сожалению, сегодня мир взрослой безнравственности чёрной плёнкой самомнения и вседозволенности всё больше проникает за тонкий береговой контур чистой детской воды. Можно сказать, что происходит насильственное овзросление детей, главным образом старанием деятелей культуры и тех, кто обеспечивает подрастающему поколению открытый доступ к информационным ресурсам. Дети становятся полноправными участниками явно не детских шоу. Таким образом вырастают поколения с искалеченным детством, когда родительское тепло ребёнку заменяли сначала кассеты с мультиками, а теперь –- смартфоны с «Тик-током» и подобными ему продлёнками для детской души.

Качественно снизились психоэмоциональные навыки современных матерей, и тенденция к ещё большим потерям набирает обороты. Увы, но нынешние мамы всё больше напоминают подруг для своих подросших дочерей, которые вполне серьёзно обсуждают с ними пирсинг, силикон и тату. Очевидно, что в развивающейся и во многом неокрепшей детской психике вследствие этого происходит подмена, а то и вымарывание начального опыта, а вместе с ним – естественных и простых знаний, рассчитанных на дальнейшую жизнь. Сказки и литература для детей стали условными, технократичными и закамуфлированными под неконкретное добро, а мультфильмы, прошитые 3D-анимированием, абсолютно выхолощены и лишены хоть какого-то намёка на участие души в создании замысла. Таково нынешнее время с его натиском на и без того краткосрочный период жизни, именуемый детством, наивысшая ценность которого заключается в той самой тайне, когда формируется душа подлинного мастера реальности –  будь то художник, музыкант, врач или военный.

А суть заключается в том, что детство и без всякого влияния взрослых, а тем более без их растлевающей подкормки, свободно моделирует все необходимые для своего развития миры. И чем больше у него будет автономии при самореализации, тем более наполненной будет та жизнь, в которую, собственно, ребёнок и перейдёт.

 

ПАРА СЛОВ О СИЛЕ И СЛАБОСТИ

 

Со слабостью всё просто – это неумение прощать. Долгое пережёвывание обиды с проглатыванием и перевариванием её в течение многих лет есть самая обыкновенная слабость, как душевная, так и духовная. Обычный слабак найдёт тысячу объяснений правильности своего поведения, приведёт сотни аргументов в свою пользу и ничего – в оправдание своего обидчика. Постоянно обиженная женщина непривлекательна, а мужчина – просто отвратителен. Конечно, женщине труднее простить, а потому ей следует учиться просто не замечать обиды. Что касается мужчины, то без умения прощать ни о каком настоящем мужском характере и речи быть не может. Надеюсь, вы понимаете, о чём я говорю. Многие хотят быть сильными: тренируют тело, омолаживаются, занимаются бизнесом, накапливая деньги для повышения собственной значимости, а достаточно одного – уметь по-настоящему прощать, вот и всё.

 

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВАС-ТАКИ ВЫБРАЛИ

 

Как-то раз один мой знакомый, а ныне отставной депутат, поведал о том, что во власть идут с совершенно определённой целью – жить лучше, чем тебе предлагают среднестатистические обстоятельства. И это правда: к завершению срока пребывания на посту народный избранник улучшает своё материальное положение настолько, что становится представителем так называемой элиты.

Век депутата недолог, а впрочем, не так уж и короток. На это время ему полагается неприкосновенность личности, социальное и материально-финансовое обеспечение, свидетельский иммунитет и различные льготы. От него требуется следующее: посещение заседаний и активная жизненная позиция. Признаюсь, сколько раз ни голосовал за какого-нибудь новоявленного кандидата в Мосгордуму, ни разу так и не увидел результатов его деятельности по отношению хотя бы к тому месту, где проживаю. Нет, я не из армии критиков, но ясности нет. Как только человек избирается и проникает за стены Думы, он как бы исчезает.

Впрочем, возможно, что всё не так уж и таинственно: есть дни и часы, в которые думовец встречается с населением, обсуждает насущные проблемы и даже изыскивает средства для их решения, так что извиняйте, если кого-то задел.

 

ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ

 

Неужели кто-то думает, что вся эта доброта, порядочность, великодушие и честность человеческого естества есть плоды эволюции. Да если бы Бог, создавая нас с вами изначально, не вложил в нас этих переживаний, знаний и ощущений, то человек просто-напросто не был бы человеком. Духовность не только отделяет человека от животного мира, но и даёт право жить дальше – жить в духе, преображаться и иметь новое тело. Всё это – исключительно прерогатива духовного естества, и не стоит смотреть вниз там, где открыт путь наверх. Мы можем сотни раз говорить, что никакого Бога нет, но всё дело в том, что создавая нас с вами, Бог учёл и это.

 

ПАМЯТИ МИШКИ

 

Был у меня приятель в пионерском лагере: много знал об НЛО и рассказывал мне. Нам тогда было немногим более десяти, тема эта в Советском Союзе не приветствовалась, и ничего и никого, кроме Зигеля и Ажажи, в этой теме не было. Почему-то мне очень хотелось, чтобы инопланетяне к нам прилетели и многому нас научили, а Миша (так его звали) в ответ на это уточнял, что у них могут быть в том числе и злые намерения, но тут же задумывался и сам себя поправлял: мол, развитые цивилизации всегда гуманны.

Миша умер в отрочестве, оставив после себя тетрадку с записями и рисунками о пришельцах. Я до сих пор общаюсь с его родителями: других детей у них нет, так что наши встречи для них желанны. С тех пор времена изменились, а мысли, посеянные юным гением, остались жить во мне.

Безусловно, нынешняя англо-саксонская цивилизация на несколько порядков опережает все земные, в том числе и Россию. Более того, все страны пользуются их технологиями и открытиями. Увы, но они, используя весь мир как полигон для поддержания собственного достатка, не умеют творить благо. А мы продолжаем верить, что у наших соседей только добрые намерения: как-никак они тоже люди. И это хорошо, когда есть и остаётся доверие. Именно доверие и есть основа всей нашей жизни.

Помню, как мы сидели с Мишкой на лавке у лагерной столовки, болтали, и он неожиданно поинтересовался, почему я ему верю. Я замолчал, не зная, что ответить, и тогда он ответил за меня: «Ты мне веришь потому, что не хочешь, чтобы мы расстались». И продолжил: «А вот в Бога ты веришь?». Я отрицательно покрутил головой. «Зря, – как-то с грустью произнёс он, – ты этим не даёшь ему шанса. Понимаешь?». Конечно, я тогда не понял слов приятеля, но через сорок лет я ему ответил:

Когда тебе не верят – плохо,

Когда не веришь ты – конец.

Конец всем пройденным урокам

И начинаниям конец!

 

Конец всему, что вдохновляло

На жизнь и на поступок здесь,

Конец всему, что различало,

Где слово друга, а где лесть.

 

Конец мечтам, конец дорогам,

Конец попыткам обрести

Умение шагать здесь в ногу,

К тому же с тем, с кем по пути.

 

Конец любым противоречьям

Не потому, что мир и лад,

А потому, что безупречно

Команду выполнил: назад!

 

Назад! И – повернул неверьем,

Перетянул на шее бант.

Из тела выпали все перья,

Трухой осыпался талант.

 

И деньги выцвели в бумагу,

Работа – в скучную судьбу.

К чему раденье и отвага

Подстреленному на бегу?

 

Не вылечить себя от рока

Переплавлением колец…

Когда тебе не верят – плохо.

Когда не веришь ты – конец!

 

БАРИН ГУЛЯЕТ!

 

В своё время мой друг и одноклассник Леонид Чертов, барабанщик группы «Ноев Ковчег», написал:

Что лучше? – в короне огромный брильянт

Иль россыпь мельчайших камней…

Похоже, сегодня Россия всё-таки выбрала брильянт, запустив на пару недель в космос съёмочную группу для создания очередного блокбастера. Ни разу не объявив траура о жертвах коронавируса, сетуя на дороговизну лечения ковидных пациентов, страна устраивает понты, равные разве что опэгэшным выкрутасам середины девяностых. И всё это ради того, чтобы снять посредственное кино. Почему посредственное? А всё просто: чем больше шумихи, тем слабее сюжет. Чем больше подложек, тем слабее игра. Здесь вообще можно не снимать и не играть, потому как всё на себя стянул сам беспрецедентный прецедент.

Капитализм показывает свой цинизм: толстосумы устроили себе развлекуху, а россияне вроде как отвлеклись от трудов в поте лица своего. Конечно же, фильм будет кассовый, а если нет, то его всё равно сделают таким: как-никак снимать в космосе накладно даже для бюджета. Полёт артистов обойдётся в два миллиарда рублей – 200 млн. в день. Каково!

И оплачивает всё «Первый канал», который ещё недавно побирался в поисках спонсоров. Что ж, теперь все мы знаем, у кого просить деньги на лечение детишек со спинальной мышечной атрофией.

А вообще-то радости не получается. Это как с освещенной ночью Москвой и одновременной обдираловкой за электроэнергию по ЖКХ. Москва вовсю сияет ночами, а у людей отрезают провода.

Но сегодня правит всем журавль в небе, а не синицы. Соловей наконец-то накормлен баснями, и похоже, что если произнести слово «халва», во рту станет-таки сладко.

Как-то раз, очень давно, мне довелось присутствовать на банкете одного бизнесмена по случаю дня рождения его дочери. Девчонке захотелось зимы летом, и папаша решил доставить ей несколько вагонов снега с горных склонов. И всё это было тогда, когда людей обманывали пирамидчики типа «Чары-банка», «Империала», «Хопра» и тому подобных. Мы тогда были молодыми, и нам этот снег был в забаву, чего нельзя было сказать о наших родителях. Сегодня, похоже, наряду с мутирующим вирусом мутируют и закидоны толстосумов.

В завершение приведу слова профессионала, космонавта, героя России Корниенко Михаила Евгеньевича, который считает, что «не надо дёргать профессиональный экипаж и станцию МКС – это большая космическая лаборатория, она стоит немереных денег, как и подготовка каждого профессионала. Там делается наука, исследуются серьёзные вещи. Туристам и артистам там не место!».

 

ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА

 

Желаю всякому человеку настоящей любви. Понимаю, насколько это трудно, ибо любовь есть такое преображение нашей души и плоти, перегрузки от которого не сравнятся ни с одной болью или болезнью из тех, что известны на земле. Именно поэтому в тот самый момент, когда мы обретаем истинную любовь, с нами рядом всегда Господь. Он не даёт нам испытывать это состояние в сверхмучениях.

Большинство из нас склонно путать любовь со страстью или с теми эмоциями, которые вызывает наша биохимическая природа. Но и это хорошо, поскольку, пусть и отдалённо, они, эти эмоции, показывают нам то состояние, когда душа слегка приближается к ней – приближается к любви.

Конечно же, это величайшее счастье – принять в своё сердце любовь и ощутить, как она расцветает в тебе для всего мира. И это не выдумка, а правда: такая любовь есть. Её можно сравнить с исцелением от неизлечимой болезни, освобождением от страшных мук или обретением неизреченного и постоянного покоя.

И я учусь этому всю свою жизнь, а обучение простое – пересмотреть свои поступки и дела, искренне раскаяться в грехах и приложить все силы, чтобы это больше никогда не повторилось.

Но буду верить и молиться,

Чтоб мне с печалию смириться

И, в одиночестве живя,

Познать любовь – и жить любя.

 

Не в суетливой страсти чувств,

Искусной ревности, чей вкус

До отвращения знаком,

А в той любви, где больше нет

Ни женщин, ни мужчин – лишь свет,

Единый цвет, единый тон

Любовью будет наречён…

 

И впредь не разделю я сам

Любовь к друзьям, любовь к врагам,

Любовь к любимым, нелюбимым –

Все станет целым и единым.

В этом суть всякого покаяния, наградой за которое бывает только любовь. Ибо в сердце мирном и душе мирной любовь и возникает, как дар Божий всем нам.

 

ВАМ МАЛЕНЬКИХ, НО ПО ПЯТЬ

 

Даже не знаю, кому пришла в голову мысль превратить российское образование и здравоохранение в услугу. Сделать так – это означает вырубить под корень основу человечности в обществе. Идея даже не проста, а просто примитивна: вы нам платите – мы вас лечим. У вас заканчиваются деньги, и мы перестаём вас лечить. У вас нет денег, и мы вас вообще не лечим, точнее, делаем вид, что лечим, – согласно страховке. Кстати, в 2012 году меня просто выперли из больницы, в которую доставили по скорой с предварительным диагнозом ишемии, через десять дней, не дождавшись анализа. Анализ пришёл позже, при этом удручающе плохой, а получил я его, сидя дома. А ведь тогда ещё и речи не было ни о каких услугах от медицины. Просто медицина была на стадии развала. И если бы не мои фельдшерские знания, позволяющие мне самолично отменить для себя назначения врача, деля рекомендованные им дозы препаратов на два, а то и на четыре приема, то неизвестно, какими были бы последствия моего пребывание в стационаре. А моего соседа по палате не стало именно из-за передозировки в капельнице.

Но вернёмся к главному. Есть на земле четыре профессии, которые в своей основе содержат не только все остальные, но и определяют саму жизнь человеческого общества. Лично для меня они и есть основа государственности – это священник, врач, учитель и судья. Суть всех четырёх есть служение по призванию. Может, потому нынешнее общество и трещит по швам, что потеряны нормы служения для служителей этих великих дисциплин. Слишком много функционеров стало среди врачей, учителей, а теперь таковые стали появляться среди духовенства и судейства. А ведь от этих людей зависит здоровье, а то и жизнь всех нас. Врачебная ошибка приводит к инвалидности, а то и к смерти, бездарность учителя к необразованности и, как следствие, – к непутёвости в жизни и карьере. Неверие священства – к соблазну всей его паствы, а недалёкость судьи – к сломанным и искалеченным судьбам. И вот теперь начались разговоры о предании этим подлинным формам искусства в области социального служения статуса услуг. Мировой капитализм доигрался и пришёл в Россию, чтобы испохабить её почти невинную сущность. А ведь вера в рамках услуг становится профанацией. Надежда – откровенным мошенничеством и, наконец, любовь – самой настоящей проституцией, и объяснять здесь особо и не требуется: исполнят любой каприз, но за ваши деньги.

Сегодня с экранов ТВ не сходит запущенная идеологами волна государственной патетики. Смотришь и вспоминаешь былые советские годы, когда подобного было предостаточно, и опять же – на экранах ТВ и в киножурналах. Хотя на деле многое было иначе. Тем не менее, телевизионная каста России и умна, и принципиальна, да и претензии её вроде как уместны и справедливы. Правда, дипломаты РФ, сетуя на снобизм со стороны западных переговорщиков, не замечают, что сами подчас высокомерничают по отношению к азиатам, украинцам и иным жителям на постсоветских территориях. В глазах собственного народа газпромовцы и энергетики просто герои, но при этом льготы сняты и цены на электроэнергию в негазифицированных домах не так давно втихую приравнены к тем, которые имеют место быть для тех, у кого есть еще и газ. А если люди готовят на электроплитах, то плата за свет встанет им в копеечку.

При таком положении вещей манифестировать о том, что образование и медицина станут одной из форм государственных услуг, означает конец всему благому, что ещё хоть как-то, но остаётся. А ведь Россия держится именно на призвании и служении, а не народном достоянии Газпрома, банков «Халва» или ВТБ – эта аббревиатура иронично определена моим другом-писателем, как «Все Там Будем». Последнему возражать не стану, но если это касается услуг врачей или учителей – идея абсолютно провальная, и прежде всего для тех, кому эти услуги будут оказываться, то есть для нас с вами.

 

КО ДНЮ ОТЦА

 

Самое большое упущение любой власти, в том числе и российской, заключается в том, что она каким-то образом позволяет массово расплодиться там, почти у самого дна, где по сути и начинается жизнь народа, мошенникам и проходимцам всех мастей. Пенсионеров, в конце концов, обманывают и обдирают не министры и их замы, а те, кому они, пусть и не напрямую, но дозволяют это делать. История начинается с начальников ЖЭКов, плавно переходит в сферу торговли, затем – к врачам районных поликлиник, ну и к защитникам из РУВД... Каждое из названного – это маленькое звено общей и большой цепи власти, заканчивающейся президентом, а потому, коль спотыкаемся о кассира или дворника, то всегда ругаем президента.

А вообще-то дело не в нём, точнее, в нём, но не совсем. Проблема в самом обществе, его образованности, воспитанности и общей культуре. Когда-то кроха сын, придя к отцу, попросил его разъяснить, что такое хорошо, а что такое плохо, и отец это сделал мастерски, да так, что «мальчик радостный пошёл», и при этом решил: «Буду делать хорошо, и не буду – плохо». Вот и сегодняшним отцам надо это научиться делать. Может, в отцовском слове и скрывается решение почти всех проблем современного общества. Что-то мне подсказывает: так оно и есть. А пока есть только праздник, недавно установленный самим президентом, – День отца. Что ж, дело хорошее, а там видно будет. Главное, чтобы он не затерялся между бесконечными днями то грибника, то театрального кассира или главбуха, а то и просто кошки.

 

О ТОМ, ЧТО СТРАШНЕЕ СМЕРТИ

 

Со школы меня всегда интересовал вопрос: почему в межгосударственных конфликтах по разные стороны в окопах сидят те, кто вообще не имеет никакого отношения к тому, о чём не смогли договориться там наверху. Ну не сошёлся Гитлер со Сталиным, так пусть сами одевают шинельки, берут ружьё и воюют друг с другом, а не подсовывают вместо себя тех, кто не имеет никакой злобы друг на друга. Откровенно говоря, вся подлость в том, что для того, чтобы поставить под ружьё фактически детей, их надо настроить друг на друга, а для этого хозяева обращаются за помощью к идеологам, а по сути врунам, которые за деньги или под страхом наказания вещают всенародно то, что должно возбудить в душах ненависть к тем, с кем чего-то там не поделило руководство. И народ верит, потому как не верить нельзя, иначе жить вообще не стоит. Только вот эта самая вера обошлась миру в годы Великой Отечественной войны жизнью более ста миллионов человек, причём в большинстве своём сильных, умных, честных и добрых. Те, кто был поражён грехами и грешками, смекнули сразу и отсиживались в тылу, ведя общественную работу, а в свободное время расхаживая по кинотеатрам и магазинам. Помню, как сильно поразили меня своей несправедливостью кадры из фильма «Место встречи изменить, нельзя», где Фокс ходит по ресторанам. Хоть я и учился тогда в восьмом классе, но не понимал, как вообще могут работать рестораны в то время, когда в стране общая беда. Помню, что это моё возмущение удивило даже маму, которая пояснила мне, что жизнь есть жизнь, а потому должна продолжаться так, как ей положено. Конечно же это меня не убедило.

Удивительно, но сегодня я пребываю почти с такими же мыслями, и не потому, что я наивен или малограмотен, отнюдь, но я просто опираюсь на элементарный голос совести и чести.

Конечно же будет так, как есть, и непорядочные хозяева будут понукать всякого, кто не имеет возможности стать таким же. И не стоит икать справедливости в этом мире – её просто быть не может в том состоянии, в каком этот мир находится с момента своего сотворения. Но есть всё-таки одна очень непростая и страшная истина: смерть грешника всегда люта. Как это? А так: это не болезнь и не увечья, не старость и не нищета – это тотальная безысходность его души в момент комы, когда всё, что происходило с ним на земле, покажется абсолютно никчёмным и суетным по сравнению с его встречей с собственной совестью. И это самый большой ужас из всех когда-либо известных человечеству.

 

ПОЧТИ ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО

 

Чтобы вообще-то что-то изменилось, должно появиться поколение, которое будет настроено жить не только для себя, но и делиться, – именно поколение. Более того, это поколение должно прийти к власти и возглавить все ведущие механизмы государственного правления. Конечно же, ему всячески будут мешать те, кто делиться не собирается и живёт по принципу: после меня – хоть потоп. Как правило, у альтруистов не получается прийти к власти: им просто не хватает сил сместить тех, кто в неё вцепился ради собственной выгоды и благополучия. Получается замкнутый круг с размыканием на плохое. Но это только в одном случае: пока воля Божия не поменяет направление и не произойдёт чудо. Как правило, чудес просто так не бывает даже у Бога, а потому надо стать народом, достойным этого чуда. Как это сделать? – спросите вы. Да не так уж сложно, – отвечу я. Чудо произойдет, если каждый будет жить, делая своё дело честно, и поступать по совести. Тогда даже из-за одного праведника может перемениться ход истории.

К примеру, так произошло во время Второй мировой войны, когда наша страна, будучи недостойной звания быть по-настоящему великой, одержала победу над фашизмом только потому, что в народе были именно такие праведники. Их имена неизвестны, да и сами они вряд ли знали подобное о себе, но то, что они были, – это факт.

Так устроен ход вещей во вселенной, что благим вершителем истории может стать любой, и только потому, что он неведомым ему образом достигнет святости. И тогда по воле Божией во власть приходят те, кто способен к достойному продолжению земной истории.

 

ТАК, НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ

 

Не так давно один из знакомых мне подростков поинтересовался, кто, по моему мнению, может сегодня считаться культурным человеком. Признаюсь, что этот на первый взгляд простой вопрос меня весьма озадачил. Начитанность, образованность и осведомлённость не держали удар, а одной только воспитанности было недостаточно при формировании базы для создания портрета современного культурного россиянина. Эклектика нашего времени раздробила и растолкла хрупкую скорлупу нынешнего интеллигента и в подмен ему предложила, а вскоре и вывела в свет преуспевающего мажора, завсегдатая кабачка «Камеди Клаб», придав ему статус если и не культурной, то вполне окультуренной единицы наших дней.

Увы, но Россия на глазах оскудевает и в культуре, и в интеллигентности. Советская заначка давно вскрыта и разбазарена мотиваторами на всякую светскую чепуху и несерьёзность, выдаваемые за культурные компоненты для претендующего на это гражданина. С таким трудом выращенный многогранный кристалл позднесоветского культурного человека развалился, застряв на своём трёхгранном минимуме, где одна грань по-прежнему принадлежит остроумию, а две другие запутались в выборе между отдыхом за рубежом и леруа-мерленовской обстановкой в собственном доме, в котором книг уж точно вы не найдёте. Кстати, первое, что поразило мою жену после года существования в Америке, так это то, что у них ни у кого нет в доме книг, даже у русскоговорящих на Брайтон бич, а она была из книгочеев. К слову сказать: выслушивая многочисленные рассказы эмигрантов, которые в начале девяностых зачастили, видимо из-за ностальгии, в Россию, я пришёл к выводу, что Соединённые Штаты – это страна-фильтр, в котором застряли все, кто был чем-то недоволен у себя на родине. При этом, если была бы возможность двигаться дальше, то они бы рванули и оттуда, – просто некуда.

А говорю я об этом потому, что образ современного российского культуряги представить без американского привкуса сегодня невозможно. Заокеанщина сделала своё дело, и русские, особенно те, что из глубинки, крепко подсели на штатовские штучки. Сегодня барнаульский парень ходит с айфоном по гостям, задавая моду на культуру, как ходил когда-то всероссийский ценитель гаджетов Дмитрий Анатольевич Медведев, в чьей руке впервые на всю страну блеснуло эпполовское чудо.

На вопрос ученика я не ответил, но поинтересовался: а что он сам думает по этому поводу. Ответ меня не удивил: культурный – это «продвинутый и при делах крутой чувак».

 

Комментарии

Комментарий #29378 19.10.2021 в 18:55

Очень любопытные мысли и наблюдения встречаются. Хотя далеко не со всем можно согласиться, но спасибо автору за живую неугасающую тревогу по поводу болезненных и трудно решаемых проблем современного мира и человека в нём.