ОТ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ / ИТОГИ II КОНКУРСА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА с языков народов Российской Федерации «УСЛЫШЬ, РОССИЯ, НАШИ ГОЛОСА»
СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

ИТОГИ II КОНКУРСА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА с языков народов Российской Федерации «УСЛЫШЬ, РОССИЯ, НАШИ ГОЛОСА»

 

ИТОГИ II КОНКУРСА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА
с языков народов Российской Федерации
«УСЛЫШЬ, РОССИЯ, НАШИ ГОЛОСА»

 

С января по октябрь 2021 года Совет по национальным литературам Союза писателей России проводил II Конкурс художественного перевода с языков народов Российской Федерации «Услышь, Россия, наши голоса».

Состав жюри Конкурса:

Иванов Геннадий Викторович – председатель (Москва),

Ахмедова-Колюбакина Марина Анатольевна (Махачкала),

Дорошенко Николай Иванович (Москва),

Латынин Валерий Анатольевич (Москва),

Переяслов Николай Владимирович (Москва),

Щербаков Юрий Николаевич (Астрахань).

Рассмотрев более сорока рукописей, прошедших предварительный отбор, жюри по итогам закрытого голосования определило лауреатов и дипломантов Конкурса.

 

В номинации «Перевод поэзии»:

Гран-при – Галамага Андрей Аркадьевич за перевод с абазинского языка стихов народного поэта Карачаево-Черкесской республики Мхце Керима Леонидовича.

1 место:

 – Попов Андрей Гельевич за перевод с коми языка стихов основоположника коми литературы Куратова Ивана Алексеевича;

– Ткачук Денис Викторович за перевод с осетинского языка стихов Гассиевой Анны Алановны.

2 место:

– Булатова Галина Ивановна за перевод с татарского языка стихов Лерона Лябиба (Леронова Лемона Лероновича);

– Телевной Сергей Владимирович за перевод с коми-пермяцкого языка поэмы Коньшиной Елены Ивановны «Любовь молодой ведуньи»;

– Загребин Николай Иванович за перевод с табасаранского языка стихов Абдурахманова Абдуллы Рамазановича.

3 место:

– Вереина Лилия Сергеевна за перевод с аварского языка стихов народного поэта Дагестана Батировой Залмы Магомедовны;

– Хузахметова Рауза Менгалимовна за перевод с татарского языка стихов Шаеха Ленара (Шаехова Ленара Миннемохимовича).

Дипломанты:

– Матросов Константин Викторович за перевод с немецкого языка стихов Гейма Георга;

– Сокольцева (Смолева) Екатерина Владимировна за перевод с бурятского языка стихов ДагбаевойЦырендулмы;

– Цуммер Екатерина Леонидовна за перевод с коми языка стихов Бабина Вячеслава Леонидовича;

– Бикмуллина Зарина Рашитовна за перевод с белорусского языка стихов Бельковой Аллы Анатольевны;

– Масловский Сергей Владимирович за перевод с табасаранского языка стихов Абдурахманова Абдуллы Рамазановича;

– Ерпылёв Иван Владимирович за перевод с эрзянского языка стихов Таганова Дмитрия Анатольевича;

– Дрокина Татьяна Анатольевна за перевод с табасаранского языка стихов Ашурбековой Эльмиры Ашуралиевны;

– Татаренко Юрий Анатольевич за перевод с татарского языка стихов Фазлутдинова Ильдуса Камиловича.

 

В номинации «Перевод стихов для детей»:

1-е место – Зарубина Марина Анатольевна за перевод с коми языка стихов Сукгоевой Анастасии Михайловны.

2-е место – Шубная Любовь Фёдоровна за перевод с кумыкского языка стихов Атаева Вагита Атаевича.

3-е место – Игнатьева (Тарават) Валентина Николаевна за перевод с чувашского языка стихов Смолиной Людмилы Валерьевны.

Дипломант – Сукгоева Анастасия Михайловна за перевод с коми языка стихов Бабина Вячеслава Леонидовича.

 

В номинации «Перевод прозы»:

1-е место – Борисова (Слепцова) Альбина Андриановна за перевод с якутского языка рассказа народного писателя Якутии-Саха Васильева (Харысхала) Василия Егоровича «Четыре угла любви».

2-е место – Карагужина Альфина Фаритовна за перевод с башкирского языка рассказа Турумтаевой Рамили Юлаевны «Разница».

3-е место – Акбулатова Наиля Фатхуловна за перевод с башкирского языка рассказа Акбулатовой Фарзаны Фатиховны «Ягоды созрели».

 

Лауреаты и дипломанты Конкурса будут награждены дипломами Союза писателей России, а их работы опубликуют информационные партнёры – сайт Союза писателей России «rospisatel.ru», редакции журналов «Молодая гвардия», «День литературы», «Север».

Председатель жюри Геннадий Иванов

 

======================================

Произведения лауреатов II Конкурса художественного перевода
«Услышь, Россия, наши голоса»

 

Андрей ГАЛАМАГА
      Из Керима МХЦЕ,
      перевод с абазинского

 

ПУГАЛО

Весеннее буйство в природе,

Лазурью покрыт небосклон;

А пугало на огороде

Гоняет крикливых ворон.

Несёт разноцветное лето

Богатство созревших плодов;

У пугала отдыха нету,

Он – сторож, ему не до снов.

По осени весь до полоски

Убрали с полей урожай;

Но пугало в рваных обносках

Не спит, под ветрами дрожа.

И я в этом мире не взыскан;

Но, честь не роняя свою,

Средь стылой земли абазинской,

Как страж одинокий, стою.

 

КАСКАДЁР

Снимают кино. Зажигают огни.

Работают бесперебойно моторы.

И в каждом народе герои свои,

И в каждом народе свои каскадёры.

Народ мой, пускай я актёром не стал,

Возьми каскадёром, не нужно иного.

Чтоб жизнью своей за тебя рисковал

На дикой спине жеребца вороного.

Я сор с твоих улиц готов подметать,

В пожары и бури я кинусь бесстрашно.

Я буду страдать, замерзать, голодать,

Чтоб ты наслаждался уютом домашним.

Стой крепко, я вместо тебя упаду. –

Я лишь каскадёр, никому не известный! –

Я изгнанным псом по аулам пройду,

Чтоб ты каждый день пел весёлые песни.

И если, сорвавшись с отвесной скалы,

Я стану калекой, не думай про жалость.

И если умру за тебя, не скорби,

Живи, мой народ, обо мне не печалясь.

Замрёт моё сердце в остывшей груди…

А ты – исполином, а ты – великаном

К заслуженной славе своей выходи

И гордо шагай по всемирным экранам!

 

ДОЖДЬ В МАЛОЙ КУВЕ

Струится дождь над Малою Кувой,

С небесной вышины нисходит морось,

Как будто о моей любви земной

Печальную рассказывает повесть.

Струится дождь над Малою Кувой,

Над горизонтом молнии повисли,

И оживает прожитое мной,

Подобное отчаявшейся мысли.

Над Малою Кувой струится дождь,

Как будто небо не смыкает вежды.

Дома и улицы безмолвны сплошь,

Скорбя по умершим моим надеждам…

Нет, он не перестанет. Сам не свой

Напрасно я гляжу в окно сырое.

Ты так и не придёшь, когда стеной

Струится дождь над Малою Кувою.

 

ПОЕЗД СУДЬБЫ

По купейным окошкам стекает вода.

Трогай, поезд судьбы, мчи, дождём подгоняем!

Больше мне никогда не вернуться сюда,

Не войти в этот дом, что когда-то был раем.

Мне пора замолчать, пока не надоел.

Трогай, поезд судьбы, пусть нас скорость потешит!

Кочет петь перестал и с ограды слетел,

Скоро с глаз уберут мой портрет, пожелтевший…

За добро и за зло никого не сужу;

Ни свои, ни чужие долги не считаю.

Трогай, поезд судьбы! Налегке ухожу,

Все, что нажил когда-то, я здесь оставляю.

До свиданья, весны голубой небосвод,

До свиданья, моё благодатное лето.

Ни о чём не гадаю, – в дорогу зовёт

Чудных мыслей осенних шатер многоцветный.

Наши годы промчатся, пройдут без следа.

Трогай, поезд судьбы, мчи сквозь мглу и туманы!

Мои птицы по-прежнему будут сюда

Возвращаться, когда и меня здесь не станет!

 

ПРОЩАНИЕ

Вот я и погостил

В этом мире чудесном.

Пусть он к ночи остыл, –

Я сложил свою песню.

Жизнь стрелой пролетит,

А куда – неизвестно;

Но не надо молитв, –

Я сложил свою песню.

Я чужого не брал,

Жил по совести, честно.

Хоть я не идеал, –

Я сложил свою песню.

Мой печальный народ,

Ты прости меня, если

Твой не сбылся расчёт, –

Я сложил свою песню.

И не жаль, что пора

Стать мне пылью небесной.

В мире зла и добра, –

Я сложил свою песню.

 

 

Андрей ПОПОВ
      Из Ивана Куратова,
      перевод с коми

 

ЮГРЕ
      (Отрывок, письмо)

                               Без спешки, без отдыха…
                                                                        Гёте

1.

Такой обычай, брат югорский мой,

В зырянских школах с розгами не строго.

Так повелось. Хоть леса в крае много.

Чего жалеть?! Давно б сказали: – Стой!

Стой, знание! Давай обратный ход!

Как эпидемия, да хуже даже,

Уже гуляет на Тиманском кряже,

И за Урал, поверь мне, перейдёт.

 

2.

Пройдётся скоро вашей стороной,

А мы наелись этой школьной каши,

Вам доедать теперь сомненья наши,

Остатки знаний, брат югорский мой.

И заболеет организм лесов

Какой-нибудь чахоткой книжных полок.

Пусть никудышный ты совсем теолог,

Но станешь рассуждать, как богослов.

 

3.

Наверно, спит в берлоге твой Нума*?

И бороду свою в две пяди нежит?

Покоя много в стороне медвежьей.

И кто Нуме медведица? Кума?

Иль бабушка? Знакомая сестёр?

Две книги прочитав, молчать не надо,

Кто в рай хотел, кто не дошёл до ада.

Ты поведёшь теперь со знаньем спор.

------------------------------------------------
        *Нума – Нуми-Торум в мифологии хантов и манси небесный бог.

 

4.

Ещё болезнь есть, брат югорский мой,

Мечтать о поэтическом таланте,

Познав неповторимый вкус романтик,

Лизать колени милой, как святой.

А у неё нет никакой души.

Живёт с другим, ей ничего не снится,

Читает, чуть скучая, Джона Китса,

А ты всю ночь стихи о ней пиши.

 

5.

И снова потеряешь ты покой,

Когда от потребленья книжной пищи,

Увидишь вдруг, что рядом ходит нищий –

Идёт в лохмотьях, брат югорский мой.

Ответить ты не сможешь, почему

Он голоден, ему живётся худо.

И скрутит гуманизмом твой желудок.

Достанется и сердцу, и уму.

 

6.

Но гуманизм проходит. И в окно

Посмотришь мрачно на беду людскую –

Мир не изменишь, только зря тоскую.

К тому же, часто сладко, что грешно.

И станет всё понятней за окном,

И после всех твоих душевных пыток

Найдётся выход – стать космополитом

И погрустить с эстетикой вдвоём.

 

 

Денис ТКАЧУК
      Из Анны Гассиевой,
      перевод с осетинского

 

* * *

На деревьях – Млечный путь и звёзды,

серебрит луна твой воротник,

ты идёшь, глотая влажный воздух,

в Лету – через Хронос, напрямик.

За плечами тяжелеет ноша,

новый день прибавит груз забот,

прирастает накрепко, не сбросишь –

так вся жизнь до старости пройдёт.

Бьётся в сердце робкая надежда,

как рыбёшка, пойманная в сеть,

выбрось всё, что огорчало прежде

свежий снег укроет тёплый след,

жизни путь проходит по сугробам –

ты себе Харон и проводник:

просто выбирай по силам тропы

и шагай сквозь Хронос, напрямик.

 

* * *

Меня, похоже, кто-то потерял,

меня, похоже, кто-то здесь оставил,

и я стою на суетном вокзале,

где поезда сверкающую сталь

обходят люди. Им не до меня –

среди толпы других не замечая,

они спешат, касаются плечами –

как будто жить не могут, не шумя,

но я терплю – и верю, что меня,

наверное, здесь всё же ищет кто-то,

и я среди безликих и бесплотных

всё жду и жду такого же, как я.

В объятья односпальные свои

вагоны пассажиров принимают:

но окон нет, и что внутри – не знаю,

и не узнаю вовсе, c'est la vie.

Толпа спешит, предчувствуя финал,

как знать, что ей в потёмках движет?

И в ней меня, наверно, кто-то ищет.

Меня, наверно, кто-то потерял.

 

* * *

Ребёнком я проснулся в темноте,

разглядываю сумрачные блики,

и великаном нависает тень,

и подступает страх – холодный, липкий.

Метель, почуяв слабость, бьёт в окно,

за стенкой мама слёзы льёт украдкой,

и я хочу её утешить, но

она твердит: «Не бойся, всё в порядке».

И мне страшней от этого вдвойне:

как победить, когда твой враг невидим?

Расплачься, как младенец – ведь важней

очистить душу, выплеснуть обиды.

Я стал большим. Теперь я не боюсь

ни тьмы, ни грома, ни житейских тягот,

и столь привычный для Сизифа груз

несу – другим на зависть! – лёгким шагом,

Но то, о чём никак не рассказать,

в груди свернулось, как холодный аспид –

мой тайный страх мне целится в глаза,

сомненья гложут душу ежечасно –

и я себе шепчу: «Держись, держись»,

и иногда – в сомненьях и украдкой –

я спрашиваю: «Что с тобою, жизнь?» –

и жизнь твердит: «Не бойся, всё в порядке».

 

* * *

Я брошен был в штормящий океан,

чтоб плавать научился поскорее,

и ненавистный вечный ураган

мне стал других и ближе, и роднее.

Я полюбил бурленье тёмных вод –

их диким шумом каждый вздох наполню,

и хоть порою тошно от невзгод,

я не желал себе чужую долю.

Не подавал и вида, что раним,

не покорившись воле ветра, плыл я,

но вот куда течением морским

меня швырнёт, когда иссякнут силы?

Но мысли не заходят далеко –

досужим размышлениям не верю.

размыт вечерней дымкой горизонт,

а я плыву, и чудится мне берег.

 

 

Галина БУЛАТОВА
      Из Лябиба Лерона,
      перевод с татарского

 

СЕЛЬСКИЙ ДОМИК В ЦЕНТРЕ ГОРОДА

Птица в небе лазурном во власти полёта,

Самолёты по-птичьи летают над нами…

Этот каменный город однажды проглотит

Деревянный домишко – последнюю память.

 

ТВОРЧЕСТВО

Тишина в моём доме не может уснуть –

Из компьютера лунная музыка льётся...

И пытается ночь от меня ускользнуть,

А строка прямо в руки даётся.

 

ЦВЕТОК

То ли весна в меня входит, легка,

Я ли спешу до весеннего племени?

Через раскрытое устье цветка

Льётся нежнейшая музыка времени!

 

Я И СОЛНЦЕ

Место, где живу, найдёт любой,

И правдивость слова подтвердит:

Точно над моею головой

Золотое солнышко висит!

 

ДЕРЕВО

Грустит оно, мечтает, сердится?

И, если думает, о чём?

Как только жизнь его отрезана,

Тогда лишь возраст узнаём…

 

 

Сергей ТЕЛЕВНОЙ
      Из Елены КОНЬШИНОЙ,
      перевод с коми-пермяцкого

 

ЛЮБОВЬ МОЛОДОЙ ВЕДУНЬИ
      (Отрывок из поэмы)

Крылья я свои расправлю силой Пармы*!

Род восславлю и прибавлю сердцу память!

Под каким, спрошу, тотемом род мой прожил?

С плеском рек вплетал в поэмы слово Божье?

Как в домах звучали песни и преданья?

Как лечил хворь край-кудесник и страданья?

Как у Войпеля-ветрилы** сил просил он,

Чтобы Парма истребила вражью силу!

Парма кровью и слезами исходила –

Силы тьмы народ бросали в ад-горнило.

Но тверды герои коми и едины! Враг побит был

И разгромлен – в дебрях сгинул!..

--------------------------------------------
         *Парма – одно из исторических названий Кома-Пермяцкого округа.
         **Войпель – языческий бог коми-пермяков.

 

1.

Ведунья длиннокосая Аксинья

С призывным пеньем обращалась к Богу.

Песнь, отраженная небесной синью,

Струилась в душу каждого живого!

«Пусть стихнет бой! – ведунья призывала. –

Вернётся пусть возлюбленный с друзьями!»

А ночь тревожной вестью изливалась –

Стал дом Аксиньи в скорби, как в изъянах.

С мольбой взирала юная ведунья

На изваянье Бога из гранита.

Его просила, чтобы в полнолунье

Кровопролитная решилась битва.

И черпала магические силы

В огне Божеств и в родовом тотеме.

Дух можжевельника костры носили,

И слышалось: «Чадз*** жив, вернется в племя!».

 

2.

У очага Аксинья вспоминала,

Когда Всевышнего в мольбах просила:

Коли охотники в лесных завалах

Вдруг заблудились, дать надежд и сил им!

Ушёл тогда любимый на охоту,

Ушёл с друзьями, и как в воду канул.

И женщины с молитвами, в заботах

Собрались на священную поляну.

Там сосны ввысь стремились черной птице –

Охотникам пророчили погибель.

И женщины просили чаровницу

Молитв, чтоб выжить их мужья смогли бы…

Глас у ведуньи сильный – тучи рвущий,

Пöляна**** звук – ещё неудержимей!..

Молитвам тем внял Войпель всемогущий

И возвратил с охоты всех живыми!

С добычей те вернулись к домочадцам.

И чудом жив остался сын Антипа.

Но если бы не помощь друга Чадза,

Петра б ждала мучительная гибель.

Он угодил медведю в когти-лапы –

Едва не распрощался с белым светом!

Зверь изломал его и исцарапал.

Петр не послушался друзей советов,

Входя в лесные лешего владенья,

Он не просил помочь, как все другие,

Не приклонил, как должно, он колени

Пред лешим, мысли он отверг благие.

Все смерти ожидали с содроганьем!

Но… Чадз копьём решает зверя участь –

Медведь сражен. Пётр жив, хотя изранен.

…Порой людей так звери жизни учат.

----------------------------------------------------
         ***Чадз – один из богатырей коми-пермяцкого эпоса.
         ****Пöляна – коми-пермяцкий национальный музыкальный инструмент в виде флейты.

 

3.

Бродила девушка под сенью сосен –

Домой не торопилась возвращаться.

Тоска в душе ведуньи длиннокосой –

Коль были б крылья, полетела к Чадзу!

Просила дева Войпеля-владыку:

«Дай Чадзу сил, чтоб он врага порушил!»

Коль Парму не гневить – не вскинет пики.

Её народ чист сердцем и радушен.

Пусть каждый сущий обратится к Богу –

К тому, который в помыслах и сердце.

Насильно верить люди разве смогут?!

Но есть средь притесненных страстотерпцы!

В былые времена всяк черпал силы,

К земле припав, у матушки-природы.

Она питала светом негасимым

И радовала даром многоплодным.

И были многомудрыми обряды,

Молитвой преисполнены и верой.

И души наполняла Божья радость,

Жизнь отмеряла счастья полной мерой!

…Обряда таинство и смысл изведав,

Пред сватовством Чадз делал всё как надо –

Он поразил матёрого медведя

И шкуру расстелил, где вод прохлада.

В средину меч вонзил Чадз – гордость рода.

Изрёк он клятву прадедов весомо:

«Из чаши золотой святую воду

Пить и иметь хлеб-соль в уютном доме!»

Душа Аксиньи птицей воспарила,

Когда Чадз попросил руки невесты.

Отец её был – за. И подарила

Она с рукою Чадзу сердце вместе.

 

Николай ЗАГРЕБИН
      Из Абдуллы АБДУРАХМАНОВА,
      перевод с табасаранского

 

РУБАС

Истоки горных рек высоки…

С вершин седых начав разбег,

Река Рубас стремит потоки

К подножью гор из века в век.

 

И, разливаясь на просторе,

Весенней свежести полна,

Соединяет горы с морем

Её поющая волна.

 

Когда бываю с ней в разлуке,

В душе держу песнь давних дней.

Издалека тяну к ней руки –

К истоку юности своей.

 

…Река моя! С годами старше

Я стал, но тянет всё сильней

Испить из благодатной чаши

Хрустальной звонкости твоей.

 

ШЕСТИДЕСЯТЫЙ ЛИСТ

Сорвался с кроны лист шестидесятый,

И полетел в туман небытия.

А сколько их умчалось в даль куда-то –

Тех, что не в силах удержать был я.

 

Листочки-годы не удержишь силой…

Об этом помня, продолжал идти.

С дороги общей камни уносил я,

Друзья чтоб не споткнулись на пути.

 

И следуя всем нравственным законам,

Чтя заповедь Всевышнего Творца,

Не допускал повышенного тона,

Честь соблюдая, не терял лица.

 

По жизни шёл, язык не распуская,

И хоть сегодня времена не те,

Но, веру в милосердье сохраняя,

Не оставлял я ближнего в беде.

 

…Покинул крону лист шестидесятый,

И улетел далёко от меня.

И, значит, нет дороги мне обратной –

Иду вперёд, в рассвет другого дня.

 

* * *

В горах вновь буйствует весна,

Бурливых рек шумят потоки.

А я грущу, лишённый сна,

Глаза в печальной поволоке.

 

Со мною нежною была –

Та, что теперь проходит мимо.

Другого за руку взяла

И назвала своим любимым.

 

И от того мне не до сна…

Пойду на склон горы к рассвету,

Сложу там наши имена,

Из горных трав собрав букеты.

 

Дышу, живу лишь ей одной

И только к ней стремятся мысли –

К той, что проходит стороной,

Но без кого себя не мыслю.

 

И сердце рвётся к ней – родной,

К моей любви неповторимой –

К той, что мечтал назвать женой,

К той, что теперь проходит мимо.

 

РЕКА РАЗЛУКИ

Вчера разлуки хладная река,

Залив Любви цветущие просторы,

Нас развела по разным берегам,

Закрыв над нами небо мрачной шторой.

 

Со мной – печаль на тёмном берегу,

Ты – на другом, где дождь роняет слёзы…

Забыть тебя, родная, не могу –

Со мною ты во снах моих и грёзах.

 

Хочу найти тропу ошибки той,

Где мы споткнулись так неосторожно

О камешек, оставленный судьбой

Нечаянно, а, может быть, нарочно.

 

Взлечу над мраком – только позови

И устремлюсь к тебе, хмельной от счастья,

На зов вновь расцветающей любви,

Чтоб навсегда в её остаться власти.

 

СЛЕДЫ НА СНЕГУ

Из мрака хладной пустоты,

В мерцаньи зимней ночи

Снег падал с горней высоты

Белёсой сетью ловчей.

 

Наутро вышел из ворот

Дню белому навстречу.

Мороз мне крепко руку жмёт

И обнимает плечи.

 

На белоснежном полотне

След вижу одинокий.

Мой шаг пошире – ясно мне:

Шёл кто-то невысокий.

 

Возможно, что шагов тех след

Оставлен был судьбою,

Которая сквозь толщу лет

Ведёт вслед за собою.

 

А может, давняя любовь

Шла нынче одиноко?

А что?.. Не попытаться ль вновь

К ней проторить дорогу?

 

 

Лилия ВЕРЕИНА
      Из Залмы БАТИРОВОЙ,
      перевод с аварского

 

ТЫ ИДИ МОЕЙ ДОРОГОЙ

Ты сейчас далеко, мой любимый сынок,

Я пишу тебе между боями.

Если мне не пройти этих жарких дорог,

Должен стать ты помощником маме.

Представляю, как с нашей горы Окаро

Ты глядишь, сильный, смелый, красивый.

А в глазах твоих – только любовь, и добро –

Это самая главная сила.

Верным другом и добрым помощником будь,

Будь защитником слабых, недужных.

Нам самим нашей жизни прокладывать путь,

Быть всегда нам мужчинами нужно.

И сейчас я иначе, сынок, не могу:

Чтобы к вам, нет которых любимей,

Никогда не добраться лихому врагу,

Нам сломить его необходимо.

Вырастают орлы из орлиных птенцов –

Так учили нас гордые предки.

Полюби отчий дом, эту землю отцов,

Гор молчанье, строптивые реки;

Полюби небеса в их величье немом

И волнующий крик журавлиный…

И запомни, что мать, и родительский дом,

И родная земля – все едино.

Помни эти слова и папахой всегда

Дорожи – вот наказ тебе строгий.

Если снова однажды нагрянет беда,

То моей отправляйся дорогой.

 

ТРЕВОГА

Когда от нас уйдёт солдат последний

Войны, которую зовём Великой,

То сбережёт ли в памяти наследник

И подвиг тот, и дорогие лики?

 

От мыслей тягостных – мороз по коже:

Сегодня время изменилось очень,

Кто о войне расскажет молодёжи?

За кем пойдёт она, чего захочет?

 

Захочет ли узнать о прошлом нашем?

Встать у могилы братской на колени?

И поклониться низко-низко павшим

И выжившим героям тех сражений?

 

Неведомо, кто их сердца разбудит,

Сегодня засыпающие словно,

Кто сам за мир как будто встанет грудью,

Неся о мужестве великом слово.

 

В тревоге сердце и горит, и ноет:

А если враг опять нагрянет страшный,

Найдутся ли отважные герои,

Достойные отцов и дедов наших?

 

* * *

Расул, и мне сегодня, что ли, выпить?

Быть может, станет легче от вина.

Мне чудятся небес высоких всхлипы,

Когда вокруг ночная тишина.

Быть может, это из дали небесной

С тревогой смотрят прадеды на нас.

Совсем не та сегодня жизни песня,

Чистейших нот почти в ней нет сейчас.        

Расул, ты горевал, такое было,

И даже с горя выпивал вина,

Тогда казалась жизнь тебе постылой,

Ничуть не лучше и теперь она.

Как будто нынче в мельнице всё той же

Муку всё ту же мелят жернова.

И это сердце бедное тревожит,

И на бумагу просятся слова.

Куда-то справедливость запропала,

И совесть испарилась у иных.

Под ликом добрым прячется «кидала» –

Увы, немало встретишь и таких.

И это правда жизни, а не страхи,

Я за неё сгораю со стыда.

Отцов нам не понравились папахи,

А что наденем вместо них тогда?

 

 

Рауза ХУЗАХМЕТОВА
      Из Ленара ШАЕХА,
      перевод с татарского

 

РОДИНА МОЯ – ТАТАРСТАН

В татарском мире я живу,

«Моя отчизна – Татарстан!» –

Так с первых слов своих зову

Тот край, что мне навеки дан.

 

В татарской я живу стране –

Татарского народа сын,

И наблюдать отрадно мне

Богатство рек, лесов, равнин…

 

В татарском я живу краю,

А Татарстан – моя страна.

Здесь зори алые встают,

И светят солнце и луна.

 

В селе татарском я живу –

Родным не станет край чужой

И в отчем доме сберегу

Тепло семьи – завет простой.

 

В татарском обществе живу,

Татарский сын я – навсегда!

Любезны сердцу моему

Деревни, сёла, города…

 

В татарском мире я живу

И гордость эту защищу!

Обычаи в моём роду

Я так же верно сберегу!

 

МОЙ РОДНОЙ ЯЗЫК

От бабушки родная речь

Осталась в старых сказках добрых,

А дед сумел её сберечь

В своих молитвах, думах долгих.

 

На языке родном звучал

Над колыбелью мамин голос,

Солёный пот отца стекал

С речами на пшеничный колос.

 

На языке родном подчас

Веду я с матерью беседу,

Сплетает накрепко он нас

С корнями бабушки и деда.

 

Повсюду вечером и днём

На нём молюсь и распеваю.

На нашем языке родном

Я говорить вас призываю!

 

ГОРДОСТЬ ТАТАРИНА

Дедушка мой был муллою,

А бабуля – абыстай*.

Лишь Коран был под рукою

И луна средь звёздных стай.

 

Вот и мама – дочь татарки,

Сын татарина – отец.

Потому всегда татарским

Я сознаньем полон весь.

 

А самосознанье – гордость,

Блеск звезды в полночный час,

Самый яркий луч у солнца,

Свежесть утренняя – в нас...

 

Нации своей достойный,

Головы не опускай!

Если ты – татарин стойкий,

Уважаем будешь, знай!

--------------------------------------
         *Абыстай (тат.) – жена духовного лица.

 

 

Комментарии