РЕЦЕНЗИЯ / Нина ИЩЕНКО. ТРЕВОЖНАЯ ПАСТОРАЛЬ ДОНБАССА. О поэтическом цикле Александра Сигиды «Пастушьи песни»
Нина ИЩЕНКО

Нина ИЩЕНКО. ТРЕВОЖНАЯ ПАСТОРАЛЬ ДОНБАССА. О поэтическом цикле Александра Сигиды «Пастушьи песни»

10.06.2024
129
0

 

Нина ИЩЕНКО

ТРЕВОЖНАЯ ПАСТОРАЛЬ ДОНБАССА

О поэтическом цикле Александра Сигиды «Пастушьи песни»

 

Поэтический цикл «Пастушьи песни» входит в книгу Александра Сигиды-отца «Мечты печатного станка», изданную в Луганске в 2022 году. Большую часть книги занимают адаптации Вергилия, а именно его знаменитых «Буколик» и «Энеиды». «Пастушьи песни», как буквально переводится слово «буколики», строятся по классическому римскому образцу, известному всем европейским литературам. Рассмотрим сходство и отличие двух версий на уровне идей и образов.

Буколики, или пастушьи песни – это жанр, пришедший в Рим из Греции. Во времена Вергилия он насчитывал два-три столетия и был довольно новым. «Буколики» – первая поэма Вергилия, которая сделала молодого поэта знаменитым.

Вергилий жил в эпоху слома античного полисного миропорядка. При его жизни происходила гражданская война Цезаря с Помпеем, убийство Цезаря, войны Антония и Августа с Брутом и Кассием, убийцами Цезаря, а потом и между собой. Вергилий выходит на литературную сцену через несколько лет после гибели Цезаря, в бурях гражданской войны. Он пишет поэму о пастухах, развивая жанр пасторали, получивший такое распространение в последующие века. Мирные пастухи, пасущие овечек, занятые пастушеским трудом, нехитрыми развлечениями и любовью на лоне сельской природы, стали образцом идиллии, золотого века и потерянного рая, где можно укрыться от всех бед цивилизации и городской культуры. Вергилий первым поместил своих пастухов в Аркадию, то есть в прекрасный несуществующий мир, наполненный радостью и сельским покоем. Вергилий стоит в самом начале пути, он создает канон и образец, которому будут следовать сотни поэтов, вплоть до Александра Сигиды из Молодогвардейска в ЛНР. Следуя выводам Михаила Гаспарова, покажем особенности вергилиева канона и посмотрим, какие новые идеи вносит в сюжет современный поэт.

Известный исследователь античности Михаил Гаспаров показывает строгую структуру «Буколик» Вергилия. Их всего десять, все нечётные песни-эклоги написаны в виде диалога, чётные – от одного лица. Центральной песней является пятая, в ней собраны все темы цикла. Последняя, десятая песня, замыкает цикл и ни с чем не рифмуется, подводя итог движению мысли. Первая песня соотносится с девятой, это беседы пастухов, причем в обоих случаях один из пастухов – новый человек в этой местности, который ищет спасения от разбоя и ужасов гражданской войны. Вторая и восьмая эклоги – песни о любви. Третья и седьмая – поэтические состязания пастухов, также поющих о любви, природе, поэзии и богах. Четвертая и шестая обрамляют центральную, пятую эклогу, и обе представляют собой рассказ о мире в целом, о его будущем и прошлом. В четвертой эклоге, написанной за сорок лет до Рождества Христова, предрекается рождение чудесного ребенка, который принесет мир измученной земле. В течение столетий эта эклога была предметом мистических прозрений и толковалась как доказательство того, что и до Христа людям иногда могла открыться истина. Шестая эклога – рассказ сатира Силена из свиты Диониса о создании мира и о бурных любовных приключениях богинь и героинь, включающих инцест, людоедство, детоубийство, смерть. Бурное прошлое и гармоничное будущее мира обрамляют пятую эклогу, о Дафнисе, который после смерти был вознесен на небо. От чего умер Дафнис, в «Буколиках» не говорится, однако из мифологии известно, что он не захотел покориться Афродите и утонул в ручье. Таким образом, в пятой эклоге воспевается преодоление любви и её жестокостей, вознесенный на небо покой как высший идеал. В десятой замыкающей эклоге Корнелий Галл, друг поэта, поет о своей любви, и вся природа ему сострадает. Песня завершается словами, которые вошли в золотой фонд поэзии и сборники известных изречений для эрудитов: «Всё покоряет любовь, и мы покоримся любови». Эти слова звучат через века в Божественной Комедии Данте, который вслед за Вергилием выходит из Ада и идет туда, куда ведет его любовь, «что движет солнце и светила».

Итак, у Вергилия в поэме, написанной в эпоху гражданских войн, основные темы – любовь, поэзия, природа, сельская жизнь, боги и снова любовь. Обратимся теперь к поэме Александра Сигиды-отца «Пастушьи песни».

Адаптация написана на основе перевода на русский Сергея Шервинского. Имена персонажей, приводимые у Вергилия, в «Пастушьих песнях» заменены на функции персонажей: Пастух, Певец, Второй пастух и так далее. Это обобщение позволяет читателю лучше ориентироваться в происходящем и понимать, кто перед ним и что он делает. Тематически эклоги следуют Вергилию. Формальный параллелизм же не выдерживается: первая и третья эклоги написаны в форме диалога, как в оригинале, а дальше каждая песня идет от одного лица. Второй голос звучит в разных эклогах в форме комментария от автора, приводимого в скобках:

Согрела овчинная шуба

(наяды плывут нагишом!).

                                       (Эклога VII)

----------------------------------------

Пошла ты к достойному мужу!

(И дудка моя не нужна:

Зря вырвались звуки наружу…)

С другим будешь ночью нежна.

                                        (Эклога VIII)

Эти комментарии тоже составлены из классических строк Вергилия/Шервинского, а необычная форма подчеркивает разные точки зрения на происходящее, не указанные явно у Вергилия.

Центральная пятая эклога, выражающая у Вергилия смысл всего цикла, полна не покоя и радости от обожествления и умиротворения любви, а тревоги и напряжения: золотая эпоха ушла, пророка унылой земли жестокие боги забрали на небо. Оставшийся людям выход – сельский труд на лоне природы, песни и пляски в календарные сельскохозяйственные праздники, чтобы заглушить тревогу степных дорог. Последняя эклога, апофеоз любви у Вергилия, у Сигиды приобретает тревожные краски. Мирного разрешения конфликта нет и не может быть, на фоне вечной радостной природы бушуют немирные страсти:

Определились имперские нравы –

брат приготовил кинжал;

с Понта везут ядовитые травы;

в лес я не зря убежал.

Этими же тревожными нотами пронизаны все стихотворения цикла. У Вергилия мотивы страха, неустроенности, тревоги гаснут и растворяются в покое сельской пасторали. У Сигиды они звучат яростно и тревожно, разрушая идиллическую картину гармонии неба и земли под властью императора Августа, положившего конец раздорам. Если Вергилий переселяет своих пастухов в Аркадию, существующую вне времени, то Сигида возвращает их в тревожный воюющий Донбасс, с 2014-го года наполненный рыданьями, мятежными песнями, беглецами и бандитами, поэтами и влюбленными, сельским и воинским трудом. В поэме донбасского поэта, как и на донбасской земле, до мира и гармонии еще далеко. Четкие строки и классические образы ломаются и смешиваются, создавая новое пространство, тревожное и открытое будущему.

 

ПРИКРЕПЛЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (1)

Комментарии