ПРОЗА / Вячеслав МИХАЙЛОВ. ОБМЕН МНЕНИЯМИ. Рассказ
Вячеслав МИХАЙЛОВ

Вячеслав МИХАЙЛОВ. ОБМЕН МНЕНИЯМИ. Рассказ

 

Вячеслав МИХАЙЛОВ

ОБМЕН МНЕНИЯМИ

Рассказ

 

На дворе апрель 2024 года. Ясный тёплый денёк, какой встречается скорее в конце мая. Парк на окраине Москвы полон людьми. Я уже нагулялся с избытком и присел на край скамейки, где вольготно расположились два седовласых ветерана. Один, с густой ещё шевелюрой, гладко выбритый и подтянутый, походил на отставного военного из штабных, другой, порядком уже облысевший, сутулистый, с аккуратной бородкой и в очках, выглядел человеком науки, этаким доброжелательным профессором. Видел их вместе и прежде. Судя по всему, это были старые знакомые, не успевшие ещё разговориться. Сначала невольно, а потом всё больше и больше увлекаясь, подслушал я их эмоциональный обмен мнениями. Играл при этом увлеченного чтением газеты случайного соседа, да ещё и записать тайком успел основное на смартфон.

Начало положил «профессор».

– Чудная погодка! – обронил он, с наслаждением повернув к солнцу лицо и прикрыв глаза. – Зелень пробивается, птички щебечут, «Прошлая прощай хандра, жизнь любить пришла пора»… И эти недавние заявления сверху обнадёживают. Шаги даже конкретные пошли. Заметил?

– Какие ещё заявления? – не сразу лениво откликнулся «отставник», тоже млевший от весенней благодати. – Какие шаги?

– Ну, ты даёшь, – возмутился «профессор», открыв глаза и оттолкнувшись от спинки скамейки. – Генпрокурор отчитался о возвращении государству – по суду – более пятнадцати довольно крупных предприятий. А основание-то какое – незаконно приватизированы в 90-е годы! Судя по его настрою, взялись всерьёз за это дело. Явно по отмашке сверху действуют… К тому же недавно оттуда прозвучало, что не элита вовсе наши нувориши, набившие карманы в 90-е. Жёстко так прозвучало, с презрением. Наложили уже в штаны скоробогачи. Тридцать лет вывозили капиталы за бугор – боялись, что постучат к ним рано или поздно. Дождались, пришло время отвечать. Глядишь, и компенсация будет людям за 90-е.

«Отставник» бережно поправил усы внешней стороной указательного пальца, слабо колеблясь, втягиваться в полемику или нет:

– Эти предприятия, как я понял, важны для ВПК, а некоторые вообще были под контролем западных буржуев неблагонадёжных. Капля в море… И прежде кое-что возвращали под госконтроль – нефтянку, морские порты. Выборочное это изъятие – чтобы успешно Западу противостоять и конфликт на Украине завершить. И, похоже, намекнули нуворишам, чтоб не дёргались, не мешали, а помогали властям. Будьте, так сказать, не только патриотами капиталов своих, но и отечества. А ты уже губы раскатал.  

– Не скажи, – несогласно покачал головой «профессор». – Вспомни, как недавно ещё говорили наверху. Вроде бы не отрицали очевидное: да, мол, реформы экономические в 90-е обернулись обвалом промышленности, сельского хозяйства, ВВП, бюджетной сферы, уровня жизни большинства, миллионы работу потеряли, с жизнью расстались раньше срока, и приватизация была во многом ошибочной, «нечестной» – грабительской не рискнули назвать. Признали, по существу, что проект был дрянной, людоедский. Зато, твердили, есть теперь у нас рыночная экономика, частная собственность, товаров и услуг завались – не СССР дефицитный, восстанавливается промышленность, аграрный сектор, здравоохранение, образование, зарплаты растут. Опасно, пугали, отнимать у частников собственность, возвращать её под госконтроль, чревато это параличом предприятий, всплеском безработицы, дестабилизацией экономики. А теперь, выходит, ни паралич не страшен, ни дестабилизация – пошёл возврат незаконно приватизированного. И не будет никакой дестабилизации, если по уму действовать, расчетливо.

– Слушал ты, слушал, да недослушал, – усмехнулся «отставник». –  Успокоили уже сверху нуворишей, обещали, не будет пересмотра приватизации 90-х годов. Вылезайте из памперсов, короче говоря, отбой тревоги.

– И правильно успокоили. Иначе суета среди них начнётся, резкие движения пойдут – ни к чему это сейчас… Хотя, вряд ли они свободно вздохнули. Ведь как было сказано: нечего беспокоиться тем, кто не действует против национальных интересов. А под действия такие много чего можно подогнать. Буржуи понимают это прекрасно. Тем лучше, морально изготовятся – сколько верёвочке не виться…

– Мне нравится, – иронически продолжил «отставник», – как ловко наверху определили крайними наших нуворишей: такие-сякие набили карманы в 90-е и душа за страну не болит – за капиталы только. А кто дал-то им возможность набивать карманы? Кто к этому подтолкнул? Государство российское тех лет. Оно спешило с рыночными реформами, наклепать частных собственников, устроить одним махом капитализм в стране. Оно раздало большинство крупных и малых предприятий – общенародную собственность – нескольким десяткам тысяч ушлых сограждан, что под рукой оказались. За копейки, как известно. Те, ясное дело, не сопротивлялись. И я бы не отказался.

– Ты обеляешь, что ли, толстосумов? Разве не дрались они тогда за предприятия, не жульничали, не давали взятки, не убирали конкурентов?

– Дрались, конечно. Но, если по-крупному, именно государство российское 90-х сотворило наших миллиардеров и мультимиллионеров долларовых – своими законами, указами, своим действием и бездействием. Оно выступило изначальным злом, дьяволом-искусителем. Оно отняло имущество, доходы у абсолютного большинства россиян – они обеднели, обнищали, и даровало отнятое немногим – эти стали богаты, сверхбогаты – в считанные годы. Проще говоря, одних обчистило, других обогатило. Незаконная приватизация, законная – невелика разница. И та и другая – грабёж национального размаха… Представь такую картинку из старины. Солидное хозяйство, что досталось главе большого семейства в наследство, крепилось и ширилось трудами многочисленных его сыновей и дочерей, внуков и внучек, кормило всех. А он по пьяни отдал всё почти одному из сыновей – любимчику своему, льстецу, дельцу: и мельницу, и кузню, и заводик свечной, и сад фруктовый, и магазин в городе. Вот государство российское 90-х и было таким м…даком. Первое место ему у позорного столба!

– Не перестаю удивляться, – покачал головой «профессор», – зачем была такая губительная спешка, ведь при Союзе ещё обсуждались постепенные рыночные реформы? Ясно же, менее рискованны они – можно приостановиться, оглядеться, скорректировать решения, действия… Ты всё думаешь, происки америкосов это были?   

– С луны свалился? – округлились глаза у «отставника». – У большинства сомнений нет. И на самом верху так полагают, пока ты размышляешь, почему да как же так. Не раз там говорили, что во время приватизации, реформ 90-х в правительстве российском полно было американских советников, даже цэрэушники имелись, что они эти дела направляли, контролировали. А что сие значит? Что америкосы навязали по существу эти разрушительные реформы через идиотов, корыстолюбцев и предателей в правительстве – кого больше было, кого меньше, сам чёрт теперь не разберёт. Одних надули, других соблазнили и купили. И добились своего: Россия в упадке, привязана к западному миру, разобщена – малость людей наживается, большинство выживает; проще помыкать такой, пользоваться громадными её ресурсами. Спешка частью была их бесовского плана, залогом его успеха. Случай выпал уникальный: крушение Союза, шок всеобщий, неразбериха, губительное доверие людей Ельцину, мозги их запудрены небылицами про неэффективность плановой экономики и мифом о распрекрасном капитализме. Умны янки, хитры – не упустили свой шанс… Трудности наши нынешние в противостоянии с америкосами, с Западом – это следствие кошмара 90-х да ещё, пожалуй, амбиций наших верхов, неадекватных нашему слабосилью.

– С тех пор мы реально окрепли, подросли прилично, про товарный дефицит забыли, – вставил с некоторым упрёком «профессор», на что «отставник» мигом едко заметил:

– Окрепли – спору нет, но насколько? На уровень 1990-го года поднялись кое-как по ВВП – аж за двадцать лет после начала злосчастных реформ. Хороша их эффективность, да. С минусом чудовищным! Товаров и услуг полно – да, опять спору нет. Но сделать это можно было без погрома экономики и ограбления сограждан… Что касается «подросли прилично», это ты по Москве судишь. В провинции не был давно, поезди, погляди…

– Ты ж восторгался вскоре после ухода Ельцина: удержали страну от развала, укрепили, запустили рост. А теперь критика одна да недовольство.

 – Было чем – восторгался, – буркнул «отставник». – Недобрый я человек, злой… Ладно, мы отклонились немного. С чего ты взял, не пойму, что национализация будет набирать обороты, что поворот к справедливости маячит?

– Я ж начал об этом, – сказал «профессор» с некоторым недовольством. – Неужели не видишь, меняется наверху отношение к бизнес-элите, к простому народу, явно меняется. Это противоборство с американцами, с Западом, опасное, кровавое на Украине, моментом истины стало. Дошло, наконец, что плевать хотели американцы на наши интересы, руководить они намерены и наказывать за непокорность. Видит власть, что нувориши – слабая опора в трудные времена, о своих шкурах пекутся по большей части, о своих богатствах. Видит, что народ простой был и остаётся главной, надёжной опорой страны. Видит, что растёт наша экономика хорошо. Неожиданно растёт – при огромном давлении Запада, при санкциях невиданных… и растёт не от активности частных собственников, а от того, что государство всерьёз взялось за её управление. Понимание пришло, по-моему, что национализация важных предприятий ускорит рост. И действует теперь власть без оглядки прежней на богачей. Не только этот демонстративный отъём предприятий в пользу государства, вот-вот повысят – прямо заявлено – налоги на высокие доходы, на прибыль бизнеса, ещё там на что-то. Придётся раскошелиться нуворишам, бедных поубавится.

– Да-а, здорово повысят, сурьёзно?! – съязвил «отставник». – Аж до 20-25 процентов – на целых 5-7 – планируют поднять ставку налога на сверхдоходы, на прибыль. Этот прирост налоговый, скорее всего, пойдёт на покрытие дефицита госбюджета: расходы на ВПК и армию растут. Грошовые МРОТ, прожиточный минимум, пенсии как повышали ежегодно на тысячу-другую в год, так и будут, чтоб инфляция не сожрала, – куски это с барского стола. Как большинство людей в стране были бедными, так и будут. А сверху продолжат уверять, что бедных у нас чуток. Свою бедность выдумали. Неужели не понимают цену этого лукавства?! Люди ж не лопухи, по преимуществу.

– Тебе не угодишь, – процедил «профессор». – Низкие налоги на сверхдоходы – плохо, повышают их – тоже не то…

– А я настаиваю, кусок это с барского стола! – заёрзал на скамейке «отставник». – Эти смешные надбавки налоговые вообще плохо вяжутся с нашим намерением не уступить америкосам, Западу, отстоять свои интересы. Противник в совокупности раз в двадцать мощнее нас по экономике и бюджету военному. Чтобы не «уступить» и «отстоять», позарез нужны огромные средства. Не только для развития, расширения ВПК и промышленности вообще, усиления армии. Для реального поворота к справедливости не меньше нужны… Рузвельт, который Франклин Делано, потомственный богач, во время Великой депрессии поднял ставку налога на сверхдоходы до 80 или 90 процентов – точно не помню. Не пожалел своего брата-буржуя, не побоялся выбивать из него львиную долю доходов на благо страны, радел за неё президент: средства нужны были для выхода из кризиса. Знал, не пострадает буржуйское благополучие. А у нас шумят из каждого властного «утюга» про угрозу уничтожения страны, и не могут ввести даже типовую западноевропейскую ставку на сверхдоходы – 45 процентов. Трогательная такая забота о родненьких нуворишах. И это при том, что сверхдоходы и сверхбогатства в России по большей части родом из грабительской приватизации. Срам!

– Чего ж ты хочешь? – усмехнулся «профессор». – Чтоб 90 процентов сверхдоходов забирали в госказну?   

– Я за 95 и ещё за драконовский налог на сверхбогатство. За пресечение жёсткое ухода от таких налогов. И чтобы половину сборов – на ВПК и промышленность в целом, на армию, а половину – на сведение к минимуму бедности в стране. Не официальной лукавой бедности, а той, в которой большинство страны живёт по факту. В два раза надо поднять доходы этого большинства за пару лет. И продолжать наращивать, от инфляции защищать. Вот это будет по справедливости – как компенсация частичная за грабительскую приватизацию. А национализация предприятий – дело вторичное, по-моему. Главное – доходы развернуть в сторону большинства.

– И надолго такие налоги?

– Пока с бедностью не покончим. 

– Сильные хотелки, – усмехнулся снова «профессор».

– Давно пора! – запальчиво воскликнул «отставник», а через несколько секунд тихо, бесстрастно добавил: – По своей воле верхи не пойдут на подобное. Перемешались они давно с буржуями. Не станут сами себя… Жизнь заставит.  

Он резко поднялся вдруг со скамейки:

– Меньше получаса поговорили, и настроения весеннего как не бывало. Ну её к бесу эту политику. Идём-ка по домам.

И потопал не спеша по аллее к окрестным многоэтажкам, «профессор» потянулся вслед. 

Побрёл восвояси и я.    

 

Комментарии

Комментарий #40823 02.07.2024 в 21:38

Завиднелось распутье. Сошлись оптимист (умеренный) и пессимист (тоже в общем умеренный). Надежда, ожидания первого небезосновательны, понятны, и скепсис, резкости второго также от жизни не оторваны.