РЕЦЕНЗИЯ / Артём ПОПОВ. НЕ ЖИЗНЬ, А «КУТИГА» КАКАЯ-ТО... О новой повести Максима Васюнова
Артём ПОПОВ

Артём ПОПОВ. НЕ ЖИЗНЬ, А «КУТИГА» КАКАЯ-ТО... О новой повести Максима Васюнова

09.11.2022
154
1

 

Артём ПОПОВ

НЕ ЖИЗНЬ, А «КУТИГА» КАКАЯ-ТО...

О новой повести Максима Васюнова

 

Повесть «Кутига» в этом году стала победителем Всероссийского конкурса современной прозы имени В.И. Белова «Всё впереди». Не мог её не прочитать, а потом не написать, увидев посвящение – «Светлой памяти Александра Казинцева». Александр Иванович – наш с Максимом Учитель в литературе.

Итак, «Кутига». В сравнительно небольшом объёме Максиму Васюнову удалось затронуть множество современных и вечных тем. Казалось бы, сюжет повести можно пересказать одной бегущей строкой новостной телепрограммы: 17-летняя казашка в метель не добралась до роддома и родила в автомобиле «Нива». Девушку звали Асей, а буран на местном языке – кутига. Автор в самом начале обозначает, что действие происходит в Оренбургской области. Но как там оказалась казашка? Вот и первая тема – беженцы, далёкое эхо ещё 90-х годов. Многие тысячи сломанных судеб – итог развала сверхдержавы. Оторванные от родины люди, словно лишённые корней, до сих пор остаются не прижившимися, беззащитными в чужих местах.

Ася забеременела (изнасиловал местный парень). И вот настало время родов. Но никто не хочет везти беременную казашку в надвигающуюся метель, да ещё во вторую ночь нового года. Все пили-гуляли-веселились. Согласился только один местный житель – Сергей Иванович Вележев, учитель ОБЖ и по совместительству электрик сельской школы. Его можно назвать громким литературным словом герой. Герой он и в жизни. На таких русских мужиках держится ещё Россия.

В «Ниве» поехали Сергей Иванович Вележев, Ася, её брат Карим, тётка Фариза и фельдшер местного ФАПа Наталья Белова. В роддоме райцентра им отказывают в помощи: «Дело в том, что у нас оборудование не работает, а тут сложная роженица… И машины нет, скорая уехала два часа назад, не вернулась ещё…».

Вот она наша медицина! На фоне вечного оптимизма центрального ТВ здравоохранение в российской глубинке на самом деле заброшено.

Выхода нет – надо самим как-то ехать в пургу. С чудовищной безалаберностью и ещё страшнее – бездушием встречаемся при организации спасательной операции. Тут вся наша действительность писателем выведена предельно точно. «Не жизнь, а кутига какая-то…» – восклицает в сердцах один из персонажей.

А тем временем вьюга надвигалась страшная. «Нива» останавливается, зависает в снежном плену, словно между небом и землёй: «Вьюга пела всем своим жутким оркестром, завывая и хлопая, стуча ледяными костяшками по крыше и окнам, бахала в крыши».

Ещё один герой показан в повести – Андреев, дежурный городского МЧС, куда везут Асю. Всё смешалось сегодня: подвиг одних и преступная халатность других (в чемодане фельдшера Беловой тупой скальпель, сама она отказывается помогать беременной). Но вопреки всему чудо происходит. Ася благополучно рожает: «…Ребёнок плакал, теперь крик не вызывал недоумений, люди привыкли к нему быстро и уже улыбались. На их глазах только что случилось чудо. Радость. Этой радости здесь и сейчас было столько, что, казалось, вьюга за окном тоже улыбается, и становится пушистой и ласковой, как бабушкины варежки».

Когда все страдания бедной Аси закончены, вдруг у неё случается приступ. Девушке помогают ягоды облепихи, которые нашёл брат Аси в лесу, где застряла «Нива». Кустик янтарных ягод здесь посадила матушка расстрелянного в далёком 1937-м священника. И вот спустя много лет облепиха помогла спасти жизнь. История не выглядит мистической, это промысел Божий.

Остановлюсь ещё на одной теме повести – творчества. К удивлению, избитая жизнью Ася пишет стихи, а рождаются они из страданий. Так верно у настоящего поэта: вначале нужно пострадать.

Метель в русской литературе всегда не только природное явление, но и сильный образ-символ. В повести Максима Васюнова кутига становится не только проявлением стихии, а вырастает до большого символа нашей беспокойной действительности, испытания временем.

Хочется верить, что в метели перерождается фельдшер Наталья Белова, вспоминая всех неродившихся из-за абортов собственных детей. Она должна была пройти сквозь кутигу, чтобы открылось светлое, белое в её душе. Ведь неслучайна и фамилия – Белова.

Читая повесть Максима Васюнова, никак не подумаешь, что автор работает в газете обозревателем: нет клише, журнализмов, штампов. А зримы, прекрасны описания природы. Стихия приобретает эпический характер. Как филигранно отделывает автор текст, видит мельчайшие детали и мы вместе с ним! «Восковые огарки любили тереть носом полевые мыши». А ещё чувствуешь терпкий вкус облепихи и веришь в неё как в спасительное лекарство.

Вернусь к журналистике. Автор использует приём кольцевой композиции: сообщения из СМИ начинают и заканчивают повесть. В конце появился и сам автор – журналист, которому в интервью Сергей Иванович Вележев рассказал всю эту историю спасения. Финальный эпизод, конечно, добавляет реальности описываемому, хотя и без него веришь в происходящее с самого начала повествования.

К сожалению, сегодня многие СМИ выдают желаемое за действительное. Уральские газеты так написали об этом факте: казашка родила в машине «скорой помощи», а не в частной «Ниве».

Самое последнее предложение в повести не оставляет сердце читателя спокойным: «По прогнозам синоптиков, буран ещё вернётся в наши края». И найдётся ли снова «скорая» для другой беременной или бабушки с сердечным приступом. Тревожно... Кутига, непогода, неустроенность над Уралом и всей Россией продолжается.

Эту повесть можно, бесспорно, назвать продолжением линии «деревенской прозы». «Кутига» – зеркало народной жизни провинции. Максим Васюнов хорошо знает, о чём пишет. Надо отметить, что всё больше и больше авторов обращается к этому материалу. Сельчане по-прежнему составляют четверть населения России, но выходящих сегодня в свет книг о деревне и её жителях точно не четверть.

При всей тяжести поднятых проблем повесть «Кутига» вовсе не чернушная, она выглядит белым островком в огромном массиве разнородной современной литературы. В отличие от многих у её автора есть опора на главное – народ и веру. Настоящий писатель приходит, чтобы изменить к лучшему этот несовершенный мир, подчеркнуть достоинства человека, показать недостатки. Максим Васюнов верит в исправление и возрождение души.

Пока некоторые критики и литературоведы спорят о том, какое направление сегодня преобладает в современной прозе, придумывают ему название, Васюнов продолжает традиции русского классического реализма: Достоевского и Тургенева, Чехова и Бунина, Распутина и Белова – литературы, где всегда есть любовь и сострадание к простому человеку.

г. Северодвинск

 

Комментарии

Комментарий #32231 09.11.2022 в 18:33

Спасибо за отзыв, Артём! Так и захотелось прочитать само произведение, усилить впечатление и надежды, литературные и жизненные. Хотя ты так поведал о кутиге, что кажется, будто я не только прочитала об этой истории, а и сама в ней поучаствовала.