ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ / Нина ИЩЕНКО. ЗЕМЛЯ ДОНБАССА В КНИГЕ «ЭТИ РУССКИЕ». Национальная или имперская территория?
Нина ИЩЕНКО

Нина ИЩЕНКО. ЗЕМЛЯ ДОНБАССА В КНИГЕ «ЭТИ РУССКИЕ». Национальная или имперская территория?

28.02.2024
280
0

 

Нина ИЩЕНКО

ЗЕМЛЯ ДОНБАССА В КНИГЕ «ЭТИ РУССКИЕ»

Национальная или имперская территория?

 

События новейшей истории России с 2014 года получили название имперского возрождения, русской ирреденты, собирания русских земель. Начатый в 2014 году присоединением Крыма, этот процесс продолжился в 2022 году вхождением в состав РФ новых регионов Новороссия: ЛНР, ДНР, Запорожской и Херсонской областей. Место этих регионов в культурной географии России во многом определяет политику центра на этих территориях. Чтобы понять, какое место в культурном ландшафте России и коллективном воображаемом русских играет Донбасс, проанализируем образ Донбасса в новой книге Елены Заславской, поэта из Луганска.

Исследования коллективного воображаемого и культурной географии стали особенно актуальны в философской антропологии в последние годы. Культурная география изучает ментальные карты местности, созданные исследуемыми социальными субъектами – группами, этносами, нациями. Ментальная карта фиксирует значимые в данной культуре географические объекты с их символическим значением. В коллективном воображаемом символические географические объекты сохраняются вместе с той ролью, которую они играют в истории социальной группы, а также в обосновывающем мифе соответствующего этноса или нации.

Обосновывающий миф – это сюжет, объясняющий коллективную судьбу группы, её появление и связь с какой-то территорией. Обосновывающий миф транслирует не только информацию, но и эмоцию по поводу себя и других, обозначает и фиксирует границы коллектива. Обосновывающий миф существует и в национальном самосознании.

Традиционным определением национализма считается определение Эрнеста Геллнера, утверждающего, что национализм – это политический принцип, согласно которому границы государства и границы нации должны совпадать. Российский ученый Алексей Миллер показывает, что это верно для национализмов зависимых этносов, сложившихся в границах существующих империй, которые не осознавались этими этносами как свои. В случае с имперскими народами ситуация принципиально иная. В коллективном воображении народа, воспринимающего существующую империю как свою, четко различаются национальные и имперские территории. Национальная территория – это географическое пространство, составляющее символическое ядро имперского этноса, в то время как имперские территории – это пространства, географические, этнические и религиозные, над которыми империя устанавливает контроль. Имперские пространства осознаются как чуждые и не входящие в ядро, и эта разница сохраняется у всех имперских народов. Такая же ситуация складывается в русской культурной географии.

Изначально в XIX веке концепция русских национальных территорий возникла применительно в Западному краю, то есть территории нынешних Белоруссии, Украины, Польши и Литвы. Национальным ядром считались те земли на этих территориях, где явно преобладают русские. Представление о Киевской Руси как колыбели русского народа также играло важную роль в дискуссиях. К обосновывающим мифам русских относится представление о Святой Руси – крестьянской православной России.

Расширение национальной территории в имперский период виделось в двух вариантах: расширение государства и создание культурно-государственной связи с русскими, населяющими национальную территорию. В первом случае имперская экспансия происходит за счет присоединения имперских территорий, во втором – за счет расширения национальной территории.

Рассмотренный комплекс идей актуализировался в настоящее время, после восстания Донбасса в 2014 году и особенно после начала СВО, по результатам которой были проведены референдумы и присоединены новые регионы к Российской Федерации. Новые территории являются имперскими или национальными? Рассмотрим этот вопрос на примере Донбасса. Для решения вопроса об изображении земли Донбасса в коллективном воображаемом и её месте в культурной географии России проанализируем, как показан Донбасс в книге Елены Заславской «Эти русские» (2022 г.).

Елена Заславская – поэт из Луганска. В 2022 году, после начала спецоперации, в Луганске опубликована её книга «Эти русские», включающая стихи военных лет, начиная с 2014 года. Книга состоит из семи разделов: «Земля», «Мальчики», «Звезда Бетельгейзе», «Девочки», «Память», «Мир», «День Z». К каждому разделу можно применить модификатор-заглавие, и тогда мы получим «Эта русская земля», «Эти русские мальчики» и так далее. Для темы коллективной географии наибольший интерес представляют первый и предпоследний разделы книги «Эта русская земля» и «Этот русский мир».

В первом разделе восемь стихотворений, во втором семь. Рассмотрим элементы культурного ландшафта в каждом разделе.

В разделе «Земля» земля Донбасса изображается следующим образом:

густой туман, сонная долина, смурные хаты вгрузли в чернозем, Донецкий кряж («Наш ландшафт», 2019);

в снежных шапках терриконы, в белых ризах тополя, золотые купола («В зимнем сне», 2016);

Донецкий кряж, холмы седые, степь, террикон («Донецкий кряж», 2016);

маленькие маковки церквей, исполинские громады терриконов («Рождение мифа», 2019);

гора, террикон («Колыбельная для солдата», 2016);

высота контрольная, степь, поле, русское раздолье («На Саур-Могиле», 2016);

террикон, седой склон, горизонт («Террикон», 2017);

степь (степные ветры) («Новая заря», 2017).

Ландшафт Донбасса в разделе «Мир» изображается следующим образом:

долгая дорога («Звезда Рождества», 2021);

деревья, фонари, дорога, разбитый дом («Туман», 2020);

солнечный сад («Солдат весны», 2019);

Спас на крови, роща радостная и светлая, родная измученная земля, пролесье («Прошу, весна, благослови», 2016);

окраина империи, забытый полустанок («Возвращение», 2021);

Таким образом, в ключевых разделах поэтического сборника русская земля показана как узнаваемый донбасский ландшафт, включающий степь, поле, терриконы, холмы, дорогу, низкие хаты, церкви, золотые купола. Последний элемент выявляет символическое значение географической территории: Донбасс предстает как русская православная земля.

В тех же разделах культурный аспект донбасской географии раскрыт значительно шире. Культурная составляющая донбасского ландшафта в первом разделе «Земля»:

скифские бабы, еще не виден Святоград («Наш ландшафт», 2019);

на молитву зазывают всех мирян колокола («В зимнем сне», 2016);

Святоград («Донецкий кряж», 2016);

скифские бабы, окаменевшие Джоконды («Рождение мифа», 2019);

колыбельная, ни креста, ни обелиска, как над юным фараоном конус террикона («Колыбельная для солдата», 2016);

одна могила (с солдатами, павшими в 1943-м) («На Саур-Могиле», 2016);

старый жрец, каменный командор, ад, забой, надгробье, вражеские форпосты («Террикон», 2017);

русская земля, Третий Рим («Новая заря», 2017).

Культурные и религиозные символы во втором разделе «Мир»:

звезда над Вифлеемом («Звезда Рождества», 2021);

Воскресе! («Прошу, весна, благослови», 2016);

Мир пасхальный, мир весенний («Весеннее пасхальное», 2020);

Ихтис («Ихтис», 2021);

Апокалипсис («Возвращение», 2021).

Таким образом, христианская тема раскрывается гораздо полнее. Для этого использованы такие образы как Святоград (название, данное Луганску старцем Филиппом в 1905 году), Апокалипсис, Рождество и Пасха, Ихтис – древний акроним имени Иисуса Христа, Третий Рим. В то же время Донбасс сохраняет и языческое прошлое, от которого остались каменные скифские бабы и старый жрец террикона. Также здесь жива память о Великой Отечественной войне – братская могила для воинов разных поколений на Саур-Могиле. Все эти смыслы интегрируются в образе русской земли, русского раздолья, степи до горизонта, дальних дорог.

Итак, Донбасс в поэтическом сборнике Елены Заславской предстает как часть национальной, а не имперской территории. Интеграция происходит по культурным признакам, причем основным из них является религия – православное христианство. Важная для русской культурной памяти Великая Отечественная война также включена в культурную географию Донбасса, однако без каких-либо отсылок к коммунистической идее. Единственный спорный момент в этом плане представляет собой стихотворение «Террикон», где шахтерский труд индустриального периода предстает как языческое религиозное действо. Даже если считать эти образы элементом коммунистического прошлого, память о дохристианских временах не играет решающей роли. Все культурные образы в рассмотренных разделах книги «Эти русские» включены в общий сюжет защиты русской земли от иноземного нашествия, актуализирующийся в России в периоды как оборонительных войн, так и имперской экспансии.

Итак, в книге «Эти русские» Донбасс предстает как русская православная земля, что совпадает с национальным обосновывающим мифом. Анализ поэтических образов культурной географии сборника позволяет сделать вывод, что в Донбассе империя присоединяет к себе не имперскую, а национальную территорию, расширяя национальное ядро и создавая культурно-государственные связи с местным населением.

 

Комментарии