ПОЭЗИЯ / Нина ПОПОВА. НО НЕ ДАРИТ РОДСТВА МРАК НЕОНОВЫХ ЗОРЬ… Поэзия
Нина ПОПОВА

Нина ПОПОВА. НО НЕ ДАРИТ РОДСТВА МРАК НЕОНОВЫХ ЗОРЬ… Поэзия

14.10.2022
333
1

 

Нина ПОПОВА

НО НЕ ДАРИТ РОДСТВА
         МРАК НЕОНОВЫХ ЗОРЬ…

 

* * *
Текли облаков вереницы,
Успев над землёю всплакнуть,
Две странницы, белые птицы,
Держали неведомый путь…

Одна, рассекая туманы,
Прощально забыв о земном,
Спешила в родной, долгожданный,
Небесный отеческий дом.

Но грустно с небес озирая
Покинутый сумрачный лес,
Печалилась птица вторая,
Крылатая гостья небес.

Не рада высокой свободе,
Храня притяженье земли,
Где зло окаянное бродит,
О битвах поют ковыли...

Одну разделили дорогу,
Одной высоты торжество:
Одна – устремлённая к Богу,
Другая – к творенью Его.

 

* * *
Кто-то тебя красивей,
Кто-то тебя мудрей,
Кто-то тебя счастливей,
Кто-то тебя добрей…

Скажешь – несправедливость?
Но отмахнёшься – пусть!
Не попустив гневливость,
Свой продолжаешь путь.

Зависть не нарисует
Глупых тщеславий ряд,
Будь не помянут всуе
Тот, кто Высок и Свят.

Каждой пичуге малой
Голос отпущен свой,
Время твоё настало –
О сокровенном пой!

Пусть, над судьбой взлетая,
В строки вплетёт ветра
Песня твоя земная –
Росчерк Его пера.

 

БУРЛАКИ
Мне кажется порой, что я – бурлак,
И лямка до кровей натёрла плечи,
И новый груз, будь он хоть и пустяк,
Не потяну… И оправдаться нечем!

Но нет – тяну!.. пусть сердцу горячо,
Мужичьей кровью набухают вены,
Ведь рядом тоже – сбитое плечо,
И передышки нет, и нет замены...

Мы тянем лямку испокон веков,
И под босой ногою камни колки –
Двужильные потомки бурлаков,
Чей стон плывёт по матушке по Волге...

Истерзанные солнцем и дождём,
И взглыбьями, и мелью, и стремниной,
Мы всё равно до пристани дойдём,
Не бросим баржу отчины родимой!

 

* * *
Босоногого, светлого детства
Затерялись родные следы…
Больше памятью тут не согреться:
Отчий край стал приютом беды.

Здесь, бывало, подойники пели,
Молоком наполняясь парным,
А теперь здесь двуногие звери
Мародёрят по хатам чужим.

Втоптан в грязь наш рушник домотканый –
Баба Анна его соткала,
Гладью вышила бабушка Ганна,
Так в руке и мелькала игла!

Красный угол, где теплились свечи
И лампадки сиял огонёк,
Осквернила нацистская нечисть –
Божья заповедь им невдомёк.

Чужаки здесь бредут по дороге
Безо всякого чувства вины –
И от зрады, и от перемоги
Очумевшей от злобы страны.

Но я верю, что злая крамола
Скоро схлынет, как зябкий дурман,
В том краю, где мне дiдко Мыкола
Так же дорог, как дед мой Иван…

 

БИТВА
Во́роны слетаются на пир...
На полях былинной русской славы
Снова мы встаём за целый мир
Против чёрной  нечисти кровавой. 

Каркают... Вестимо – их черёд
Осквернять  могилы и молитвы,
Но грозой вскипает небосвод,
Словно продолженье грозной битвы.

Не кружи напрасно, вороньё,
Чтобы сердце выклевать герою,
Бьётся за него теперь моё,  
Наполняясь грозовою кровью.

И течёт она по венам строк,
Закаляясь в огненной стремнине,
Чтобы знали Запад и Восток –
Мы за Русь стоим на Украине.

 

ПИСЬМО БРАТУ
Далеко-далече, на краю отчизны,
Где давно по правде отзвенели тризны,
Где родник усталый задремал в колодце,
Брата позовёшь ты – брат не отзовётся...

Мухами засижен злат-оклад иконы,
Хата покосилась, кривде бьёт поклоны.
Царское корыто просит дура-баба –
Видно, аппетиты выросли не слабо!

На пороге осень – урожая нету:
Колос пуст да горек, не налился к лету.
Хоть и похвалялся пахарь горделивый,
Были изначально семена червивы.

Лютые морозы заждались атаки,
Бурею вскипает небо цвета хаки.
Кутаешься зябко ты в жупан соседский,
Выкинув на свалку ватничек советский.

Наплевал в колодец – вот и пей водицу!
А пошёл на брата – гнись под заграницу.
Позабыв, что вырос ты в славянской зыбке,
Дьявольскую цену платишь за ошибки...

Эх, судьба-судьбина, не журысь угрюмо,
Пiдманули думки – время думать думу!

 

ЧЕРЁМУХА
Снова черёмуха в белом цвету,
Словно невеста светла и безгрешна,
Свой аромат разливает в саду
Страстно, призывно, томительно, нежно.

Прочих цветущих деревьев милей,
Непостижимо родней и желанней –
Сколько стихов написали о ней,
Сколько звучало высоких признаний!

Юный поэт и шальной соловей
Ей посвящали влюблённые оды:
Сколько она вдохновляла людей,
Делая юными зрелые годы!..

Всех красотою сразив наповал,
Майской мистерии прима-солистка
Вместе с цветами склоняется низко,
Словно весь мир – рукоплещущий зал…

 

* * *
Вот и снова Москва и привычный комфорт,
Позабыты мошка, комариный эскорт...
Краше города нет! Но струит небосклон
Не закат, не рассвет, а лукавый неон.

Вот рвануть бы скорей да на волжский простор,
Где степной суховей заведёт разговор.
Пусть зудят комары – мне они нипочём!
До рассветной поры ходит месяца чёлн...

Я по млечной волне на челне уплыву,
К неземной тишине прикоснусь наяву.
И на лунную нить наживляя прибой,
Буду звёзды ловить с высоты голубой.

…Всё сильней и больней крутит время назад
Ностальгии моей золотой звездопад…
Ты прости мне, Москва, эту боль, эту хворь,
Но не дарит родства мрак неоновых зорь!..


* * *
Дышит жаром земля,
И царит суховей,
Серебро ковыля
Вьётся в косах степей.

Тает знойная зыбь,
Словно лёгкий дымок,
Мне бы Волгой уплыть,
А куда – невдомёк...

Мне бы иволгой спеть
О заветном былом,
Чтоб кленовая медь
Полыхнула костром.

А ковыль и трава
Подпевали бы мне,
Чтоб рождались слова
В златорудном огне.

На крутом берегу
Стать бы небу под стать,
Чтоб на лунном лугу
На светилах гадать.

Росстань дальних дорог
Под высокой луной
Среди сотен тревог
Путь укажет земной…

 

* * *
В июле обильные росы
Под ноги стремятся упасть,
И песня парит над покосом,
И верится в счастье и страсть.

Хорошее кажется близким.
Плохое… А есть ли оно?
И небо склоняется низко,
И месяц стучится в окно.

Но осень легка на помине
С пригоршнями тающих звёзд,
Она добавляет рябине
Горчинку в беспечную гроздь...

 

ПЁС
Сельская помойка. Пёс грызёт объедки,
А совсем недавно жил он у соседки...
Как его любила бабушка Полина!
А теперь он, видно, лишним стал для сына.

Не рискну погладить – скалится зубасто:
Мол, ты кто такая? Кость бросай – и баста!
И сверкнёт глазами – вот жалеть не нужно!
Привыкать-то просто, отвыкать натужно…

Он под хмурым небом коротает ночи,
И от свар собачьих шерсть в кровавых клочьях.
Драный и блохастый, не залает громко,
Пристально посмотрит – кто ты, незнакомка?

Наша жизнь людская, знамо, не собачья,
Но, бывает, выжить – та ещё задача!
Обойдут сторонкой и скорей – под крышу:
Ничего не вижу… ничего не слышу…

 

* * *
Не зовите осень золотою,
Хоть такой и кажется она.
Позолота внешняя, не скрою,
Для меня тоской заражена.

И её помпезная гордыня
Далека от правды, словно миф,
За окном вдовой богатой стынет,
Ласковое лето схоронив.

Ваше восхищение лукаво
Тем, что скоро превратится в прах:
Золотая пышная оправа –
Видите? – ржавеет на глазах.

Не любуйтесь вы багряным лесом –
Почести напрасно воздаём:
Лес, осенним наполняясь стрессом,
Полыхает яростным огнём.

Даже элегические ласки
Бабьего осеннего тепла –
Это лишь печальные подсказки,
Что сгорело вешнее дотла.

Не люблю я, не люблю я осень,
Хоть на свет явилась в ноябре!
Холодок её амбициозен –
Иней на кленовом янтаре.

Пусть она романтиков чарует,
Разбросав по миру мишуру…
…Осень – ощущенье поцелуя
На разлучном ледяном ветру.


* * *

Улыбайся мне, мама, как прежде,

Излучая нездешний покой...

Каждый день засыпаю в надежде,

Что во сне повстречаюсь с тобой!..

 

Пожуришь, если будет причина,

За суровостью нежность тая.

Я покаюсь за всё, в чём повинна, – 

Мне за счастье и строгость твоя!

 

Пожалеешь, как ты лишь умела,

Все печали сжигая дотла,

И подаришь мне мудрость и смелость,

И защиту от зябкого зла…

 

Позови сквозь года и туманы –

Я приду всем разлукам назло!

Только ты ждать умела так, мама,

Только ты так встречала светло!

 

Будем рады нечаянной встрече

На тернистом нелёгком пути –

Обниму материнские плечи,

Прошепчу покаянно: «Прости».

 

Мы присядем – куда торопиться?

День порою важнее, чем год!

Понашьём из весёлого ситца

Занавесок цветной хоровод.

 

Пусть они воспарят за окошком,

Словно мысли – крылато-легки.

Погрустишь ты о внуках немножко:

Без меня, мол, растут мужички…

 

Выйдем в сад птичьи песни послушать,

Привечая друг друга теплом,

И любовью наполнятся души –

В чьём-то будущем, в чьём-то былом...

 

ПОДРУГЕ
Над Мещёрой гуляют ветра,
И звенят комариные стаи.
Я приехала только вчера,
Но к Мещёре душой прирастаю.

Опадающий грушевый цвет,
Вешним ливнем умытое небо...
Над Солотчей взлетает рассвет –
Благодатному миру молебен.

Ах, подруга, подруга моя,
Здесь такая сердечность покоя,
Вольно дышит родная земля
Тишиною, прохладой, рекою.

Приезжай! И, не медля ни час,
Окунись в заповедные зори,
В колокольный малиновый сказ,
В паустовских рассказов приволье.

И по зябкой росе босиком,
От нежданного счастья торопко,
К роднику причаститься пойдём
Неприметною робкою тропкой.

Здесь, быть может, о главном споём –
Не прервут нас ни птицы, ни люди,
Тишину будем слушать вдвоём,
Никого и ни в чём не осудим...

 

* * *
Тихая полночь ясна,
Выткано звёздами небо,
Вот показалась луна
Белой краюхою хлеба...

Дышат степные ветра
Горечью дикой полыни,
Призрачной песней костра
В гулкой предутренней сини.

Речка впадает в тиши
В млечное море, и снова
Шепчут реке камыши
Исповедальное слово.

Под серенады цикад,
В яблочной спелой истоме,
Грезит заброшенный сад
Счастьем несбыточным в доме...

Это ли не благодать?
Плавятся звёздные свечи...
Здесь так легко осязать
Миг быстротечный и вечность.

 

Комментарии

Комментарий #32012 15.10.2022 в 11:55

Мы тянем лямку испокон веков,
И под босой ногою камни колки –
Двужильные потомки бурлаков,
Чей стон плывёт по матушке по Волге...
Истерзанные солнцем и дождём,
И взглыбьями, и мелью, и стремниной,
Мы всё равно до пристани дойдём,
Не бросим баржу отчины родимой!

Нина, у вас настоящий манифест нашего Союза писателей России в этих двух строфах уложен.
Вот так и Союз наш героически стойко не выживал, а ЖИЛ в эти страшные своей жестокостью постперестроечные годы ельцинской России и первого постельцинского десятилетия, когда слово ПАТРИОТ было издевательским клеймом.
Слава Богу, всё стало меняться с осознанием главы государства краеугольной важности этого понятия.
"Бурлаки" выстояли - и медленно, но неуклонно становятся хозяевами, не снимая со своих плеч груза ответственности за "баржу отчины родимой".