КРИТИКА / Иван ЩЁЛОКОВ. СЛОВОМ РАЗДВИГАТЬ ГРАНИЦЫ. О лирике югорского поэта Княза Гочага
Иван ЩЁЛОКОВ

Иван ЩЁЛОКОВ. СЛОВОМ РАЗДВИГАТЬ ГРАНИЦЫ. О лирике югорского поэта Княза Гочага

05.03.2022
187
0

                                                                                   

Иван ЩЁЛОКОВ

СЛОВОМ РАЗДВИГАТЬ ГРАНИЦЫ

О лирике югорского поэта Княза Гочага*

 

В 2014 году в силу обстоятельств я не смог полететь на вручение международной литературной премии «Югра» в Ханты-Мансийск. Спустя какое-то время мне позвонил незнакомец с кавказским акцентом. Сказал, что его литературный псевдоним Княз Гочаг («в миру» Гурбанов Княз Гочаг оглы) и что он и его друг, известный азербайджанский писатель Мамед Орудж (тоже лауреат этой премии), сожалеют, что не познакомились со мной в гостеприимном сибирском Приобье и что они рады будут перевести некоторые мои стихотворения и напечатать их в литературном журнале «Азербайджан».

Имя лауреата Оруджа до этого звонка мне уже встречалось: московский коллега-поэт прислал ссылку на одну из столичных газет, где рассказывалось о состоявшемся вручении премии «Югра». Мне тогда понравился комментарий азербайджанского писателя: «Я горжусь тем, что Азербайджан – одна из немногих стран на постсоветском пространстве, где интерес к современной русской литературе очень велик. Отношение к жизни, к окружающим людям, природе, которое я нашел в произведениях русских поэтов, мне были настолько близки и понятны, что у меня возникло желание поделиться радостью, счастьем, умиротворенностью от прочитанных произведений со своими соотечественниками».

А вот с Князем Гочагом творческое содружество началось с того самого звонка. Он выписывает журнал «Подъём», пропагандирует его среди читателей библиотеки города Пыть-Ях, где и проживает. На одну из моих книг – «Город на лучах зари. Стихи о Воронеже» – тепло и уважительно написал отзыв и, к моему удивлению, напечатал его в «Литературной газете».

В свою очередь я давно просил Княза Гочага прислать в журнал свои стихи. Наконец недавно он порадовал меня электронной копией своей книги. Издана она в Ижевске в книжной серии «Библиотека «Известия Удмуртской Республики». Творческим вдохновителем проекта является народный писатель Удмуртии Вячеслав Ар-Серги. В серии выходят книги не только местных авторов, но и писателей из других регионов. Сборник избранных стихотворений и рассказов Княза Гочага «Были в саду абрикосы…» носит, на мой взгляд, симптоматичное название. Писатель родился в солнечном Азербайджане, в селении Шахсеван. Поэтому в его стихах и рассказах часто встречаются абрикосы, гранат, другие южные фрукты. В семье воспитывалось двенадцать детей, Княз Гочаг – седьмой. В конце семидесятых годов прошлого века после службы в армии он устраивается рабочим в управление буровых работ в Нефтеюганском районе ханты-мансийского Приобья, затем переходит в геодезическую экспедицию, а впоследствии становится инженером в Управлении технологического транспорта. Без отрыва от производства заканчивает филфак Тюменского государственного университета. Увлекается журналистикой, пробует свои шаги в литературе. Вскоре его имя зазвучит в ставшем для него родным северном краю как вдумчивого поэта и литературоведа.

Сегодня Княз Гочаг – член Союзов писателей России и Азербайджана. Регулярно печатается в газетах «День литературы», «Литературной газете», «Литературной России», в книжном приложении «Независимой газеты», а также публиковался в журналах «Юность», «Молодая гвардия», «Литературная учеба», «Мир Севера», «Жизнь национальностей», альманахах «Академия поэзии», «Муза», «Истоки». Переводит стихи российских поэтов на азербайджанский язык. В Баку известен как поэт, глубоко приверженный мудрым и древним восточным традициям.

Княз Гочаг дружит со многими литераторами, ведет большую просветительскую и подвижническую деятельность. В предисловии к книге «Были в саду абрикосы…» Вячеслав Ар-Серги пишет, что Княз Гочаг «…щедро знакомит российских читателей с творчеством местных финно-угорских авторов». Среди них хант Еремей Айпин, «один из ведущих современных прозаиков Обь-Иртышья», книги которого хорошо известно в странах Европы, а также манси Андрей Тарханов, «чье поэтическое творчество давно перешагнуло за российские пределы…». Давняя дружба связывала Княза Гочага и с классиком многонациональной российской литературы, мансийским поэтом Юваном Шесталовым.

В поэтическом творчестве сибиряка с кавказскими корнями органично уживается любовь к своей исторической родине и бескрайним просторам Западной Сибири. Вот как Княз Гочаг сам говорит об этом: «Если человек умеет отдавать свое тепло и сам его принимать, то ему и на Севере не холодно. Я сейчас и не представляю себя без милого моему сердцу Приобья, хотя в мыслях за день успеваю сотни раз «слетать» в свой родной Шахсеван. И потому, наверное, именно связующее назначение поэзии мне близко и понятно не только в теории…».

Еще ярче, тоньше, проникновеннее свое душевное состояние Княз Гочаг передает в стихах:

…На родине больших стихов и стужи

Мне подавай родимое село!

Там в ветках светит ярко и знакомо

Гранат, на солнце греющий бока,

Ну а когда гощу я дома –

Мне подавай сибирские снега!

Автор сосуществует сразу в двух мирах этнокультуры, литературы, исторической памяти, обычаев, нравов, быта. Это обстоятельство делает его творчество более разнообразным, пространственным, наполняет строки особым содержательным смыслом и колоритом человека с горячим южным сердцем и просторной душой сибиряка. Поэт постоянно находится в состоянии сопоставления, соединения вновь обретенного и данного ему от рождения. Почти в каждом его стихотворении соседствуют, перекликаясь, образы Сибири, образы далекой исторической  родины, память о родных и близких. И неслучайно однажды из-под его пера выпорхнули полные искренности и жизненной правоты строчки: «Свет Азербайджана породнил я с Обью…».

Север и юг, снега и солнце у поэта всюду. Когда пишет о мохнатых, спокойных таежных собаках («Таежные собаки греют снег, / Нас не облают, знают: людям трудно…»), тут же в авторском воображении возникают черты их кавказских сородичей: «Чабанские с щенков не новички / В охранном деле, в каждом видят вора…». Когда восхищается летним травостоем в Приобье, с грустью вздыхает:

О, будь сегодня жив мой дорогой отец,

Чабан седой в Сибирь приехал бы в июле…

На здешний сенокос гляди, седой косец,

На травостой по грудь, что долы распахнули…

Когда осмысливает свой богатый жизненный путь, сердцем обязательно возвращается в родной южный край, чтобы свериться, как на это смотрит мама:

Ни от кого на Север не бежал,

Судьба к нему сама собой припала…

Не обижайся, мой Азербайджан,

Но мать-Россия Родиной мне стала!

И мама седовласая моя

В родном селенье – что ничуть ни странно! –

За хлеб, за соль, вскормившие меня,

За мой удел России благодарна.

Вдохновляясь незримой поддержкой близких в своем жизненном и духовном выборе, автор в традициях восточного почитания благодарно склоняет голову в поклоне перед самыми любимыми, самыми дорогими – теми, кто олицетворяет собой его жизнь и судьбу:

Сохраню перед миром достоинство, честь,

Одолею беду и душевную слякоть,

Потому что в минуты отчаянья есть

Три подола, в которые можно поплакать.

Это мамин подол: «Сына ты пожалей,

Залечи мои раны любовью безмерной!».

Это Джаны подол луноликой моей,

И подол моей Музы – подруги неверной…

Служение двум традициям, двум культурам, любовь к родным исконным корням и почтение к обретенной родине – таков удел многих русскоязычный авторов, кто сегодня проживает в постсоветской России, активно занимается литературным творчеством. Мотив двуединства органичен для них и естественен. Это еще одно, правда, пока малоисследованное, явление в современной российской литературе, которое характерно для отдельных регионов страны, где кучно проживают представители различных этносов, в том числе и выходцы из бывших советских республик, и формируют особенную творческую среду в нашей литературе. Лучше, тоньше их о таком духовном и культурном феномене единения никто не скажет и не напишет. Об этом нам надо сегодня помнить и извлекать обоюдную пользу. Княз Гочаг – один из них. Как никогда здесь будут уместны замечательные строки этого поэта, которые он посвятил своему знаменитому соплеменнику, писателю и кинодраматургу, сценаристу легендарного фильма «Белое солнце пустыни» Рустаму Ибрагимбекову:

Ты словом своим раздвигаешь границы,

Связав воедино родины две…

С тобой москвичи –
                               все немного бакинцы,

С тобою бакинцы
                              чуть ближе к Москве.

А значит, сплочённей народы и страны…

Политики разве сумели бы так!..

Трудно не согласиться с выводом поэта в наше неспокойное время.

-------------------------------------------------------------------
       * Стихи Княза Гочага даны в переводах Владимира Топорова, Александра Кердана и Сергея Сметанина.

 

Комментарии