КРИТИКА / Нина ИЩЕНКО. НОВЫЙ ОБРАЗ РЫЦАРЯ С ЛЕБЕДЕМ. О поэме Елены Заславской «Элиас»
Нина ИЩЕНКО

Нина ИЩЕНКО. НОВЫЙ ОБРАЗ РЫЦАРЯ С ЛЕБЕДЕМ. О поэме Елены Заславской «Элиас»

31.03.2023
364
1

 

Нина ИЩЕНКО

НОВЫЙ ОБРАЗ РЫЦАРЯ С ЛЕБЕДЕМ

О поэме Елены Заславской «Элиас»

 

Война в Донбассе, начавшаяся в 2014 году под знаменем воссоединения с Россией, перешла в 2022 году в новую фазу: в феврале 2022 года началась СВО (день Z) и в том же году республики Донбасса вошли в состав Российской Федерации. Художественное отражение в слове событий этого трагического восьмилетия позволяет сохранить смыслы и образы противостояния с Украиной, воодушевлявшие людей Донбасса все эти годы. Отражение события в искусстве – один из способов трансляции его смысла сквозь пространство и время, нашим современникам вне Донбасса и другим поколениям. В этом аспекте представляет особый интерес поэма «Элиас» и образ военного Донбасса, созданный в этой поэме Еленой Заславской.

Поэма Елены Заславской «Элиас» написана в Луганске в 2022 году и выложена на сайте автора. Поэма посвящена военным событиям на Донбассе с 2014 года. Особенностью поэмы является художественный синтез личных впечатлений автора, живущего в обстановке войны на Донбассе, и широкого спектра семантических ассоциаций, символически включающих топографическое пространство Донбасса в несколько культурных миров. Рассмотрим основные культурные пространства, интегрированные в поэме, а именно: античность, европейская католическая культура, русская культура. Сюжетом, позволяющим соединить топографию Донбасса с этими рядами смыслов, выступает история о Рыцаре с лебедем.

 

Рыцарь с лебедем

Рыцарь с лебедем – персонаж ряда европейских литератур. Первые тексты о нем сложены в XII веке на территории Льежа или Фландрии. В разных европейских традициях он называется Лоэнгрин, Лоэрангрин, Элиас.

Рыцарь с лебедем – легендарный предок реального участника Первого крестового похода Готфрида Бульонского. Именно в составе его генеалогии впервые появляется эта история, разбитая на три части, условно названные «Рождение Рыцаря с лебедем», «Рыцарь с лебедем» и «Конец Элиаса». Популярность история приобрела в XIX веке, в эпоху расцвета романтизма и пробуждения интереса европейцев к средневековой культуре. Первой в это время стала известна средняя из трех частей, выступавшая как самостоятельный сюжет. Эта часть легла в основу поэмы Елены Заславской, и на этой части мы сосредоточим наше внимание.

История Рыцаря с лебедем известна как в хрониках, так и в поэтических произведениях. Ольга Попова суммирует сюжетную схему истории следующим образом:

Рыцарь с лебедем прибывает в ладье, влекомой лебедем;

Рыцарь с лебедем вступает в брак;

Лебедь возвращается, Рыцарь с лебедем уплывает;

От рыцаря с лебедем происходит знатный род.

Татьяна Михайлова отмечает, что хотя история Рыцаря с лебедем чисто литературного происхождения, она включила ряд фольклорных мотивов, бытовавших в разных устных традициях европейского континента. Базовым является мотив о браке человека с чудесным существом из иного мира. Иной мир, мир волшебных созданий, существует наряду с миром людей. В этот мир ведет водный путь, доступный только мифическому персонажу. В истории Элиаса таким персонажем-медиатором оказывается лебедь.

 

Супруг из иного мира

Брак с Элиасом завершается тем, что рыцарь покидает свою супругу. Мотивировки этого поступка различаются в разных версиях. Чаще всего приводятся два варианта: жена рыцаря нарушает запрет не спрашивать его имя и за рыцарем приплывает лебедь. Эти варианты встречаются один без другого или комбинируются. Ольга Попова показывает, что таким образом в литературный текст входят фольклорные представления устной традиции.

Сюжет о браке с персонажем из иного мира известен в фольклоре всех народов. Характерной чертой этого архаического сюжета являются брачные табу, отражающие реальные практики древних сообществ. Так, Елеазар Мелетинский отмечает среди архаичных брачных табу следующее: муж и жена не должны называть личного или родового имени друг друга. В случае нарушения табу супруг может вернуться в родительскую семью. Как мотивы запретного вопроса и его нарушения, так и мотив поиска потерянного супруга характерны для сказочных сюжетов о браке смертной женщины с существом из иного мира.

Имя не только в языческих, но и в средневековых обществах всегда связано с происхождением, оно показывает социальный статус персонажа и указывает на его родину и предков. В литературных текстах об Элиасе запрет спрашивать об имени означает запрет говорить о стране, откуда он родом, рассказывать об ином мире. Так, в «Песни о Рыцаре с лебедем и Готфриде Бульонском» Элиас просит не спрашивать, откуда он прибыл, потому что его страну никто не знает и никогда не узнает. Это объяснение констатирует факт – пришелец из иного мира не говорит о своем мире среди обычных людей, что принимается как данность и поэтом, и его аудиторией.

 

Рыцарь-изменник

Единственным автором, давшим рациональное объяснение мотиву запретного вопроса, является Вольфрам фон Эшенбах (1170-1220). В рыцарском романе Вольфрама фон Эшенбаха «Парцифаль» (около 1200 г.) Рыцарь с лебедем, Лоэрангрин, является сыном Парцифаля, одного из рыцарей Грааля. Лоэрангрин также состоит в братстве рыцарей, ищущих Грааль. Лоэрангрин у Вольфрама фон Эшенбаха объясняет, что если любой из рыцарей Грааля, правящий в одной из земель, будет спрошен о том, кто он, Бог сразу же позовет его обратно. Запрет на вопрос мотивируется тем, что Анфортасу, Королю-Рыбаку, хранителю Грааля, слишком долго пришлось ждать, когда ему зададут спасительный вопрос о Граале, хранящемся в его замке, чтобы он смог завершить свою миссию.

Попытка рационализации выглядит не до конца продуманной, но она позволяет интегрировать в сюжет тему поиска святого Грааля. Легенды о святом Граале складываются в европейских культурах в XII-XIII веке. Грааль означает чашу с кровью Христовой. Эта чаша имеет мистический и религиозный смысл. Глубинный смысл поисков Святого Грааля в том, что это вечный поиск истины, поиск собственного я, Грааль нельзя заслужить и отвоевать силой, он подобен благодати, посланной свыше. Братство святого Грааля означает союз людей, объединенных духовной целью. Обретение Грааля важно не только для самого рыцаря, нашедшего его, но и одухотворяет, облагораживает, возрождает всю землю. Рыцари Грааля отказываются от обычной жизни и идут на подвиг ради священной цели.

В таком аспекте становится понятным, что рыцарь Грааля, вступающий в брак и ведущий спокойную жизнь, когда все его духовные братья заняты поисками, изменяет своей миссии. Вопрос об имени напоминает Рыцарю о его долге и заставляет вернуться к поискам Грааля. Таким образом, Лоэрангрин-Элиас выступает как рыцарь Грааля, забывший о своих обетах ради брака. Когда супруга задает ему вопрос об имени, голос совести или голос Бога, что в данном случае одно и то же, заставляет его вернуться к выполнению миссии.

Вторая мотивировка расставания с супругой, появление лебедя, забирающего рыцаря обратно в иной мир, многими авторами приводится как общее место, без дальнейшей детализации. Брак с существом из иного мира по самому своему существу является временным, он всегда заканчивается возвращением иномирного персонажа в свое пространство. Такое развитие сюжета соответствует фоновым ожиданиям аудитории и не вызывает никаких вопросов. Так, во французской поэме «Рыцарь с лебедем» герой говорит, что покинет жену, когда за ним приплывает лебедь. Этот мотив далее не развивается.

 

Братство Грааля в поэме «Элиас»

Подведем промежуточный итог. В средневековой легенде Элиас, Рыцарь с лебедем, приплывает по реке, соединяющей мир людей и иной мир, где живут нечеловеческие существа. В этом ином мире Элиас был занят поиском святого Грааля вместе с другими рыцарями братства. Ради брака Элиас забывает о своей миссии. Он покидает жену, когда она через несколько лет брака всё же спрашивает о его имени. В этот момент за Элиасом приплывает лебедь, и Рыцарь уходит в иной мир на поиски Грааля.

Этот сюжет включает три мотива из четырех, найденных О.В. Поповой: Рыцарь приплывает по реке с лебедем; Рыцарь вступает в брак; за Рыцарем приплывает лебедь, и Рыцарь покидает супругу. Все три мотива присутствуют в поэме Елены Заславской «Элиас». Проанализируем три культурных пространства, включенных в поэму, и их связь как с географическим Донбассом, так и с сюжетом о Рыцаре с лебедем.

Формально поэма закольцована: в финале объясняется, как произошло то, что описано в прологе. Пролог написан от имени женщины, потерявшей Элиаса. Ей осталось только вспоминать его имя. История их любви описана в поэме.

 

Донбасс – мир мертвых

Действие происходит на Донбассе. В поэме приводятся реальные названия конкретных городов республик: Луганск, Донецк, Счастье, Станица. Пространство Донбасса описано как территория войны, идущей здесь с 2014 года:

Забытый край. Война. Чума.

С недавнего ещё пожары…

Огонь и дым, и запах гари…

минные поля…

земля дрожит и стонет…

разбитый храм…

Мы попадаем под обстрел

и… погибаем.

Уже в первой части поэмы появляется отсылка к некой общности: герой не один, он часть группы, обозначаемой как «мы». Мы находимся на территории Донбасса. Очевидно, что эта общность – ополченцы 2014 года, вставшие на защиту Донбасса. В то же время в мифологическом пространстве поэмы это братство рыцарей Грааля, выполняющих свою миссию.

Реальные топонимы донбасского пейзажа тоже существуют как в географическом, так и в мифическом пространстве:

В лодке, запряжённой лебедем,

по воздуху, а потом по воде,

оттолкнувшись от подоконника,

прямо в Донец.

Так, река, по которой Элиас приплывает в мир людей, оказывается самой крупной рекой региона, Северским Донцом. Она течет среди донбасских степей и одновременно она течет в двух мирах, соединяя мир людей и иной, нечеловеческий мир. Как иной мир Донбасс характеризуется и в других произведениях Елены Заславской. Так, в поэме «Звезда Бетельгейзе» Донбасс как часть Новороссии оказывается несуществующей страной, «не нанесенной на Google Карты». Здесь наиболее ярко выступает характеристика Донбасса как земли, которой нет, не существует для живых и среди живых, что представляет собой древнейшее определение мира мертвых, подлинного иного мира всех мифов.

 

Донбасс языческий

Иной мир в поэме «Элиас» имеет тройную природу, то есть располагается сразу в трех символических пространствах. Это реальный географический Донбасс, но в то же время он населен волшебными существами, пришедшими из греческих мифов. Сама река, соединяющая миры, – это могучий Сиргис, упоминаемый Геродотом. На его берегах разворачивается современная война, описанная в образах античного мифа:

Здесь через минные поля

бредут кентавры к водопою,

под их копытами земля

дрожит и стонет.

 

Козлобородый дерзкий Фавн

из мосинки сбивает Дрона...

 

Водитель наш, как Ихтиандр,

свои выкашливает жабры.

Хотя Ихтиандр – персонаж повести русского писателя фантаста Александра Беляева «Человек-амфибия», но имя его составлено из греческих корней и означает «рыба-человек», то есть еще одно чудовище греческого пантеона. Так тема России впервые в поэме соединяется с темой иного мира. В дальнейшем это сопоставление будет раскрыто автором, на чём мы ещё остановимся.

Итак, Донбасс выступает одновременно как географическое пространство войны и как иной мир, населенный волшебными существами греческих мифов.

 

Донбасс – земля Мадонны

В том же пространстве сквозь мифические напластования проступает еще один, третий облик этой земли – это христианское пространство, земля Мадонны:

Мне видится разбитый храм

и непорочная Мадонна…

 

Волны подо мною.

Звёзды надо мною,

словно очи ясные

Мадонны…

Автор употребляет католическое именование Богоматери, что естественно для переложения средневековой католической легенды. В то же время перед нами явная отсылка к образу России как удела Богородицы, о чем писал Александр Дугин в своем исследовании русского дазайна. Эта характеристика России также будет использована автором далее.

 

Аспиды и драконы

Христианская составляющая поэмы реализуется в образах дракона и аспида, также населяющих Донбасс:

Минуя снайперов

и дронов,

летающих аспидов

и драконов…

В большинстве случаев аспид представлен в виде крылатого двуногого существа с рогами, клювом, крыльями и хвостом, но иногда подчеркивается ухо существа, то есть перед нами «аспид глухой». «Аспид», согласно апокрифической легенде физиологов, затыкает уши от гласа «обовающих». Ловля аспида становится метафорой проповеди, которую слышат верные и которую не хотят воспринимать дьявол и его слуги.

Дракон также представляет собой библейский образ. Наиболее часто дракон упоминается в книге Откровения Иоанна Богослова, где описывается конец света. В библейских текстах дракон, он же змея, символизирует Антихриста и по метонимии любого представителя злых сил. С драконами сражаются средневековые европейские рыцари. В то же время дракон в образе Змея Горыныча является и персонажем русских народных сказок, перенося читателя в пространство русского фольклора. В русском культурном пространстве христианская символика соединяется с народной стихией.  К этому же фольклорному пространству сказки отсылает описание Элиаса после пересечения реки:

Новое имя. Новое лицо.

Новые шрамы поверх старых.

Будто в молоко нырнул

и вынырнул молодцом.

И мои затянулись раны.

Перед нами ещё одна отсылка к русской культуре и маркер принадлежности Донбасса к России.

 

Северный ветер и Северный крест

Перечислим отмеченные выше образы, связывающие Донбасс и Россию: Ихтиандр – чудовищный обитатель Донбасса из произведения русского писателя, Донбасс как земля Богородицы, библейские аспид и змей/дракон, а также обряд омоложения из русских сказок. Европейский сюжет разворачивается в русском символическом пространстве. Рассмотрим, как в поэме изображается Россия.

В первую очередь Россия ассоциируется с севером, с Россией связаны северный ветер и Северный крест. Северный крест – видный астеризм в северном полушарии небесной сферы. Образован ярчайшими звездами созвездия Лебедь – Денебом, Садром, Дженахом, Дельтой Лебедя и Альбирео. Россия выступает как страна, чей символ лебедь – посредник между мирами, призванный забрать героя обратно из мира обычных людей.

Также в поэме упоминается столица России:

Что тебе снится,

родная столица?

Снится Луганск тебе?

или Донецк?

Счастье или

Станица?

Так символический центр России Москва связывается с основными топонимами Донбасса, иного мира, территории войны. Тема войны раскрывается и дальше в связи с темой православной империи и византийского наследия:

Война гыр-гыр-гыр.

Кладбище вширь, вширь, вширь.

Вот он ваш русский мир.

Вот он ваш Третий Рим!

Иномирный Донбасс, исключенный из нормальной жизни и погруженный в царство смерти, оказывается инобытием имперской столицы, ценой, которая платится за существование Третьего Рима и сохранение христианства.

 

Искушение миром без победы

Таким образом, иной мир, откуда пришел Элиас, расширяется до России в целом. Это христианская империя и земля Богородицы, созидаемая среди войны, смерти и мифологических чудовищ, только и способных выжить в этом пространстве смерти. Воссоздание христианской империи на земле Донбасса – это и есть миссия братства Грааля, от которой отказался Элиас ради любви:

Восемь лет не смотрел я на образа,

восемь лет не прикладывал губ к потиру,

восемь лет со мной были её глаза,

восемь лет ни войны, ни мира…

Через восемь лет после начала войны, в 2022 году, любимая предлагает Элиасу навсегда остаться вместе в удаленном от мира небесном уголке:

Денеб, Эпсилон, Дельта,

NML, Тау, Эта, Ро…

Полетели со мною

на небо!

Там спокойно

и там светло.

Будем жить в созвездии Лебедя,

далеко от мирских забот.

Но место, которое она выбрала, совпадает с созвездием Лебедя, включающего Северный крест. Это название – сигнал, пробуждающий Элиаса и заставляющий его вернуться в свой мир на поиски чаши Грааля:

– В небе вечернем Северный крест –

мой ориентир в ночи.

Разрушенный маленький храм

я искал,

с Мадонной на целой стене.

– И что там?

– Святой Грааль.

Чаша, виденная во сне.

 

Лишь ею

я овладею –

Северный ветер

повеет!

Лишь ею

я овладею –

наступит день Z,

и встанет с колен

Рассея,

Моя большая Рассея,

Во славу грядущих побед!

Употребленное здесь просторечное название России – Рассея – ещё один способ подключить к повествованию мир народного творчества, архаичных русских мифов и древних героев. Россия древняя и современная, христианская и языческая выступает как единая сила в день Z, день обретения святого Грааля Элиасом.

 

СВО, Грааль и великая Россия

Подведем итоги. В поэме Елены Заславской интегрируются три символических пространства: античность, европейская христианская культура, а также русская культура, как христианская, так и языческая. Географический Донбасс существует во всех трех пространствах: это иной мир, мир смерти и войны, и в то же время это мир, населенный персонажами греческих и библейских мифов, и одновременно – земля русских сказок и удел Богородицы. За включение Донбасса в пространство христианской империи борется братство Грааля, то есть ополченцы первой волны, 2014 года. В этом контексте разворачивается история Элиаса, повторяющая сюжет средневековой легенды о Рыцаре с лебедем.

По реке Донец-Сиргис Элиас уходит из пространства смерти, покидает восставшие республики. В реальности по Донцу в 2014-2022 годах проходила граница между республиками и занятыми Украиной территориями. Герой попадает на Украину, меняет имя, встречает любовь и восемь лет живет простой мирной жизнью после смерти, забыв все ужасы войны. Восемь лет спустя любимая нарушает зарок: она не спрашивает имя рыцаря, но упоминает лебедя – символ иного мира и северной России в мифопоэтическом пространстве поэмы. Как и в средневековых поэмах, Элиас бросает мирную жизнь, возвращается в иной мир и продолжает поиски. Обретение Грааля в храме Богородицы знаменует наступление дня Z – начало возвращения Донбасса в русское пространство, отступление с этих территорий царства смерти, приход Русского мира и третьего Рима.

Так в поэме Елены Заславской средневековый европейский сюжет, включающий архаичные мифы о браке человека с существом из иного мира, разворачивается в современных донбасских реалиях и отражает христианские и имперские смыслы первого этапа идущей в Донбассе войны.

 

ЕЛЕНА ЗАСЛАВСКАЯ

ЭЛИАС

Поэма*

 

Пролог

Ты сам выбрал эту роль:

быть тенью,

жить там,

куда не проникает солнечный свет,

куда душа моя по ледяным ступеням

бредёт в кромешной тьме.

Может, я забуду к тебе дорогу.

Может, я никогда не приду.

Может, я вымолю у Бога

никогда не видеть свою беду:

ни утром,

ни в полуночных бдениях,

ни в бреду,

ни когда пьяна,

ни лицом к лицу,

ни в отражениях,

ни бодрствуя,

ни во снах.

 

Но иногда,

я спускаюсь на дно

своего отчаяния,

в гибельную стынь,

окунаюсь в глаза печальные,

в лазоревую синь.

В прорубь вглубь.

Кровь искусанных губ.

Забудь.

Не зови меня, тень.

Но зачем,

когда наступает день

я складываю из букв

дорогое имя твоё?

Элиас*.

 

1.

В пути. Дорога как стрела,

была бы, если б не ухабы,

а так мы тащимся едва ль,

так по волнам плывет корабль.

Водитель наш, как Ихтиандр,

свои выкашливает жабры.

Забытый край. Война. Чума.

С недавнего ещё пожары.

Здесь через минные поля

бредут кентавры к водопою,

под их копытами земля

дрожит и стонет.

Козлобородый дерзкий Фавн

из мосинки сбивает Дрона.

Мне видится разбитый храм

и непорочная Мадонна.

Наш путь далёк. Сокрыта цель.

Огонь и дым, и запах гари.

Мы попадаем под обстрел

и… погибаем.

 

2.

Тёмная дума в сердце моём

прорастает чёрным ирисом,

бархатистым

отстролистым цветком,

забыть обо всём и

забыться,

не иметь

ни пристанища,

ни приюта,

не иметь

ни голоса,

ни лица, –

вот он – мой путь,

но когда сон,

этот лёгкий мотылёк –

предвестник утра,

присаживается на ресницы,

самые сладкие грёзы

просыпаются…

Презрев все законы,

и закон земного тяготения,

навстречу судьбе –

в лодке, запряжённой лебедем,

по воздуху, а потом по воде,

оттолкнувшись от подоконника,

прямо в Донец.

Все считают меня покойником.

А может, и правда,

я – мертвец.

 

3.

Минуя снайперов

и дронов,

летающих аспидов

и драконов…

Волны подо мною.

Звёзды надо мною,

Словно

очи ясные

Мадонны.

Могучий Сиргис*,

мы все ещё живы!

Быть может, мне всё приснилось?

Но кровь закипает в жилах,

и лебедь плывет неспешно,

как будто в запасе вечность.

Дева выходит на берег.

Нам суждена эта встреча.

Она – неизбежна.

 

4.

Новое имя. Новое лицо.

Новые шрамы поверх старых.

Будто в молоко нырнул

и вынырнул молодцом.

И мои затянулись раны.

Восемь лет не смотрел я на образа,

восемь лет не прикладывал губ к потиру,

восемь лет со мной были её глаза,

восемь лет ни войны, ни мира…

А глаза её – небеса и свет,

а глаза её – васильковый синий,

и казалось мне, что счастливее нет

человека в мире.

Об одном просил я свою любовь,

чтобы не допытывалась, не молила:

– Ты же знаешь, милая,

мой позывной,

но никогда

не спрашивай

моё имя.

 

5.

– Денеб, Эпсилон, Дельта,

NML,Тау, Эта, Ро…*

Полетели со мною

на небо!

Там спокойно

и там светло.

Будем жить в созвездии Лебедя,

далеко от мирских забот.

– Ещё не время.

Небо подождёт.

Земля моя

напиталась болью,

Земля моя

из разверстых недр

рождает героев,

готовых кровью

платить за возможность

на ней умереть.

 

6.

Северный ветер.

Северный крест.

Что тебе снится,

родная столица?

Снится Луганск тебе?

или Донецк?

Счастье или

Станица?

А враги говорят,

будто здесь ОРДЛО,

а враги говорят,

Регион тринадцать,

говорят – здесь Мордор,

и не должно

даже камня на камне

от нас остаться.

Война гыр-гыр-гыр.

Кладбище вширь, вширь, вширь.

Вот он ваш русский мир.

Вот он ваш Третий Рим!

 

7.

– Как твоё имя? Зачем ты здесь?

Ответь! Не молчи.

– В небе вечернем Северный крест –

мой ориентир в ночи.

Разрушенный маленький храм

я искал,

с Мадонной на целой стене.

– И что там?

– Святой Грааль.

Чаша, виденная во сне.

Лишь ею

я овладею –

Северный ветер

повеет!

Лишь ею

я овладею –

наступит день Z,

и встанет с колен

Рассея.

Моя большая Рассея,

Во славу грядущих побед!

 

8.

– Дельта-Эпсилон – крылья.

Денеб – хвост.

Альбирео – клюв*.

Я знаю, что ты любила,

но лучше забудь!

 

Эпилог

Глядя на небо,

на Северный крест,

он палец подносит к губам:

– Это наш секрет:

Мы когда-нибудь

встретимся там.

И свет моей жизни погас.

Прощай,

Элиас!

2022 год

----------------------------------------------------------------------------------------

* История Рыцаря с Лебедем в реалиях военного Донбасса. Все герои реальны, все совпадения не случайны, все права беззащитны!

Элиас – одно из имён Рыцаря Лебедя, которого, как известно, в немецком варианте звали Лоэнгрин. В брабантском, нидерландском, варианте его звали Элиас. А так как автор сего текста питает особую любовь к королевству Нидерланды, было решено взять именно это имя для повествования. Русский вариант имени нашего героя мы оставим в секрете.

* Сиргис – река Северский Донец, протекающая по территории юга Восточно-Европейской равнины, в том числе через территорию Луганской Народной Республики. Согласно трактатам древнегреческого историка Геродота Геликарнасского эта река в древности называлась Сиргис.

* Денеб, Эпсилон, Дельта, NML, Тау, Эта, Ро – звёзды созвездия Лебедя. Лебедь – созвездие северного полушария неба. Яркие звёзды образуют характерный крестообразный рисунок – астеризм Северный крест, вытянутый вдоль Млечного Пути.

* Обычно созвездие Лебедя изображается с Дельтой (δ) и Эпсилон (ε) в качестве его крыльев. Денеб, самая яркая звезда в созвездии, находится у его хвоста, а Альбирео – в качестве кончика клюва.

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии

Комментарий #33230 03.04.2023 в 11:24

Исследование глубокое и очень помогает увидеть в новом свете поэму Елены Заславской, и оценить её по высокой шкале.