ПУБЛИЦИСТИКА / Виктор КИРЮШИН. ВОЗВРАЩЕНИЕ В АРКТИКУ. Путевые заметки
Виктор КИРЮШИН

Виктор КИРЮШИН. ВОЗВРАЩЕНИЕ В АРКТИКУ. Путевые заметки

 

Виктор КИРЮШИН

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АРКТИКУ

Путевые заметки

 

Завершилась арктическая творческая экспедиция, организованная Первой горнорудной компанией Росатома и Союзом писателей России. В её составе работали поэт Виктор Кирюшин (Москва), публицист Владимир Станулевич (Архангельск), фотограф Александр Полегенько (Симферополь) и художник Рашид Сагадеев (Архангельск). От Диксона до Архангельска на научно-экспедиционном судне «Михаил Сомов» пройдено около полутора тысяч морских миль. Участники экспедиции встречались с полярниками, учёными, авиаторами, моряками.

Впечатлений много и главное: Россия заново осознаёт стратегическое значение Арктики, наращивая здесь своё присутствие. В ближайшей перспективе планируется создать в Арктике мощный минерально-сырьевой комплекс на основе развития Северного морского пути. Уже сегодня наша страна занимает первое место в мире среди арктических государств по производству минерального сырья. И это при том, что значительная часть Арктики остаётся малоизученной. По некоторым оценкам, стоимость минерального сырья в недрах арктических регионов России превышает 30 триллионов долларов. А общая стоимость разведанных запасов на сегодняшний день составляет 1,5 -2 триллиона долларов. Так что работы впереди много. А пока рассказ об увиденном и пережитом в Арктике.

 

Здравствуй, Диксон!

Добрались до арктического посёлка Диксон. Не без приключений. Диксон по метеоусловиям долго не принимал самолёт из Норильска. Так что научно-исследовательское судно «Михаил Сомов» могло уйти в океан и не дождавшись своих пассажиров. Но командир решился и старенький АН-26 наконец взмыл в небо…

Диксон и огорчил, и обрадовал. Обрадовал интересными людьми, огорчил следами запустения и разрухи. Государство только сегодня серьёзно поворачивается лицом к Арктике, территории крайне важной для развития России. До этого средств вкладывалось крайне мало и как результат: население посёлка уменьшилось едва ли не в десять раз. Целые пятиэтажки стоят пустыми, здание аэропорта представляет собой живописную руину, территория жутко захламлена ржавыми бочками, отслужившими своё машинами, механизмами, строительным мусором.

Неформальной и доверительной была встреча с работниками гидрометеорологической станции Диксона. Люди здесь не случайные: есть те, кто трудится много лет, есть и молодые. Манят их не деньги, а нечто иное: кого-то любимая работа, кого-то возможность проверить себя в непростых условиях Севера. Метеорологи, кстати, относятся к бюджетной сфере и зарабатывают 35-40 тысяч рублей в месяц. Это со всеми надбавками. Печально…

Провести на станции нужно как минимум год, пережить и полярную ночь, и ледяной ветер, и многодневную пургу.

Двадцатилетняя Алина Бедюрова родом с Алтая. Год назад окончила Сибирский геофизический колледж в Новосибирске. Уже успела поработать на метеостанции Варандей в Баренцевом море, теперь вот будет аэрологом на Диксоне.

– Подруги отговаривали меня ехать в такую даль, но я решилась и не жалею, – говорит Алина.

Быт на метеостанции, конечно, непростой. И дело не только в долгой и суровой полярной зиме: есть здесь и проблемы с чистой водой, и прочие тяготы.

За чайным столом вспомнили и историю с двухгодовалой медведицей, едва не погибшей от невозможности избавиться от консервной банки, в которую попал язык. Оказывается, метеорологи консервные банки обязательно обжигают на костре, чтобы убить запах пищи, привлекающий белых медведей. Но неподалёку работали строители, не делавшие этого, что очевидно и стало причиной происшествия.

Вечером за членами творческой делегации прибыл вертолёт с теплохода «Михаил Сомов». Погрузили в него и симпатичных щенков в картонной коробке, которых передадут на различные метеостанции. Без собак на Севере никак.

 Завтра переход к мысу Стерлигова, а значит новые встречи и впечатления.

 

Мыс Стерлегова

Каждая вертолётная высадка с корабля – целое приключение. Погода в Арктике меняется очень быстро. Утром – непроглядный туман и разговоры о том, что вряд ли мы сегодня попадём на мыс Стерлегова. Чуть развеялось, вертолёт стал возить грузы: новый дизель-генератор, продукты (их доставляют раз в год), строительные материалы. Наконец, полетела новая смена полярников, учёных и мы с ними.

Мыс Стерлегова расположен на западном берегу полуострова Таймыр в Карском море. Назван в честь Дмитрия Васильевича Стерлегова (1707-1757), мореплавателя, штурмана, участника Великой Северной экспедиции.

Гидрометеостанция была создана в 1934 году, а в 1944 её уничтожил десант с немецкой подводной лодки. Конечно, быстро восстановили.

Приняли нас на станции тепло: год не видели новых лиц, хочется разговоров, общения.

Начальник метеостанции – Владимир Николаевич Карабулин, родом из села Кубенское Вологодской области. Сейчас живёт в Калуге. Сын, дочь, четверо внуков. Мог бы уже найти и более спокойное место на материке, но Север затягивает однажды и навсегда.

В Арктике Карабулин почти полвека. С перерывами, конечно. В начале 90-х, когда рухнул Советский Союз, прошла волна закрытия метеостанций. Пришлось уезжать. Чем только ни занимался, чтобы кормить семью! Но при первой же возможности вернулся к профессии полярника.

Ему есть что с чем сравнивать. Как ни крути, а самое благодатное время в истории освоения Арктики – советское. Велись интенсивные научные исследования, развивалась сеть станций и не только метеорологических, снабжение было лучше, зарплаты выше. Да и общество, пресса, телевидение вниманием полярников не обделяло. В Арктику тогда стремились.

На мысе Стерлегова Владимир Николаевич уже пятнадцать лет. Рассказывает, что по молодости зимовали даже с женой и малолетней дочерью.

 А вот для Александры Вербенко эта зимовка первая. Ей восемнадцать, родом из Алтайского края. Только что закончила Новосибирский гидрометеорологический колледж. На станции будет техником-метеорологом.

Что её ожидает?

Полярная ночь с ноября по февраль, шквальные ветра, пурга, длящаяся не день и не два. И несмотря ни на какую непогоду каждые три часа нужно идти снимать показания приборов. Будет, конечно, и свободное время. На станции, кстати, довольно большая библиотека с хорошим подбором книг, в основном классики. Современных авторов нет.

Пока мы разговариваем с полярниками, работа ни на минуту не останавливается. С теплохода на берег протянули шланг – закачивают солярку. Тоже на год. В небе то и дело появляется вертолёт с очередной партией груза. Ювелирная и опасная работа. 24 сентября 1995 года здесь разбился транспортный МИ-2. Весь экипаж погиб. Север есть Север…

К полудню туман рассеялся, засияло солнце и тундра уже не стала казаться такой безжизненной. Деревьев и даже карликовых кустиков здесь не встретишь, а вот цветы есть. Показали нам даже арктическую орхидею – небольшой, прижавшийся к земле, но очень красивый цветок.

Прощальный концерт нам устроили белухи: резвились недалеко от берега, выпускали фонтаны воды. Удивительное зрелище!

К вечеру вертолёт доставил нас на теплоход «Михаил Сомов». Ночью предстоит переход к островам Известий ЦИК.

 

Острова Известий ЦИК

– Медведи есть?

– Да кружатся несколько…

Это из утреннего разговора полярника, прибывшего на моторной лодке с острова Тройной с кем-то из команды теплохода.

Тройной – один из шести островов архипелага Известий ЦИК. Острова небольшие, расположены в центральной части Карского моря. Лежат вдали от Таймырского побережья. На географические карты нанесены относительно недавно: в конце девятнадцатого, начале двадцатого века.

На острове Тройном находится полярная станция. Туда мы и направляемся. В вертолёте – смена полярников, несколько учёных, которым предстоит проверять и настраивать приборы и трое крепких мужчин с карабинами. Несмотря на все шутки и приколы, белый медведь на Севере – опасность реальная. Умный, хитрый, невероятно сильный зверь.

Столько рассказов о происшествиях с медведями, как на острове Тройном, мы больше нигде не слышали. Можно заподозрить рассказчиков в преувеличениях, но вот сообщение ТАСС 2016 года:

«АРХАНГЕЛЬСК, 12 сентября. /Корр. ТАСС Владимир Ануфриев/. Около десятка белых медведей взяли в осаду метеостанцию Известий ЦИК Севгидромета на острове Тройной в южной части Карского моря в Арктике. Полярники не могут выйти за порог, средств отпугивания хищников нет, сообщил корреспонденту ТАСС начальник станции Вадим Плотников.

«Начиная с субботы, медведица фактически ночует под окнами станции. Выходить наружу опасно, все средства отпугивания хищников закончились. Часть гидрометеорологических наблюдений вынуждены прекратить, поскольку они требуют выхода специалистов на метеоплощадку и другие пункты наблюдений», – сказал он. По словам полярника, всего в окрестностях станции насчитали около десятка взрослых медведей, из них самок с медвежатами – четыре.

Раньше за полярниками официально числились два карабина, потом их изъяли. Да и нельзя убивать белых медведей: они занесены в Международную Красную книгу и Красную книгу России».

Начальником на станции по-прежнему Вадим Валерьевич Плотников. Зимует с ним и его супруга Ольга Николаевна.

Быт на станции налажен, насколько это вообще возможно в таких условиях. В помещениях, и жилых и рабочих, чисто, тепло. От постройки до постройки проложены деревянные мостки. Есть баня, сами выпекают хлеб. Продукты, как и в других местах, теплоход «Михаил Сомов» доставляет раз в год. В общем-то хватает. На других станциях и рыбу для себя ловят, но здесь много нерпы: рвут сети.

Никто не застрахован и от чрезвычайных происшествий: болезнь, несчастный случай. Тогда вся надежда на санитарную авиацию. Из Дудинки лёту сюда – три с половиной часа.

Забот у начальника станции – не перечесть. Он и учёный, и психолог, и завхоз… При этом оклад: девять тысяч. Дальше идут надбавки. В общем, по зарплате – обычные бюджетники. Нет, не деньгами манит их Север: тут что-то иное.

– Я другой жизни для себя уже не представляю, – говорит Плотников. – Как-то полетели с женой на отдых во Вьетнам, так едва дождался конца этого «отдыха». Мне хорошо здесь…

Идём к берегу моря. Плотников с двустволкой. Показывает медведя, который лежит метрах в восьмистах от нас. Здесь всё время нужно быть начеку.

Растительность, как и везде здесь, скудная – мхи да лишайники. Но вот приземистый кустик с ярко-желтыми цветами. Это полярный мак. Попадаются и какие-то неведомые мне грибы, чуть похожие на опят.

Между тем небо опять затянуло плотным туманом. Вертолёт взлететь не может, и мы возвращаемся на корабль на небольшом катере при изрядной болтанке. Непросто подняться на борт по почти отвесному трапу, но жить захочешь – справишься. Мы хотим, ведь надо плыть дальше.

 

Антология «ПоZыVной – победа!» в Арктике

В кают-компании научно-экспедиционного судна «Михаил Сомов», совершающего плавание в Карском море, состоялась моя творческая встреча (как поэта и как секретаря правления Союза писателей России) с членами экипажа, полярниками и учёными.

Читал стихи, рассказывал о своём творческом пути, встречах с интересными людьми. Разгорелась интересная дискуссия о современной поэзии, подлинном и мнимом в ней, о психологии творчества.

Представил слушателям антологию современной патриотической поэзии «ПоZыVной – победа!», составителем которой являюсь, рассказал о работе над ней. Издание было поддержано Президентским фондом культурных инициатив. Тепло были встречены и стихи из антологии, прочитанные на встрече. Сама книга передана в судовую библиотеку.

 

Остров Хейса

На каждой полярной станции первыми встречают собаки. Бегают вокруг, радостно лают. Видно: соскучились по новым людям. И только на острове Хейса встретила тишина. Потом полярники объяснят: их любимицу по кличке Нерпа ещё в ноябре задрал медведь. Так и зимовали без собаки. Но в этот раз привезли двух щенков. Тут же дали им имена: Диксон и Хейса.

Остров Хейса входит в состав архипелага Земля Франца-Иосифа. Назван в честь американского полярного исследователя Айзека Хейса. Открыт в 1901 году.

В советское время жизнь здесь бурлила. Велись исследования по самым разным направлениям. Одновременно на острове находились свыше двухсот человек. Из Диксона несколько раз в месяц прилетал самолёт, была даже почта.

С 1957 года по 1990 действовала станция ракетного зондирования атмосферы. Почти две тысячи метеорологических ракет с дальностью подъёма до ста километров ушли отсюда в небо. Но с развалом Советского Союза развал пришёл и на остров.

С начальником гидрометеостанции Алексеем Бурдуковым мы зашли в помещения бывших лабораторий. Ощущение такое, будто люди срочно эвакуировались ввиду какой-то катастрофы. В одной комнате стоит пианино с открытой крышкой, лежат ноты. В другой – аппаратура от пола до потолка. Повсюду разбросаны пожелтевшие газеты. Поднял одну, посмотрел дату: октябрь 1990 года.

Но всё-таки жизнь продолжается, и работа полярников тоже.

Говорят, что романтиков не стало, но Алексей Бурдуков – один из них. Так и заявляет: «Я романтик». В детстве посмотрел фильм о полярниках, загорелся, и уже осознанно шёл к осуществлению мечты. Кстати, одна из книг, которая привела в профессию, повесть Владимира Санина «Не говори ты Арктике – прощай!». И так случилось, что Бурдуков оказался именно на той станции, где Санин писал свою книгу. Об этом сообщает памятная табличка на фасаде гидрометеостанции.

Сейчас на острове людей больше, чем зимой. Работают несколько волонтёров: собирают мусор, берут пробы воды на наличие микрочастиц пластика. Среди них и писатель-фантаст из Выборга Владимир Привалов.

На острове установлен памятный знак: «Морякам России, погибшим при покорении Арктики». В другом месте – разбитый самолёт. Катастрофа произошла в феврале 2014 года. В сумерках пилот ИЛ-14 не разглядел полосу. Погибли двое ученых.

В стороне от станции, ближе к морю, стоит буровая вышка. Геологи искали на острове нефть. Вроде бы, нашли, но не в промышленных масштабах.

В столовой гидрометеостанции пьём чай. На столе – ананас. Откуда? Оказывается, на остров заходил атомоход «50 лет Победы» с туристами на борту. Ананас – их подарок.

Возвращаемся на корабль. Вскоре звучит команда: «Внимание! Боцману на бак. Снимаемся с якоря…».

 

Люди Арктики: капитан Гиль

Чем-то напоминает он героев Грина: и фамилией, и основательностью, и спокойной уверенностью, основанной на опыте и знаниях. А опыт этот добывается только долгими годами плаваний.

– Моряком не стать я не мог, – рассказывает Виктор Иванович. – В школу идешь – видишь корабли, на рыбалку – корабли стоят на рейде. Всё время перед глазами.

Родом Гиль из Архангельска, с острова Бревенник. Окончил Архангельское мореходное училище министерства рыбного хозяйства СССР. В Баренцевом море ходил вахтенным помощником капитана на «рыбаках», потом на транспорте, на судне сейсморазведки.

На теплоходе «Михаил Сомов» Виктор Иванович с 2014 года, четыре года назад стал капитаном.

Должность звучит красиво, однако не каждый согласится одиннадцать месяцев в году проводить на судне, в отрыве от семьи и детей. Кстати, у Гиля их трое: два сына и дочка. Никто по его стопам не пошёл, да он никогда и не настаивал.

В команде «Сомова» сейчас 35 человек. Есть вакансии. Не очень-то охотно идут сегодня на судно, принадлежащее бюджетной организации – Северному территориальному управлению по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Зарплаты, по сравнению с коммерческим флотом, невелики, а работать в Арктике тяжело и непросто.

Непросто и капитану. Судно, построенное почти полвека назад, во многом устарело и морально и физически. Есть и специфика; работа с вертолётом. Вот тут и идут в дело опыт и знания капитана.

Прямо на капитанском мостике я вручил Виктору Ивановичу Гилю вымпел Союза писателей России. Теперь он постоянно будет сопутствовать ему и команде «Михаила Сомова» в плаваниях по Северному Ледовитому океану.

 

Люди Арктики: пилот Макаров

На остров Визе протянуть шланг для перекачки солярки невозможно: из-за мелей теплоход стоит далеко от берега. Пришлось возить топливо вертолетом – по две тонны за раз. На зиму полярникам требуется сорок тонн. Вот и снует вертолёт между берегом и судном; торопится успеть, пока туман не нанесло…

А в кабине вертолёта неизменный Александр Вениаминович Макаров, пилот первого класса, виртуоз своего дела.

Да как тут не стать виртуозом! Среди пилотов Второго Архангельского объединённого авиаотряда у него самый большой стаж – 41 год. А уж сколько часов налетал – не сосчитать! За пять-семь часов иногда приходится выполнять до ста вылетов. Расстояния небольшие, но и погода в Арктике коварная, меняющаяся очень быстро; садиться приходится на необорудованные площадки и груз самый разный. Одно дело продукты доставить и совсем другое – дизель-генератор или емкости с топливом. Тот же тяжеленный дизель-генератор нужно бережно приземлить в максимальной близости от предназначенного ему места установки.

За четыре десятилетия ситуации случались разные. Однажды пришлось эвакуировать тяжело заболевшую женщину с атомохода «Сибирь». По всем метеопоказаниям лететь было нельзя, но в экстренных ситуациях командир вертолёта может принимать решение под свою ответственность. Он решился – и человека спасли.

Работа Александру Вениаминовичу нравится: профессию выбрал по душе. Окончил Кременчугское лётное училище гражданской авиации и с тех пор на Севере, не считая командировок в Пакистан, Афганистан, Судан, Либерию… А это тоже ценнейший опыт.

О своём МИ-8 рассказывает, как о человеке, с любовью: «Лучшая машина в мире и на века!».

– В душе я романтик, – признаётся он. – А здесь, в Арктике, и природа удивительная, и люди надёжные.

В окружающих больше всего ценит профессионализм. Готов простить даже скверный характер, если человек мастер своего дела. А вот проныр и проходимцев на дух не переносит, при том что лучшим человеческим качеством считает доброту.

Родом Макаров из села Верхние Матигоры Архангельской области. Семья дожидается его в Архангельске: жена, две дочери и семилетняя внучка Саша. По ней особенно скучает.

В свободное время любит походить на лыжах, выбраться за грибами, на рыбалку. Увлечён чтением книг об Арктике, как художественных, так и исторических, научно-популярных.

…Пьём с Александром Вениаминовичем кофе у него в каюте. Даже на подстаканнике художественного литья изображены вертолёты.

– Жена подарила, – с какой-то особенной теплотой в голосе признаётся Макаров. И сразу чувствуется, что у него надежный тыл, как и сам он надёжный, крепкий русский мужик.

 

Остров Визе

На остров Визе высаживались ночью. Хотя, какая сейчас ночь! В Арктике стоит полярный день. Круглые сутки светло.

Грузится вертолёт для полярников. Продукты на год: картошка, лук, квашеная капуста, мороженные куры и рыба, крупы, мука, различные консервы. Раньше в этот перечень входили овощи и фрукты, потом их почему-то убрали. А ещё грузят новую аппаратуру, разного рода запчасти, снегоход.

Любопытна история открытия острова. В 1910-х годах судно «Святая Анна» дрейфовало в Карском море. В 1914 году оно погибло, но штурман сумел спасти вахтенный журнал.

Спустя ровно десять лет уже советский океанограф, метеоролог и полярный исследователь В.Ю. Визе изучал линию дрейфа «Святой Анны», зажатой во льдах. По отклонению морского течения он предположил, что причина этого – в существовании острова и дал весьма точные географические координаты. На ледоколе «Георгий Седов» в 1930 году Визе, участник экспедиции под руководством О.Ю. Шмидта, первым сошёл на теоретически предсказанный им самим остров. Наверное, это единственный остров, открытый не экспедиционным, а «кабинетным» способом.

Кстати, руководитель экспедиции «Святой Анны» Григорий Брусилов является прототипом капитана Татаринова в романе Вениамина Каверина «Два капитана».

Пейзаж острова, честно говоря, не впечатляет. Практически никакой растительности: только песок и глина. Сам Визе так описал землю, названную его именем: «Затерянный среди арктических льдов, этот остров производит очень мрачное и гнетущее впечатление». Много разрушенных построек. Когда-то здесь стояла небольшая военная часть, но она давно ликвидирована.

Гидрологическая станция существует с первого ноября 1945 года. Одна из самых северных в мире. И уж совсем удивительно, что возглавляет её женщина – Елена Владимировна Топило, а муж, Олег Владимирович, механик, у неё в подчинении.

Должность начальника станции довольно непростая и хлопотная. За всё здесь отвечает она. А ещё на ней всякого рода отчёты, табели, графики. Но ни излишней суровости, ни склонности к диктату за Еленой Владимировной не водится. Спокойная, даже мягкая, общительная, однако, все её приказы, больше похожие на просьбы, выполняются беспрекословно. Про таких говорят: «пользуется авторитетом».

Зимовка на Визе для Елены Владимировны будет третьей. До этого десять лет, опять же с мужем, работала на таёжной станции в Онежском районе Архангельской области. Дома, в Архангельске, осталась с бабушкой восемнадцатилетняя дочь.

В прошлом году зимовали на станции пять человек, в нынешнем будет четверо. Для Юлии Болтовской, недавней выпускницы Новосибирского гидрометеорологического колледжа всё здесь внове. Первая зимовка. Она из села Турочак Алтайского края. Девушку сразу взяла под своё крыло опытная Наталья Акпыжаева. Это важно: от первых шагов, удач и неудач многое зависит.

Конечно, на первом месте здесь у каждого дело, служебные обязанности, но в долгую полярную ночь достаточно и свободного времени. Телевизор на станции бездействует: при переходе с аналогового вещания на цифровое что-то не срослось и на него махнули рукой. Теперь при возвращении из отпуска с материка стараются привезти побольше записей фильмов.

А ещё на станции две собаки: Пыжик и Черныш. Пыжик – добрейшее существо, но прекрасный сторож. Черныш держится поодаль, ковыляет на трёх лапах. Четвёртую повредил в схватке с медведем. Собака, конечно, не способна победить огромного зверя, её дело только предупреждать людей об опасности, но встречаются среди них и вот такие, бесстрашные.

Остров Визе медленно размывается Карским морем. В прошлом году рухнула в воду заброшенная постройка. Будет ли этот процесс продолжаться и с какой интенсивностью – вопрос открытый. А наш путь лежит к Архипелагу Земля Франца Иосифа.

 

Малые Кармакулы

В пути к архипелагу Новая Земля основательно потрепал семибалльный шторм. Бывалые моряки, наверное, только снисходительно усмехнутся, но нам с непривычки пришлось несладко.

На карте видно, что архипелаг Новая Земля находится в Северном Ледовитом океане, на стыке Баренцева, Карского и Печорского морей. Самые крупные острова – Южный и Северный, разделённые проливом Маточкин Шар. Есть сведения, что первые землепроходцы и новгородские купцы бывали здесь ещё в 12-13 веках. В 17 веке царь Алексей Михайлович отправил на архипелаг две экспедиции для поиска серебряной руды. В наши дни Первая горнорудная компания «Росатома» осваивает Павловское месторождение – пятое в стране по запасам цинка и свинца.

Высаживаемся на остров Южный. Здесь находится самая старая действующая полярная станция России Малые Кармакулы. Название сохранилось от существовавшего когда-то становища.

Первая гидрометеорологическая станция на западном побережье острова была создана поручиком флотских штурманов Евстафием Тягиным в 1878 году. Непрерывные наблюдения ведутся с 1896 года.

Начальником на станции сейчас неугомонная и неунывающая Надежда Валерьевна Филимонова. Маленькая, хрупкая, а Арктике уже шестнадцать лет. Можно сказать: не она профессию выбрала, а профессия её. После сельской школы искала учебное заведение с бесплатным обучением, общежитием и гарантией трудоустройства. Так и набрела в справочнике на Новосибирский гидрометеорологический колледж.

– Судьба, наверное, – улыбается Надежда Валерьевна. – Или случай. Но я ни о чём не жалею…

Профессия свела и с мужем Алексеем, метеорологом. Сейчас зимуют вместе.

Разговариваем мы в уютной и просторной столовой. Здание станции совершенно новое, ему нет и года. Прежнее продувалось насквозь, ходили в тёплых свитерах и куртках, а сейчас – в футболках.

Особенность острова – невероятно сильные ветра. Преодолеть зимой, в полярную ночь, при таком ветре полсотни метров до метеоплощадки – целое испытание.

– На карачках ползти порой приходилось, – весело рассказывает Надежда. – Иначе меня просто сдувало…

Плюс к этому, традиционная опасность встречи с белым медведем

На Южном метеорологи не одни: есть несколько военных. У всех свои задачи, но дружат, помогают друг другу. Иначе на Севере нельзя.

Но пока на архипелаге длится короткое арктическое лето. В июле температура доходила до плюс 24. Это аномально тепло. Недавно, кстати, финские учёные установили, что температура в Арктическом регионе растёт примерно в четыре раза быстрее, чем в среднем по миру.

В годы Отечественной войны архипелаг стал ареной боевых действий. Немцы охотились за северными конвоями, наши всячески стремились их защитить. В 1942 году была создана Новоземельская военно-морская база в составе Беломорской флотилии. Вошли в неё и самолёты МБР-2 (морской ближний разведчик). Полуистлевший остов одного из них лежит на берегу, рядом двигатель, хорошо сохранившийся. Недалеко могила погибших лётчиков. На табличке написано: «Перов Фёдор Фёдорович. 1912-1942». Чуть ниже – «Неизвестный солдат».

…Идём по острову. Стелется по земле карликовая полярная ива, то тут, то там выглядывают скромные арктические цветы. И вдруг вижу крохотную малиновую сыроежку. Как будто привет из нашей средней полосы.

Впереди Архангельск, где и закончится арктическая экспедиция нашей творческой группы.

Август 2022      

----------------------
      Фото автора

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (7)

Комментарии

Комментарий #31682 06.09.2022 в 08:17

Виктор Фёдорович, поздравляем! И с тем, что проделал такое удивительное путешествие, и с тем, что благополучно вернулся. И с этой публикацией. Очень интересно! Думаем, ещё увидим здесь и подборку новых стихов. Нина и Виктор.

Комментарий #31672 05.09.2022 в 09:59

Виктор, твои путевые заметки прочёл с интересом. И, конечно же, как верно сказал уважаемый Александр Бобров, ждём арктический стихотворный цикл. Жму руку. Владимир Хомяков.

Комментарий #31662 02.09.2022 в 22:57

Очень интересно и познавательно. Написано сжато и точными мазками. Жаль только, что про сам старенький, но легендарный "Сомов" - не рассказал...
Ждём стихов!
А. Бобров

Комментарий #31657 02.09.2022 в 11:29

Виктор Федорович, интересно, ёмко, профессионально! Спасибо!
В.К.

Комментарий #31656 02.09.2022 в 08:43

Дорогой Виктор, прочитал с удовольствием. Такие материалы и рождают романтиков! Очень хорошо, что так тепло написал о людях, влюбленных в Север!

Комментарий #31655 01.09.2022 в 21:13

Интересный очерк Виктора Кирюшина. Вспомнилась книга упомянутого здесь Владимира Санина "Вокруг света за погодой" - писатель участвовал в нашей международной 7-месячной экспедиции через два океана на НИС "Академик Королев" в 1974 году. Книга здесь http://dvnigmi.narod.ru/sanin-0.html
Виктор Кирюшин верно написал: в советское время был расцвет научного флота. Был свой научный флот у гидрометслужбы, академии наук, полярной гражданской гидрографии, военной гидрографии, космического флота, мингео и мингазпрома, рыбного и других ведомств.
Как бывший научный сотрудник ДВНИГМИ и участник нескольких океанских тропических и полярных экспедиций вношу уточнение: НЭС "Михаил Сомов" - научно-экспедиционное судно, дизель-электроход. Но не научно-исследовательское и не теплоход.
Николай Денисов

Комментарий #31654 01.09.2022 в 19:55

Как же приятно читать о таком знакомом всём))) Правда, на фото никого из знакомых не увидел, кроме Макарова. Саша вообще не изменился за десяток лет!

Комментарий #31652 01.09.2022 в 19:10

Спасибо, Виктор. Читал и представлял. Завидовать поздно, а порадоваться за тебя в самый раз.
Обнимаю В К