РЕЦЕНЗИЯ / Сергей КОТЬКАЛО. С НЕЖНОЙ ГРУСТЬЮ ВСПОМИНАЮ... Листая страницы «Русской скорби» Виктора Лихоносова
Сергей КОТЬКАЛО

Сергей КОТЬКАЛО. С НЕЖНОЙ ГРУСТЬЮ ВСПОМИНАЮ... Листая страницы «Русской скорби» Виктора Лихоносова

 

Сергей КОТЬКАЛО

С НЕЖНОЙ ГРУСТЬЮ ВСПОМИНАЮ...

Листая страницы «Русской скорби» Виктора Лихоносова

 

Мы жили с Виктором Ивановичем Лихоносовым в одно время, читали его книги, слушали его голос, его плач по ушедшему времени, по красоте Тамани, по весеннему шуму вод Кубани, по горестному воздыханию об уходящих современниках и пожелтевшим страницам нашей великой истории… Мы дышали воздухом уходящего бурлящего ХХ века, страдали и радовались вместе с близким и дорогим человеком… Когда Виктор Иванович начинал говорить, зал Церковных соборов Храма Христа Спасителя немел. В его негромком голосе мы чувствовали трагедию смутного времени, как из века в век стихии штормовая волна за волною перемалывает тысячи тысяч судеб, как то расширяет, то сужает границы исторической России, движет время вперед, оставляя потомкам трагические и героические знаки в слове и камне…

«Пусть эти искренние мысли, – обращался к нам Виктор Иванович в напутном слове, – исходящие из глубины русского сердца, дойдут к нашему молодому поколению, которое стоит безгранично близко к событиям, которые решат судьбу нашего несчастного Отечества. Пусть любовь к России будет им путеводителем в сегодняшней темноте, пусть они будут так тверды, как мы, в борьбе, пусть любовь неизменно находится около них и сопровождает их, ибо из ненависти рождается только ненависть!».

Его слова посвящались зарубленным и расстрелянным офицерам и солдатам, завершившим свой земной путь мученическим венцом…

И все же от Виктора Ивановича всегда исходил обнадеживающий свет.

Все творчество Лихоносова – это одна духовная эпическая симфония, куда вошли его дивные книги: «Вечера», «Что-то будет», «На долгую память», «Чалдонки», «Голоса в тишине», «Когда же мы встретимся?», «Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж», «Осень в Тамани», «На долгую память», «Люблю тебя светло», «Счастливые мгновения», «Тоска-кручина», «Время зажигать светильники», «Тут и поклонился»…

Заключительной частью симфонии Виктора Ивановича можем назвать сегодня книгу «Русская скорбь»*, куда завещанием вошли «Записи перед сном», «Письма власти» и «Русская скорбь», где автор бьет во все колокола о небрежительных отношениях славян между собою.

Виктор Иванович обращается к единомышленникам, к тем, кто почитает для себя Россию главной ценностью и смыслом этого мира, для кого Бог – не метафора, а высшая суть. Об это он говорил, когда встречались в Москве по торжественным и скорбным поводам, когда смотрели, гуляя по Переделкино, на пепелище дома его близкого друга, замечательного писателя Олега Михайлова...

А как возвышенно-печально звучали его слова после писательского пленума у дома И.А. Бунина в Озерках: «Мы, жившие в несвободное время, счастливее нынешних птенцов, потому что слышнее было эхо погибших звуков великой России. В книгах Бунина последнее восхищение отчим домом, который тысячу лет строили предки. Бог послал нам его в литературе словно для того, чтобы он грустно пропел о разлуке с родимым порогом. Мальчиком (в 14 лет) он написал, испытав одиночество вдали от отцовского поместья:

За Ельцом есть село,

Что Озерками звать.

На крутом берегу

Перед прудом большим

Все любуется в нем

Старый дом наш большой.

Там отец мой родной.

Меня манит рукой.

Там сестра, там мой брат,

Там все милые мне...».

Лихоносов не писал нарочитых сусальных околоцерковных повестей. Он дышал духом времени и изумлялся безграничности Господнего мира: «Заметно ли берегу, что только через тысячу лет явился сюда я? И разве давно молился преподобный Никон? Ефрем, Даниил, Никон – только череда рождений и смертей, буквы на бумаге, смолкшие голоса, но для звезд они те же мормышки, божьи коровки или муравьи, умирающие и вечно ползающие без имени. Сколько было святых! Если бы люди не научились писать, не знал бы их позже никто никогда. И тысячу лет назад кто-то утром ходил по берегу, отсчитывал мутные века и дивился: сколько было! Где они?!».

Некрикливая тихая духовность Виктора Лихоносова будила в читателе потаенную любовь к ближнему и дальнему…

Непреднамеренно, а с нежной грустью вспоминаю, как за эту тихую духовность рукоплескали в зале Церковных соборов Виктору Ивановичу, когда Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл назвал его лауреатом Патриаршей литературной премии имени Кирилла и Мефодия. Рукоплескали митрополиты, ученые, писатели, военные, учителя, священники, артисты, вся Россия, всё русское зарубежье...

Боже, а как Виктор Иванович любил русские народные песни, как любил людей, как замечал их, жалел, как снисходил к нашей немощи… С какой благодарностью всегда вспоминал Александра Твардовского, Романа Гуля, Бориса Зайцева, Юрия Казакова, как дорожил дружбой с Юрием Селезневым, Валентином Распутиным, Виктором Потаниным, Николаем Палькиным, Юрием Лощицем, Сергеем Лыкошиным, Валерием Ганичевым, Владимиром Крупиным, Иваном Вараввой и многими-многими русскими людьми…

Спасибо Вам, дорогой Виктор Иванович, за духовное окормление, что получали из ваших книг тогда и получаем сейчас из этой эпопеи, изданной благородным издательством «Книга» и его главным редактором Татьяной Василевской. Спасибо, Виктор Иванович, за великих наших соотечественников, за урок исторической памяти и любви, где особенно поражает несгибаемая верность русскому казачеству.

Из «Русской скорби» открывается так ясно и печально эпическое полотно Виктора Лихоносова с изображением соотечественников, невольно оказавшихся вне Родины, его поэма в прозе о легендарном генерале Корнилове... В многоголосье сводного русского хора ХХ века мы слышим музыку трагедии времени прошлого и будущего.

Он и сегодня зовет нас и предупреждает, но главное – услышать!

---------------------------------------------------------------------------------------

* Русская скорбь /В.И. Лихоносов. - Краснодар: Книга, 2022. - 484 с.

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии

Михаил Попов 26.11.2022 в 06:03

"Некрикливая тихая духовность Виктора Лихоносова будила в читателе потаенную любовь к ближнему и дальнему…"
Замечательно сказано - ёмко и точно. Именно это испытал в молодости, прочитав "На долгую память", "Осень в Тамани", "Люблю тебя светло"...
Спасибо, Сергей!

Комментарий #32334 24.11.2022 в 13:30

Удивительно проникновенные слова, соответствующие душеспасительной прозе Виктора Лихоносова, нашёл Сергей Котькало! За ними встаёт зримый образ одного из лучших лирических писателей нашего времени. Спаси Бог, Сергей! Царствие небесное светлой душе златоуста Виктора и вечная память! Дружески, Валерий Латынин.