РЕЦЕНЗИЯ / Вита ПШЕНИЧНАЯ. ЗЕМЛЯ НЕИЗВЕДАННАЯ И ЗАПОВЕДНАЯ. О стихах Елены Севрюгиной
Вита ПШЕНИЧНАЯ

Вита ПШЕНИЧНАЯ. ЗЕМЛЯ НЕИЗВЕДАННАЯ И ЗАПОВЕДНАЯ. О стихах Елены Севрюгиной

 

 Вита ПШЕНИЧНАЯ

 ЗЕМЛЯ НЕИЗВЕДАННАЯ И ЗАПОВЕДНАЯ

 О стихах Елены Севрюгиной

 

так ли важно, веру обнаружив,
в невод неба падая с моста,
где твой бог – внутри или снаружи –
если всё на свете – красота

Елена Севрюгина

 

 Имя Елены Севрюгиной для читателя, да равно и для пишущего люда, наверняка, не ново, чего не скажу про себя, возможно, тем лишний раз подчеркнув своё литературное невежество. Но во мне и сейчас нет ни намека на неловкость, которая, если говорить о знакомстве с подборками некоторых авторов, просто не успевает появляться при мощнейшем «спотыке» – когда буквально «растягиваешься пластом» на чтении первых же строк, – только такое сравнение и приходит всякий раз в голову позже, когда уж «отдышишься». И, как по мне, такие прочтения сравнимы с причастием – настолько их действие очищает и обнажает, вызывая из заповедных глубин сердца ответное самое что ни на есть откровение, которое впору писать с заглавной буквы, ставя незримый знак равенства с Божественным (нет-нет, читатель, я ничуть не утрирую).

Не перестаю удивляться тому, как непостижимы Его пути к нашим душам именно через Слово – не только свое (которое идет изнутри), но и чужое. Как мастерски Он владеет нами, являя сокровенное миру, выплескивая его из души в строки, рождающиеся подчас то в бреду, то в беспамятстве, то ярко высвечивающиеся в сознании среди пустот гулкого, тягучего морока, который будто нарочно выстуживает душу перед тем, чтоб однажды настоявшись, вдруг зазвенел на высокой ноте, обретя четкие очертания стиха, голос – Его голос: «назови его вдохновением, может быть…».

Да, на языке всякого человека творящего, это есть оно самое – вдохновение. Причем, я уверена, что талантливый поэт рождает/формирует/пробуждает даже в самом логически выстроенном человеке душу, тем самым выполняя своё главное назначение, о котором писал еще Александр Сергеевич – «глаголом жечь сердца людей», потому что «если стих настоящий – / картина всегда оживает / если стоящий он – / это жажда и боль ножевая…». И истинное творчество всегда диалог душ Автора и Читателя, слияние их опытов жизни и чувств через узнавание в чужих строках себя и своего.

Без этого говорить о поэзии – пустое.

 

 ***

 Нередко (по крайней мере, у меня – так) перечитаешь уйму стихов, накидаешь в «запасник» понравившиеся подборки, в надежде, что вот эта (а позже – та, другая…) уж точно «всколошматит» тебя и что-то в ответ напишется этакое. Но проходит неделя-вторая, месяц, «запас» прирастает новыми именами и стихами… А Чуда не происходит. И молчится так уютно, «…и не знаешь, откуда грядёт – изнутри, извне…». Но в один момент приходит ясное понимание: вот оно, рядом, скоро рванёт, хлынет, как половодье весеннее, стоит только начать читать те самые строки того самого автора. Потому как душа, притихнув и натянувшись подобно тетиве лука, остается глуха к сублиматам, как бы ни были они в своей мысле-рифмо-ритмической архитектуре доведены автором почти до совершенства. Почти… И наоборот, она быстрее обомрёт от простого, но искреннего слова, доверчиво распахнувшись перед его беззащитностью и детскостью. Вот тогда и начинается самое колдовство, которое Елена Севрюгина мастерски описала: «…в этот миг оживают горы, и «горе с плеч», / и становится богом мистический твой двойник – / он даёт тебе звук и голос, слова и речь, / наполняет водой иссякающий твой родник…».

А дальше я уж читала стихи Елены, то и дело оборачиваясь на себя и поражаясь – откуда она могла знать столько (причастись, читатель – прочти, чтобы понять, сколько в них – и о тебе и про тебя тоже):

«…жжёт внутри, как времени прореха, / тот, кого обратно не верну…»;

«…город мой, в котором мы утонем, / расцветает мифом на ладони, / тянется наверх до ноты ля…»;

«…бредёшь себе один – маршрут давно известен / – мистический ловец метафор городских»;

«…приказываешь петь / домам о самом разном, / угадываешь ритм / по голосу дождя…»…

Откуда? Ответ очевиден: все люди живут вроде и на одной волне, но на разных частотах. Но человек творческий настроен более совершенно, потому и диапазон воздействия и проникновения в души выходящих из-под его руки – музыки ли, стихов – в разы шире и метче. Потому что творчество – это всегда еще и попытка, к примеру – «…понять, какая тишина томится за пределами окна…». И порой остаётся лишь воскликнуть, придя в себя: «Господи, сколько родного, сколько не высказанного мной, но живого и воспаленного бродит ещё внутри, словно взаперти!..». Но вот же, вырвалось наружу мгновенно, с первых строк, и ты уж готов с благодарностью обнять пока незнакомого автора, который в этой дивной истории стал незримым капельмейстером:

«…вот палочкой взмахнёт / незримый капельмейстер – / и стаи стройных рифм / вспорхнут с твоей руки».

И все недавние твои мучительные мыследвижения вдруг, через чужие строки, обретают под собой твердую почву, рождая своё легко и естественно – «…просто подспудно ведай, / просто невольно радуй / ливнем случайных радуг, / тех, что в тебе поют…».

 

 ***

 Как бережно, немногословно, но точно пишет Елена о русском слове (простите мне эту вынужденную тавтологию), потерявшемся в иностранных, бесцеремонно смешанных с ним новоязах – как в вычурных, обрезанных «под моду» одеждах: «…слово вылетело в пространство, / стало общим и без родства…», тогда как «…оно появилось, чтобы / ты согрелся его теплом». Вот вам еще одна – ранящая и высокая простота поэтического дара – нести Слово, чтобы им согреть! И кто как не поэт знает великую его силу – защищающую, поднимающую, целительную:

мелодия у них
                           обычная, простая,

но слушаешь её
                          и веришь – все не зря.

смотри, морская соль
                         в ладонях прорастает

серебряной смолой,
                             строкой из янтаря…

-----------------------------------------------

слова в тетрадь
                             летели вразнобой

с небес лилась
                         симфония другая

и кто-то оставался
                                     за тобой

свечу гася
                    и снова зажигая

Вот так – «свечу гася и снова зажигая», идёт по свету поэт «…зыбким космосом ведом…», по наитью, но в полном согласии, в полной гармонии с внутренним голосом. Голосом, от которого, как от Родины, невозможно отказаться, и не расслышать который тоже невозможно. А если не расслышишь – по трусости или от лени, – то и жизни, Богом задуманной, не случится, впрочем, как и мира – вокруг.

Я почему-то уверена, что за истинным словом всегда стоит Вера (пусть даже иногда остающаяся для нас неочевидной), а значит, Бог (который всегда ближе, чем мы думаем); и стихи – больше всё же не поэта, а Его дети, зачатые и рожденные в непостижимой, мощной лаве человеческих чувств.

 

 ***

 Никогда не понимала тех, кто говорит о поэтах снисходительно, с пренебрежением, дескать, «тоже мне, труд, не смешите». Им бы хоть раз рискнуть – окунуться ненадолго в этот «временный озноб», в адовый котел эмоций и мыслей – успеть их записать, не сойдя с ума, но умирая в каждой строчке, а потом продолжить жить, как ни в чем не бывало, но внутренне качественно другим человеком, у которого «…твоя плоть – только это совсем не ты…» … И так по кругу – до последнего, пока не истончится незримая душа поэта, только и умеющая дарить себя миру и открывать мир каждому, кто готов её слушать, чтоб расслышать себя, чтоб «снова задышала – выдох/вдох – / разбуженного неба диафрагма...».

 

Всё-таки не удержусь, приведу полностью потрясший меня своей беспощадной правдивостью стих Елены Севрюгиной:

назови его вдохновением, может быть,

или просто ознобом временным назови,

этот сон невозможно вспомнить – нельзя забыть,

это вроде любви, или лучше самой любви.

и не знаешь, откуда грядёт – изнутри, извне,

от каких берегов течёт, из каких корней?

закрываешь глаза – и тебя забирает снег,

открываешь – земля, и как будто вода под ней.

ты стоишь на земле, беззащитный, почти нагой,

то ли спишь, то ли грезишь, а то ли чего-то ждёшь,

но потом понимаешь – в тебе говорит другой,

тот, которого ждал, как трава ожидает дождь.

в этот миг оживают горы, и «горе с плеч»,

и становится богом мистический твой двойник –

он даёт тебе звук и голос, слова и речь,

наполняет водой иссякающий твой родник,

а под утро, когда под окном пятый раз подряд

прокричит петух, надрываясь до хрипоты,

незнакомец вернётся в мир – у него твой взгляд,

у него твоя плоть – только это совсем не ты…

Какие полярные, противоречивые чувства после прочтения – от восторга до «не по себе»! И в каждой строке (стихе) – сам автор выступает добровольным сталкером и камертоном, верным слугой и рабом.

Потому что Слово – всегда будет оставаться землёй до конца неизведанной и заповедной, а его звучание – чистым.

Потому что Поэзия – это всегда послушание и служение. Слову.

г.Псков

--------------------------------------------------
(Более полно автор представлен тут: https://45ll.net/elena_sevryugina/stihi/)

Комментарии

Комментарий #30573 12.03.2022 в 22:08

Хорошо написано, чувствуется внутреннее созвучие с поэтом.