ПОЭЗИЯ / Татьяна МАКСИМЕНКО. В ОЖИДАНИИ ДОЛГОЙ ЗИМЫ. Поэзия
Татьяна МАКСИМЕНКО

Татьяна МАКСИМЕНКО. В ОЖИДАНИИ ДОЛГОЙ ЗИМЫ. Поэзия

 

Татьяна МАКСИМЕНКО

В ОЖИДАНИИ ДОЛГОЙ ЗИМЫ

 

* * *

Заворочалась боль окаянная,

И ворует из сердца тепло.

О, Россия моя осиянная,

Снова снегом тебя замело!

 

Снова избы вдоль трасс исповедались,

И над крышами вьются дымы:

Милой родины тайная летопись,

В ожидании долгой зимы.

 

Там терпения столько накоплено,

Что железом осело в душе.

Улыбайся, ведь в доме натоплено,

Самовар закипает уже.

 

Что за песни поют в телевизоре?

Улыбайся, с тревогой в груди.

Успокоишься с песнями Визбора,

И тогда свой мотив выводи.

 

Пой протяжно, с глазами закрытыми,

Про цветущую вишню в окне…

За словами, слезами омытыми,

Боль утихнет в ночной тишине.

 

* * *

Уходит время, утекает,

Уносит годы-валуны,

И голос матери стихает,

Как звук оборванной струны.

Глаза отца навек застыли

На фотографии живой.

Пространство, где мы жили-были,

Колючей заросло травой.

 

Нам сколько зим ещё осталось,

И сколько ненаглядных лет?

Седою паутиной старость

Опутает – движенья нет.

Душа в телесном саркофаге

Ещё пытается дышать…

Слова застыли на бумаге

С надеждой – смерти избежать.

 

ЖЕЛЕЗНЫЙ ЧЕЛОВЕК            

Куй железо, пока горячо,

Сотвори что-то близкое к чуду!

Я, железное чуя плечо,

Взгляд железный вовек не забуду.

 

Гладкой сталью лоснящийся страж,

Подозрительно в сторону глядя,

Утверждает, что входит он в раж,

Если галочку ставит в тетради.

 

Он соседней страны конвоир,

Он – актёр, слов пустых расточитель…

Вечен страх, вечен Рим, вечен мир,

Вечен дум человечьих властитель.

 

С капиталами лопнувший банк

Спрут железный вмиг щупальцем схватит…

Мрачен в душу ломящийся танк:

Хватит в мире железа, всем хватит!

 

Он по жизни проехал катком,

Сотни судеб людских исковеркав,

Не жалеет нигде ни о ком,

Глух и твёрд, как железная дверка.

 

* * *

Зима, как медсестра, в халатике

Крахмально-белом

Вращается в своей галактике

С порывом смелым.

Сближает капельницу с венами

С улыбкой дерзкой,

Бодрит уколами мгновенными

С причиной веской.

Стал гипсом лёд в её сознании,

Закат стал раной.

Во благо – все её старания!

Со снежной манной

Зима заставит душу грешную

Подумать мудро,

И в темноту шагнув кромешную,

Дождаться утра.

 

* * *

Один пророк – и тысячи слепых,

Глухих, что ждут с надеждой исцеленья.

Живое слово раздражает их

И вызывает в трудный час сомненья.

Послушают – и снова жизнь клянут,

За медяками жадно руки тянут…

Воспринимают пряник или кнут

Как должное… Опять с пути свернут 

И тут же против истины восстанут.

 

В ЗАСНЕЖЕННОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Новогодняя мозаика:

Груз подарков, блеск витрин.

Снова длинноухий зайка

Гороскопа властелин.

 

Хочется забыть про вирус,

Про инфляцию забыть.

Страх, как ястреб зоркий, вырос,

Продолжает гнёзда вить.

 

И в заснеженном пространстве

Постоянства нет ни в чём.

И в душевном окаянстве

Всё гремит орудий гром.

 

Всё мелькают эшелоны,

Зачехлённых пушек рябь.

В небе – тучек эскадроны,

В небо уходящий трап.

 

В небе – гул густой орудий,

На земле – холмы могил.

«Вы друг другу братья, люди!..» –

Прокричать не хватит сил…

 

ДОРОГА К ПРОЦВЕТАНИЮ

                                                               А.Г.

Ваш взор зимой туманит внешний лоск:

Пушистых шуб на улицах обилье,

Мобильной связи звук, проникший в мозг,

Змеиные ряды автомобилей,

 

И рябь витрин, назойливость реклам,

Пары из многочисленных хинкальных,

Крик зазывал: «К услугам милых дам!..»,

С показами кроватей многоспальных.

 

Аптеки – и салоны красоты:

Лица подтяжка, золотые нити.

Дороги к процветанию просты:

Идите в бизнес. На часы взгляните!

 

Век пролетел, как бешеный экспресс,

Вы на подножку поезда вскочили,

Вы ходите в спортзал, качая пресс,

В ризотто вы кладёте перчик «чили».

 

Вам хорошо. Автомобиль гудит,

Везёт туда, куда вам срочно надо.

Но – чёрт возьми! – «Москвич», как троглодит,

Вам портит жизнь на трассе автокада.

 

ВОЛОКОЛАМСКОЕ ШОССЕ

Водитель, давший выход гневу,

Власть потерял над ситуацией.

Дорога: поворот налево,

Рекламный щит с жилищной акцией.

 

Дорога: пробки и разборки,

Звереют лица за баранками...

Когда-то здесь вот с этой с горки

Бойцы бежали вслед за танками.

 

В АВТОМОБИЛЬНОЙ ПРОБКЕ

Пустошь зарастает лесом, ряской – озерцо.

Спутник смотрит с интересом на моё лицо.

Разбегаются морщины, в лучиках глаза.

Для улыбки есть причины, тронув тормоза.

 

Торопиться не пристало, там, где шум и гам.

Я нисколько не устала, и не скучно нам.

В пробке, где автомобили стонут от секунд,

Фары в темноте светили, скручиваясь в жгут.

 

Ну, признайся: эта трасса – лента новостей!

Только не прошло и часа, в ритме скоростей,

Как запела я казачью песню про коня…

Для тебя я что-то значу? Поддержи меня!

 

СНЕГОВИК

Вновь наш двор, скучая в зимних красках,

Замер в ожиданье новостей.

Снег идёт, какой бывает в сказках

И во сне у маленьких детей.

 

В школе за железною дорогой

Снеговик таращит угли глаз,

Словно говорит: «Меня не трогай,

Я улыбку приберёг для вас».

 

ТАТЬЯНА ЛАРИНА

Ты кто, Татьяна? Госпожа

Или раба страстей недужных?

К кому летит твоя душа,

Признаний избежав ненужных?

 

Кто в сердце целился стрелой,

И выдернул её с досадой?

И ты в плену планиды злой,

Стал скрипки звук тебе отрадой.

 

Ты по течению плывёшь

И против волн грести не в силах…

Кого клянёшь, кого зовёшь,

Да так, что кровь вскипает в жилах?

 

Но ты – единственная, та,

Ради которой солнце всходит,

Благоухает красота,

В любви забвение находит.

 

* * *

В сумерки нагрянувшая вьюга

Стелет снег, чтоб было мягко спать.

Это всё зима, её заслуга:

Снега скрип, морозца благодать.

 

Снег так чист, сугробы так упруги,

Что невольно в них пришлось упасть,

Землю ощутив – раскинув руки –

И небес обетованных власть.

 

БОРИСОГЛЕБСКОЕ ОЗЕРО

Это озеро – вправду жемчужина

Небольшого, но шумного города.

Тишина птичьим криком нарушена

В парке, закоченевшем от холода.

Здесь сбываются сны и пророчества,

И дороги вкруг озера сходятся.

Всемогущей природы высочество,

Силуэт белокаменной Троицы –

Всё во власти умиротворения,

Чувств возвышенных, взоров молитвенных,

И деяний благих, и смирения,

Вдалеке от волнений обыденных.

 

* * *

И опять – остановка Фабричная,

Равнодушному взгляду привычная.

Но за стенами бывших цехов –

Жизнь страны, семимильных шагов.

Коллективная жизнь, коллективная,

Это значит – настолько активная,

Что за теми, кто выполнил план,

Премиальный восторг фабричан.

За свободою слова в собрании –

Восклицания, рукоплескания…

Дом культуры, налаженный быт.

Этот гул трудовой не забыт.

Но задумана кем-то трагедия,

Что лишает потомков наследия:

Где ни гула машин, ни гудка,

Но гуляет волна сквозняка.

Там, где властвовал дух созидания,

Там пустые фабричные здания.

Ни почёта доски, ни станков…

Клад, зарытый в стране дураков.

 

ОТТЕПЕЛЬ

Эта оттепель жестока: кроны гнет, афиши рвет,

Старой жестью водостока протыкает небосвод,

Ссорит крыс у скользких свалок, сна лишив голодных псов,

Добавляет в крики галок дрожь гнусавых голосов.

Крутит косточки старухам, мнет младенцам животы,

А пророкам, твердым духом, сводит судорогой рты.

…В эту оттепель вернутся жёны к брошенным мужьям,

Доски ящиков коснутся дна прямоугольных ям.

Возле кладбища торговки, сбыв гремящие венки

И в прозрачной упаковке неживые стебельки,

Свой товар швырнут в багажник, и – домой, в привычный ад…

А огни цветов бумажных на могилках ветер злят.

 

* * *

Первый день января – и виток меланхолии,

Ведь она как сестра гробовой тишины.

В новогоднюю ночь мы с тобою позволили

Сбыться снам, не дождавшись дремучей весны.

 

Запах ели, шары – это всё бутафория

С ожиданием чуда и блеском огней.

А на улицу выйдешь – всё та же история:

Дрожь зимы, белизна, неразлучная с ней.

 

Кто-то выбросил ёлку на свалку, где галочьи

Крики напоминают о склоках в домах.

Радость встречи опять раздробилась на мелочи:

На часах стрелок бег, амплитуды размах.

 

Но взгляни мне в глаза: разве этот ускоренный

Ритм сердечный в груди – не зовёт нас в полёт?

Ждёт нас вновь гололёд по дороге проторенной,

Новый день, где в избытке надежд и забот.

 

* * *

Доброе слово молитвы, глубокая вера

Нас исцеляют пред ликами русских святых.

У милосердной любви есть незримая мера:

Вечность как миг пролетит, станет вечностью миг.

 

Мы не бессмертны, но души бессмертьем томимы.

Часто бываем бессильны…Что делать? – грешны…

Каждый из нас получает с рождения имя

И нерушимую крепость кремлёвской стены.

 

Комментарии

Комментарий #32814 02.02.2023 в 09:46

Замечательно точные,актуальные,задушевные строчки. Отдаю дать уважения литературному мастерству автора. Наталья Николаевна, знаток поэзии.