ПУБЛИЦИСТИКА / Андрей ФУРСОВ. БОЛЬШОЙ ПЕРЕДЕЛ. Что ждёт Украину, Россию и мир
Андрей ФУРСОВ

Андрей ФУРСОВ. БОЛЬШОЙ ПЕРЕДЕЛ. Что ждёт Украину, Россию и мир

03.03.2022
1280
2

 

Андрей ФУРСОВ

БОЛЬШОЙ ПЕРЕДЕЛ

Что ждёт Украину, Россию и мир

 

Сейчас очень важный исторический момент. У этого момента несколько измерений. И самое такое крупное из измерений заключается в том, что вот теперь окончательно завершились 90-е. Закончилась эпоха, которая началась 1, 2, 3 декабря 1989-го года, когда Горбачёв сдал Советский Союз сначала в Ватикане, а затем на Мальте. Эта эпоха закончилась. Кто-то скажет: «А вот был Крым!». Да, Крым – очень важная веха на пути к тому, что произошло сейчас. Но Крым ещё не означал такого тотального разрыва с пост-Западом, когда маски все сброшены, когда начинается уже война на финансовое, информационное уничтожение.

Запад умер буквально на наших глазах за последние тридцать лет, последовав за Советским Союзом, но пост-Запад ни в коем случае не признает ни результатов этих военных действий, ни денацификации. И новое правительство Украины он не признает. Ясно совершенно, что санкции сохранятся. И таким образом Россия в значительной степени выпадает из целого ряда финансово-экономических процессов. Кроме пост-Запада в современном мире есть еще Китай, Индия, Иран. Понятно, что это сужает пространство для финансово-экономического развития. Но с другой стороны, это подталкивает Россию к существенным изменениям модели экономического развития. Собственно, если этого изменения не произойдет, то России просто в этом противостоянии не выстоять.

Самая первоочередная задача спецоперации – это защитить Донбасс от сегодняшнего украинского режима. Поставить заслон на этом пути, потому что все попытки договориться, по сути, блокировались. Не столько режимом, конечно, а его хозяевами. И, кроме того, его хозяева в глумливой форме отказали России обеспечить просто элементарную безопасность наших границ. НАТО двигалось-двигалось-двигалось, а ведь в конце 90-х годов прошлого века Кеннан – не любитель России вовсе, говорил о том, что распространение НАТО на восток в ситуации, когда НАТО никто на востоке не угрожает, это большая ошибка. И рано или поздно она приведёт к конфликту с Россией. Так оно и вышло.

А в начале 10-х годов Киссинджер говорил о том, что политика Запада по Сирии недальновидна. Поскольку Сирию можно выиграть, но зато мы – США он имел в виду – проиграем то, чего добились в России на тот момент за 20 лет. Но так оно и вышло.

Поразительная вещь! Режим, который стартовал в России в 90-е годы как абсолютно прозападный, самый прозападный в русской истории, вдруг увидел, что давление Запада, это дубовое абсолютно давление Запада, привыкшего к вседозволенности, уже приводит к тому, что нужно перестать отступать, а начать активно обороняться. Поскольку нужно было вышибать орудие наступления из рук противника уже на своих границах. И стало совершенно ясно, что если ты вышибаешь орудие из рук противника, если ты пинаешь его ногой или отбрасываешь, или вообще стреляешь в бешеного пса, которого на тебя науськивают, ясно, что ты бросаешь вызов его хозяину.

И смотрите, 30 лет Запад накачивал Украину оружием, переформатировал её в анти-Россию, создавал плацдарм и одновременно таран против России. И вот теперь, когда Россия близка к тому, чтобы всё это поломать… ясно, что на Западе истерика, деньги потеряны, плацдарм потерян, орудие наступления потеряно. И понятно, как бы ни закончилась эта ситуация, закончится она, я думаю, крушением режима на Украине. Понятно, что Запад этого никогда не признает. На Украине пройдут выборы, Украина будет демилитаризована, денацифицирована. Но Запад этого не признает. И это означает, что противостояние сохранится, и оно будет продолжаться.

И здесь нужно очень чётко себе представлять, что это потеря биолабораторий, потеря зоны, которая могла служить «прачечной» в финансовом плане для клана Обамы, Байдена (что всерьёз расследовал Трамп). Зоны, которую в плане реванша обустраивали и немцы. И заявления Шольца об этом говорят с предельной ясностью. Немцы ничего не забыли… В 2015-м году Урсула фон дер Ляйен именно 22-го июня напомнила, что «с Россией нужно разговаривать с позиции силы». Но она забыла, что 22-го июня 41-го года немцы уже пытались разговаривать с Россией с позиции силы. Закончилось это плохо. И не надо обольщаться улыбкам одобрения европейских деятелей. Они ничего не забыли. Ведь на самом деле, если мы вспомним – против нас воевал не просто Третий Рейх, а Третий Рейх как ядро гитлеровского Евросоюза, и мы им нанесли поражение. И нашими единственными реальными союзниками были сербы. А вот остальные…

Англосаксы – это всегда очень сомнительный союзник, который только и высматривает момент, чтобы воткнуть тебе нож в спину. ["У Англии нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов. У Англии есть только постоянные интересы”. –  Генри Джон Темпл Палмерстон.] Да и те же чехи, те же поляки, это, так сказать, тоже были союзники те ещё… Вот сербы – это настоящие союзники, они действительно могут говорить о том, что разделили с нами Победу. Но многие другие европейцы легли под Гитлера и, более того, под гитлеровскими знамёнами пришли к нам. И потерпели поражение, чего они нам простить до сих пор не могут.

Мельник Боткин, внук доктора Боткина, которого по официальной версии расстреляли вместе с бывшим царём и его семейством, был начальником у французских спецслужб в определённый период правления де Голля. Несколько лет назад он в одном из интервью сказал: «Русские, не обольщайтесь! Французы не забыли вам то, что вы сломали хребет армии Наполеона и, по сути, разрушили Наполеоновскую империю». То же самое и с немцами. А ведь не 200 лет прошло, а всего лишь полвека с того момента, когда Красная Армия сломала хребет Вермахту и уничтожила гитлеровский режим. Неважно, что Шольц – социал-демократ. Это неважно! Ни немцы, ни европейцы этого былого «унижения» не забыли.

Федор Иванович Тютчев когда-то сказал – «…с появлением империи Великого Петра империя Карла Великого в Европе невозможна». То есть, возникла Российская империя и поэтому объединение Европы в духе Карла Первого невозможно. Он оказался абсолютно прав. Обратите внимание, когда Евросоюз окончательно встал на ноги? Как только был разрушен Советский Союз. То есть, поднимающаяся Россия и опускающийся Евросоюз – это сообщающиеся сосуды. И в Евросоюзе это прекрасно понимают. Тем более что по целому ряду причин Евросоюз этот трещит по швам. Поэтому неприятие России у этих людей носит глубоко эшелонированный исторический характер. Не у всех, но у многих элит – точно.

Вообще в Европе есть единственная страна, у которой есть намек на политическую субъектность. Это Франция, у которой атомные станции и ядерное оружие. Но Франция с ее огромным массивом не белого населения – это страна, которой очень легко манипулировать.

Впрочем, это только кажется, что европейские финансово-аристократические кланы не играют значимой роли в большой политике. Да, сам Евросоюз не играет и отдельные европейские страны тоже. А вот кланы играют мощно. Есть, например, структура, про которую у нас ничего не пишут – это «Клуб островов». «Клуб островов» – это закрытая структура, ею командует один английский лорд и всегда герцог Лихтенштейнский. Вообще нужно сказать, что у герцогов Лихтенштейнских совершенно особое положение в европейской аристократии, намного круче, чем у семьи Гримальди и у герцогов Люксембургских. Кроме этого есть еще и другие структуры. И когда мы говорим о европейской несубъектности – эта несубъектность на уровне государств и на уровне Евросоюза. Но есть субъекты в виде закрытых наднациональных структур. И у них – своя игра.

Сейчас у британцев очень интересное переплетение. Создавая свою невидимую финансовую империю (а у них есть несколько площадок: Южный Китай, Ближний Восток и мечта активно влезть в Закавказье с помощью Турции; в Среднюю Азию им будет очень трудно влезть, там Китай и Турция играют в свои игры; и естественно, Восточная Европа), они сталкиваются и с Евросоюзом, и с американцами. Недели две назад я высказал такое предположение, что американцы, которым вовсе не интересен слишком сильный подъем этой невидимой Британской финансовой империи, вполне могут проделать с британцами то же, что они проделали с ними в 1956 году во время Суэцкого кризиса. Дело в том, что американцы создали тогда у британцев полное впечатление, что они их поддержат в случае кризиса. Но как только Хрущев пообещал, что будет две дивизии добровольцев и что у Советского Союза тоже есть ядерное оружие, – британцы побежали за помощью к Эйзенхауэру, но американцы им холодно ответили, что они не поддерживают колониальные империи.

Если сейчас на Украине получится то, что задумано Россией, то это абсолютно ломает план создания блока Польша – Украина – Турция – Великобритания. Потому что Украина вылетает из этого пула. И это ломает британскую игру. Кто выигрывает? Выигрывают американцы.

Китай играет в свою игру. Я никогда не был сторонником той точки зрения, что Китай будет глобальным лидером в XXI веке. У Китая есть масса ограничителей. И главный ограничитель Китая заключается в следующем, на мой взгляд. Чем больше у Китая экономические успехи, тем острее социальные и политические проблемы. Китай, по разным оценкам, это 9-12 региональных кланов. И Китай не гарантирован от того, что в случае серьёзного экономического успеха, скажем, южной части, которая завязана, кстати, на британцев еще со времен Первой и Второй опиумных войн, завязана именно на британцев, а не американцев, – эти проблемы не обострятся. Поэтому с Китаем вообще все не так просто и не так ясно, как кажется на первый взгляд.

Все разговоры о том, что Китай будет лидером в XXI веке, мне напоминают разговоры начала ХХ века о том, что еще двадцать лет – и Россия всех задавит. Россия, действительно, экономически развивалась бурно, но это бурное развитие сломало России социальный хребет. Если помните, были такие разговоры о Японии в 70-е годы, что Япония в ближайшие двадцать лет… Японию Соединенные Штаты в 1985-м году вырубили по принципу каратэ – с одного удара. И Япония так и осталась на том уровне. [Экономист Такатоси Ито в своей работе «Соглашение Плаза и Япония: размышления о 30-летним юбилее» подверг критике Соглашение Плаза в 1985 году в Нью-Йорке как одну из причин стагнации японской экономики на протяжении последующих десятилетий.]

Я думаю, что Китай может при активной внешней политике, при решении проблемы Тайваня, при хороших отношениях с Россией выковать себе свою зону в Азии и сделать то, что не получилось у японцев. Если помните, у японцев была такая концепция – великая азиатская сфера сопроцветания. Вот Китай может попытаться это сделать. Но для этого ему нужен российский тыл и постоянное напряжение в отношениях с Соединенными Штатами.

Касательно других регионов… Шваб в своей книге заметил, что все страны должны будут сократить потребление, снизить экономический рост. И для наименее развитых стран это будет патагонизация по примеру наименее развитой части Аргентины. А для наиболее развитых стран это будет японификация, то есть то состояние, в котором Япония оказалась в 90-е годы.

Сейчас говорят о многополярном мире. Мир еще не стал многополярным до конца, но он уже в него превращается. Мир входит в зону беспорядка, где очень трудно прогнозировать. Из игры в теннис мир превращается в игру в сквош. А из шахмат – в игру го. И здесь, с одной стороны, идут очень интересные расклады, которые будут быстро меняться. Например, Мексике и Бразилии как раз очень выгодна ситуация такого глобального беспорядка, такой глобальной мутной водички, где можно будет половить рыбку. Причем в такой беспорядочной ситуации, которая характерна тем, что малозначимые на первый взгляд причины могут порождать большие следствия. Поэтому нужно очень внимательно следить даже за небольшими подвижками. В ситуации равновесия достаточно бабочке сесть на одну чашу весов, как всё пойдёт не по «плану», а развернётся в другую сторону.

Когда мы говорим о противоречиях в современном мире, мы почему-то зациклены на проблемах государств. Мы не думаем, что есть транснациональные корпорации, у которых свои интересы, есть закрытые структуры, есть кланы. И, кроме того, ведь что такое глубинная власть? Это более точный термин, чем глубинное государство в современном мире. Глубинная власть – это и есть форма взаимодействия государства и закрытых наднациональных структур. Причем глубинная власть возникает практически одновременно с государством и закрытыми наднациональными структурами. Поэтому, когда мы изучаем современный мир, мы должны в четыре глаза смотреть государства, закрытые структуры, транснациональные корпорации и глубинную власть.

Кроме того, в этой системе часто автономную роль играют спецслужбы и криминальные синдикаты. То есть нынешняя мировая фаза борьбы за власть, информацию и ресурсы – это фантастически интересный мир, где много игроков. И каждый раз бросаешь кубики – совершенно разный расклад.

Возвращаясь к нашей стране, отметим, что проблема в том, что пост-Запад находится не только вне Российской Федерации, он находится внутри неё тоже – это значительная часть так называемой элиты, правящего слоя, и её обслуга из тусовки шоу-бизнеса и из средств массовой информации. Это единый блок. Я не представляю, чтобы США или Великобритания, или Франция во время каких-то военных действий позволили бы каким-то оппозиционным силам вести себя таким образом, как сейчас у нас. Если бы такие силы появились, то их поставили бы очень быстро и жёстко под контроль. [Об этом, например, рассказывал Познер: была закрыта его передача с Филом Донахью, потому что он отказался согласовывать гостей с руководством.]

Ситуация трагична в том плане, что как всегда во время военных действий гибнут мирные люди. И наши «пацифисты» сейчас взвыли: «ах, как же, гибнут мирные люди!». Вопрос им уже неоднократно задавали, они на него не ответили: «А что же вы молчали 8 лет? Вам не жалко было, что гибнут люди на Донбассе? А почему вы молчали, когда НАТО бомбило Югославию, там погибали дети, женщины, старики? То есть вам сербов и русских не жалко? Не жалко вам ливийцев, не жалко иракцев?
То есть, если у хозяев пост-Запада истерика: рушится плацдарм, который они создали на Украине, – то у многих из вас тоже истерика, поскольку рушатся связи с хозяевами?!».

Власть должна наладить отношения с народом. Для этого должны быть пересмотрены очень многие линии внутренней политики. И нужно сказать, самое главное заключается в том, что противостоять пост-Западу Россия сможет только в том случае, если власть и народ будут едины. Дом, разделившийся в себе, не устоит… И кланово-олигархический режим не сможет противостоять Западу по целому ряду причин. Ну что ж, будем следить за этой ситуацией.

Ведь для того, чтобы разбираться в ней, нужна информация. Одну из своих задач я вижу в том, чтобы делиться этой информацией, и часто эксклюзивной. Потому что есть разные источники – ведь далеко не все могут читать на иностранных языках, чтобы охватить ту информацию, которая необходима для понимания сложных процессов, происходящих в мире. И не только понимания, но и для укрепления своей позиции гражданина и патриота.

Я надеюсь, что в нашем сообществе, в России, большая часть людей – это граждане и патриоты.

 

 

Комментарии

Комментарий #30490 04.03.2022 в 11:20

Да, "Режим стартовал в России в 90-е годы как абсолютно прозападный". Ельцин, выступая в США с речью о сдаче России в вассалы США, закончил под бурные аплодисменты "партнеров": "Господи, храни Америку". Можно предположить, что думали при этом американцы: "Ну и дурак!"

Да, дальше тянуть было нельзя. Уже пол-поколения воспитано при Бандере. Еще бы немного - и Украина совсем была бы оторвана от русского мира.
Но еще остались поколения Советского Союза, не забывшие, что Россия и Украина - один народ, братья по языку.

"Россия и Евросоюз – это сообщающиеся сосуды". Да, в 90-е Запад и Япония получили на территории убитого Ельциным Союза огромный рынок сбыта своей продукции, что позволило им богатеть еще больше. А России из-за невозможности начать конкурировать с более дешевой западной продукцией - потерять многие отрасти промышленности.

Сегодня ситуация такова: Зеленский - идет по стопам своего "учителя" Ельцина.
А Путин исправляет то, что нагородил его пьяный "папаша" Ельцин.

Комментарий #30488 03.03.2022 в 22:51

Хочется поблагодарить за информацию. Это действительно помогает понять, что же происходит с миром.