ОЧЕРК / Виктор ШАБРИН. ФЕНИКС. К 100-летию со дня рождения Владимира Васильевича Карпова
Виктор ШАБРИН

Виктор ШАБРИН. ФЕНИКС. К 100-летию со дня рождения Владимира Васильевича Карпова

 

Виктор ШАБРИН

ФЕНИКС*

К 100-летию со дня рождения Владимира Васильевича Карпова

 

28 июля 2022 года исполняется 100 лет со дня рождения участника Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., легендарного советского военного разведчика, полковника, писателя, Героя Советского Союза Владимира Васильевича Карпова (1922-2010).

Он родился 28 июля 1922 года в семье служащих в городе Оренбурге, основанном в 1743 году «птенцами» Петра Великого на берегу реки Яик (ныне – Урал) как город-крепость на границе огромной Российской империи с ханствами и каганатами Средней Азии. В те годы Оренбург был захолустным степным городом с населением немного более ста тысяч человек.

Долгая жизнь Владимира Карпова пришлась на эпоху крупнейших исторических событий, которые коренным образом повлияли на ход развития мировой цивилизации, на граждан влиятельнейшего в мире государства – Советского Союза, в котором проживали народы пятнадцати равноправных советских республик. И она была связана не только с Российской Федерацией, но и с другими республиками Союза.

Владимир Васильевич был и, надеюсь, останется Героем не только для граждан России, но и для жителей соседних дружественных государств на постсоветском пространстве. И вот почему.

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. он вместе с другими бойцами Красной Армии разных национальностей освобождал от фашистской нечисти территорию Белоруссии, после войны служил в Советской Армии в республиках Средней Азии, охраняя безопасность и покой их жителей. Когда возглавил Союз писателей СССР, был избран депутатом парламента страны и членом ЦК КПСС, упорно трудился и многое сделал для защиты интересов всей страны на международной арене, социально-экономического развития, упрочения межнациональных отношений, дружбы и братства наших народов, развития их культурных и гуманитарных связей и сотрудничества.

Прошло уже более двенадцати лет, как после тяжелой болезни В.В. Карпов ушел из жизни. Но он остается в наших сердцах как гражданин страны, мужественный и отважный фронтовик, прошедший трудные испытания, как мудрый наставник. Он жив в нашей памяти как писатель и публицист вместе с героями его повестей, рассказов и романов.

В течение последних десяти лет жизни Владимира Васильевича автор поддерживал с ним добрые отношения, помогал в решении различных вопросов. Мне хочется рассказать читателям о его жизни, литературном творчестве и общественно-политической деятельности. Он был многогранной талантливой личностью, патриотом и интернационалистом, писателем и публицистом, историком-исследователем, переводчиком, сценаристом и ведущим телевизионного альманаха. Он владел иностранными языками, на которых выступал на крупных международных форумах. Как фронтовик и писатель был защитником интересов Отечества, боролся с ложью и искажениями западными и доморощенными «историками» правды о лидере страны, о советских военачальниках и событиях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 года.

 

Феникс, возродившийся из пепла

В качестве заголовка этого очерка я взял вполне логичное слово «Феникс». Речь идет о мифологической птице Феникс, сгорающей в огне, но сохранившей способность возродиться из пепла. Логичного потому, что после ознакомления с богатой биографией Владимира Васильевича у читателя невольно возникнет подобное сравнение. И такое сравнение по отношению к нашему герою вполне логично, поскольку подтверждается фактами из его богатой биографии, которой хватило бы на жизнь нескольких человек. Приведем эти факты.

Он, 19-летний курсант военного училища, осужденный военным трибуналом в феврале 1941 года по антисоветской статье к тюремному сроку, отбывает наказание в Тавдинлаге в Свердловской области. Казалось бы, все, он сгорел, и у него нет никаких перспектив в жизни. Но когда началась война, он настойчиво просится на фронт, дабы искупить вину перед Родиной. В ноябре 1942 года его в составе штрафной роты отправляют на Калининский фронт, где он в боях с врагом стремится доказать, что готов исправить роковую ошибку молодости, что он не антисоветчик, а патриот страны и будет ее защищать с оружием в руках. И ему удается это доказать.

В первых боях с фашистами он показал себя смелым и решительным воином. За проявленную храбрость его, бойца-штрафника, зачисляют красноармейцем во взвод пешей разведки стрелкового полка. Затем награждают первой боевой медалью «За отвагу». С него снимут судимость, восстановят в армии, примут в партию. А через два года ему, командиру взвода разведчиков, добывшему вместе с другими бойцами за линией фронта 79 фашистских «языков», будет присвоено звание Героя Советского Союза.

У непредвзятого и здравомыслящего читателя от такого стремительного взлета вверх молодого человека после безнадежного падения вниз захватывает дух! Но на этом его взлет не завершен. Продолжим приводить примеры.

Затем он – боец невидимого фронта. Во время учебы в Высшей разведывательной школе Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба Минобороны СССР, Военной академии имени М.В. Фрунзе, на Высших академических курсах, службы в ГРУ он одновременно с отличием заканчивает Литературный институт имени М.Горького. И просится на службу в войска, где стал командиром полка, заместителем командира дивизии, заместителем начальника военного училища.

После службы он – литератор, работает в крупных журналах, избирается первым секретарем Правления Союза писателей СССР (СП), депутатом Верховного Совета СССР, членом ЦК КПСС. Получает квартиру в элитном доме в центре Москвы, в котором жили генеральные секретари ЦК КПСС Л.И. Брежнев и Ю.В. Андропов! На фасаде дома висят мемориальные таблички с фамилиями этих известных личностей.

Вот почему на ум приходит такое сравнение: чем он не священная птица египтян Феникс как символ вечного возрождения из небытия и символ обновления. При этом, несмотря на свое падение и небывалые взлеты, В.В. Карпов всегда оставался лидером, первым номером, до конца дней своей долгой и трудной жизни был идущим впереди.

Анализируя годы его жизни, не ошибемся, если скажем, что он всегда стремился быть первым, лучшим среди лучших. Этого достигал благодаря недюжинным способностям, уму и силе воли, умению сконцентрироваться на главном, находить оптимальный выход из трудных ситуаций. Благодаря этим личным качествам жизнь не раз выводила его на первые роли и позиции.

Так было в годы его курсантской юности, когда он стал чемпионом по боксу Среднеазиатского военного округа, затем всей Средней Азии. Даже во время отбывания наказания в лагере и работы на лесоповале он смог приспособиться к смертельной для жизни обстановке, нашел общий язык с зэками-уголовниками, остался живым и вышел из нее победителем.

Находясь на фронте в штрафной роте, он решил смыть это позорное пятно в своей биографии. Благодаря смелости и отваге, стал самым лучшим среди лучших разведчиков полка. За это его уважали все – от командира роты, командира полка и до командующего фронтом. Не зря он попал на страницы плаката Главного Политуправления Советской Армии, где рассказывалось о бойцах – «рекордсменах», успешно боровшихся с врагом, где его назвали «языковедом» – специалистом по «языкам». Что было заслуженно, так как он с бойцами своего взвода добывал за линией фронта и доставлял в штаб полка фашистских «языков», которые на допросах давали ценные сведения.

В 1943-1944 году в составе 629 стрелкового полка он участвует в кровопролитных боях за освобождение территорий РСФСР и Белорусской ССР, захваченных немецко-фашистскими оккупантами и их приспешниками из почти всех государств Европы. Тех самых стран, ставших членами военного альянса НАТО, что сегодня вместе с США финансируют, снабжают военной техникой и оружием киевский неонацистский режим, против которого Российская Федерация с участием отрядов народной милиции и ополченцев Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики, начиная с 24 февраля 2022 года, проводит военную специальную операцию по демилитаризации и денацификации Украины.

А 24 июня 1945 года капитану В.В. Карпову, как одному из трех Героев Советского Союза из слушателей Высшей разведывательной школы ГРУ Генштаба Министерства обороны СССР, было доверено в составе парадного расчета впереди колонны нести Красное знамя этой школы на параде Победы на Красной площади!

Во время службы в Советской Армии в Ташкенте и Чирчике (Узбекистан), затем в воинских гарнизонах в городах Ош (Киргизстан), Кизил-Арват, Мары и Кушка (Туркменистан) он как командир горно-стрелкового полка, обладающий организаторскими способностями, знанием психологии молодых солдат и офицеров, вывел полк в число лучших в Среднеазиатском военном округе. После 25 календарных лет военной службы в Советской Армии он ушел в отставку и занялся писательской деятельностью.

И снова жизнь вывела его в первые ряды, на этот раз литераторов. В Ташкенте ему доверили работу заместителя председателя Госкомитета по печати Узбекской СССР, второго секретаря Союза писателей Узбекской ССР. Переехав в Москву, он работал заместителем, первым заместителем главного редактора журнала «Октябрь», главным редактором журнала «Новый мир».

Но его феноменальное возрождение и восхождение на новые высоты продолжалось. В столице он избирался секретарем Московской писательской организации, заместителем секретаря парткома МГО СП СССР. В 1982 году на VII-м Съезде писателей СССР он был избран одним из секретарей Правления СП СССР, на следующем съезде писателей страны в 1986 году его избрали Первым секретарем Правления СП СССР. Более того, на выборах в Верховный Совет СССР его избирают депутатом. И вновь небывалый взлет! Как активный член партии он становится кандидатом в члены ЦК КПСС, затем членом Центрального Комитета КПСС. Одним словом, его возрождение «из пепла» состоялось. Но оно будет продолжаться и будет сопряжено с новыми испытаниями его на крепость, на прочность характера.

Приведенные примеры наглядно подтверждают вывод о том, что В.В. Карпов на разных позициях и в самых сложных жизненных ситуациях всегда находил нужный, оптимальный выход. Еще раз повторим, что он стремился быть первым, лучшим среди равных, лучшим среди лучших, хотел быть всегда и во всем впереди, как подобает истинному Герою Советского Союза.

Но, как было сказано, его появление на свет и дальнейшая биография начинались в казачьем крае, в Оренбурге, находящемся на берегу Урала. Город располагается на географической границе двух континентов – Европы и Азии.

 

Город детства

Первые детские годы Владимира Васильевича прошли в семье родителей в Оренбурге. Его отец, Василий Михайлович Карпов, был потомственным оренбургским казаком, участвовал в Первой мировой войне. В годы Октябрьской революции и Гражданской войны на территории губернии был красноармейцем Первого Оренбургского рабочего полка. Воевал против белогвардейских войск атамана Дутова под Оренбургом. Он имел коммерческую жилку, в мирное время работал с отцом в его бизнесе.

Мама, Лидия Михайловна Бучевская, окончившая в Санкт-Петербурге гимназию, владевшая французским и немецким языками, была из семьи нотариуса и воспитанницы женского пансионата. Во время Гражданской войны из-за трудных жизненных обстоятельств она переехала в Оренбург вместе со знакомой, у которой там жили родственники. Она снимала комнату у богатого оренбургского домовладельца Михаила Карпова, где познакомилась с его сыном Василием, с которым они создали семью. 28 июля 1922 года у них родился сын, которого нарекли Владимиром.

Его дед Михаил Гаврилович Карпов до Октябрьской революции был крупным собственником недвижимости в городе Оренбурге. Он владел жилыми домами, рынками, магазинами, городскими банями. После рождения внука дед не чаял в нем души как в будущем наследнике фамилии Карповых. Они с бабушкой Анисьей Борисовной окрестили внука по христианскому обряду в церкви. Володя рос любознательным мальчиком, имел пытливый ум, часто расспрашивал взрослых о том, что видел и что слышал от них.

Когда Володе исполнилось семь лет, родители определили его в первый класс общеобразовательной школы, находившейся тогда в двухэтажном кирпичном здании, что ранее принадлежало деду. Но через год родители уедут с маленьким сыном из Оренбурга в Южный Казахстан. Затем переберутся в столицу республики город Алма-Ату. Впоследствии местом их постоянного жительства станет столица Узбекистана город Ташкент, который называли «хлебным городом».

Город своего детства Оренбург Владимир Васильевич посетит через много лет, уже в зрелом и почтенном возрасте. Как писателя и историка его очень интересовало, каким стал этот степной, прежде захолустный город, в котором он прожил с родителями свои первые детские годы. Город, в котором в засушливые годы сильный ветер поднимал с азиатской стороны пыльные бури и засыпал песком его улицы и дома.

Он хорошо знал, что после основания в XVIII-м веке Оренбург много лет являлся крупным торговым центром Российской империи с государственными образованиями Средней и Центральной Азии. Сюда приходили оттуда торговые караваны с товарами, велась оживленная торговля и обмен товарами. О том прошлом в городе Оренбурге сегодня напоминают Меновой двор, Гостиный двор, Караван-сарай и другие памятники истории.

 

Ташкент – город хлебный

В начале 30-х годов XIX века с учетом острой нехватки продуктов питания, в целях увеличения производства зерна советская власть приняла решение об освоении безлюдных солончаковых земель и выращивании риса в районе Голодной степи, находившейся в южной части Казахской ССР в Туркестане, где имелось большое озеро с пресной водой для полива.

В поселке Илийск отец Василий Карпов работал завхозом опытной рисоводческой станции, мама – счетоводом и кассиром. Школы там еще не было, поэтому мама учила Володю чистописанию и арифметике. Через год они переехали в Алма-Ату, затем в Ташкент, где сняли комнату и жили в Старом городе, в узбекской махалле в глинобитном доме. Там Володя продолжил учебу в одной из школ. Он подружился с местными мальчишками и научился у них разговаривать на узбекском языке. В те годы в этом районе была в авторитете «блатная» романтика, очень привлекавшая подростков.

В четвертом классе школы у него проявился интерес к написанию стихов, что одобряла учительница литературы. Но более чем кто-либо, впоследствии к литературе его приобщил родственник семьи Григорий Цуркин, работавший редактором издательства «Советский писатель» и издававший свои книги. По его совету Владимир посещал литературные вечера в Союзе писателей Узбекистана, писал стихи и рассказы, отправлял их на конкурсы начинающих литераторов республики.

С учетом того, что в 14 лет Владимир попал в плохую компанию подростков, совершил вместе с ними серьезное правонарушение, получившее строгую оценку правоохранительных органов Ташкента, его родители переехали в новый район города, сняли жилье на Паркентской улице. Владимир прекратил все прежние связи с местными хулиганами.

Во время учебы в средней школе № 61 он занимался в драмкружке, руководитель которого считал его талантливым мальчиком и приобщал к театру. В школе он подружился с Юрой Петровым, сыном начальника пехотного училища. Юра приглашал его домой, познакомил с отцом Иваном Ефимовичем Петровым. Генералу очень понравился крепкий одноклассник сына. В ходе беседы он посоветовал ему после школы поступить на учебу к ним в военное училище и стать офицером.

Эта беседа предопределила дальнейшую судьбу Владимира, поскольку ему нравилась красивая форма военнослужащих, и он мечтал стать военным. После окончания школы он сдал документы и был зачислен курсантом училища. Очень строгий, требовательный к подчиненным и курсантам, но справедливый начальник училища для него стал примером на всю жизнь. Спустя годы, будучи профессиональным писателем, Владимир Васильевич подготовит и издаст книгу «Полководец», посвященную И.Е. Петрову.

Примечательно, что годом позже в Ташкентском пехотном училище будет учиться Махмут Гареев, будущий генерал армии, доктор исторических и доктор военных наук. В ноябре 1941 года он после ускоренного обучения был отправлен на фронт.

Еще в школе Владимир начал заниматься в секции бокса во Дворце пионеров у тренера – американского эмигранта Сиднея Джексона. В 1940 году он, курсант военного пехотного училища, добился большого успеха в спорте. Как очень техничный спортсмен стал чемпионом Среднеазиатского военного округа (САВО) по боксу в среднем весе, а затем стал чемпионом Средней Азии.

Кроме того, он писал стихи, которые посылал в окружную газету «Фрунзевец», и некоторые из них были опубликованы. Одним словом, в военном училище Владимир Карповым был знаменитым. Еще бы, боксер-чемпион, пишет и публикует стихи, его награждают грамотами и ценными подарками. К тому же его нахваливает и ставит в пример другим курсантам начальство. Так что как курсант он находился в зените славы. Вполне возможно, что свалившаяся на юношу, который только входил во взрослую жизнь, оглушительная слава, большой успех в спорте и в стихотворчестве вскружили ему голову и вселили чрезмерную самоуверенность в собственных силах. К тому же непростое испытание чемпионской славой приглушило в нем инстинкт самосохранения, чувство личной осторожности с учетом очень сложной в то время окружающей действительности, от чего он стал чрезмерно раскованным. Не исключено, что излишняя самоуверенность проявилась и оттого, что к нему хорошо относился начальник училища. Все вместе взятое привело Владимира к трагическим для него и его родителей последствиям.

 

Крушение мечты

Как успешный курсант военного училища Владимир конечно же строил дальнейшие планы в своей будущей жизни. Мечтал, что после окончания учебы станет офицером, будет направлен в войска, начнет служить, добиваться успехов, получать достойное жалование. И с учетом этого начнет наконец материально помогать своим родителям, которые, несмотря на то, что работали, все же жили довольно скромно, снимая жилье у других ташкентцев.

Он был энергичным молодым человеком с формирующимся чувством долга, хорошо понимал и осознавал свою задачу отдавать долги прежде всего своим родителям. Которые постоянно заботились о нем, единственном сыне, столько в него вложили сил и энергии, и уберегали от жизненных ошибок.

Перед сдачей госэкзаменов и накануне выпуска из училища, намечавшегося 23 февраля 1941 года, с ним, курсантом выпускного курса, случилась беда. 4 февраля 1941 года, когда до выпуска оставалось три недели, он, почти готовый к службе офицер, был арестован, заключен под стражу, посажен в КПЗ, что стало для него полной неожиданностью.

Для него, 19-летнего парня, который до этого уже мысленно представлял себя одетым в офицерскую форму командира РККА, в форменной фуражке с козырьком и красной звездочкой, – случившееся стало трагедией. Поскольку оно полностью разрушало его юношеские мечты и перечеркивало все жизненные планы.

Находясь в одиночной камере, он большее всего переживал за своих родителей, для которых известие о его аресте и последующем обвинении будет жестоким ударом и может негативно отразиться на их здоровье.

«Ведь они были так рады за меня, что я скоро закончу учебу в училище и стану офицером. И даже, может быть, начальник училища генерал Петров оставит меня в качестве командира учебного взвода в нашем родном училище, – размышлял в те часы тяжелых раздумий в камере Владимир. – Но теперь все может рухнуть! Какая допущена ужасная ошибка! Я ведь ни в чем не виноват», – старался убеждать он себя.

Размышляя все дни в одиночестве о произошедшем и анализируя свои действия последних дней, он вначале не находил причин для ареста и не чувствовал за собой никакой вины. Но все прояснилось во время длительного следствия и допросов следователя, который объяснил арестованному причину содержания под стражей. После этого он понял, что во время разговоров с сослуживцами и обмена репликами он допустил необдуманные, без всякого негативного умысла высказывания о руководителе государства И.В. Сталине.

Их суть состояла в следующем. После прочтения курсантам взвода своего стихотворения о В.И. Ленине и обсуждения он выразил сожаление, что в последнее время в училище почему-то забывают говорить о заслугах Владимира Ильича. И как бы заслоняют его И.В. Сталиным, который в годы революции не был даже вторым после вождя деятелем партии большевиков.

Эти высказывания привели к тому, что в органы НКВД на Владимира поступил донос однокурсника. И он был тут же подвергнут аресту, допрошен следователем. В итоге признался, что иногда заводил с другими курсантами разговоры, которые могли породить сомнения в деятельности советского вождя И.В. Сталина. «Но, – сказал он следователю, – никакого антисоветского умысла в моей болтовне никогда не было».

Но эти доводы следователя не убедили, и он продолжал допросы курсанта с особым пристрастием, пытаясь докопаться до глубины и выдвигать новые версии и предположения. Особенно курсанта поразили обвинения его следователя, что он, якобы, вел среди сослуживцев разлагающую антисоветскую агитацию, с чем тот категорически не согласился. Более того, следователь пытался подвести его к мысли, что кто-то из его начальников склонял к этому. И спросил, кто это мог быть. Возможно, что редактор газеты полковой комиссар Федоров, по просьбе которого Владимир читал свои стихи, а тот подсказывал, что в них нужно исправить. Но на допросе он заявил, что с редактором у него были беседы только о литературе, а не о Сталине. И отказался подписывать протокол с подобной записью его «признания» в том, что якобы полковник надоумил его так поступить.

Затем следователь пытался притянуть к антисоветскому делу «по разложению армии» курсантом Карповым начальника училища генерала Петрова, с которым он как воспитанник не один раз встречался. В итоге до Владимира дошло, что следователь пытается сфабриковать групповое дело «об антисоветской агитации с целью разложения армии», приплюсовав к действиям курсанта этих офицеров. Обдумывая происходящее на его допросах, пришел к выводу, что ему нельзя втягивать в это дело уважаемых им военачальников. И что в этом виноват по своей глупости он и только он.

Понимая неизбежность наказания, он отказался быть стукачом. Не стал подписывать протокол, в котором следователь записал якобы с его слов, что будто генерал Петров и полковой комиссар Федоров пробуждали в нем антисоветские настроения. После того, как следователь рассвирепел и ударил его по лицу, у курсанта сработала боксерская реакция и он в ответ отправил того в глубокий нокаут.

Он осознал, что натворил, вызвал охранников, рассказав им, что якобы следователю стало плохо, и тот упал. В тот же день в отместку за нокаут и отказ подписать ложное признание, тюремщики ударили его чем-то тяжелым по затылку, затем в бессознательном состоянии избили. После завершения следствия он был приговорен по статье 58-10 за антисоветскую агитацию Военным трибуналом САВО к расстрелу, который заменили тюремным заключением с отбыванием наказания сроком на пять лет.

Таким образом, наш юный герой, мечтавший о будущих офицерских погонах и службе в армии, сгорел в жестокой ситуации. Сгорел в обстановке, когда в стране продолжалась классовая борьба с противниками сталинского режима, а т.н. «сталинисты», а точнее троцкисты, о которых рассказал герой повествования в книге «Большая жизнь», под предлогом защиты имени «вождя всех народов» и лозунгами борьбы с врагами советской власти уничтожили физически миллионы людей – военнослужащих, представителей интеллигенции, рабочих и колхозников. Под эту мясорубку порой попадали молодые ребята, бесцельно болтавшие по своей глупости о внутренней политике партии, как это случилось с курсантом Владимиром Карповым. Для него этот исход стал настоящей личной и семейной драмой и трагедией с возможным плохим финалом в последующей жизни.

 

На краю цивилизации

В числе других осужденных Владимир Карпов был отправлен для отбывания наказания в Тавдинлаг в Свердловской области. Там у него начался новый, труднейший этап жизни, где рядом с ним гуляла смерть.

То, что Военный трибунал САВО заменил ему смертную казнь на пять лет отбывания в тюрьме и два года с поражением в гражданских правах, он посчитал за благо. В лагере для себя твердо решил, что в этих условиях, где от ужасных условий содержания, тяжелой работы и плохого питания, от болезней и цинги умирали десятки заключенных, ему было важно сохраниться и остаться живым. Он стремился добросовестным физическим трудом добиться возможного досрочного освобождения из лагеря по УДО.

Даже в тех тяжелейших условиях лагерной жизни он сумел не только выжить, но и найти общий язык и заработать определенный авторитет среди заключенных и у лагерного начальства.

В его бараке жил лагерный «пахан», вор по кличке Серый, который держал в лагере все в своих руках, поскольку являлся «вором в законе». Во время его конфликта с другим «вором в законе» – узбеком Хасаном – Владимир спас первого от гибели, чем заслужил признание. Во время его допроса следователями как свидетеля поножовщины в лагере он не выдал никого из них, не стал стукачом. Это было высоко оценено уголовниками и создало ему авторитет в глазах главного «вора в законе» и его приспешников.

После того конфликта Владимир как человек, хорошо знающий узбекский язык, сумел помирить поссорившихся воров. После знакомства с «паханом» и его дружками те стали относиться к нему с уважением и называть с учетом учебы в военном училище лейтенантом. Они даже включили его в группу побега из лагеря на свободу в тайгу. Но эта затея у них сорвалась, поскольку на них донес один заключенный.

Своим добросовестным трудом Владимир добился неплохих результатов, был замечен начальством, получил его похвалу. С учетом того, что он показал себя с хорошей стороны как организатор, его назначили бригадиром на лесоповале, где бригада добивалась высокой выработки.

Когда после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, Владимир понял, что у него есть шанс. Его могут отправить воевать с врагом, пусть даже в штрафную роту. Он обратился с прошением к председателю Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинину и попросил отправить его на фронт. Он твердо решил смыть позорное пятно кровью в борьбе с гитлеровцами. Вскоре в лагерь поступило распоряжение об освобождении из-под стражи группы заключенных, в том числе и Владимира Карпова, и об их отправке на действующий Калининский фронт.

Впереди его снова ждали новые встречи со смертью, труднейшая борьба с сильным и коварным врагом, имевшим боевой опыт. Он очень хотел как можно быстрее вернуться на службу в Красную Армию, в смертельных боях с немецкими захватчиками уничтожать их, доказать свою преданность и любовь к Родине, и тем самым смыть позорное пятно в своей короткой биографии. Понимал, что именно к борьбе с врагом он готовился в Ташкентском училище.

 

Защитник Отечества. Штрафная рота

В ноябре 1942 года в составе группы освобожденных из-под стражи заключенных лагеря, включая «вора в законе» Серого и его группу, Владимир Карпов прибыл эшелоном в Гороховецкий учебный центр. Перед отправкой на фронт они прошли военную подготовку и были отправлены на фронт.

Их привезли в 629-й стрелковый полк 134-ой дивизии, стоявший в обороне на Ржевском направлении. Штрафников вывели на передовую, где находились бойцы обычной роты. Один из солдат им объяснил, как нужно вести себя в бою. И тогда с них снимут судимости.

В газетной статье Эренбурга «пахан» прочитал, что немцы с радостью принимают уголовников, назначают их старостами и бургомистрами. Но он знал, что за дезертирство расстреливают. Поэтому решил со своей шайкой бежать к немцам, чтобы сдаться, где их никакие советские законы не достанут. Главарь сказал Владимиру, от слов которого тот оцепенел:

Ты спас меня, а теперь я хочу спасти тебя. Пойдешь с нами. Ты там молчи, что был комсомольцем, а мы подтвердим немцам, что и ты вор.

И Владимир решил перехитрить воров, вышел покурить на улицу, и ушел в соседнюю роту поискать там своих знакомых, избежав своей возможной участи. О том, что произошло с ворами у линии фронта, ему стало известно позже. Как рассказал командир взвода, ночью при попытке уйти за линию фронта и сдаться к немцам группу Серого он арестовал. По приказу комиссара полка дезертиры были расстреляны. После этого Владимир почувствовал, какой свалился с него груз и что ему удалось уйти от смерти.

Штрафную роту бросили в атаку без возможной поддержки танков и артиллерии. Несмотря на плотный огонь врага, штрафники пошли в рукопашную, влетели в первую траншею и уничтожили гитлеровцев, но удержать ее не смогли. Из четырех взводов в живых осталось девять человек, в том числе Владимир. Когда прибыла новая рота штрафников, то в нее влили оставшихся в живых.

Через два дня перед новой атакой командир взвода попросил Владимира помочь ему на левом фланге, где необстрелянный народ может залечь и сорвать атаку. И он выполнил эту просьбу, поднимая лежащих в траншее в атаку, угрожая застрелить трусов. В том бою им удалось уничтожить в штыковой атаке немцев и закрепиться во второй линии окопов.

После некоторого затишья ночью Владимир стоял часовым у блиндажа, где отдыхал взвод. Сквозь поземку он заметил, что к ним ползет группа вражеских разведчиков в белых маскхалатах. Он разбудил штрафников, расставил их по траншее, затем плотным огнем и гранатами сорвал вылазку врага, уничтожив его основную часть. Когда оставшиеся фашисты побежали, он догнал и скрутил одного, двух других «языков» схватили другие штрафники.

В донесении командира полка в дивизию были отмечены отличившиеся штрафники, в том числе Владимир Карпов, взявшие в плен трех фашистов. За смелые действия и проявленную в бою храбрость Владимир был вызван к командиру полка майору Кортунову, где с ним состоялась беседа с участием комиссара Гарбуза. Офицеры расспросили бойца, за что он попал в штрафную роту, поблагодарили за защиту Родины. Ему сообщили, что как находчивого, смелого бойца, у которого есть нюх на немцев, они освобождают его из штрафников и отправляют во взвод пешей разведки.

В конце января 1943 года Владимир отличится в одной из вылазок с группой бойцов разведки, когда они проникли за линию фронта, уничтожили фашистов в блиндаже и прихватили одного «языка». 28 января 1943 года был издан приказ по 629-ому стрелковому полку о награждении бойцов, отличившихся в бою. Вот что значилось в том документе:

«От имени Президиума Верховного Совета СССР НАГРАЖДАЮ:

Красноармейца взвода пешей разведки КАРПОВА Владимира Васильевича за то, что при выполнении боевой задачи по захвату пленного в ночь с 27-го на 28-е января 1943 г. в районе высоты 207,0 около города Белого Смоленской области, под сильным пулеметным огнем противника он проделал проход в проволочном заграждении и минном поле, скрытно с группой приблизился к блиндажу, смело набросился и забросал гранатами, в результате чего находившиеся в блиндаже немцы в количестве 8 человек были уничтожены. Захвачен и доставлен в штаб полка пленный и документы…».

От имени Верховного Совета СССР командир дивизии генерал Добровольский вручил Карпову медаль «За отвагу». Это была его первая боевая награда, чему он был рад! Еще бы, добился признания в полку, что он не антисоветчик, а патриот страны, доказавший это в бою с врагом. А заодно смывший с себя позорное пятно, которое заработал по глупости.

8 февраля 1943 года командование полка сообщило его матери Лидии Логвиновне Бучевской в письме, что за выполнение боевого задания и проявленный в бою героизм с ее сына снята судимость. И что он награжден медалью «За отвагу». Командир полка и заместитель по политчасти поздравили ее с высокой наградой сына Карпова Владимира Васильевича.

Так у нашего героя начался новый этап жизни и службы в Красной Армии. А впереди были новые сражения с врагом и новые награды Родины.

 

Без разведки не воюет ни одна армия

В январе 1943 года начались четыре наступательных операции советских войск Западного и Калининского фронтов против группы немецких армий «Центр» на Ржевско-Сычевско-Вяземском направлении. 629-й стрелковый полк майора А.К. Кортунова участвовал в операциях в районе Ржева, где бои были особенно жестокими и с большими потерями.

В этих боях особо отличились разведчики, в том числе командир группы захвата Владимир Карпов. Ему было присвоено звание «младший лейтенант» и он стал командиром взвода пешей разведки. 20 февраля 1943 года Военный Совет Калининского фронта снял с него прежнюю судимость.

27 августа 1943 года он был представлен к награждению орденом «Красного Знамени». Вот что сказано в Наградном листе от 27.8.1943 года (орфография документа):

«За период наступательных операций в районе Маецкое, Пречистенского района Смоленской области с 13.8.43 г. тов. Карпов со своим взводом восемь раз ходил в тыл врага, разведывая его огневые точки, скопление войск и техники перед участком полка.

При выполнении боевой задачи 15.8.43 г. противник силою до роты при поддержке танков и одной самоходной пушки «Фердинанд» три раза переходил в контратаку на взвод. Командуя взводом, тов. Карпов проявил мужество и отвагу, отбив три контратаки противника, взвод с рубежей не отошел. Рискуя жизнью, тов. Карпов лично корректировал артиллерийским огнем поддерживающей артиллерии, благодаря правильному корректированию артогнем было подбито 1 вражеский танк «Тигр» и одна самоходная пушка «Фердинанд». В этом бою взводом было уничтожено до 70 гитлеровцев. В этих боях тов. Карпов был ранен.

Руководя лично сам всеми операциями по разведке в период наступления его взводом уничтожено до 100 гитлеровцев, 2 пулеметных точки и подорвано гранатами 3 немецких блиндажа вместе с солдатами.

За проявленное мужество и геройство в борьбе с немецкими захватчиками тов. Карпов достоин правительственной награды ОРДЕНА КРСНОЕ ЗНАМЯ.

КОМАНДИР 629-го С.П. ПОДПОЛКОВНИК (КОРТУНОВ)

НАЧАЛЬНИК ШТАБА ПОЛКА МАЙОР (ШКОДСКИХ)».

 

В 2007 году Россия достойно отмечала заслуги в боях под Ржевом фронтовиков и жителей города, внесших свой вклад в Победу над врагом. Указом Президента РФ В.В. Путина № 1345 от 8 октября 2007 года город Ржев Тверской области был удостоен почетного звания «Город воинской славы». В марте 2008 года отмечалось 55-летие освобождения Ржева войсками 39-ой армии Западного фронта. Участнику Ржевской битвы, Герою Советского Союза полковнику Владимиру Васильевичу Карпову было присвоено звание «Почетный гражданин города Ржева».

Но, мы вернемся к рассказу о нем. В ходе боев командир взвода разведчиков получал от руководства полка все более сложные задания. Одним из них был приказ взводу выяснить, не перебрасывает ли немецкое командование свои части с их участка фронта под Сталинград и на Кавказ. И разведчикам приходилось каждую ночь переходить линию фронта для захвата «языков» с целью выяснения ситуации, или же узнавать об этом иным путем.

Но ситуация на линии фронта порой менялась до критического положения. Во время наступления полк понес большие потери личного состава и был вынужден отступить на прежние позиции. Разведчикам было приказано вместе с другими бойцами идти в атаку, вступать в бой с врагом, выбивать его из траншей автоматным огнем и порой драться врукопашную.

Во время одного боя наблюдательный пункт полка, где находился командир полка А.К. Кортунов, был окружен группой фашистов. Узнав об этом, Владимир Карпов с другими бойцами спас командира, который со связистами отстреливался от врага. Алексей Кириллович поблагодарил его.

Ржевская наступательная операция для Красной Армии была успешной. Лейтенант Владимир Карпов был вновь представлен к званию Героя Советского Союза. В наградном листе, подписанном командованием полка, 134-й дивизии, 84 стрелкового корпуса и в заключении Военного Совета 39-ой армии было сказано, что он достоин присвоения этого звания за смелые, храбрые и продуманные действия по выявлению и дезориентации обороны противника, корректировке огня нашей артиллерии, уничтожению танков, орудий и захват в плен 45 немецких солдат и офицеров. Было подчеркнуто, что несмотря на ранение, он не покинул поле сражения и продолжал вести бой.

Но через месяц представление к награждению вернулось с надписью красным карандашом «Вы думайте, кого представляете» с неразборчивой подписью. Командир полка рассказал Владимиру о том, как его отругали штабисты: «Еще год назад он был «врагом народа», а вы его в Герои!». А.К. Кортунов сказал ему: «Ты особо не переживай, впереди у нас много боев и сражений, будут и новые награды».

Командир полка был совершенно прав. Война продолжалась, до победы над врагом было еще очень далеко. Впереди предстояли новые сражения, новые операции, новые жертвы, большие и невосполнимые людские потери.

С учетом отказа в награждении высшей наградой, который поступил с грозным окриком из Минобороны, командование полка 18 ноября 1943 года представило лейтенанта Владимира Карпова к награждению вторым орденом Красного Знамени. После принятия решения сверху и получения награды из штаба дивизии эта награда была ему вручена.

Владимир Васильевич понимал, что за ним продолжает тянуться старый шлейф «врага народа». Поэтому твердо решил продолжать бороться с врагом, не щадя своих сил и здоровья, доказывая в боях, что он остается патриотом Родины, за которую, если понадобится, готов отдать и свою жизнь. И он знал, что на фронте за его бойцами и за ним каждый миг шла по пятам смерть.

Полк продолжал вести кровопролитные бои на том же направлении. Его подразделения участвовали в боях на Курской дуге. Во время танковой атаки противника лейтенант Владимир Карпов был контужен и ранен во второй раз, но успел подорвать немецкий танк «Тигр». Позже было сорвано окружение наших войск под Белгородом и Курском.

На новом рубеже командир полка дал новое задание разведывательному отряду: при поддержке роты из четырех танков и взвода автоматчиков с боем прорвать немецкую оборону и зайти им в тыл. Там собрать и передать по рации в свой штаб сведения о противостоящих полку немецких силах и о местах их нахождения с тем, чтобы полк перешел реку и захватил новый плацдарм. К отряду присоединился корреспондент фронтовой газеты Серебряков, получивший задание написать статью о разведчике Владимире Карпове. Он участвовал с отрядом в операции, но был тяжело ранен и отправлен в госпиталь, позже все же опубликовал статью о разведчиках. После мощной артподготовки отряду удалось прорвать линию обороны немцев и выйти в назначенный район. Отряд перерезал шоссе, захватил и блокировал мост, уничтожил его охранение, обеспечив проход нашего наступающего полка.

Затем уже начальник штаба 134-ой стрелковой дивизии поставил перед разведчиками всех полков соединения новые задачи. Им предстояло в отрыве от главных сил проникнуть в тыл противника для разведки его обороны, а главное – чтобы раскрыть ее замысел, и предупредить наших.

В его группе было 12 бойцов. Они обнаруживали рубежи и опорные пункты обороны вражеских войск, о чем по рации сообщали командиру полка. Видели, как немцы сжигали целые деревни, с целью не оставить наступающим советским войскам укрытия и места для отдыха. Но вступать с ними в бой разведчикам было категорически запрещено, дабы не обнаружить себя. Они вышли к Днепру, перебрались на его западный берег, доложив в штаб, что они не обнаружены, а противник укрепляет и минирует оба берега реки. Когда наши войска начали форсировать реку, командир группы лично корректировал огонь наших артиллеристов. Затем его отряд ударил в спину оборонявшимся немцам, обеспечив успех атаки бойцов своей дивизии.

Во время вражеского артобстрела Владимир Карпов был контужен и серьезно ранен, несколько его разведчиков погибли. Его отправили в медсанбат, где он пробыл неделю. Все бойцы взвода разведки были представлены к высоким правительственным наградам. За проявленное мужество и героизм во время форсирования Днепра командир взвода был награжден орденом Красного Знамени.

Когда была завершена наступательная операция, на днепровский плацдарм из Москвы впервые прибыла фронтовая концертная бригада артистов, которая выступала перед бойцами дивизии и перед ранеными в полевых госпиталях, поднимая им настроение и боевой дух.

После завершения боев на Днепре стрелковый полк Алексея Кортунова был отведен во второй эшелон для пополнения, затем вернулся на передовую. Командир полка довел до разведчиков задание, поступившее из штаба армии, привести «языка» из немецкого штаба, находящегося в глубине обороны. И они взяли в плен фашистского гауптмана, успешно доставив его в штаб полка.

 

Особое задание командующего фронтом

Когда в результате тяжелых боев была освобождена правобережная территория Украины, бойцам 629-го стрелкового полка, вошедшего в состав 3-го Белорусского фронта, предстояли бои за освобождение Белоруссии. Старший лейтенант Владимир Карпов получил особое задание проникнуть в оккупированный Витебск, получить у подпольщиков схему оборонительных полос противника и доставить в штаб фронта.

Командующий фронтом генерал-лейтенант И.Д. Черняховский лично дал ему это задание, рассказал все детали операции, заодно проверил знание немецкого языка, так как плохое произношение у разведчика может провалить всю операцию. После тщательной подготовки, изучения карты Витебска и местности по пути к нему, Владимир под видом капрала 186 пехотного полка Пауля Шуттера отправился на задание. Разведчики и саперы обеспечили ему проход в заграждении, он перешел линию фронта и продолжил путь в Витебск.

Глубокой ночью нашел нужный адрес, где его уже ждали, покормили, дали возможность немного отдохнуть, перед выходом угостили ужином с чаркой самогона. Фотопленку с чертежами подпольщики зашили ему в воротник под петлицы. На выходе из Витебска его задержал патруль, приняв за пьяного ефрейтора, и повел на допрос в комендатуру, не обыскав, за что и поплатился. Разведчик застрелил конвоиров и ушел в сторону линии фронта.

Владимиру удалось выйти из города. По пути он увидел, что всюду были патрули. Двигаясь затемно в сторону линии фронта, он очень устал и выбился из сил, так как пришлось много ползти по снегу, иногда замирать и лежать неподвижно, дабы его не обнаружили часовые, стоявшие буквально около него у проволочных заграждений в два ряда. Он пытался оглушить часового ударом пистолета по голове, но неудачно. Когда тот заорал, он застрелил его и успешно перелез через первый ряд колючей проволоки. Когда перебирался через второй ряд ограждения, то был ранен в голову и потерял сознание.

Фашисты посчитали его мертвым и пытались через подкоп под заграждением перетащить труп к себе. Владимир вдруг вскочил и бросился бежать в сторону своих, кидаясь то влево, то вправо, чтобы не попали в него. В нейтральной полосе от потери крови он снова потерял сознание. Его обнаружили наши разведчики и доставили в блиндаж. Когда он пришел в сознание и понял, что находится у своих, оторвал от своей куртки воротник, попросив срочно доставить это в штаб фронта, где очень ждали это донесение. Его отправили в медсанбат. Разведчик был очень рад, что добрался до своих, выполнив особое задание командующего фронтом.

 

Героями не рождаются – ими становятся

За время службы в армии на Калининском и 3-м Белорусском фронте Владимир Карпов со своими разведчиками взял 79 немецких «языков», которые на допросах давали ценные показания. Но они занимались не только этим, с другими бойцами ходили в атаки, в рукопашном бою уничтожали врагов. Он лично корректировал огонь артиллеристов, передавал сведения о диспозиции войск врага в тылу, куда проникал со своими разведчиками. Их работа была особо важной и ценной, так как спасала жизни наших бойцов.

В полевом медсанбате ему сделали операцию, во время которой он даже заснул без наркоза, так как был изможден. После операции его поместили в отдельной обогреваемой платке. Для него стало удивлением, когда по указанию командующего к нему в палатку прибыли артисты фронтового ансамбля. Для него, раненного, укутанного медсестрами в теплые одеяла, солист исполнил у палатки песню «Землянка», а танцоры сплясали.

Вечером того же дня его палатку навестил член Военного Совета фронта генерал Бойко. По поручению командующего он сообщил, что за неоднократное успешное выполнение разведывательных заданий он представлен к званию Героя Советского Союза.

Позже один из офицеров штаба фронта рассказал Карпову, что генерал И.Д. Черняховский лично звонил в Москву, кого-то отчитал, что пора забыть о судимости Карпова, он – старший лейтенант, член партии, просил штабистов найти два предыдущих представления и он посылает третье, попросив дать дальнейший ход этим материалам на звание Героя Советского Союза.

После выписки из госпиталя разведчика направили в Москву на Курсы усовершенствования офицеров разведки. 6 июля 1944 года Владимир прочитал в газете «Известия» Указ Президиума Верховного Совета СССР со списком офицеров, которым присвоено звание Героя Советского Союза. И обнаружил, что в списке есть и его фамилия.

Вскоре он был приглашен в Кремль, где его назвали первым, и он вышел для награждения. В присутствии председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина был оглашен Указ. Всесоюзный староста поздравил Владимира Васильевича с высокой наградой. Ему вручили Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина, о чем он сообщил родителям.

Из сообщений Совинформбюро он узнал, что 23 июля 1944 года началась операция «Багратион» по освобождению от врага Белоруссии с участием войск трех фронтов. С радостью прочитал приказ Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина о том, что войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов окружили витебскую группировку немцев из пяти пехотных дивизий, овладели Витебском. В этих боях отличились войска 39-ой армии генерал-лейтенанта Людникова.

Примечательно, что по приказу И.В. Сталина плененным в Белоруссии фашистским воякам, которым фюрер обещал провести парад в Москве, был организован «парад» по московским улицам. Под конвоем наших кавалеристов с шашками наголо и пеших солдат с винтовками наперевес более 57 тысяч грязных, оборванных немецких офицеров и солдат провели по московским площадям и улицам. После их прохода моечные машины смыли последствия этого «парада» фашистской нечисти.

Это шествие снимала съемочная группа для документального фильма «Конвоирование немцев по Москве». По рекомендации Генштаба с группой находился Герой Советского Союза Владимир Карпов, наблюдавший за пленными, а оператор снимал эти кадры. Москвичи с мрачными лицами, с тревогой и омерзением наблюдали за шествием тысяч фашистских убийц.

В октябре 1944 года Главное политуправление Советской Армии выпустило плакат, на котором рассказывалось о передовых фронтовиках по родам войск с шаржами. Одним из героев плаката стал лейтенант Владимир Карпов, которого журналисты окрестили «специалистом по языкам». Вот что писали о нем: «…79 «языков» привел отважный разведчик, Герой Советского Союза лейтенант В.Карпов. До войны он был спортсменом-боксером». И короткое четверостишье «НОВАЯ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ»:

Он, как спортсмен, известен нам,

К спортивным он привык победам.

А нынче – спец по «языкам»,

Слывет у нас «языковедом»».

После окончания Великой Отечественной войны известный советский художник, яркий мастер политической карикатуры, Народный художник СССР Борис Ефимов подарил Владимиру Карпову меткий и оригинальный дружеский шарж на него, полкового разведчика, вызывающий смех и улыбку у тех, кто увидел этот уникальный рисунок. Он изобразил его как большого специалиста по «языкам», который за три года войны со своими отважными бойцами «добыл» за линией фронта, в тылу врага, и доставил в штаб полка большое число фашистов. Во время допросов многие из немецких пленных офицеров и солдат ради сохранения своей жизни давали очень ценные показания. Когда с плакатом познакомились на фронте и в тылу, редакция газеты «Красная звезда» получила письмо командира одного стрелкового полка полковника Горба, который усомнился в количестве добытых пленных. По просьбе сотрудников газеты Владимир Васильевич подсказал, где они могут найти подтверждение этой знаковой цифры.

После завершения обучения на Высших разведывательных курсах Владимир получил отпуск и выехал к родителям. Его официально пригласили руководители Узбекской ССР. В Ташкенте его встречали с цветами, аплодисментами и с митингом на вокзале. После завершения встречи работник ЦК сообщил ему, что назавтра он приглашен на встречу с первым секретарем Центрального комитета Компартии Узбекистана.

Когда гости ушли, он остался наедине с родителями, мама плакала от счастья. Отец был более сдержан в эмоциях. Но и он был растроган до глубины души! Еще бы: сын, сидевший по своей глупости в лагерях, вернулся не только живым и почти невредимым, но и со звездой Героя Советского Союза на груди.

На следующий день состоялась встреча в ЦК с Усманом Юсуповым, на приветствие которого Владимир Васильевич ответил на узбекском языке. От неожиданности это привело в большое удивление партийного лидера, который назвал гостя подлинным сыном узбекского народа. На следующий день в центре, в скверах и в Старом городе, на площади имени Алишера Навои были вывешены огромные портреты с надписями: «Сын узбекского народа, Герой Советского Союза Владимир Карпов».

А впереди нашего фронтовика ждали не менее ответственные задачи в новом качестве, как офицера ГРУ Генштаба Министерства обороны СССР.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

* Главы из биографического очерка «В.В. Карпов: Знаменосец Парада Победы».

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии