РАЗМЫШЛЕНИЯ ВСЛУХ / Игорь ДЖЕНДЖЕРА. ПРЕДНАЧЕРТАННАЯ НЕИЗБЕЖНОСТЬ. Исторические аналогии современности
Игорь ДЖЕНДЖЕРА

Игорь ДЖЕНДЖЕРА. ПРЕДНАЧЕРТАННАЯ НЕИЗБЕЖНОСТЬ. Исторические аналогии современности

 

Игорь ДЖЕНДЖЕРА

ПРЕДНАЧЕРТАННАЯ НЕИЗБЕЖНОСТЬ

Исторические аналогии современности

 

Посвящается
Михальченко Наталье Владимировне –
незаурядному врачу, нашему ангелу-хранителю
и просто хорошему человеку

 

Ищешь Бога ты всюду и ночью, и днём,
Ищешь ты вне себя, слеп в мечтаньях о Нём.
Бог тебе говорит на наречиях разных:
«Ищешь где и кого? Я – в тебе же самом!»

Амар Хаям

 

Если считать украинцев отдельной национальностью, то автор этих строк на 50% относится к ним. Мои дед с бабкой, видимо, почувствовав что-то неладное, ровно за год до 22.06.1941 почти добровольно и со всеми детишками переехали из-под Винницы в Приморский край – в самую его глушь, в Рязановку, расположенную на южной границе с враждебной Маньчжоу-Го, подконтрольной Японии. На Украине бывал и не раз, в том числе и до нашего феерического развода на пятнадцать очень или не очень независимых государств. Однако посетив сие образование уже в его нынешнем статусе, а также имея длительный опыт в общении с украинскими торговцами, как-то уже не то чтобы стыдился своего происхождения, но старался не афишировать его без особой необходимости, проживая, скажем, в Ростовской области.

Дело в том, что однажды по служебным делам нацелились мы с водителем в белорусский Мозырь, выехав из нашего казачьего Новочеркасска и миновав пограничный переход с Незалежной где-то у Воронежских пределов, дабы проскочить напрямик, сократив путь и выиграв время и средства на горючие! Так вот, перемещаясь уже, между прочим, по иностранным дорогам, делая это неспешно и аккуратно, буквально на каждом посту, которых оказалось множество, мы выплачивали их пузатым и мордатым стражам порядка нечто похожее на оброк, включавший обязательную денежную мзду, за коей могла следовать и пачка сигарет, и понравившаяся зажигалка (ты себе ещё купишь!), или какая-нибудь мелочь из кузова – ребята ж хозяйственные, всё в дело пойдёт! У нас никто не спрашивал ни про огнетушитель, ни про аптечку и даже документы осматривались с явной рассеянностью и без положенной тщательности. А ларчик открывался просто, совсем просто – номера на нашем ГАЗ были российскими.

Закончив свои дела на мебельной фабрике в Мозыри, загрузившись элитной мебелью, вынуждены мы были отправиться восвояси по территории Белоруссии и России, сделав крюк в несколько сот километров, иначе водителю моему с повторной эпопей взяток – денег на топливо банально бы не хватило! Было же это в середине 90-х, когда жуть и неустроенность положения компенсировалось молодостью и неувядающей эрекцией, а также душистым недорогим вином, коего на Дону всегда хватало! Из-за болезни жены мы вынуждено покинули туманный Владивосток, переселившись в края с более сухим и предсказуемым климатом, а именно в вечную столицу российского казачества. Здесь первые несколько месяцев воленс-ноленс торговали всякой всячиной на Азовском рынке. А кто из выживших в 90-е не торговал тогда хоть чем-то? У нас – у поголовно пронырливых торгашей – сложилась своя бесшабашная, весёлая компания из всех титульных национальностей Союза, почившего в бозе к тому моменту. Допускалось без проблем оставить товар на присмотр братии и пересчитывать после не требовалось, можно было занять деньжат на день-другой или же взять продукцию на реализацию с достойной скидкой, но без нудного оформления бумаг – под честное слово. Ещё мы коллективом частенько употребляли лёгкий алкоголь, правда, умеренно и без ущерба для коммерции. Радость же не оставляла нас в такие часы, искрясь не только от возлияний, ведь жизнь казалась уже досконально изведанной, понятной, а дали её седые сулили лишь благость на островах в тропиках, расцвеченных теплом, удачей и неминуемым достатком!   

Вот только тонкость одна существовала на рынке нашем обширном и многоголосом – в то яркое и яростное время мы по инерции были ещё одной многонациональной семьёй! Да, мы там так жили все, кроме одной группы… кроме украинцев. Они же кроме бизнеса по продаже цветных кастрюль и турецкой кожи славились в качестве скупщиков золотых украшений, часов, мехов и прочего имущества с непреходящей ценностью, чем сильно злили жён и матерей, мужья коих, сыновья и прочий сильный пол, не озаботившийся собственным местом в нагрянувших отношениях, занимался пьянством беспробудным, часто за счёт накопленного из предыдущей эпохи. Конечно, мы там все были далеки от ангельского облика – хитрили, обманывали покупателей со сдачей, обвешивали и прочее, но какой-то кодекс чести всё же был присущ и торговому сообществу. Да и чисто по-человечески, кто ж возьмёт из трясущихся рук типичного алкоголика норковую шапку, скорее всего, изъятую из гардероба суженой ради дежурного похмелья? А вот украинцы не брезговали. И так неприятно было смотреть, как впоследствии плачущие женщины ходили по рядам, умоляя вернуть утерянное, естественно, за причитающееся вознаграждение – ситуация однозначно тянула на самое грязное ростовщичество. А ещё их землячество – ни всё в целом, ни отдельными членами – никогда не принимало участие в нашем неформальном общении, включая дегустации хмельных нектаров.

В той нестабильной обстановке, когда правила менялись буквально ежедневно, конечно, многое из неприятного учитывалось сторонами и уходило достаточно быстро – на рынке появилась милиция и растолковала коммерсантам, что, несмотря на ликвидацию СССР, его УК таки остался, и в нём всё ещё прописана ответственность за скупку краденного, даже если вещи относились к семейному скарбу. А ещё мздоимцев, по слухам, на украинской территории, – которые устраивали поборы российским водителям, – прижали, отловив и осудив с десяток, однако, осадок остался и переносить его на собственное генетическое происхождение никак не хотелось, а уж сейчас тем более.

Но всё описанное выше совсем не должно пугать и говорить о том, что люто ненавижу украинскую косточку во всех её проявлениях – отнюдь! Бывал как-то и в досточтимом Киеве, и в неугомонной Одессе, в вальяжном Херсоне, в тихом Бериславе и прочих местах, где знатно отдыхал, общался с украинцами по-свойски, ел знаменитый борщ с теми самыми пампушками, а также замечательные котлеты по-киевски, кстати, в ресторане на Крещатике. Но осадочек… вот осадочек… Правда, не начинаются боевые действия из-за косых взглядов друг на друга, даже если их миллионы, и уж заявим совсем крамольное: и из-за экономических интересов давно воевать, увы, не принято! А иначе бы ни Макдоналдс, ни Боинг, ни Xerox, ни прочие с очень серьёзного рынка в России не ушли после введения санкций администрацией США – прямых санкций, не вторичных. Надеюсь, мы понимаем, что никто в Белом доме не сидел на телефоне, обзванивая руководителей и собственников уважаемых и серьёзных корпораций, что подтверждается тем, что остались и «Леруа Мерлен», и KFC, и очень многие другие, и на родине с ними ничего не случилось от этого... Конечно, можно предположить, что пока до руководства сих предприятий не дозвонились, как не дозвонились до арабских шейхов с Ближнего Востока, о чём заявлялось открыто, в отличии от случаев с компаниями, из числа которых пока никто не заявил о давлении.

И что ж тогда сейчас происходит, зачем мы тяжёлой поступью отправили на Украину большие батальоны, и чего так всполошились американцы, а мир, называемый скромно цивилизованным, присоединился почти ко всем их рестрикциям?

 

* * *

Чтобы ответить на выдвинутые вопросы, есть смысл погрузиться в историю человечества, где мы увидим одно и то же поведение держав выше среднего размера и достатка. Из-за невысокой популярности и известности правителей пока не станем обращать свой взор на древние Египет и Месопотамию, хотя и там всё было примерно также. Давайте присмотримся к Александру нашему Великому, именуемому в простонародье Македонским, который дошёл с ватагой копейщиков от микроскопического полиса в Греции аж до огромной Индии, покоряя по пути всё что попадалось. Или скажете, в том была нестерпимая экономическая необходимость и целесообразность?

Так и всплывает в мареве прошлого молодой царь в окружении советников, получивших завидное образование в какой-то своей академии, которые зачитывают ему доклады со стройными колонками цифр в тетрадрахмах и триоболах – это гешефт, предполагаемый к захвату у несговорчивых египтян и персов, предположительно убивших его отца.

Вы только сравните размер вотчины знаменитого полководца и того мира, коим он завладел к окончанию своего правления. Зачем же он шёл так далеко, что им двигало – неужели банальная алчность, стремление добыть несметные богатства, кои таки были добыты? А что ж дальше делать с теми тоннами злата, серебра? Даже айфоны Стив Джобс, покойный ныне, не придумал, а «Тесла» всё ещё не гоняла по пыльным автострадам ойкумены. Не поверите, но только Александрий уважаемый в веках правитель заложил порядка двадцати! А ещё он придумал почту, частично основанную на эстафетах, что было новшеством в античном мире. То есть он, обретя богатство ни с чем по тем временам не сопоставимое, не замкнулся где-то в сказочном дворце Персеполиса с красавицей женой и наложницами, а сжёг этот величайший и величественный город, как раз чтобы не расслабляться, а дальше идти по пути завоевания стран и территорий. И на кой ляд ему это всё вот скажет кто-нибудь?

Конечно, можно вспомнить про банальную славу или неувядающую славу, или в тысячелетиях неувядающую славу, но что это за зверь такой и с чем его едят, если он подлежит поеданию? Уважение, поклонение, почитание, память навечно – и Александру Македонскому удалось-таки добиться от нас сирых всего этого за то, что он создал огромную империю, объединив насильно под своим скипетром совершенно несопоставимые по менталитету и образу жизни народы! Да, есть чем гордиться, особенно учитывая, что последователей, как и предшественников, у него было предостаточно! Кстати, один из будущих великих захватчиков, а именно Чингисхан, озаботившись походом на запад до последнего моря, также изобрёл в очередной раз почту и примерно на тех же принципах – со станциями, называвшимися ямами, между коими шныряли те самые ямщики...

Да уж, а сколько же их было впоследствии, включая Атиллу, да хоть бы и Наполеона. И у всех в голове одно и то же, но – внимание! – давайте назовём сей процесс не захватом и уничтожением народов и цивилизаций, без чего не обходилось, к сожалению, а именно объединением, глобализацией – это уже в нынешних терминах! И ведь, что интересно, каждый раз славя этих исторических личностей, прописывая о них в учебниках, мы не вспоминаем о тоннах драгоценного металла, а его по итогу бывало предостаточно, нет, мы вспоминаем покорённые страны числом солидным, народы, примкнувшие к завоевателю, – это мы считаем достойным почитания и, внимание, подражания! И недаром Цезарь с упоением читал об Александре, а Тимур почитал Чингисхана. Получается, что каждый предыдущий завоеватель, определённо, вдохновлял последующих, а если предыдущих не существовало в том или ином месте мира в определённый момент, то это таки не останавливало жаждущего построить империю.

Другой момент также обращает на себя внимание, а именно процесс нашего расселения по планете Земля в доисторические времена. И что ж в том интересного? А то, что движение человеческой популяции шло неуклонно и несмотря на природные условия, порой жуткие условия. К примеру, наши предки, пройдя путь от благословенной Европы чрез Уральские горы, чрез Сибирь и Дальний Восток, где условия проживания совсем не способствовали безбедному существованию, себя не помня, рванули аж на самый север Евразии к нынешней Чукотке. И это по тайге, по тундре, по вечной мерзлоте, якобы за стадами то ли мамонтов, то ли шерстистых носорогов, оставив позади, между прочим, более подходящие для выживания места, например Якутию, где тоже не сахар, но всё же не побережье Северного Ледовитого океана. Впоследствии древнейшие люди преодолели Берингов пролив, чтобы стать индейцами и уйти до Огненной земли на самом юге американского континента. А зачем? Например, в нынешней Республике Саха и по сей день плотность населения менее одного человека на километр и уж точно мамонты вымирать не с тех мест начали, а если и с тех, то почему на Аляске предки инков, забыв о сих, безусловно, полезных животных, устремились южнее? Плотность-то как у нас на северах, так и в тех же широтах США или Канады до сих пор не особо впечатляет, не говоря о далёких временах.

Что двигало нашими предками, что заставляло их неуклонно расселяться по планете, захватывая хоть и числом порой ничтожным, но буквально всё пространство, как это делает газ, заполняющий собой весь доступный объём, просачиваясь в соседние полости даже через микроскопические поры? В чём тут стратегия выживания для каждой отдельной личности или ограниченного их сообщества, когда связь одного племени на расстоянии нескольких дней пути должна была совершенно точно теряться с прочими соплеменниками, а высшие цели и идеалы цивилизации Homo sapiens вот уж точно не стояли на повестке? У нас в Приморском крае, например, живут амурские тигры, которым, как минимум, не требуется добывать себе животных для производства тёплой одежды, и они для похода на север Азии более приспособлены, однако ж им хватило разумения не переселяться аж в Северную Америку, шествую за добычей, коей и у берегов Японского моря достаточно и им, и нам в те далёкие времена. И это касается не только полосатых красавцев, но и подавляющего большинства прочих животных, которые в случае тесноты в местах постоянного проживания либо умирали от недостатка рационов, либо устраивали необходимые турниры, одним словом, шло естественное регулирование численности. Надеемся, наших пращуров никто не станет записывать в пацифистов.

Ещё раз: плотность населения в Якутии, как пример, была ранее и остаётся поныне крайне незначительной, а именно 0,36 человек на один квадратный километр, и её природные ресурсы вполне достаточны и сейчас для пропитания серьёзного количества людей, если говорить о собирательстве, охоте и рыбалке. Между прочим, именно эта часть Евразии, согласно действующей научной модели, находилась на пути одной из волн переселения, которая таки добралась до Северной Америки, где предки доблестных индейцев расселялись неудержимо, и плотность на её просторах даже во времена Колумба было значительнее того, что мы наблюдаем сейчас на севере российского Дальнего Востока! В сибирских пределах с народонаселением дела всегда обстояли лучше, чем в Якутии, но всё же и там с её зверьём, лесами и рыбой значительным назвать трудно.  

Сверх того предлагается на живописный, но чёрствый тортик людских блужданий водрузить спелую вишенку уже из нашего времени, ведь и мы в текущей реальности годами спим и видим себя где-нибудь вне дома в минутку или недельку, свободную от трудов праведных, из-за чего месяцами сберегаем по копеечке, по рублю и доллару ради путешествий на совсем, вот на абсолютно другой конец света, что относится не только к экзотически тёплым странам, но и к местам с более суровым климатом, вплоть до ледников, промороженных гор и тундры!

А теперь, вспоминая нашего знаменитого земляка Фёдора Конюхова, зададимся вопросом: будь бродяга родом из времён Чингисхана и имея его воинство, а не высокотехнологичные воздушные шары или лодки, отправился бы он, удовлетворяя неудержимую страсть, во главе своей орды в путешествие иного рода, попутно покоряя случайно подвернувшиеся народы? Мы же не забыли, что великий завоеватель прошлого всего лишь планировал дойти до последнего моря, но вот ведь какая проблема – иных, более безопасных для него возможностей в ту бытность не существовало!

Что же мы видим сейчас? После лавинообразного развития транспортной инфраструктуры современный туризм прогрессировал настолько, что некогда элитарные гостиницы в пять звёзд в курортных местах перешли в разряд обыденности, а некогда скучные аэропорты превратились в гигантские хабы, ни с чем не сопоставимые! Представляется, что, как и в большинстве случаев, связанных с потребностями человека, бизнес их не формирует, а лишь использует ради заработка, для чего идею шлифует, доводя варианты выбора до совершенства, принуждая нас добровольно раскошеливаться. А чего так, почему бы потраченные на странствия средства не использовать на улучшения, скажем, образования или своих же бытовых условий, ведь мой дом – моя крепость, и так далее? Вот те же тигры, обладай они нашими возможностями, точно бы не стали заниматься столь чудаковатыми для выживания изысками!

И это далеко не все странности, связанные с подозрительной подвижностью человечества в целом и его некоторых отдельных частей как в пространстве, так и во времени, о чём в своё время писал уважаемый Лев Николаевич Гумилёв. Его пассионарная теория этногенеза, являясь всё же гипотезой до сих пор, описывает исторический процесс как взаимодействие развивающихся этносов с вмещающим ландшафтом и другими этносами, а также определяет пассионарность как избыток биохимической энергии живого вещества, порождающего жертвенность, часто ради иллюзорных целей или как непреодолимое внутреннее стремление к деятельности, направленной на изменение своей жизни, окружающей обстановки, статус-кво, что входит в разрез, как говорилось ранее, с естественным стремлением особи к банальному выживанию.

Как бы мы ни относились к идеям Льва Николаевича, но они, безусловно, имея право на жизнь, в большей степени описывают сей странный процесс, объясняя некой энергией живого вещества, с чем можно согласиться, но ровно в той же степени, как все согласны с влиянием этой самой неопределённой субстанции, скажем, на историю с размножением или добыванием пропитания – она повсюду, в том числе и в животном мире, но далеко не всегда ведёт к результатам удивительным. Что самое интересное, исходя из очевидного результата нашей многотысячелетней деятельности, эта странная и, на первый взгляд, вздорная стратегия таки сработала, а мы стали единственным видом, умудрившимся не только заселить сушу полностью, не считая крыс и тараканов, но и приступившим к её осмысленной модернизации так, как мы это понимаем и как нам это необходимо.

И тут в пытливом уме сам собой возникнет вопрос: а как же так получилось, что менее энергозатратный путь, ведущий к выживанию, был исключён эволюцией? Мы же помним фантастическую историю о благодатном Шире, где жили хоббиты – скромные трудяги, в целом не желавшие вмешиваться ни в какие дела, не относящиеся к повседневности, чего нет в реальности, но есть, видимо, в качестве мечты в произведениях стиля фэнтези. Хотя справедливости ради можно вспомнить про Океанию, где на островах обретались-таки некоторые племена, замкнутые на себя в силу территориальной обособленности, но и они умудрялись неизвестно зачем путешествовать по бурным водам на своих катамаранах, опять же часто с серьёзным риском для жизни! Складывается впечатление, что свойство нашего характера, в том числе описанное Гумилёвым, вовсе не зависит ни от окружающей среды, ни от соплеменников или же от состояния производительных сил и производственных отношений, а является врождённым и проявляется по той самой замечательной формуле, когда каждая отдельная особь или же некое их количество ощущают в себе непреодолимое стремление к подвижничеству нерелигиозной этиологии, хотя не исключаем и подобные мотивы! Они не могут иначе, это выше их и пока выше любого разума!  

Есть, не помню чей, фантастический рассказ о грязном бродяге, у которого ничего не было из имущества, кроме заплечной сумы. И когда его нынешние цивилизаторы отловили, отмыли, прилично одели, дав кров, он всё же быстро сбежал на пыльную дорогу, и так продолжалось множество раз, пока у несчастного ни отобрали эту самую котомку, которая имела, как оказалось, магическое свойство, а именно манила в путь владельца. Так вот, похоже, что аналогичная загадочная вещь есть у каждого из нас или у большинства, или у некоторых, вот только в привычном смысле она не овеществлена, а встроена как-то в характер, а именно в генетический код. Но самое интересное, что механизм предопределённости действий особи или же их сообщества появился задолго до человека, и мы не единственные в природе, кто на вольных хлебах передвигается и функционирует по некой программе; к их числу, например, относится лосось, идущий на нерест в русло определённой речки, или черепаха, в определённый день с определённой периодичностью посещающая определённый не ею пляж для откладывания яиц. И мы такие же, но лишь со знаком минус, а именно в сторону неопределённости.

А раз нами каким-то чудесным образом был выбран весьма затратный путь к выживанию, приведший, кстати, ещё и к полному господству на планете, то не будет ли сильным преувеличением предположить, что результат сего процесса был понятен заранее? Иначе каким таким образом природа, пользуясь инструментом в виде естественного отбора, изменила себе, не удосужившись в сей раз экономить энергетические ресурсы вида в целом и каждого его организма в отдельности?

И если вернуться к Александру Великому и Чингисхану, то можно ли предположить, что жизнью своей деятельной, направленной на завоевание новых территорий, они и их коллеги по цеху упёртых захватчиков всего лишь продолжали тенденцию, описанную выше, но всё ещё с неопределённой этиологией? Правда, шли они уже по местам давно освоенным и заселённым, часто подвергая местных жителей чистейшему геноциду. Кстати, мы же и не забыли, что европейские народы относятся к индоевропейской группе языков, зародившейся в пойме Ганга, совсем уж далёкой от берегов Рейна, – и это, видимо, был один из первых слоёв, накрывших уже заселённые пространства. И, обратите внимание, каждая новая волна стремится подчинить себе коренных жителей, уничтожив их физически или ассимилировав, в том числе и культурно до полного исчезновения, когда незначительные горстки предыдущих властительных народов тех или иных земель с их прежними устоями если и остаются, то больше в качестве экзотики с лавками для сувениров и забавными танцами под бубны и дудки! А чего ж так? Ну, победили вы войско прежнего правителя, сели на его золочёный трон, и пусть бы простые пахари, ремесленники и прочие трактирщики продолжали и дальше трудиться себе на радость, а вам во благо, оплачивая подати. Но нет же – всех необходимо срочно или не очень заставить чтить непонятных божеств, поменять язык и одежонку и, как вариант, произвести обрезание, а ещё лучше убить неверных – что проще! – невзирая на совершенную невыгодность для государственного строительства подобных действий. Конечно, не все так уж сразу или с большой радостью подчинялись новейшим властям, переходя в чужую религию и к чуждому укладу жизни, где наиболее ярким примером является судьба сынов и дочерей Израиля, столетиями подвергавшихся гонениям, однако продолжавших жить по заветам отцов, но и их народ не минуло окончательное решение известного вопроса с последствиями чудовищными, но, слава богу, без тотальной зачистки.  

Таким образом, мы получаем ещё одну странность, состоящую в том, что любая новая или, как сказал бы Гумилёв, сравнительно более пассионарная цивилизация стремится унифицировать завоёванные народы по своему образу, который она почему-то считает единственно правильным! И каждый раз, при каждом следующем походе возникает очередная идея – идея неизменно зажигательная и, разумеется, животворящая, начиная от спасения гроба господня и заканчивая прививанием демократии в версии удобной для нынешних, естественно, непогрешимых правителей светлого Запада, которые или плохо учились, или в упоении от успехов конца прошлого века не обращают внимание на многочисленные прошлые кампании – кампании с мотивациями, между прочим, столь же основательными и столь же неоспоримыми для своего времени. И вот же чудо… рано или поздно наступал и сейчас неизбежно наступит момент, когда предыдущий свод правил и объяснений экспансионистских действий или потуг в их направлении признавались и неизбежно признаются в будущем несостоятельными и даже позорными, а некоторым апологетам посрамлённой очередной унификации приходилось расплачиваться жизнью, как случилось с нацистскими бонзами после Нюрнбергских процессов. Но расправа над провинившимися не так часто становилась реальностью при земном существовании ответственных лиц, и тогда внезапно происходило покаяние Святого престола за инквизицию при поголовной стандартизации европейского мира по версии католической церкви, или же появлялись течения вроде знаменитого ныне Black Lives Matter, больше известного как BLM.

Неужели никто не обратил внимания на тысячелетнюю серийность наших действий в качестве одной из популяций на планете Земля? Это же представляется вполне очевидным, как и зацикленность любого из маньяков! Образ Джека Потрошителя, разумеется, не прибавит благости в признании данного исследования, но в изучаемом контексте этот термин не относится к моральной категории, а является проявлением какой-то глубинной закономерности нашей психики, избавиться от которой мы, похоже, не в состоянии.

 

* * *

И тут нам придётся вернуться в повседневность, ставшую опять чудовищной из-за тысяч жертв в СВО, а именно к непрерывному вещанию ток-шоу, кои пользуются ныне повальной популярностью, что объяснимо, ведь граждане РФ, ставшие уж совершенно согражданами, хотят-таки разобраться в происходящем, подняв ещё выше планку собственного патриотизма, а также не упустить тот самый момент, после которого спички и соль опять вернутся в категорию вечных ценностей. Так вот, наши ведущие и их уважаемые гости, чьи спичи не только разумны достаточно часто, но и способны поддержать дух разуверившихся членов социума, продолжают требовать, правда, неизвестно от кого, провозглашения некой сплачивающей идеи, да такой, чтобы как во времена Сталина она б обеспечила нам поддержку хотя бы простого люда в странах, далёких от русского мира. Но не дивно ли звучит подобный запрос, особенно если он столь требователен и произнесён устами, действительно, неглупых людей, несомненно, относящихся к интеллектуальной элите Российской Федерации?  

Если почистить риторику от задорных, но необходимых всё же лозунгов, а ещё убрать и густую вуаль из эпитетов, часто неинформативных, а выражающих лишь отношение говорящего к тому или иному процессу, то тезис о необходимости некой идеи, с одной стороны сплачивающей народы государства, а с другой – способной найти существенный положительный отклик за его пределами, вкратце может означать, что Россия, будучи недолго Советским Союзом, получила сильнейший удар, но не погибла, а, собравшись внутри себя до необходимого состояния, перешла к привычному для всякой империи делу, а именно к этапу следующей унификации своих же земель, правда, ставших бывшими в результате стратегического поражения СССР к началу 90-х годов прошлого века.

Однако, не имея населения, по численности сопоставимого с ресурсами западных оппонентов, мы пытаемся, именно пытаемся, сочинить некую универсальную доктрину, способную дать гражданам такое объяснение происходящего, которое позволило бы им добровольно пойти на многие лишения, а если потребуется, то и на потерю как собственной жизни, так и жизней близких людей! Кроме того, сей конструкт должен быть настолько хорош и понятен, что позволил бы значительно и без особых финансовых затрат быстро расширить наш человеческий потенциал хотя бы до примерного равенства с противостоящей стороной за счёт рекрутирования сторонников вне нашего отечества.

Задача по расширению собственной базы понятна, вот только попытка решить её за счёт некой пятой колонны во вражеском стане, выглядит сомнительной, что подтверждает опыт Второй мировой войны, где не сработал никакой пролетарский интернационализм, несмотря на листовки и вещание с призывами к немецким рабочим бросить оружие, вспомнив про Маркса, Ленина и Клару Цеткин… Или же речь идёт об освоении бюджетов известной кучкой неглупых придворных политологов? Если так, то остаётся надеяться на холодный рассудок нашего верховного руководства, у которого взгляд на происходящее должен находиться вдали от бравурных лозунгов – воюющей стране финансы нужны на более значимые вещи!   

И тут суть даже не в том, сумеем ли мы нечто такое соорудить, используя, в том числе, и недюжинный интеллектуальный потенциал замечательных гостей многочисленных студий, – вовсе нет! Удивляет как раз то, что мы, называя себя разумными существами, до сих пор пытаемся внутренний позыв к определённым действиям даже не объяснить, а пристроить к текущему моменту в жизни государства, изобретая удобную конструкцию, способную это стремление облечь в некое сочетание слов, скрывающих истинную природу происходящего, что со времён Фрейда называют рационализацией. Примерно также поступали и великие воины прошлого, создававшие и неудержимо расширявшие свои империи, когда некой загадочной славой оправдывали неспособность своей, как правило, железной воли сопротивляться внутреннему влечению к процессу объединения и унификации. Разумеется, пафосными лекторами в качестве доказательства собственной правоты и для обоснования наших сомнительных потуг будет использована ещё и тысячелетняя история родины, мол, смотрите же, ведь мы не делаем ничего нового. Да, нет ничего нового – мы с маниакальным упорством, как и все прочие народы, пытаемся расселиться повсюду и стандартизировать под себя смежные или же доступные территории. Это, как если бы косяк того самого лосося, обретя внезапно рассудок хотя бы по нашему образцу, попытался найти сакральный смысл в движении именно к той речке, к которой его необъяснимо тянет.                   

Ну и, раз уж мы упомянули хоббитов всуе, то существа по складу их незатейливой жизни возможно-таки имели место на планете Земля! Предположительно, к ним могли относиться неандертальцы, у которых, кстати, при почти полном равенстве в морфологии, мозгов-то было побольше, нежели у человека разумного! Мы настолько оказались с ними родственны, что даже могли скрещиваться и давать плодовитое потомство, о чём свидетельствуют многочисленные исследования нашего генотипа, где обнаружилось и от них нечто, правда, фрагментарное, но всё же. Однако конкуренцию несчастные не выдержали и с достаточно большой степенью вероятности именно с нами, в пользу чего говорят все наши последующие попытки унифицировать любые популяции уже своего вида, если они, грешным делом, попадались по ходу движения той или иной из волн переселения. Предположительно, с тех далёких времён и пошло «бремя белого человека», что, кстати, тоже являлось неким конструктом, правда, не мобилизующим, а оправдывающим изуверства известных англосаксов…

Таким образом, мы имеем некую общность неких живых существ, которые неудержимо стремятся к распространению как в целом, так и отдельными своими частями – это с одной стороны, а с другой – с достаточной долей успешности каждая из частей пытается стандартизировать под свои каноны культуру, язык, религию и прочее всех, кто подлежит включению в новый, пухнущий социум. Согласимся, что единообразие вещь всё же весьма удобная для государства и его элиты, так как любое несоответствие главному стандарту приводит к банальной затрате времени при управлении множеством совсем неунифицированных анклавов! А ещё каждый раз возникает соблазн избавиться от совсем уж выдающегося племени из более или менее однообразного набора народностей, особенно если у болезных земли плодородны, стада тучны, а недра содержат полезные до слёз ископаемые. О подобном подходе к вопросу могли бы рассказать, например, катары в Европе, а уж сколько и в каких красках могли бы поведать о замене унификации на уничтожение индейцы обоих Америк…

Но всё же, как ни крути, общность подходов, законов, языка и прочего даёт той или иной стране множество преимуществ, беда в том, что царств-государств уж очень много у нас на планете, и в каждом из них есть верховная и прочая власти, которые строили, лелеяли свою родную общность под себя и, между прочим, под свой народ! А как иначе? Как мы привыкли говорить, простой люд хочет всего лишь иметь работу, кров, семью, что принято называть простым человеческим счастьем, это и обеспечивают правители с той или иной степенью успешности. Однако рано или поздно наступает момент, когда и правящая верхушка, и серьёзная часть этноса, находящаяся под её началом, пускаются во все тяжкие, проливая кровушку своих соплеменников и племён, назначенных врагами в этот раз, и почти никогда речь не идёт о реальной нехватке территорий – ещё раз вспомним Чингисхана, прошедшего по местам, и сегодня не всегда густозаселённым. Почему за несколько тысячелетий не возник тот самый статус-кво? Хотя было, было спокойствие, а именно на территориях, где народы оказались объединёнными под сенью общего правителя! И к таким образованиям, например, относится Российская, Османская, Австро-венгерская империи. Британскую не рассматриваем, так как это чудовищное формирование предназначалось исключительно для выкачивания ресурсов с колоний, где войны с протестующими аборигенами велись непрерывно и часто не за процесс унификации, а в связи с тем самым избавлением от лишних или мешающих людских ресурсов, что в гуманном ХХ веке метко назвали геноцидом.

Кстати, османы и россияне – одни из немногих имперских народов, имевших серьёзную успешность и в целом не особо стремившихся к сплошной унификации и аж до языкового уровня. А чтобы не заморачиваться с тотальными уничтожениями потенциальных налогоплательщиков, признанных с чего-то несоответствующими по формальным признакам чему-то, как частенько поступали англосаксы, верховная власть всего лишь приближала к себе прежнюю знать и элиту, оставляя её главенствовать и дальше на своих территориях. И нет в этом никакого заоблачного гуманизма от щедрот душевных, будь то император или султан, – всего лишь удобство и трезвый расчёт. Ведь создавалась микроскопическая прослойка между основным этносом государства и инородцами, у которой, определённо, не возникало ни лингвистических проблем с соплеменниками, ни культурных – и овцы целы, и волки в Стамбуле и Москве сыты от пуза!

То есть возможно длительное спокойствие даже для больших или очень больших держав, где единый язык в управлении, единая денежная система, единые меры весов и расстояний, а также возможность получения образования единого стандарта, даже если это относилось не ко всем слоям населения, – всё это и было тем Святым Граалем, который позволял жить большинству в относительном мире и покое. Вроде бы всем известная банальность, но она наполнена большим смыслом, а именно указывает направление, кое, предположительно, можно назвать правильным, желательным, и, похоже, мы все эти века стремимся именно к этому – речь идёт о создании государства, которое бы всю Землю и объединило. Вспомним ещё раз Александра Великого, дошедшего до не менее великой даже тогда Индии, – и он для себя выдумал конструкт про славу исключительно ради объяснения самому себе своего стремления по созиданию единой для всех страны, точно так же как мы сейчас пытаемся сочинить некую идею, зачем-то объединяющую уже и так единые народы России, как говорилось выше. Так вот, Македонского можно назвать первым глобалистом из известных нам! Разумеется, он попросту не мог ничего подобного для себя и своего окружения сформулировать, да и шансов на успех, даже призрачных, в те времена, конечно же, не существовало. Но уже тогда полководец попытался, настойчиво пытался объединить путём завоевания известный ему мир, влекомый неведомой внутренней силой, природу коей мы до сих пор не осмыслили, а то и вовсе как-то стесняемся признать её наличие или же пытаемся отмахнуться от фактора, который бы, объясняя позывы к действию, совершенно расстроил бы планы, намеченные под его влиянием.   

И нам на Руси нынешней, как и прошлой, необходима некая доктрина исключительно в качестве привлекательной обёртки для продолжения именно нашего процесса унификации, в данном случае включая и расширение, ведь мы один из старейших и один из успешнейших проектов в этом смысле, – предлагается признаться в этом честно хотя бы себе.

И вот ведь какая штука, если мы как-то более придирчиво присмотримся к глобализации по-американски, то с удивлением заметим в их нынешних действиях много общего с политикой выше названных империй в эпоху становления, скажем, века так с XV по XIX – и ничего у пиндосов нет своего, сплошной плагиат! Потомки буйных ковбоев, уподобившись суровым русским князьям и государям, также формируют некий слой, ориентированный на них, для управления туземным населением, начиная с Африки и заканчивая, пардон, Европой, с чем хотелось бы поздравить г-на Жозепа Барреля, прилюдно претворяющегося министром иностранных дел ЕС и мнящим себя отчего-то в раю…

Практикуется обучение элиты в своих учебных заведениях, прежде всего военных – а мы же помним блистательных князей-воинов Петра Иванович Багратиона и Михаила Тариэловича Лорис-Меликова, воспитанных в российских боевых традициях! Навязывается в качестве главенствующей своя денежная единица, а местным песо и тугрикам отводится роль всё тех же несерьёзных ракушек, составлявших некогда платёжную систему Океании, или шкурок соболей да куниц, имевших хождение в качестве валюты у жителей в доимперской Сибири. И если блистательная Порта и хмурая Русь на завоёванных территориях хоть что-то делали или хотя бы пытались, то нынешние строители уже глобальной пирамиды нацелены исключительно на благость метрополии, коей США, очевидно, и являются. Иначе как воспринимать отказ града на холмике от золотого наполнения доллара или же ставший традиционным экспорт инфляции, когда вертолётными потоками наличности заливаются внутренние проблемы эмитента, за что весь подлунный мир расплачивается уже в режиме нон-стоп? Кстати, и обёртка у вороватых гринго есть, именуемая ныне демократией, – этакое мессианство, сопоставимое пафосом с красным проектом. И ещё раз хотелось бы заметить, что это всё копирование нашего и турецкого опыта, но на планетарном уже уровне, копирование порой странное, странное до карикатурности – один BLM чего стоит с его потугами в область борьбы с расизмом. Хотя, памятуя Экклезиаста с его «что будет, то уже было…», не станем сильно судить нацию, которая моложе Большого театра…  

 

* * *

Подобные размышления, если предположить, что они верны, обязательно приведут к мысли об обусловленности происходящего, о некой программе, запущенной вместе с появлением Homo sapiens. И тут, хотим мы или нет, но таки выйдем к пятому доказательству бытия божия от Фомы Аквинского, гласящему в очень упрощённом виде, что при наличии осмысленности и целесообразности существования живых тварей, в том числе и человека, при стремлении их к чему-то лучшему, обязательно должно быть некое начало, разумно управляющее миром и создающим для него свои цели. Естественно, это вызовет кривые усмешки, и прозвучат фразы про мракобесие и ненаучный подход, на который в рамках данного скромного анализа никто и не претендует, как и на чрезмерную новизну идей. Однако, если мы всё же серьёзно отнесёмся ко всем пяти аргументам досточтимого богослова, не вспоминая про инквизицию и аутодафе, и рассмотрим их в качестве вопросов, то поймём, что упоминание бога в качестве первопричины есть всего лишь введение некой постоянной в функции, нерелигиозное решение которой спорно и спорно, между прочим, до сих пор даже в большой и признанной всеми академической науке.

И раз уж зашла речь о высших существах, то рискнём выдвинуть и своё доказательство их наличия уже в текущей реальности, либо грядущего появления в весьма обозримом будущем. В связи с чем попробуем ответить на простой вопрос:

– Если у нашей цивилизации в результате безудержного развития науки появятся ресурсы и компетенции для созидания иных миров, состоящих, в том числе и из разумных существ, скажем, на других планетах, в иных звёздных системах, то займёмся ли мы этими увлекательными проектами?

Надеюсь, ответ всем очевиден! И кем же нас будут считать наши создания, которых мы по своему подобию прогоним чрез чудовищный цивилизационный конвейер, начиная с пещер и шалашиков из рёбер мамонтов? Тоже понятно! А раз так, то, будучи непробиваемыми оптимистами в отношении текущей версии человечества, стоит признать, что либо мы первые в череде творцов, именуемых в фольклоре богами, либо над нашим появлением таки потрудились существа с колоссальным и непостижимым для нас сегодняшних развитием. Нет, ну можно поупорствовать и в этом направлении, что свойственно заносчивому человечеству, которое каждый раз, исходя из текущей копилки знаний, придумывает и обосновывает проект мироздания, где оно, как ни крути, находится в центре системы. Вспомним знаменитую черепаху, несущую по морю-океану единственный и неповторимый остров с каждым из существ известной популяции, да и после, когда Земле был присвоен статус планеты, она таки тоже стала центральным объектом, вокруг коего вращалось абсолютно всё в этом видимом мире, включая и солнце! При том при всём гелиоцентрическая система мироздания, хотя бы в качестве версии, была известна за триста лет до рождества Христова! Но нет же, нет – не вокруг нас всё двигалось-вертелось в том варианте, и был он отвергнут, а для объяснения странного поведения небесных тел выдумали совершенно безумные таблицы, естественно, располагавшие возлюбленное богом человечество в центре всего сущего. Потребовалось сжечь Джордано Бруно, чтобы через какое-то разумное время принять-таки учение Коперника в качестве естественной аксиомы. Правда, утверждается ныне, что пострадал учёный и философ вовсе не из-за помещения нас на обочину солнечной системы, что может соответствовать действительности, однако приведу выдержку из исторического документа, а именно из доноса на несчастного: «Он учил самым чудовищным и бессмысленным вещам, например, что миры бесчисленны…». Вы можете представить реакцию на такую наглость для раздутого от самомнения Homo sapiens? Естественно, его немедленно требовалось сжечь!

Но даже когда восторжествовал научный вроде бы подход, даже тогда мы не смирились с задворками космоса – долго ещё царило утверждение, помещавшее нас всё же в центр мироздания, однако опосредованно, а именно вместе с солнцем, но уже относительно россыпи звёздного множества. Правда, и тут пришлось распрощаться с иллюзией, ведь вскорости выяснилась колоссальность размеров вселенной, где планете Земля отведена роль даже не песчинке на пляже в Малибу.

И таки человечество не подкачало, таки решило вопрос собственной избранности кардинально – оно отказалось от того самого господа, коему тысячелетия покланялось и жертвовало последнее, а то и первое, включая младенцев невинных, боясь при том высшей сущности и наделяя её, на минуточку, своими подлыми качествами, такими как алчность до крови и злата, что нас должно было, видимо, сблизить. А раз божество не осчастливливает подопечных обещанным вторым и прочими пришествиями с чудным оживлением усопших, спряталось где-то там, а и к прочему не назначило возлюбленных чад своих географическим, моральным и духовным пупом бытия, то какой от него прок? Одни затраты на всякие там подношения и архитектурные изыски соборов… А почему гром гремит – мы выяснили и не опасаемся более гнева и молний – всё сможем, всё сделаем или исправим, покарав виновных своими руками! Напоминает обиду на родителя, который лет до пятнадцати воспитанника и ростом казался повыше и фигурой ладнее, а тут вон оно что… и скрючился, и сморщился, а ещё ключи забывает на работе – ну, прям деменция и отстой.

И мы, сократив, не задумываясь, уравнение земного жития на наибольший общий делитель, упростили его и назначили себя венцом творения, но только уже для некой безмолвной природы, коя и в суд не подаст за оскорбление и делом лихим не ответит – удобная, короче говоря, барышня получилась. И так замечательно вышло – ведь создатель является и хозяином мира им произведённого, а при изъятии собственника мы стали сами себе мальчиками, а окружающие интерьеры, как известно, быстренько перешли из разряда храма, за что некогда и спросить могли, в производственное подразделение, предназначенное для удовлетворения всё возрастающих потребностей. Представляется в связи с вышеизложенным, что атеизм стоит рассматривать как очередное проявление постоянного, врождённого высокомерия человечества… если уж не в центре мы, то и без необходимости держать отчёты перед разными там абсолютами, дальше читаем Фёдора Михайловича.  

Но и это, скорее всего, явление временное в силу иной нашей психологической особенности – безоглядной увлечённости построениями внезапно модных интеллектуалов или проповедников, что объясняется, видимо, вечным и оттого странным поиском опоры для осмысленного бытия с перебором множества вариантов – это, во-первых. С другой стороны, мы почему-то охладеваем также внезапно к почти любой диковинной концепции, часто делая это без видимой на то причины, как если бы искусный повар угостил клиента блюдом изысканным и экзотическим, затмевающим обыденную пищу, к коей тот всё же возвращается, пресытившись лакомством и осознав, что деликатес всего лишь частичка в непознанной гастрономической мозаике и неспособен полностью удовлетворить потребности организма. Вспомним в качестве примера о победившем в отдельной стране социализме, который и самую страшную войну выиграл и дал населению хлеб, кров и уверенность в завтрашнем дне, что было проклято в один прекрасный момент ради ренессанса капиталистических способов производства. То есть мы же не думаем, что в реальности кто-то разгромил Советский Союз и насилием заставил сменить парадигму развития державы? По аналогии, которые, как известно, ложны, однако всё же есть смысл ожидать чего-то подобного с отказом от атеизма, коль такое произойдёт, и именно в глубоко научной среде.  

      

* * *

Но вернёмся к непрерывности процессов унификации в истории человечества и спросим: а так уж разнятся имеющиеся варианты, чтобы за них проливалось столько кровушки? И тут, видимо, есть смысл выбрать некий критерий, который сможет объединить страны в укрупнённые группы – единственно ради понимания происходящих внутри них процессов. Вариантов бесчисленное множество, начиная от деления по цвету кожи и разрезу глаз и заканчивая религиозным разнообразием, что всё же не столь существенно и часто не играет особой роли в формировании крупнейших проектов в области стандартизации территорий с проживающими на ней народами, примером чего является наша страна. Хотя существуют всё ещё некие англосаксы с примкнувшими к ним народностями, намекающие регулярно и исподволь, а то талдычащие напрямую о некой своей невероятной исключительности, возглавляемой периодически некими художниками с характерными усиками.   

Видимо, всё же стоит обратить внимание на способы управления, которых в начале нашего развития имелось совсем немного, – всё больше единоличные, выстроенные по принципу пирамидальных структур, где всем заправлял некий деспот, разной степени суровости, имевший штат чиновников, исполнявших программы, намеченные начальством, включая сбор податей и вожделенную трату бюджетов. И тут, в качестве яркого примера, стоит рассмотреть жизнь и бытие Древнего Египта додинастического и династического периодов, где в течение тысячелетий отшлифовалась та самая вертикаль власти, доведённая до состояния эталонного совершенства. Именно в тех местах и именно в ту эпоху жизнь подавляющего числа населения непрерывно подчинялась указаниям, спущенным с верхних уровней, число которых зависело от социального положения человека, что изначально определялось опять же вышестоящим должностным лицом! Так, например, по достижению соответствующего возраста простые юноши и девушки отправлялись каждый в свою сферу деятельности, где одним предписывалось быть кузнецами, других отсылали в ткацкие цеха, а третьи и четвёртые могли оказаться воинами или крестьянами и так далее. Затем ситуация для подданых фараонов оставалась неизменной до конца их коротких жизней, что делало человека функцией, которая во множестве своём трансформировалась в тот или иной ресурс государства. Разумеется, система в области цикличных или повторяющихся процессов держалась на наборе правил, облекаемых как-то в понятные каноны или хотя бы в традиции, легитимность которых не вызывала сомнений также, как не вызывала сомнений божественность благодатных и своевременных разливов Нила. Деяния же, не относящиеся к стереотипным по определению, требовали, в соответствии с задачами, разбора и прямого участия казённых управленцев, для чего те наделялись теми самыми необходимыми ресурсами, где каждый из работников царства являлся их естественной, неотъемлемой частью, за что получал пропитание всегда напрямую из казны. Однако и подобные деяния властных мужей, а также их подчинённых находились в чётко очерченном правовом поле, где даже цены на материальные блага устанавливались директивно и держались – внимание! – столетиями! В египтологии до сих пор не определились, насколько в стране пирамид использовался непосредственно рабский труд, который таки существовал и впрямую. Между тем эпитеты, как всегда, не столь уж значимы для понимания общей концепции, даже если они и не до конца соответствуют академически выверенным определениям, ведь уровень подчинённости рядового египтянина, прежде всего системе в целом, если и отличался как-то от полной зависимости хозяину, то, видимо, занимал некое промежуточное положение между рабством и полной свободой, которой, как мы помним, нет и по сей день.  

Итак, зафиксируем, что функциональность Древнего Египта основывалась на своде неких писанных и неписаных инструкций, называемых ныне в вертикальных образованиях законами, состоявших из определённых сверху наборов правильных реакций на те или иные жизненные ситуации. Соблюдение же сих устоев изначально освещалось божественностью фараона и, как следствие, всего им сказанного или же учреждённого, что уже на уровне священной веры не позволяло нарушать установленные порядки и грозило аж карой небесной, в том числе после смерти! А за неминуемостью расплаты в земных пока ещё условиях, как водится, присматривали опять же те самые слуги государевы из чиновничьего сословья, имевшие и карательные функции! Короче говоря, в царствие том желание выжить как-то и размножиться подпиралось, прежде всего, страхом потерять и то, и другое.      

Ситуация по нынешним временам, несомненно, чудовищная и невозможная! Представьте, что кого-то по окончанию препубертатного периода некий человек в парике и белой юбке изо льна направляет до скончания века в плотники или каменщики. Но и это ещё не всё, ведь при возникновении необходимости в некой благости для царства ты будешь обязан проследовать, скажем, на строительство моста или по иным неотложным делам государя, которого ещё и славить станешь искренне и со всей страстью в качестве живого божества, за чем ревностно присматривали служители храмов, являвшихся частью государственного механизма. Не в те ли чёрные для человека тысячелетия был выпестован в качестве удобного механизма унизительный стокгольмский синдром?                       

Правда, не единой страной пирамид жил античный мир, местами появлялись отклонения, когда у некоторой части населения что-то спрашивали, учитывали их мнение или даже предлагалось выдвигать предложения, альтернативные основной линии. И тут, конечно же, вспоминается Греция, что, верно, и было кем-то названо демократией, превратившейся ныне в самую священную корову из живших! Однако стоит заметить, что сия вспышка разнообразия может рассматриваться исключительно в качестве временного недоразумения, которых было множество, и возникали они тут и там без всякой связи с уважаемыми греками. Мы же ещё помним хотя бы про новгородское вече, да и при Иване IV, между прочим, Грозном была проведена административная реформа, вводившая на Руси широкую выборность местного управления, включая – на минуточку! – суд и сбор налогов. Но как в древности, так и в следующие времена, толку особого из всей этой народной толчеи не получилось – момент не подошёл, видимо. Система как-то быстро распадалась, превращаясь в традиционное для тех времён самовластие, яркой иллюстрацией чего стала Римская империя, бывшая прежде демократической республикой и управлявшаяся длительное время исключительно сенатом, потерявшим всё же своё старшинство в пользу императорской власти – очень жёсткой порой власти.   

Но всё изменилось в эпоху феодализма, когда в целом пропала римская иерархия чиновников, а своды законов сожгли брутальные варвары, готовя мясо на кострах, что включало и инструкции для человеческого поведения при отсутствии присмотра государева, переходившие иногда в традиции или же из них проистекавшие. На месте же античного, изысканного до совершенства великолепия возникли феоды, раздававшиеся с населением немытыми вождями своим ещё менее опрятным сподвижникам рангом поскромнее для управления, защиты и поборов, часть из которых засылалась суверену. В отличие от рабовладения, где работающее существо являлось исключительной собственностью хозяина, его живым инструментом, который следовало, кроме прочего, содержать и обиходить, – при феодальной формации собственник большего надела не интересовался жизнью и состоянием крестьянина, которому выделил участок, позволяя тому трудиться образом удобным для производства продукта, часть из которого шла на выплату ему ренты, что снимало с господина необходимость в радении за исполнителем, которому он, по большей части, ничего уже в смысле производства не диктовал, а требовал лишь конечные плоды в определённых объёмах, а это уже договор. Налицо субъектность как владельца земли, так и её обработчика, а над ними, как мы помним, «вассал моего вассала не мой вассал», что констатировало определённое множество господ разного уровня, но в рамках своих полномочий, определённых наличием и размерами собственности.

То есть, с некоторой долей упрощения, феодальное общество можно назвать системой разных договорённостей множества королей, которых именовали, правда, то графами, то виконтами, а то и простыми, но благородными рыцарями, имевшими, в свою очередь, рентные договора с производителями продукции, наделёнными некой собственностью, а с ней и правами, и, как водится, ответственностью – перед собой, прежде всего, и своим семейством, что заставляло, как говорили классики, трудиться более прилежно, нежели рабы.

Таким образом, римская сословность, как мы помним, разрушаясь с отмиранием рабовладельческого строя, не столько включала социальные лифты для фигурантов и потомков великого переселения народов, сколько, вообще-то, уступала арену для создания властных механизмов заново и уже на иных принципах, которые, в отличие от действовавших ранее пирамидальных систем – условно вертикальных, выглядели более плоскими, ламинарными. А это уже, очевидно, структура управления, впервые зависевшая не от места в иерархии руководства, приносившей доход или некую собственность, а прежде всего от владения этой самой собственностью изначально. Кроме того, полезное для обогащения имущество, оставаясь средством производства, требовало привлечение человека, который уже чистым ресурсом не являлся, а становился хоть и не совсем равной, но стороной договора, во владении которой находится прежде всего собственная жизнь, что являлось новаторством по сравнению с предыдущими эпохами! Во всяком случае, так было изначально в эпохе европейских королей…

То есть уплощение системы, кроме прочего, позволило серьёзной по количеству части производящего населения получить степень личной свободы, отличной от состояния, когда они, будучи живым инструментом, не имели возможности распоряжаться ни своим временем, ни своей волей, ни своими способностями. Не станем оспаривать тезис марксизма, утверждающий, что феодальный строй более прогрессивен, нежели рабовладельческий, согласимся с тем, что, несмотря на ужасное положение культуры и хозяйства в средневековой Европе, выработка у одного крестьянина была выше, чем у раба, которому требовался ещё, между прочим, и надсмотрщик, что систему усложняло уже на самом нижнем уровне, как бы воспроизводя её вертикальное строение! В связи с чем предлагается зафиксировать очевидный факт, гласящий, что отсутствие принуждения как со стороны вышестоящего члена общества, так и внешних обстоятельств приводит к более высоким результатам нежели в противном случае. И если уж сие считать доказанным, то можно ли предположить, что в природе человека есть нечто, именуемое, например, творчеством, что заставляет отдельного индивидуума, как статистическую единицу, более производительно создавать, как минимум, прибавочный продукт?       

Однако подобные заключения уместны лишь при обсуждении схемы на уровне математического маятника, чего в чистом виде у феодализма не существовало даже в начальный период, ведь, как мы помним, практиковалась и так называемая барщина, а что это – если не рабский труд? И даже в века совершенной и повальной раздробленности плоского мира Европы всегда имел-таки место пирамидальный институт, унаследованный от Римской империи, а именно иерархия католической церкви, коя в достаточной степени, являясь для стран континента связующим раствором, вторгалась в хозяйственную деятельность и владетельных сюзеренов, и простых обывателей. При суеверном мировосприятии у подавляющего числа населения средневекового общества, в связи с потребностью толкования и при необходимости регламентации аспектов повседневной жизни, не подпадавших под правовые нормы, возникла естественная зависимость от служителей культа, оказывавших этот вид духовной помощи радушно и непринуждённо, разумеется, не забывая монетизировать свой сервис и, разумеется, во славу всевышнего. А это, безусловно, вело к перераспределению пула доходов всех слоёв общества и требовало договорённостей с церковными иерархами о степени финансовой вовлеченности их структур, а также о границах влияния и полномочий. Ну, а со временем – чего не жилось-то? – пирамида власти возродилась и в светском отделе, а короли из разряда первых среди равных как-то вдруг прижились на верхних ступенях, предшествующих лишь божественной дислокации, а если вспомним авиньонское пленение пап, то и на одном уровне с приемниками ключника Петра, первенство коему было даровано господом нашим Иисусом.   

Как с теми русскими – с нами, у кого, чтобы мы ни делали, всегда рано или поздно получается автомат Калашникова! – так и с цивилизацией Homo sapiens, даже при самых тотальных вольностях наблюдается стремление к ограничению личности при постепенном, но неуклонном переходе к вертикальной системе управления. Кстати, в качестве иллюстрации этого тезиса вернёмся в современность и вспомним знаменитый патриотический акт, принятый в США после атаки самолётами башен-близнецов, существенно ограничивший серьёзный перечень свобод граждан, между прочим, как утверждает историография Соединённых Штатов, буквально выстраданных всем предыдущим человечеством! Так в чём же дело? Неужели всему роду людскому, включая граждан просвещённого до невменяемости и священного Запада, свойственно стремление к тому самому состоянию, которое столетиями приписывается нашему этносу, а именно стремление к покорности до рабского положения?   

Наверное, дело всё же не в природных склонностях кого бы то ни было, а в банальном накоплении ошибки при последовательном воспроизводстве системы, когда каждый последующий вариант копируется не с некого эталонного, а с предыдущего, который в силу обстоятельств обязательно имеет отличие от, в свою очередь, породившего его. Таким образом, погрешности постепенно складываются в поколениях или быстрее, переходя однажды из количества в качество, и вот уже некий механизм попадает в неработоспособное положение, что практически всегда требует ручного управления, нередко чрез разрушение всех или части действующих договорённостей, это и осуществляет некая личность, провозглашавшая себя не только арбитром, но и творцом распоряжений прямого действия. Да, именно прямого – ради необходимой живости, чего в случае выработки консенсуса достигнуть невозможно, разве что при использовании формулы: царь указал, а бояре приговорили! Иногда это происходит по всеобщему и почти молчаливому согласию, как в случае с зарождением имперской Германии в 1871 году, другой раз без оного, и мы подобное называем неконституционным захватом власти, что, по всеобщему мнению, совершил Пиночет, наречённый диктатором. Кстати сказать, накоплением ошибки может являться и отсутствие необходимых изменений в той или иной структуре, которая всё же взаимодействует с внешним миром, а он-то неизбежно трансформируется…

Первую часть процесса с погрешностью проиллюстрируем длительным проживанием замкнутого сообщества, например племени на далёком острове, где со временем любое соитие в биологическом смысле становится инцестом, что приводит к неизбежному вырождению. Однако и в развитие ситуации досточтимому океану есть что сказать, и он оказывается не без добрых людей, и вот уже крепкого парня, умудрившегося побороть бурю, выносит на песчаный пляж, где тот бьют морды хилым местным мужичкам, а то и убивает их, овладевая почти каждой из женщин, что позволяет сообществу дикарей несколько поколений находиться в зоне относительной генетической безопасности.   

Что ж не так с удобствами плоского мира, почему он не умеет бороться с накоплением ошибок? Дело в том, что любой договор, как и их общественная совокупность, включающая и законодательные акты, изначально имеет ограниченный набор алгоритмов реагирования, вследствие ограниченного же опыта, и нацелен он, в том числе, на удаление субъективного начала, если речь не идёт о заключении брачного союза. То есть создаётся универсальный, но только на данный момент механизм, функционирующий независимо от личности и позволяющий индивидууму выбор лишь из прописанного числа вариантов, что удобно при мирном небе и без внезапных катаклизмов. При подобном развитии событий допускается и коррекция, но неспешная, постепенная, что не страхует всё же от незаметного накопления погрешности; вообще-то, в быту плоские образования, это про бюргеров, про пиво в пятницу и про тишь, гладь и божью благодать со спокойной эволюцией. Известное правило, гласящее, что никто не может быть выше закона, блокирует быстродействие системы напрочь, интерпретируя его как манифест, заявляющий о равенстве всех субъектов договорных отношений внутри социума, и в этом слабость горизонтального мира, таким образом неспособного к должной реакции, а иной раз хоть к какой-нибудь реакции – вспомним заседания Государственной Думы после свержения царя-батюшки в феврале 1917 года. А что прикажите делать, если самолёты врезаются в башни-близнецы, когда очевидно угрожают уже каждому гражданину и совсем не потенциально, или же власть после многолетних бурлений на вполне законных основаниях перешла к левым безумцам, как в Чили? В обоих случаях отлаженные системы срочно нуждаются, по мнению, скажем, реформаторов, в ручном управлении, в ходе которого происходит не только удаление избыточных неточностей, доходящих до увечности… а и перезаключаются договора, конечно, с учётом подправленной реальности и с участием новых или совсем уж новейших элит, как говаривал Наполеон: «Революция – это десять тысяч вакансий во власти». Пожалуй, и не только во власти…

 

* * *

Плоская система, нацеленная на самоподготовку отдельной личности к вероятным тяжёлым временам через накопление ресурсов – с некоторых пор финансовых, – несмотря на стремление к изъятию из управления субъективного начала, всё же ориентирована и основывается на персональной, семейной прагматичности, что присуще на низовом уровне и пирамидальным мирам, что их и подтачивает в ползучем режиме, грозя полным и окончательным переформатированием в своего антипода. После Великой Октябрьской революции коммунистические вожди, похоже, это осознавали, предлагая ликвидировать институт брака; отсюда и фабрики-кухни, детские сады, единственно прижившиеся, однако, и стремление перевести взаимоотношения полов к известной теории стакана воды, о чём заявлялось на весьма высоком уровне. Но всё это уже далёкая история, как и военный коммунизм, фактически использовавшийся в качестве базиса для бесклассового общества, на смену чему пришла новая экономическая политика, которая перевела рыночные отношения из разряда антагониста строю в достаточно успешный инструмент, результативно функционировавший отдельными моментами вплоть до воцарения некоего Никиты Сергеевича. В любом случае комиссары в пыльных шлемах семьи оставили-таки в покое, а уж они, стремясь исключительно к личному благополучию, в условиях полного отсутствия коммерции и товарно-денежных отношений, навязанного сверху, возродили чрез искусственные дефициты подпольное предпринимательство, при Горбачёве переросшее в кооперативное движение, что и разрушило, в конце концов, хрущёвскую – убогую! – версию социалистического общества.

Но всё, повторимся, в прошлом, вот только элементную базу социума в виде понятной ячейки общества, слава богу, не отменили, а значит, опасность переформатирования вертикальной системы в горизонтальную сохранилась, следовательно, пирамидальный мир, стремящийся уберечь себя, вынуждено поставит антипода в своё положение, где при наличии развитых компетенций ручного управления именно он получает существенные преференции – это наше основное оружие. Нетрудно догадаться, что речь идёт в первую очередь о масштабной, длительной войне, которая разбалансирует систему договорных отношений плоской формации и не позволит ей действовать штатно ввиду массового появления неучтённых ранее факторов, выходящих за пределы осмысленных и формализованных в действия алгоритмов. Дальше возможны два варианта, где в первом случае вертикальная структура побеждает оппонентов в силу их полной разбалансированности и несостоятельности, а во втором – те сами невольно перейдут на способ управления вертикальных стран, превратившись в одну из них, что приведёт к появлению ярких, договороспособных лидеров, имеющих существенные полномочия, с которыми мир и будет заключён. На этом унификация по одному из вариантов завершится… В любом случае время работает на нас, однако, если мы не получим удар в спину от Китая или Индии, относящейся, в отличии от Поднебесной, к ламинарным системам; вовне это наше самое слабое звено, где всё держится на влиятельном Нарендра Моди, замена коего в лучшем случае породит для России большущую неопределённость.   

Правда, харизматичность далеко не всегда ведёт к адекватности, где в известной череде подобных личностей наиболее ярок людоедский образ Гитлера, появление которого, видимо, объясняется стремлением государственного организма переродиться из плоского в своего антипода при полном отсутствии подобного опыта управления. Конечно, Германия возникла как монархия, однако рождена она была уже из Северогерманского союза путём присоединения новых стран и вплоть до нацистских изысков оставалась подлинной федерацией, то есть даже у императора полномочия будучи единоличными, по сути, оставались горизонтальной природы, изначально учитывавшие значительный слой юнкерства, передавшего впоследствии наработанные потенциал и ресурсы нарождавшейся буржуазии. Появление же и приход к власти национал-социалистической немецкой рабочей партии, как все признают, был реакцией на бедственное положение страны после Версальского мира и Великой депрессии, которая к 1933 году вполне себе уже разгорелась и в Европе. Под действием коллективного стремления к простым решениям братия бесноватого фюрера с остервенением принялась ломать модель, очевидно, требующую реформации, превращая её в нечто жёстко и карикатурно пирамидальное! Делалось это без понимания того, что в плоском обустройстве законы являются формой договоров, которые заключаются путём консенсуса неких партий, а при вертикальной ориентации они в большей степени относятся к распоряжениям, к инструкциям, спускаемым сверху, на то, как необходимо действовать при однотипных ситуациях. Указанное положение, однако, не должно исключать компромиссов и всё же позволяет гораздо быстрее реагировать на внешние факторы, так как не требует согласования действий ни с подотчётным электоратом, ни с прочими властными оппонентами по принципу: я царь, а значит сегодня слово дал, а уже завтра его забрал, так как изменились обстоятельства…

Дума же таки побурчала в кулуарах, покряхтела в горлатные шапки, выпустила дурной дух в шубы да и приговорила! При развитой практике пирамидального управления любые распорядительные документы нацелены всё же не на умышленное ущемление каких-то слоёв населения, а на максимально прочный мир внутри общества, предотвращающий распад вертикали, а с ним и физическую гибель власти, и пишутся они при побуждении, а то и при участии нескольких групп влияния, правда, без парламентской публичности. Нацисты же взяли лишь внешние атрибуты этого устройства, а также удобства его механизмов, позволяющих ускорить приведение в жизнь распоряжений, однако без коллегиальной глубины их проработки, следовательно, и без должной обоснованности, а дальше, руководствуясь незамысловатым тезисом о том, что если кого-то нет, то и проблемы нет, принялись в буквальном смысле уничтожать целые пласты и сословия, обвинённые в нелояльности немецкому этносу – и это всего лишь ради исключения величин, которые не втискивались в выдуманную концепцию руководства и с которыми традиционно приходилось-таки считаться веками.

Кстати, ни в коем случае не отождествляя Третий рейх с Советским Союзом, нашу трагедию 1937 года в какой-то мере также можно объяснить отсутствием должного опыта в строительстве государства вертикального типа. И если данный тезис принять за основу, то нынешние действия России, принуждающей элиты священного Запада спешно изымать свои страны из благости и предсказуемости плоского мира, за пределами которого естественным образом окажется неопределённость с высокой инфляцией, безработицей, а главное, с элементами потери управления, то и за сим может последовать ужесточение режимов, вплоть до сползания их в нечто, напоминающее фашизм, который возникает – внимание! – не в пирамидальных системах, а у так называемых ламинарных демократий, вынужденно пытающихся копировать модель вертикального устройства при отсутствии должных компетенций.   

И тем не менее в известных локациях возникает соблазн объявить все пирамидальные системы аморальными и экспансионистскими, что будет лишь эмоциональным развешиванием ярлыков, ведь в достижении своих целей горизонтальные образования ничем не лучше, а если вспомнить о красочном букете цветных переворотов, которые, что не скрывается, в данный момент являются одним из методов в продвижении ими своей формации, то мы поймём, что не только Париж стоит мессы, но и месса стоит Парижа. А ещё были и прямые вторжения армий якобы свободного мира, унесшие миллионы жизней, скажем, во Вьетнаме или Ираке, – история, как мы видим, безжалостна в своей прямоте и безапелляционности. Ну и для упрёка остаётся ещё тот самый человек, который отдал приказ о начале боевых действий, и которому некоторым так хочется швырнуть в лицо какое-нибудь гневное, а главное, обидное обвинение! Однако и тут стоит учесть, что Владимир Владимирович не есть личность в себе, а был найден и рекрутирован системой, не принявшей ельцинское перерождение в горизонтальную. А выражая её интересы, руководя ею, он по совместительству является простым человеком – элементной базой любой социальной структуры, а значит обосновано воспринимает своё выживание следствием выживания всей системы, являясь для неё таким образом ресурсом, что невозможно в горизонтальных образованиях, где договор и закон, как его высшая форма, прописывают такие условия взаимодействий, при коих возникающая и развивающаяся дискретность препятствует появлению подобных личностей, так как призвана минимизировать использование субъективности отношений, которые априори должны быть равными в качестве безвозмездного ресурса при полной сбалансированности интересов, что напрочь исключает альтруизм, как явление ломающее равновесие.

Касаясь же чудовищного числа жертв конфликта, конечно, можно вспомнить слова, приписываемые Сталину и гласящие, что смерть одного человека – трагедия, смерть миллионов – статистика, однако обратим внимание всё же на высказывания более позднего лидера – президента США Байдена, заявившего как-то: «Это я предложил бомбить Белград. Это я предложил послать американских пилотов уничтожить все мосты. Это я предложил забрать все запасы их горючего. Это я предложил все эти действия». Надеемся, ещё не забыты 78 дней бомбёжки Югославии и число погибших при этом мирных жителей. И тут дело не в мелкой мстительности типичному руководителю серьёзного государства, которому, как и любому из его коллег, на любом суде, включая всевышнего, есть за что ответить, а в понимании того, что победители пишут не только историю, но и обвинительные приговоры.   

       

* * *

Обзор совершенно точно не будет полным, если в числе субъектов договорных отношений мира, бурлившего на руинах великого Рима, наряду с владетельными сеньорами всех уровней, несчастными хлебопашцами и жиреющей церковью мы не вспомним и про города, дивным образом трансформировавшиеся из разряда бесправных резиденций и ставок античной бюрократии в сообщества деловых людей, самостоятельно организующих своё бытие, где реализовывалась натуральная и отоваривалась денежная рента феодальных землевладельцев, а крестьяне могли менять плоды сельского хозяйства на плоды ремесленного рукоделия. Бесспорно, сектор организованной жизни горожан от поселения к поселению отличался разнообразием и варьировал, как в случае с Парижем, от административного центра штатской, военной и церковной властей до полной автономии, как в ситуации с Италией, где полисы фактически сами становились государствами, владевшими и существенными наделами.

Однако при всех вариациях и прочих перипетиях местного значения именно на базе средневековых городов оттачивались в виде постоянных экспериментов те самые принципы управления, кои впоследствии с разной степенью успешности перенесутся вплоть до уровня стран или даже сообщества стран… или штатов. Вот тут-то, без всякого обращения к греческому опыту, зародилась и утвердилась выборность, правда, куцая изначально, основанная прежде на принципах имущественной значимости, но с чего-то же необходимо начинать и пробовать! Далее последовали отчётность начальства, получившего полномочия практически из рук большинства уважаемых земляков, его сменяемость и со временем даже зачатки разделения властей, однако не особенно вразумительных и не совсем функциональных. В конце концов, возник тот вид организации, который принято называть самоуправлением, допускавшим уже тогда не только ведение городского хозяйства, но предполагавшим взаимодействие с внешним контуром, когда, несмотря на степень зависимости от сюзерена или же при отсутствии оной, отношения строились также на договорной основе, где сообщество выступало уже в виде единого лица, обличённого полномочиями для заключения некого соглашения о принципах мирного ли сосуществования с владельцем земель, на которых расположилось поселение, или же о степени вовлеченности верховной и прочих властей в управление городом.

Несомненно, любому администратору удобней и проще иметь дело с одним субъектом, нежели с каждым домовладением в отдельности, и подобное построение приветствовалось, тем более, что речь, разумеется и прежде всего, шла о платежах по старому доброму принципу, когда определялись объём и частота поступлений в казну феодала или же в закрома средневековой, но всё же любимой родины в лице, скажем, короля, что не касалось каких-то личных податей. За прилежность налоговых траншей общине передавались некоторые полномочия высших властей, а с ними и их обязанности, по большей части хозяйственного и гражданского свойств, за что уже с местного управления спрашивалось и – внимание! – взыскивалось так или иначе, что предполагало ответственность как снизу, а именно от выбиравших сограждан, так и сверху – от сюзеренов и церкви, вездесущей со своими интересами как в духовной, так в приземлённой областях.

Таким образом, можно констатировать, что западноевропейское средневековье, несмотря на страшное бесправие и невероятную жестокость, сформировало всё же некое общество, пронизанное зависимостями снизу доверху, но состоящее из людей, не являвшихся чьей-то собственностью напрямую и полностью. Конечно, для крестьянина, жившего и работавшего на земле господина без возможности его покинуть, это было тем ещё утешением, о чём говорят многочисленные восстания и побеги, кстати, и в города. Однако, некоторая степень свободы у несчастных всё же имелась, как и семья, как и хозяйство глубоко личных вещей вплоть до недвижимости, а следовательно, имелся уже свой некий ресурс, увеличение которого могло вывести бедолагу в более значимые фигуры, что и стало их персональной целью, закрепленной историей в психологии. Основным же, видимо, стоит считать наличие тех самых договоров, кои регламентировали отношения отдельных личностей, профессиональных сообществ, территориальных общин и иных институтов, включая, естественно, властные, что, безусловно, отделяло каждому субъекту договорённости пространство физически и во временном измерении, превращая его в тот самый ресурс, воздействовать на который и коим пользоваться мог исключительно тот, кому он принадлежал уже на законных основаниях, – здесь кроются корни святости собственности, которая без всеобщего консенсуса в отношении неё таковой не является, исключая всякий смысл в её накоплении и сбережении.  

Стоит заметить, что система хоть и называется здесь плоской, однако имела и продолжает иметь договорные отношения не только горизонтального направления – между равными субъектами, но и вертикально ориентирована и прежде всего вертикально. Разумеется, подобное положение не исключало ответственности от вышестоящего управления, но и на себя любимого она распространялась или в равной степени, или даже в большей, что заставляло улучшать свою жизнь, не надеясь особо ни на короля, ни на епископа, ни на подлого угнетателя местного разлива, даже если он и изображал из себя отца родного, как и до сих пор водится. Да-да, именно так – любой договор, как мы понимаем, даже при отсутствии равноправия гласит о том, что одна сторона возлагает на себя обязанности в отношении второй, делая сие именно добровольно, собственно, как и противная. Тем самым, на смену непосредственного администрирования со всеми его атрибутами, такими как непрерывное принуждение, присмотр, толстые книжки или папирусы с приложениями в виде учёных и заумных толкователей текстов, пришло, перефразируем классика, согласие, которое есть продукт при полном непротивлении сторон! И это устраивало большую часть населения, ведь нормы права творились здесь и сейчас, видимо, поэтому договаривающиеся стороны стали называться высокими, а как иначе называть создателей законов, даже если они касались числа субъектов, ограничением до двух?   

Судебная система, возникающая в подобных обществах, выступает исключительно третей стороной, находящейся над схваткой, которая, во-первых, не должна иметь заинтересованности, а значит и не может являться непосредственно частью государственных структур, оставаясь частью государства, ведь именно властные органы частенько становятся участником как договорных процессов, так споров по ним. Во-вторых, для легитимации выносимых решений суд должен иметь безусловное доверие всего социума, что достигается как безгрешностью судей, хотя бы декларируемой, так и институтом присяжных в некоторых случаях, когда членов жюри, состоящего из обычных людей, любая из сторон может если не выбрать, то хотя бы отвести.

Побочным эффектом возникновения системы плоского устройства, основанного на договорах, прежде всего вертикальной ориентации, можно считать зарождение с последующим становлением того самого гражданского общества, которое отстранило некогда власть имущих от вмешательства и контроля над взаимоотношениями, прежде всего на низовом уровне хозяйствования, оставляя за ней финансирование опять же в согласованных консенсусом рамках. Постепенно возникал социальный симбиоз, позволяющий населению проявлять и развивать большую самостоятельность в реальных делах общественной жизни, а начальству сосредоточиться на вопросах серьёзного и глобального масштабов, что экономит на кадровых издержках в руководстве! Этого нет в вертикальных системах, что при усложнении бытия неминуемо приводит к разрастанию бюрократического аппарата, к которому и апеллируют обыватели, обвиняя руководителей при случае в несостоятельности, что почему-то относят к некой холопской философии народа, хотя он-то как раз и не утруждает себя излишними действиями, занимаясь исключительно личным благополучием, в то время как администрации множества уровней вынужденно поневоле и масштабируются, и неустанно реагируют. То есть речь идёт всего лишь о распределении обязанностей, выполнение коих приводит к возникновению властных полномочий, и ещё большой вопрос, что для отдельной личности удобней и оставляет больше свободного времени, которое является абсолютным ресурсом… Из чего многое вытекает, например, сложность и дороговизна структуры нашего государственного управления, что тоже является консенсусом, ведь иди ты собери собственников жилья для обсуждения вопроса о стоянке автомобилей во дворе – нашим проще написать кляузное письмо участковому, а потом такое же на участкового! А вот у многоэтажек европейского благополучия личный транспорт вне определённых зон отсутствует, и у кого-таки философия подчинения, а у кого степень свободы выше?      

Вспоминая историю России как государства, относящегося к вертикальному миру, и сравнивая её с европейской в разрезе взаимоотношения элит с подчинёнными классами, в нашем случае мы увидим не только почти полное отсутствие вертикальных лифтов, что уже давно является общим местом у авторов, но и безразличие у низших слоёв к значительным проникновениям в аристократические сферы или хотя бы освоения подступов к ним. Произведения вроде «Принц и нищий» или «Мещанин во дворянстве» у нас даже сейчас не актуальны и смешны в принципе. В целом народ петровские реформы не принял, живительной благодати их не оценил – бороды не сбрил, одежонку не сменил, а главное, замкнулся в своём естественном, как ему казалось, состоянии, когда для властей выполнялись лишь самые необходимые действия часто ритуального характера, и даже очень состоятельный купец мало чем отличался от крестьянина или городского обывателя и не особенно мечтал о знатных титулах. Закончилось всё фразой, приписываемой Андропову, мол, мы не знаем страны, в которой живём, где в промежутке между ним и Петром, естественно, Великим столетия параллельных реальностей, когда бытие одного этноса разделилось на фракции настолько, что в ходе пугачёвского бунта – бессмысленного и беспощадного, а также во время гражданской войны после Великой Октябрьской социалистической революции одна часть пыталась извести под корень исключительно ту, образ мыслей которой и даже язык был ей абсолютно непонятен.

А что же с так называемой вертикальной или пирамидальной системой сейчас, она-то где? Да как жила, так и продолжает существовать по сей день, разумеется, мимикрируя в соответствии времени! И если в западной части Европы после распада Римской империи человечество экспериментировало с плоским миром, основанным на договорах и добровольных взаимных зависимостях, то средневековье остальной части планеты Земля, по сути, мало чем отличалось от античности, кстати, и с рабами там тоже всё было достаточно хорошо, что, разумеется, плохо. Администрирование всё также господствовало как в управлении народом и территориями, так и в экономических областях, в частной жизни. Никто не станет отрицать наличие договорных отношений и в тех государствах, хотя именно там они охватывали субъектов почти исключительно равных между собой – по званиям, прежде всего, по положению в иерархической лестнице или, как минимум, в финансовом смысле, то есть по горизонтали. Как известно, лучшим подтверждением и иллюстрацией того или иного тезиса являются крайности, в связи с чем не грех вспомнить жуткую систему кастового устройства Индии, которое, зародившись ещё в глубокой древности, укоренилось и развилось всё же именно в средневековье! А вот доблестные и, разумеется, просвещённые европеоиды с туманного Альбиона, упрямо таща бремя белого человека, всячески культивировали данное положение вещей в колониальную эпоху, что вполне устраивало гадящую повсюду англичанку, неизменно руководствующуюся, помимо прочего, и принципом разделения для удобства властвования.  

Нечто похожее происходило и в других странах класса вертикального управления, в том числе и в России, которую также стоит относить к этой группе, с чем мы согласны от рождения. В связи с индийской парадигмой припомним у нас сожжение царём Фёдором Алексеевичем в 1682 году местнических справочников, именуемых: «Книга перечневая для скорого прииску отеческих дел, для укоризны отечеству и потерьки их, у кого с кем будет в отечестве счёт и то писано в сей книге имянно. Роды по статьям и в тех статьях под главами тех родов потерьки всякому роду, по своему прозванию. Выписано из разрядных книг, и из Посольского приказа, и из иных приказов из дел, тому всему именные статьи и в сей книге писано имянно по годам, кто преж сего у каких дел с кем бывали, и в каких чинах, и в которых годах». На основании этого опуса не только спесиво щёки надувались, но и принимались весьма серьёзные управленческие решения государственного масштаба! И даже несмотря на уничтожение сего масштабного по форме и уважаемого по содержанию уложения, ситуация менялась мало вплоть до возмужания Петра Великого, а в целом же в той или иной форме местничество дворянской знати существовало вплоть до Октябрьской революции. Чем не кастовость даже в правящей элите?

 

* * *

Разумеется, у нас достаточно и ярких примеров того, какими были взаимные отношения между иерархическими слоями, при наличии всё ж договорных отношений, и речь идёт не только о крепостных крестьянах и помещиках. Так известный всем Ерофей Павлович Хабаров, чьим именем названа станция на Транссибе, а фамилией аж столица субъекта Федерации, может называться землепроходцем и путешественником лишь формально, на самом же деле судьбина у скитальца оказалась весьма неприглядна, во всяком случае, в первых третях его жизни! Будучи человеком небогатым, но решительным, он отправился мыть золотишко на север Урала, где и преуспел, оформив соответствующим образов земельный надел и основав некое поселение, однако дела шли настолько хорошо, что к нему в долю попросился воевода тех краёв – царский, между прочим, чиновник! Дело дошло до прямого противостояния со стрельбой и некоторыми жертвами, что поставило крест на затеи предпринимателя, который то ли попал за решётку, то ли отправился в Москву с челобитной на самоуправство и мздоимство местного администратора, то ли отбыл в столицу после отсидки, что неважно.  

В любом случае вопрос был решён не в пользу Ерофея Павловича, и тот выдвинулся, правда, самостоятельно, а не в кандалах на совсем уж далёкую реку Лену, где, наняв людишек, принялся соль варить да хлеба растить, в чём опять же добился успеха. И – внимание! – всё вновь происходило на самых законных основаниях и при уплате положенных налогов – по договору с действовавшей на тот момент властью. Но и тут появился свой алчущий воевода, в результате чего дядька опять оказался не у дел и попал-таки в острог уже совершенно точно, а поставленное немалыми трудами дело отошло в загребущие пятерни известно кого! Выйдя на волю, вторично разорённый Хабаров, не надеясь уже на возможную челобитную царю, которую ещё собственноручно требовалось доставить ко двору, на что ушло бы много средств и пропасть времени, отправился с приличной ватагой таких же как сам авантюристов на тот самый Амур, где ныне и стоит Хабаровск. И вот ведь смешно, но он опять угодил в застенок, и это после нескольких лет тяжёлого похода по непроходимым местам, встречая вооружённое сопротивление со стороны маньчжуров империи Цин – китайцев по-нашему. Его тюремщик, вёзший несчастного в Москву, не только ограбил первопроходца, отобрав всё нажитое и добытое, но ещё зачем-то садистски избивал его. Разбирательство в столице шло достаточно долго, но благодаря встречной челобитной с жалобой на неподобающее поведение царского чиновника, конвоировавшего предпринимателя с Амура, тому удалось дело выиграть, однако – опять внимание! – имущество Ерофею Павловичу так и не вернули.

В его случае жизнь как-то наладилась, правда, уже без особо ярких событий и потрясений имперского масштаба, но при заслуженных сытости и уюте, чего, очевидно, не получили многие, кто не смог отстоять своё право на безбедное забвение… Так в материалах о походе Хабарова до великой реки на востоке упоминается, как бы невзначай, о том, что дауров – народ живший в тех местах – о приближении отряда предупредили некие русские промышленники, дабы аборигены скрылись и не платили в казну ясак – налог. А это, между прочим, сотни и сотни километров от Якутска, от места сбора бродяг, – то есть там уже кто-то из наших жил постоянно или относительно постоянно. И чего так-то и чем бытие их земное окончилось?

Суммировав сей дивный факт со злоключениями Ерофея Павловича, можно предположить, что в силу межсословной недоговороспособности отечественных властей любых уровней наиболее проворная публика от народа российского как раз и занималась освоением тех самых огромных пространств Евразии, откуда торчит ныне знаменитая нефтяная игла РФ – дай бог ей устойчивой проходимости и долгих лет! Поэтому, видимо, мы столь мягко входили в территории, которые наши недоброжелатели пытаются назвать колониями Российской империи, что совершенно не соответствует действительности! Это за спиной у Васко да Гама стоял король Португалии с подписанным договором на долю в добыче, а у конкистадоров испанская и та же португальская короны, и шли они изначально завоёвывать, чтобы управлять, во что идальго, будучи господами по рождению и в основном отпрысками знатных, но обедневших родов, свято верили!

В то время как наши предки с окружающим миром издревле сосуществовали в режиме соседской общины, это заставляло договариваться ради спокойствия жизни и давало опыт по поиску общего языка, особенно если инородцев в разы больше, нежели нас любимых, как в случае продвижения соотечественников к туманным берегам Тихого океана. Это уже потом, иногда через столетия, появлялись стрельцы да воеводы с губернаторами, а прежде с аборигенами знакомились подлинные первопроходцы, чьих имён не узнать, но то были совершенно простые люди – и скитальцы, бежавшие от произвола властей, и пассионарии из купеческой братии, и те же загадочные промышленники из истории с Хабаровым. Однако исторической правды ради стоит упомянуть, что Ерофей Павлович всё же не отличался особой покладистостью и трепет наводил как на народности Дальнего востока, встречавшиеся на пути, так и на собственную ватагу, на чём и погорел, собственно. Похоже, что официальное вхождение новых земель в состав государства Российского часто означало юридическое закрепление фактического состояния дел на сопредельных прежде территориях.

Подобные рассуждения о путях освоения Сибири нашими предками, конечно, не отличаются особой новизной, но в данном тексте они важны в качестве иллюстрации процессов по управлению страной, при которых отсутствовали взаимовыгодные, взаимообязывающие договорные коммуникации между различными её слоями, что нас и отличало от колониальных государств западной Европы, где в основе всегда лежало соглашение. Упомянутые выше конкистадоры, а также и иные колонизаторы, почти всегда относились к структурам негосударственным и действовали в основном автономно, но от его имени, получая впоследствии серьёзные преференции от королевской власти за свою деятельность, включавшие и налоговые послабления, и поместья, превосходившие зачастую землевладения серьёзных феодалов в метрополии. У нас же Иван Васильевич, по сей день именуемый Грозным, за Сибирское ханство, брошенное к его ногам Ермаком Тимофеевичем, одарил того аж двумя кольчугами, правда, приличного качества! И дело тут вовсе не в какой-то особой чёрствости или самодурстве российских правителей и высокой культурности и просвещённости властителей Испании и иже с ними – одна Варфоломеевская ночь чего стоит, не говоря о форменном геноциде тех же индейцев, – нет, дело как раз в структуре взаимодействия между сословиями, когда в вертикальной системе, олицетворением чего является Россия, любые добытые земли всегда и полностью уходили в доход государства, а их добытчик, невзирая на степень участия, мог рассчитывать на поощрение, но не на долю в добыче, как у наших западных соседей по континенту. Конечно, уже впоследствии цари и императоры могли наделять своих подданных деревеньками да угодьями, но это уже очень после бывало и, как правило, редко относилось к героическим первопроходцам и завоевателям.

Можно, конечно, и посетовать на несправедливость российского устройства, однако это уже будет вопрос принципиальный, ведь именно подобное положение вещей не позволило в прошлом нашей великой родине фрагментироваться до состояния десятков стран прочей Европы, скопом занимающих площадь в разы меньшую нашей державы даже, увы, куцей, урезанной от щедрот коммунистических последышей. И речь тут не о гордости или тщеславии, а о той самой унификации, которая, очевидно, в российском случае оказалась более успешной, не зря же они со своим Евросоюзом пытаются экстерном преодолеть тот путь, по которому Русь, а после и Россия двигались тысячу лет с приличным хвостиком.

Таким образом, при вертикальном устройстве общества слои, находящиеся выше, на совершенно законных основаниях управляют низшими, при полном их понимании, за некую фиксированную, незначительную, иногда символическую оплату или же при отсутствии оной, когда выполнение поставленной задачи создавало и создаёт предпосылки для личного морального удовлетворения, как в случае с боярами – любой их успех на службе государю записывался в тот самый местнический справочник, или как в истории с Ермаком, который по преданиям настолько гордился подаренными Иваном Васильевичем кольчугами, что носил их, не снимая ни днём, ни ночью, поэтому, видимо, и не смог переплыть Иртыш при нападении врагов. И тут не грех сопоставить стоимость и значимость Сибири, брошенной бывшим разбойником к стопам Грозного, и тех доспехов – комментарии, видимо, излишни! То есть речь очевидно шла о желании быть использованным верховной властью, если брать эти конкретные случаи, причём использованным без всякой гарантии на достойную или хотя бы приемлемую монетизацию своих возможных заслуг! И вот уже улыбнулся сумрачный германский гений, а расчётливый англосакс брезгливо сплюнул, так и непоняв, что у гордого роса состояние ресурса синонимично служению, высокому служению – так служит матушка своему беззубому дитятке, делая это до своей или же, не приведи господь, его гробовой доски… Вечно и сколь угодно пафосно можно сокрушаться на тему глупости подчинённых и жадности руководителей, но система-то мотиваций действует, да ещё как – дошли-то за веру, царя и отечества аж до Калифорнии, если брать территориальные приобретения! Ещё раз – данный вид государственного образования нацелен прежде всего на самосохранение и самовоспроизводство, и это касается всех и каждого, этому подчинена вся общественная и внутриполитическая жизнь, когда без добровольного принятия данной парадигмы система обречена на гибель, но если она существует тысячелетия – возьмем для примера Китай, – то значит подобное возможно в качестве рабочей модели, между прочим, модели более старой, проверенной временем – ветхозаветной, на фоне которой ламинарные страны выглядят сущими подростками. Ну, а раз механизм позволял получать желаемые результаты, то тут же вспоминается та самая ловчая кошка, цвет которой значение не имеет, коль мышей в амбаре становится меньше. Кстати, и покоряемые народы при подобном раскладе страдали меньше, ведь приводили их под руку государскую всего лишь ради личной славы и славы отчизны, облагая данью, правда, и заставляя налог выплачивать, что они по большей части и так делали, но лишь в иной карман.

В случае же со странами договорных отношений беззастенчиво грабить аборигенов позволялось и даже поощрялось, огнём и мечом преодолевая непонятное сопротивление убогих! Добытое-то в так называемых путешествиях и великих открытиях делилось в неких пропорциях между властью и её посланцами, что и являлось мотивом и стимулом для обеих сторон, даже если вседержители и не вкладывались материально в предприятие, позволяя ради легитимации цивилизаторских порывов использовать своё высокое имя.

Итак, с точки зрения мотивации мы видим два подхода – в одном случае отношения строятся на договорной основе, базирующейся на взаимной материальной выгоде, в другом – речь идёт о преданности личной или преданности делу, порученному верховной для тебя властью, о добровольном ей служении. И тут опять хотелось бы акцентировать внимание, что рассуждения наши строятся, исходя из принципа математического маятника, которого в чистом виде не существует даже в космосе, так и у нас, когда мы каждый раз имеем симбиоз и можем говорить лишь о превалирующем начале.  

   

* * *

Следующее базовое отличие конструкций находится в области судебной системы, когда при плоском управлении, как говорилось выше, суд является структурой третейской, находящейся над схваткой в любых взаимоотношениях, из-за чего ему и доверяет – так устроено! – и обязана подчиниться каждая из сторон процесса, включая всякий административный орган, вплоть до главного командующего. В то время как при вертикальном устройстве и законы, и их толкователи и блюстители, существовавшие всё же издревле, являлись и остаются важной частью, подразделениями власти, предназначенными для её сохранения и воспроизводства. Таким образом цепочка с самого низа и до носителя Шапки Мономаха становилась в смысле управленческой структуры неподсудной, а оттого довлеющей над человеком, который всегда находился в положении инструмента для государства, а не его соучастником и соучредителем в смысле правовой системы, а, следовательно, виновным, даже при явном недосмотре казённого аппарата, который в случае угрозы для себя нормативные акты и корректирует, превращая законодательные органы не в площадки для дискуссий и консенсусов, а во взбесившийся принтер. Так, например, сдача в плен солдат и офицеров Красной армии во время Великой Отечественной войны изначально считалась позором и серьёзным воинским преступлением, даже если командование не обеспечило бедолаг ни связью, ни должным оружием, примеров чему хватало в первые дни после вторжения, но судили впоследствии именно бойцов, если судили, а не наркоматы, где-то что-то недоработавшие.

Если же мы посмотрим на их коллег по несчастью от западных союзников, очевидно, относившихся к плоской договорной системе, то по возвращению из плена репрессиям они не подвергались, оставаясь официально на службе и во время вражеского заключения, между прочим, и за ними сохранялись, как минимум, стаж службы, а то и денежное довольствие. То есть государство, если и не признавало, и не признаёт напрямую свою вину за случившееся, то уж точно по умолчанию относит себя к соучастникам трагического события. К слову сказать, в США бывшие военнопленные пользуются уважением, и для них в настоящее время существует даже соответствующая медаль.

И тут уже кто-то выкрикнул до отчаянья смело и аж в самое лицо российской власти, запечатлённой в телевизоре, как правило, мол, она веками бездушна и презирает чаяния и надежды, а то и саму жизнь своего одинокого согражданина, при царе-батюшке бывшего подданным! Но и тут не стоит спешить с обвинениями до понимания «а судьи кто» и чьих это они будут. Ведь в западноевропейском средневековье, откуда и идёт становление стран с плоской или договорной системой власти, большинство серьёзных профессий имели цеховое устройство, когда у некой группы существовал устав, своя казна и даже некое подобие пенсионного фонда для пострадавших членов круга, а также для их семей, на случай гибели, скажем, мастера-кормильца. Именно эти территориальные объединения диктовали в своём ремесле количество, ассортимент, а зачастую и качество продукции, как например, горшков мы выпускаем и продаём в месяц столько, размеры их такие, а номенклатура следующая. В конце концом, появились и корпорации воинов; наиболее известны – те самые швейцарцы и подзабытые несколько ландскнехты. Однако в вечных войнах ихнего средневековья нередко случалось, когда одно подразделение некоего ЧВК, коими они, по сути, являлись, билось на первой стороне, а им на второй противостояло другое из того же закрытого клуба – ничего личного, как известно, только бизнес. В любом раскладе каждый раз речь шла не просто о неопределённом солдате, а точно о профессионале, в которого вкладывались силы на обучение, который имел опыт, то есть являлся ценным ресурсом той самой корпорации. И уж если бедолагу брали в плен, то рациональнее его вернуть путём, скажем, обмена всех на всех после бойни или посредством выкупа. Конечно, и новобранец сможет закрыть прореху в строю, да только того сельского паренька ещё обучить потребуется таким удивительным вещам, как хождение строем, чем отличается левое плечо от правого, не говоря уже о бое на мечах, и прочему. И опять в дело шли договоры, кстати, где опять царили равенство сторон и платёжеспособность!

На Руси дела шли примерно тем же чередом, где в военном деле процветали, прежде всего, дружины – те же хорошо обученные и вооружённые профессионалы. Однако в некоторых случаях, особенно при внешних вторжениях, созывалось и ополчение, куда входили мужчины, владевшие оружием и призванные на защиту, скажем, тем или иным вечем. Подобное усиления войск существовало и в западной Европе, но в силу отсутствия угроз экзистенционального характера, когда боевые действия в основном носили локальный характер, повального или хотя бы массового характера они не приобрели, за редким исключением. Хотя в целом феодалы могли привлекать и личных крестьян или челядь, но делали это нечасто – так и без восполнения трат можно остаться, кто-то ж должен хлеба сеять и за скотиной ходить. Нашим же пращурам всегда противостояла агрессивная степь, множившая свои орды неудержимо, а значит, умение крепко держать меч или саблю означало порой в буквальном смысле выживание рода-племени. Разумеется, ополченцы, в мирное время занятые своим ремеслом, не являлись большими умельцами боя, не говоря уже о тактике и стратегии, но массу они могли составить и дать хоть какой-то отпор недругу. И тут мужество каждого ратника-непрофессионала хоть как-то компенсировало отсутствие достаточного опыта, что не предполагало добровольного ухода в полон, который кроме презрения у соплеменников ничего не вызывал!

В домонгольские времена, в период удельных междоусобиц, плен для дружинника мог стать и новой возможностью, коль тот переходил на сторону пленивших, или же его обменивали, выкупали по тем же соображениям, что и в Западной части благодатной Европы. Но вторгшаяся орда всё изменила, выбивая чуть ли не поголовно население Руси, уводя в полон десятки, а то и сотни тысяч, предназначая несчастных к продаже в рабство или на возврат, но за злато-серебро, что стало настоящим бедствием как для государственного бюджета, так и для простолюдинов! Напомним, что именно Россия была той единственной страной, где на официальном уровне веками существовала обширная программа по вызволению соотечественников, и действовала она ещё с княжеских времён! И кто бы мог подумать, ведь душегуб, где пробу ставить некуда, но именно Иван Грозный считал дело сие долгом своим, заставляя, в том числе и духовенство небедное, принимать участие в освобождении пленённых, а при Екатерине Великой эта статья расходов доходила до 1 340 000 рублей – деньги безумные по тем временам! Кстати, именно бизнес Крымского ханства по торговле невольников из русских и украинских селений заставил Российскую Империю включить его в свою дружную семью, а сэкономленные деньжищи пустить на обустройство Херсона, Мариуполя и Севастополя, что окупилось сторицей! Весьма креативное решение, кстати…  

Простой же селянин или горожанин в те далёкие, тёмные времена также принимал самое непосредственное участие в судьбе пленных, но только через «полоняничные деньги», входившие в посошный налог, а значит, копеечка из семьи уходила-таки. Это очень плохо с точки зрения обывателя, который сердобольный патриот, конечно, но сотворение добра поручает, как и ныне, самой родине и за её же счёт – у неё ж Газпром есть, Роснефть и прочая пушнина, чего она к людям добрым привязывается? А вот самого узника даже если и не продавали в рабство на галеры или в услужение предкам светлейших эльфов священного Запада, то далеко не факт, что выкупали слуги государевы, ведь невольников из Руси-России было настолько много, что и никаких бюджетов не хватило бы. Кроме того, в отчизну забирали далеко не всех, оценивая обстоятельства пленения и поведение в застенке – так не брали перебежчиков и явных предателей. А даже если несчастного и возвращали в родные пенаты, то достаточно часто им приходилось выплачивать средства, потраченные на их освобождение, например, отрабатывать, в том числе становясь холопами, коль с финансами возникали заминки.

Бесспорно, и в западноевропейских странах не забывали о соотечественниках, попадавших к тем же татарам из Крыма или же в застенки к османам, но занимались их судьбами всё больше католические ордена или близкие с родственниками, они же и собирали средства на богоугодное дело по возвращению несчастных, правда, в отличие от нас, принявших чужую веру доблестное духовенство оставляло без всякой надежды. И всё же столь серьёзно организованной на государственном уровне, столь масштабной по затраченным средствам и столь продолжительной во времени программы по вызволению соплеменников и близко ни у кого не было, так что не станем спешить с обвинением отечественной власти в вековом безразличии как к своим гражданам, так и к подданным! Отношение же высшего начальства к полонянам нам может и не нравиться, но оно объяснимо также, как и отношение простого народа, который сначала бился в ополчении насмерть, а после вынуждено оплачивал возвращение тех, кто не последовал его примеру. Даже если за невольником в его скорбном положении и вины не водилось, то и тогда средства уходили и из кармана простого человек, и из государева кошелька, что даже искреннее сострадание делало и продолжает делать скорбным до угрюмости.

Конечно, в рамках СВО ситуация с нашими пленными изменилась кардинально, что признают как внутренние, так и внешние критики российской действительности, однако речь может идти исключительно об административных процедурах! А вот население в большинстве своём, помня про стоявших насмерть в Брестской крепости или при обороне Ленинграда, продолжает задавать естественные вопросы, главный из который в том, что если мы столь либеральны к сдавшимся бойцам, то не приведёт ли это к отказу от традиционной стойкости? Особенно это касается тех, кто подписал контракты, отбывая наказание в местах лишения свободы, порой за деяния чудовищные…   

 

* * *

Каков же механизм, позволяющий и по сей день власть имущим столь успешно контролировать сограждан на разных социальных уровнях? Выше говорилось, что во многом система держится на моральных аспектах, именуемых иногда скрепами, когда перед подчинённым ставилась или же предполагалась, как в случае с Ермаком, задача, выполняя которую ответственный получал некое удовлетворение нематериального плана, а честь и гордость за факт достойного услужения передавались в поколениях, создавая нравственный капитал фамилии. Примеров тому множество, в том числе и в отечественной истории, а о ком же нам рассуждать в России, на диване-то? Также отмечалось, что зачастую оплата даже гигантских достижений носила характер несопоставимый с их значимостью, включая коммерческую, хотя мероприятие практически всегда финансировалось хоть как-то, и от голодной смерти никто не умирал, однако без излишеств – без них же существовали и существуют поныне рядовые и прочие слуги государевы!

Так заработок бюджетников, начиная от учителей и медиков, заканчивая министрами, мягко говоря, не соответствуют ни уровню задач, ни статусу служителей. И тут наша власть издревле ведёт себя по схеме, как в анекдоте про полицейского, который полгода не ходил за зарплатой, потому что был уверен, мол, пистолет выдали, а после крутись уже сам! Вот именно так – утверждаем, исходя из повседневной практики многолетней жизни в вертикальной до слёз системе! А дальше вступает в силу крылатое высказывание, приписываемое Салтыкову-Щедрину и гласящее: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения», что вызывает усмешку нашего доброго мещанина, западного же человека так и вовсе ставит в тупик, а, между прочим, напрасно.

Давно и неоднократно выказывалась озабоченность в том, что маленькие оклады жалования людей государевых всех уровней порождают осмысленное или не очень стремление как-то монетизировать свои рабочие места. Набивший оскомину набор автомобилей и их моделей у большинства казённых учреждений, включая правоохранительные, тому всё же серьёзное подтверждение, правда, ходят слухи, мол, некоторые высокие чины рекомендуют подчинённым скромность в плане иномарок, но демонстративное потребление-то никто не отменял; и на смену транспортным изыскам приходят мало знакомые обывателю, но понятные посвящённым Rolex и Cartier… Кстати, это как раз и говорит о том, что боссы наши совсем не дети и уж точно могут предположить, что американский джип 2021 года выпуска, даже и рождённый на просторах нашей родины, стоит денег приличных до неприличия, по сравнению с официальным вознаграждением владельца. Ну и дальше для опытного начальника совсем несложно выяснить, скажем, каких «самогонщиков» и за сколько крышует гипотетический участковый, который тут же становится более покладистым, а то и долю малую занесёт другой раз! Его б поймать – мздоимца, да посадить лет на пять, но вот дальше-то что? На такую зарплату или «зелёный» тупица придёт из училища, или ровно такой же, и начинай сначала. За взятки сейчас дают много, а при царе-батюшке так и голову могли отсечь. Но зачем это делать, когда у чиновника показатели, характеристики достойные, сам он сидит тихо, не перечит и не противоречит, опять же исполнительный до угодливости?

Мы же помним, что общая задача пирамидальной системы и вытекающие из неё частные сводятся к самосохранению и самовоспроизводству в качестве единого, работающего механизма. Так зачем огород городить, если учитель из денег, сданных на обогреватель в класс, присвоит себе сотню-другую, а врач-кардиолог из местной поликлиники примет добровольное подношение в виде коробки конфет и шампанского на Новый год, а после дарителю по первой просьбе выпишет рецепт законный, однако без всякой нудной очереди? Ничего ж не рухнет ни среди обшарпанных стен госучреждения, ни в работоспособности державы в целом. Ну а чтобы население представляло границы дозволенного, как с опытом автомобилист чувствует габариты машины, устраиваются показательные порки – для каждого уровня свои! На это и рассчитана суровость наших законов, кто-то ещё помнит Ходорковского? Зато Дерипаска, Потанин и иже с ними стали более сговорчивы и даже беспрекословно возвращают авторучки главе государства…   

А ещё вспомним историю князя Гагарина, который и Сибирью правил разумно, и каналы в ней рыл судоходные, крепости возводил опять же, даже скифское золото отыскал и передал в казну, которую и прочими доходами пополнял исправно, да много за ним заслуг числилось! А вот в острог попал дворянин, как бы сейчас сказали, по коррупционной статье, однако известно, что светлейший задумал из вверенных ему земель устроить некое отдельное от России королевство, для чего даже подразделения из пленных шведов создавались и в тайне пороховой заводик строился – тому есть свидетельства, а это сепаратизм! В конце концов, дядьку выявили и по указу Петра I осудили и разорили совершенно, конфисковав в казну огромное имущество – род-то в бедных издревле не значился! Самого же повесили прилюдно, заставив родных не только созерцать процедуру, но и присутствовать на поминальном ужине, где музыка играла приятная, и палили салюты пушками. Кстати, следствие подтвердило губернаторское взяточничество и прочие злоупотребления, а значит рыльце, действительно, было в пушку, а вот о намерениях по отделению от империи в публичных документах не упоминалось, но весь род людей служивых о таковых знал и, представляется, что всё понял правильно. Труп несчастного в назидание возили по стране месяцами, не предавая земле, и отдельный указ вышел, чтобы использовать цепь для фиксации тела, которое птицы, непогода и разложение подпортили существенно.

А как-то вдруг и опять у нас произвели арест некоего заместителя министра обороны Иванова Тимура Владимировича, которого – о чудо! – тоже обвиняют в получение взятки по 6 статьи 290 УК РФ. Вообще, это очень серьёзный чиновник, чья жизнь, определённо, носила совсем не скрытый от правоохранителей характер, и государство точно имело возможность не позволить ему совершать предполагаемое мздоимство или довести его до состояния значительного; напоминаем, что коррупционные связи уровня лауреата премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники, заслуженного строителя Российской Федерации, почетного работника топливно-энергетического комплекса, кандидата экономических наук, отмеченного орденом «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени не появляются мгновенно и из ниоткуда, а нарабатываются годами, а то и десятилетиями. С другой стороны, в условиях специальной операции на Украине, когда многие не только мысленно и на словах идут вразрез власти, но и действиями мешают ей, можно предположить, что ситуация гораздо глубже коррупции, как и в случае с князем Гагариным. И тут с уверенностью можно предсказать лишь то, что останки пока ещё подследственного по нашим весям публично возить не станут... и то хорошо.  

Руководя регионами, большими городами или образованиями помельче, видя порой богатства несметные и казённые – почти ничейные, но находящиеся под твоим приглядом, тяжело не запустить в них руки хотя бы по локоть! Но и тут есть вполне приемлемый выход, в отличии от эпохи красных вождей, когда скромную или не очень дачку генерала, построенную почти на кровные и почти своими руками, не учитывая трудодни бойцов Красной армии, могли вмиг реквизировать на нужды соседнего детского дома. Так вот система, в которой существует частная собственность, находящаяся в вертикальном положении, нашла, так сказать, отдушину, сочетающую личный и государственный интересы, в связи с чем вспоминаются слава от Марио Пьюзо из бессмертного романа, восхитительно экранизированного в сагу: «Понимаешь, все наши люди – бизнесмены. На этом строится их верность». И тут с галёрки послышались обличительные речи о том, что Россия, а с ней и Китай, Иран и прочие властные пирамиды устройством копируют мафиозный мир, что очевидно будет взглядом поверхностным, напоминающим ситуацию с несчастной лошадью, впереди которой ставят повозку!

Всё ровно наоборот, ведь как итальянские, так и американские, русские, кавказские и прочие преступные сообщества образовались в своей стройной, иерархической структуре значительно позже государства и во имя собственной устойчивости копируют наиболее успешную его модель. А вот что верно, так это взаимосвязь, симбиоз двух указанных выше начал, при наличии которых обе стороны являются субъектами во взаимных отношениях, где страна или прочая система является объектом, необходимым для выживания обоих, поэтому его следует холить, лелеять и воспроизводить во времени, что не является паразитизмом. Например, что плохого от теплиц в Приморском крае, якобы принадлежащих сыну одного из современных князьков регионального масштаба? Продукция идёт на прилавки жителей, труженики трудятся за зарплату, налоговые отчисления аккуратны и полны, но вместе с тем мы же отдаём отчёт, кто является реальным собственником и бенефициаром указанного предприятия? Но не только мы всё видим и понимаем, а и за кремлёвской стеной об этом ведомо, и таких примеров множество! И сразу становится понятно отсутствие совсем несложных нормативных актов, согласно коих расходы слуг государевых должны математически соответствовать их доходам, а иначе опять… коттеджик уходит детскому дому! Но даже только при обсуждении подобных законов любой взбесившийся принтер из Государственной Думы отказывается штатно работать и вплоть до отставки, ведь в случае внедрения чего-то подобного для чиновников становится невозможным открыто тратить гешефт со свечного заводика, записанного на тёщу, что стройную систему выводит из состояния легитимности, подрывая и основы описанного симбиоза, и всей выверенной пирамиды общества, за чем идёт нестабильность до краха, или переход к горизонтальной модели унификации, что, например, Россия пробовала не единожды и что никому не понравилось…  

Прослеживается вполне понятная схема, при коей власть как бы закрывает глаза на некоторые хитрости и злоупотребления служилого люда, создавая скромностью вознаграждений предпосылки для финансовых нарушений, которые выявляются известными службами, но в дело не пускаются до времени. Правда, если ты ответственно относишься к своей работе и не дурачишься выше меры, то момент расплаты за баловство может и не наступить, но тебе при случае обязательно дадут обо всём знать, если сам не сообразишь. Видимо, в этом и состоят одни из истинных скреп любой вертикальной системы, управляющей человеком с помощью страха – страха потерять рабочее место, ставшее доходным, имущество, нажитое непосильным трудом, а то и саму жизнь, как во времена Иосифа Виссарионовича. Или кто-то уверен, что между потрясающей исполнительской дисциплиной в Китае и публичными расстрелами мздоимцев нет связи? Конечно же, есть, а государство, настроенное на самовоспроизведение любой ценой, не может не фиксировать внимание должностных лиц, от которых, так или иначе, зависит его устойчивость, на возможном трагическом исходе, на тех самых красных линиях, кои не озвучены нигде, но известны каждому в соответствии с занимаемой должностью.

А чтобы структура функционировала в нужном ключе, родная отчизна обязана должным образом развивать специальные службы числом боле двух – это как минимум, чтобы те отслеживали действия и граждан, и уже друг друга, конкурируя за внимание и бюджеты со стороны высших правителей. И тут важно отстранить любых служителей плаща и кинжала от всякой возможности по принятию решений в отношении собранного материала, чтобы опять не попасть в кровавую чехарду, аналогичную 1937 году в СССР, которая, в конце концов, вылилась в угрозу для самого Олимпа, возведённого за Кремлёвской стеной. Будучи изначально исполнителями воли своих прародителей, спецслужбы, оставаясь составной частью, винтиком в управлении вертикальной системы, также были нацелены на самовоспроизводство, а обладая значительно более мощными средствами влияния, нежели прочие элементы конструкции, приступили к её пожиранию. За корректностью процессов следствия, дознания и прочего охранения права по мелочам надзирает прокуратура, ну а уровни, начиная со столиц субъектов РФ, городов-миллионников, верхушек министерств, относятся, как известно, к прерогативе самой большой Москвы.  

Разумеется, как-то так налажены и взаимоотношения с тем же бизнесом, но крупным, мелочь, скорее всего, отдана на откуп региональным властям и местным правоохранителям, которые, будучи неудачниками в коммерции, её и кошмарят по возможности ради доли малой. Правда, управлять предпринимателями всё же проще через правовые акты – что касается наполнения бюджетов. Однако существуют решения и задачи, которые никак не поддаются законодательному регулированию, например, покупка за рубежом и передача в пользу государства культурных ценностей, скажем, уникальных яиц Фаберже… да и прочего хватает – более сложного и весомого. И опять в нужный момент покажут болезному нужную папку (зелёного цвета?) или на месяц закроют хотя бы в отдельном пансионате без женщин, алкоголя и связи с внешним миром, и всем всё станет ясно, ведь засим всплывает не совсем светлый образ Ходорковского, начавшего чудить не по рангу, за что и поплатился годами уже в настоящих застенках и полным крахом знаменитой промышленно-финансовой группы. Никто же не думает, что прочие из олигархата 90-х все прям такие белые и совершенно пушистые буквально до пят?

Разумеется, не только репрессивный аппарат стоит на страже вертикального государства, но и вся бюрократическая структура построена и призвана как отслеживать творящееся в недрах абсолютно всего общества, так и влиять на процессы через нормативные акты или непосредственно, используя нюансы законодательства, изначально заложенные, видимо, для этого. Так, например, согласно Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ (ред. от 30.12.2021) «О лицензировании отдельных видов деятельности», в соответствии со Статьёй 20 порядок приостановления, возобновления, прекращения действия лицензии и аннулирования лицензии может быть применён, во-первых, лицензирующим органом по очень многим мотивам, которые перечислены в той самой статье, в конце которой стоит замечательная фраза: «Критерии принятия лицензирующим органом предусмотренного настоящей частью решения о приостановлении действия лицензии могут быть установлены положением о лицензировании конкретного вида деятельности». К чести этого закона стоит заметить, что, правда, во-вторых, лицензия может быть приостановлена и по решению суда, как и произведён отзыв приостановки. Таким образом, те, у кого ты этот разрешительный документ запрашивал и получал, могут прийти на твоё предприятие и прикрыть его на основании уже другого! А если ты не согласен с происходящим, ведь деятельности уже не ведётся, заработка нет, а платить аренду, зарплату, налоги приходится, то ты имеешь законное право оспорить решение лицензирующего органа в суде, который вполне вероятно станет на твою сторону, вот только через несколько месяцев, за время которых ты доблестно обанкротишься – обязательно обанкротишься. То есть во всех вышеописанных действиях изначально не предусмотрен некий третейский орган, арбитр, который бы вас с властью рассудил, ведь структура, покусившаяся на конкретный бизнес, как мы понимаем, относится к государственному аппарату управления, и даже при гибели некоего производства вследствие отъёма лицензии они не понесут ответственности, включая случай неправомерности своих решений. Однако всё может пойти и по иному сценарию, например, к предпринимателю подойдут люди, как-то аффилированные с какой-то властью, и попросят об услуге или же о прекращении действий, порочащих должностных лиц, подрывающих понятные устои и раскачивающих известную лодку, и живущим в реальном мире вертикальной системы вот тут и становится понятен дальнейший спектр последствий, коль произойдёт отказ на тихое, но не всегда скромное предложение.

Нечто похожее мы видим и на низовом уровне, где в самом захолустном учреждении каждый причастный знает, что есть, обязательно есть один, а то и несколько лиц из числа простых тружеников, регулярно прогуливающих, регулярно уличаемых в распитии алкоголя, в прочих нарушениях дисциплины, но каким-то волшебным образом годами занимающих всё же свои рабочие места. Что может показаться странным, особенно в условиях рынка, но ларчик и тут открывается просто – дружище в любом случае как-то отрабатывает свою пайку, как минимум, а то и приносит доход производству, находясь – внимание! – постоянно под угрозой увольнения, то есть на том самом крючке, а следовательно, будучи управляем, и на него можно положиться, когда потребуется, например, задержаться в цеху более установленного времени без лишних разговоров о дополнительной оплате, а ещё он честно поведает и о настроениях в коллективе, и кто чем дышит.        

И опять уже слышатся гневные речи о недопустимости слежки, о давлении на бизнес, что всё же имеет какой-то смысл, но в рамках морализаторства, однако это уже иные рассуждения, тут же речь пока идёт об эффективности, а она в определённых обстоятельствах на стороне именно вертикальной системы. Например, президент Байден призвал владельцев снизить стоимость нефтепродуктов на заправках – и… а он, кроме этого, ничего и сделать не сможет, ведь общественный договор в виде законодательства самого прямого действия не подразумевает ограничений ни цен, ни инфляции, являющихся составной частью святых товарно-денежных отношений. Кроме увещеваний иные рычаги воздействия в плоских системах отсутствуют, ведь власти в рамках существующей парадигмы уже понизили до придела налоговую нагрузку на топливный бизнес, но не сработало же – бензин, солярка дорожают в соответствии со спросом и дефицитом предложения! Вот так рынок и порешал – никакой иронии, а только факты!

А как в России? А у нас каждую весну глава правительства собирает владельцев всей цепочки по производству и торговле ГСМ и спокойно договаривается о стоимости нефтепродуктов для аграриев на определённый период, и это работает-таки. Мы же не думаем, что наши коммерсанты совсем малахольные? Правильно, ребята тут решительные и закалённые – часто ещё в битвах 90-х, но и они понимают про свои рыльца и про то, в каком они пушку, а то и в кровушке! Однако важно и то, что созидатели прибавочной стоимости знают, что и о них всё это знают в известных местах, а ещё опять же помнят про судьбину Ходорковского. Кстати, своим крахом и последующей отсидкой болезный стране принёс большую пользу, видимо, поэтому и был, в конце концов, отпущен восвояси, но осадок остался у всех! А в качестве сверки часов зададим сотне фермеров в США и РФ вопрос о том, какой подход им по душе в конкретных реалиях – ответ, думаю, очевиден, и это без учёта мнения рядового потребителя их продукции.

Ну и о финансах, конечно же, стоит упомянуть непременно! Так в 2022 году из 85-ти субъектов нашей Федерации только 23-и не были дотационными напрямую, то есть имели возможность свести положительные баланс исключительно из части налогов, собираемых на вверенных губернаторам территориях, которые относились к их ведению, а остальные вынуждены обращаться на самый федеральный верх. Но и это ещё не всё, ведь в бюрократических недрах страны бурлят и действуют общегосударственные программы, например, обеспечение лекарственными средствами некоторых категорий граждан или постройка таких масштабных объектов, как космодром или мост через полноводную Лену, на что нанижутся производства поменьше и местного подчинения, но с гарантированными заказами, оплачиваемыми, по сути, из федерального бюджета, и некоторые из них обязательно будут аффилированы с руководством региона, что зачастую приветствуется, а то и инициируется верхними эшелонами – мы же помним про заводскую пьянь и прогульщика, который всё помнит и всегда готов. То есть фиксируем известные кнут и пряник, когда, даже если твои республика, край или область финансово самодостаточны и относятся к числу передовиков капиталистического производства, на основании чего глава их администрации решил поиграть в запредельную самостоятельность, то ему внезапно приостановят поставку, скажем, инсулина или лекарств для онкологических больных, которые на средства бюджета субъекта для федеральных льготников закупать нельзя – вплоть до уголовной ответственности за нецелевое использование! И уже исходя из самых гуманных побуждений, позиция губернатора скорректируется должным образом, и арестовывать никого не потребуется, и овцы целы, и с волками всё понятно. Ну, а в качестве альтернативы будет совсем не соглашательство центральной власти, а демонстрации у краевой или областной администраций самых незащищённых слоёв населения, которые не особенно разбираются в налоговом законодательстве и своё недовольство будут высказывать чиновнику, ближайшему из значимых. Получается, что пряник выглядит куда как более приветливо и позволит тебе при разумной покладистости и при подлинно государственном подходе к делам обеспечить безбедное существование всему родненькому выводку на десятки поколений вперёд! И мздоимством заниматься не придётся – всё свершится в рамках легитимного бизнеса и, как писалось выше, ещё от щедрот душевных заказов подбросят.

Разумеется, кроме ухмыляющихся скептиков найдутся и недовольные описанием подковёрной действительности в нашей тысячелетней державе, которая в реальности может, а то и обязана, проявляться в ещё более жёстких гранях, а памятуя о смутном времени и распаде Союза, с последовавшими горем и разрушениями, и в единственно возможной неиллюзорности, причём до безжалостности! Далее, как мы уже определили ранее, страх не является единственным движущим механизмом системы и, относясь в большей степени к вертикали управления, находится в органичном, как учили великие, единстве и в таком же противоречии со всеобъемлющим состоянием ресурса, выработавшимся и присущим уже населению страны, что позволяет и понуждает каждого при разной степени необходимости служить всему нашему образованию, включая проявление подлинных жертвенности и героизма! Александры Матросовы грудью закрывали амбразуры, невзирая на наличие заградотрядов, как и на их отсутствие, а обстрелы мирных кварталов Белгорода во время выборов президента в марте 2024 со стороны украинских нацистов лишь увеличили как число желающих совершить волеизъявление, так и число сторонников Владимира Путина как символа служения единству полезной, необходимой большинству общности, что работает и может работать исключительно при наличии значимого руководителя, от коего зависит кое-что, а не в отношении очередного администратора, являющегося функцией в механизме консенсусов!

Всё высказанное логично для систем вертикальной ориентации, где, при кажущейся беспощадности, в текущей реальности нет и не предвидится толп наркоманов в каждой подворотне, сопоставимых с почти центральными проспектами Филадельфии, Лос-Анджелеса и, скажем страшное, Нью-Йорка. Так же, как и у нас и в родственных нашему укладу странах поселения бомжей отсутствуют как явление. Что свойственно чуть ли не каждому пространству под мостами в Париже, а про Мумбаи так лучше и не заикаться. А ещё не мотивированные расстрелы сограждан по известному принципу «пистолет куплю, в прохожих постреляю…», ставшие национальным бедствием в Соединённых Штатах, совершенно невозможны в Китае или в Саудовской Аравии, а в России редки до состояния статистической погрешности. И речь здесь точно не идёт об обличении язв капитализма, набивших оскомину в эпоху позднего СССР, мы говорим об отсутствии в плоских системах всеобъемлющих механизмов, позволяющих отслеживать и контролировать большие массы людей не в угоду продажам и прочему бизнесу, когда массы эти в значительной степени предоставлены самим себе и, увы, не способны в полной мере все ещё самоорганизоваться в минимально приличные и адекватные сообщества. Государство же у них не только не обязано помогать в этом несчастным, а имеет вполне узаконенный запрет на подобные действия, которые рассматриваются как вмешательство в личную жизнь – эту штуку они называет свободой, – не подлежащую коррекции даже ради гуманизма. И вот прям сейчас протяжно подала голос известная светлейшим эльфам Запада священная корова… нет, не в Индии, а миллионы бомжей и наркоманов ей смиренно поклонились!

 

*  *  *

Может показаться, и в этом нас убеждают апологеты плоских держав, что как в РФ, так и в прочих вертикальных образованиях структура держится, в том числе и прежде всего на коррупции, что не соответствует действительности, ведь именно это негативное явление относится к главным угрозам для их существования. Посудите сами, в таком случае у государства отнимался бы его главный инструмент и одна из основных функций, а именно деятельность по распределению бюджетов, чего оно допустить не может! И дело не во взятках как таковых и не в потерях казны, а в появлении субъектов параллельного управления в лице ли семибоярщины или же семибанкирщины, или коммерсанта, несущего чиновнику копейку за землеотвод. После чего, очевидно, создаётся число центров влияния более одного и, как следствие, появляется необходимость в пресловутом консенсусе, требующем, как правило, союзников, а это ведёт к ещё большей нестабильности, а засим и дроблению конструкции с последующим её вырождением в плоскую. Поэтому в появлении Владимира Владимировича Путина нет ничего мистического для России – слабеющий Ельцин, как порождение предыдущей версии вертикальной системы, видимо, обескураженный результатом внедрения устоев горизонтального мира, сделал, в конце концов, ставку на реинкарнацию пирамиды в новых, рыночных условиях. В связи с чем интересно учение Карла Густава Юнга о коллективном бессознательном; приведём его замечательное высказывание, сделанное им в 1935 – за четыре года до Второй Мировой войны! – в «Тавистокских лекциях»:

«По сути дела в коллективном бессознательном индивида представлена сама история; и когда у отдельных индивидуалов начинают активизироваться архетипы, мы оказываемся окруженными историей, хотя и пребываем в настоящем, Архетипический образ, диктуемый моментом истории, входит в жизнь, и каждый оказывается захваченным им. Это, кстати, и то, что мы видим сегодня. Я предвидел это в 1918 году, когда говорил, что белокурая бестия пошевеливается во сне и что в Германии что-то произойдет.

Никто из психологов тогда не подозревал, что я имел в виду, так как люди просто не представляли, что наша личностная психология не более чем тонкая кожа, всего лишь рябь на океанской толще коллективной психологии. Коллективная психология есть мощный фактор, фактор, меняющий всю нашу жизнь, меняющий поверхность знакомого нам мира, фактор, который делает историю. И коллективная психология действует согласно законам, весьма отличающимся от таковых в нашем собственном сознании. Архетипы – мощные решающие силы, они свидетельствуют о реальных событиях, а не о нашем индивидуальном разуме и практическом интеллекте.

Перед Первой мировой войной все интеллигентные люди говорили: «У нас не будет войны, мы стали слишком разумны, чтобы позволить ей случиться; торговля и финансы сплетены в международный узел, так что война абсолютно невозможна». И после этого всего вспыхнула самая чудовищная битва, какую видел мир.

И сейчас снова начинают твердить те же самые дурацкие вещи и о разуме, и о мирных планах, и тому подобных вещах. Они завязали себе глаза, цепляясь за этот детский оптимизм – взгляните реальности в лицо! Совершенно очевидно, что архетипические образы решают судьбу человека. Решает бессознательная психология, а не то, что мы думаем и говорим в кулуарах, с трибуны и в совещательных комнатах.

Кто в 1900 году мог подумать, что через тридцать лет будет возможно то, что происходит в Германии сейчас? Могли бы вы поверить тогда, что целая нация высокоинтеллигентных и воспитанных людей может быть охвачена умопомрачающей властью архетипа? Я видел, что это грядет, и понимал это грядущее, так как знаю силу коллективного бессознательного. На поверхности же все выглядит невероятным. Даже мои личные друзья находятся под чарующим влиянием архетипа, и когда я нахожусь в Германии, то сам в это верю; я всё понимаю и знаю, что иначе и быть не может. Никто не в силах сопротивляться. Происходящее бьет ниже пояса, а не в голову; мозг при этом ничего не считает, поскольку здесь система симпатии, сочувствия. Это сила, которая очаровывает людей изнутри – актуализировавшееся коллективное бессознательное. Она – архетип, общий для всех тех, кто призван к жизни. И именно потому, что это архетип, он имеет исторические корни, и мы не можем понять те или иные события, не зная истории. То, что происходит сегодня, – это история Германии, подобно тому как фашизм – живая итальянская история. Не следует оставаться детьми относительно происходящего, с интеллектуальными и разумными идеями, говорящими: этого не может быть. Даже звучит по-детски: не может быть. Происходящее не имеет ничего общего с рациональными суждениями, оно – просто история. И когда перенос вашего пациента добирается до архетипа, вы попадаете в шахту, которая может взорваться. Взорваться просто потому, что вы ожидаете взрыв коллективно. Безличностные образы содержат громадную динамическую энергию. Бернард Шоу говорил в «Человеке и Сверхчеловеке»: «Это существо – человек, который в своих собственных эгоистических делах – труп до мозга костей, будет сражаться за идею как герой»».

Речь, очевидно, идёт о том, что Владимир Владимирович, выражаясь словами Юнга, актуализировал наше коллективное бессознательное, в результате чего получает непрерывно беспрецедентную поддержку избирателей – нет, не было и, однозначно, не будет никаких подтасовок в его пользу в ходе любой избирательной кампании. Одно из первых, чем занялся нынешний президент, относилось к декларативному и фактическому равному удалению властной верхушки от структур бизнеса, от структур нарождающегося гражданского общества, от культурных, религиозных и прочих авторитетов, приблизив к себе максимально правоохранительные органы, которым в одночасье вернули былую значимость, не забыв о новых преференциях, например, об обеспечении жильём чрез служебные ипотеки, что гарантировало российскому высшему должностному лицу тыл, сопоставимый с железобетонным монолитом. Таким образом, именно вертикальное государство делегировало Владимиру Путину все полномочия по своему спасению, а решение Бориса Николаевича всё же не стоит считать уж очень собственным в период уже нарождающегося плоского управления, где верх в конкретный момент взяли увядающие остатки советской структуры, прежде всего из могущественного некогда КГБ, допустившего распад Союза, но не получившего в результате никакой выгоды. При отсутствии мистики мы же не считаем совсем уж случайностью появление в Кремле бывшего офицера уважаемого комитета, таксовавшего на тёмных улицах бывшего Ленинграда – колыбели бывшей красной империи?

Разумеется, речь не идёт ни о каком заговоре седеющих генералов, гонявших ранее субтильных диссидентов. Нет-нет, и уже давно никто никого не бьёт табакеркой в висок, а создаются партии влияния, которые в новейшей России оформились юридически, но не смогли создать сколь угодно серьёзных центров побуждения власти, позволив бывалым отставникам приблизиться к уху дряхлеющего первого президента. А вот решение вопросов с шахтёрами, месяцами стучавшими касками на Горбатом мосту, и отражение агрессии в Дагестане со стороны террористического сообщества, которому дало возможность обосноваться в Чечне то самое государство, кое пришло на смену жёсткости вертикального Союза, подтвердило необходимую потенцию профессионалов из прошлого, им и доверили будущее необъятных просторов. Ходят слухи, мол, ряд событий, включая трагедии со взрывами домов, в год, предшествовавший отставке Бориса Николаевича, были намеренно организованы с целью показать свои рвение и необходимую значимость, подкреплённые опытом, дабы подвести патриарха к самостоятельному, но правильному решению, чему нет достоверных доказательств, но что могло бы подкрепить высочайший уровень и возможности соответствующих интеллектуалов.  

Теперь обратим внимание на то, что во многих странах так называемой в прошлом народной демократии, с восторгом покинувших блок вертикальных образований в 90-е, мгновенно приняли законодательные акты о люстрации в отношении как бывших управленцев коммунистических режимов, так и служивых некоторых правоохранительных структур! Почти повсеместно предполагались отстранение от властных полномочий, часто публичное покаяние, а то и привлечении к ответственности, включая уголовную, что можно отнести на мстительность доблестных демократических победителей с понятной недосягаемостью морального уровня, однако указанные процессы стоит рассматривать и в качестве предохранительных мер слабых ещё птенцов плоского мира от реванша со стороны значительно более подготовленных и опытных приверженцев прошлого принципа управления, оставшихся не у дел или же всё потерявших.

Таким образом сформировавшиеся вертикальные государства не настроены на эволюционные перерождения в антагонистов и борются со всеми угрожающими процессами, и таки побеждают, что также относится и к коррупции, с которой ведётся война непримиримая и постоянная, где инструментами являются, наряду с возникающим гражданским обществом, и правоохранительные органы числом достаточным для конкуренции между собой, о чём упоминалось выше. Правда, рядовой член общества наслышан исключительно о громких победах и прочих событиях, доходящих до СМИ… ему неизвестно ни об институте многочисленных, а порой и добровольных осведомителей, в том числе работающих с ним на одном предприятии, ни о негласных прослушиваниях и перлюстрации, разумеется, санкционированных прокуратурой, ни о мониторинге социальных сетей и прочих общественных структур, где также есть свои соглядатаи, выполняющие, безусловно, нужную функцию – отнесёмся без иронии и с уважением к их благородной деятельности! Мы же не думаем, что террористические акты, ежегодно десяткам предотвращаемые ФСБ, в небытие уходят самостоятельно, без получения необходимой информации из весьма многочисленных источников? Или кто-то ещё верит, что на предмет контрабанды таможенники проверяют каждую из сотен тысяч, а то миллионов машин, контейнеров и вагонов, снующих ежедневно туда-сюда чрез границу нашего государства? Промолчим уже про Китай… Нет, однозначно нет – всё или почти всё из отслеженного и выявленного относится к оперативной, закулисной работе, где тот самый большой, но многоликий брат балом-то и правит, и правильно делает! Хотя стоит всё же оставить долю заслуг милым спаниелям и прочим нашим самоотверженным помощникам из числа лохматых…

Конечно, коммерческую деятельность губернаторов территорий, мэров городов и глав прочих образований с их свечными заводиками и бизнесом покрупнее так и подмывает назвать коррупционной, однако это всё же из другой оперы, а для предполагаемого неутешительного явления существует вполне конкретное определение, закреплённое в юридическом документе, а именно в Федеральном законе от 25.12.2008 N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», где Ст.1 гласит следующее:

1) коррупция:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

б) совершение деяний, указанных в подпункте "а" настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица.    

Но тепличный комплекс, построенный на кредитные средства на арендуемой у государства земле и поставляющий продукцию на стол приморцев, очевидно, не подпадает ни под один из перечисленных пунктов. Да, бизнес юридически оформлен на сыночка известной в крае личности, что не ведёт к конфликту интересов с тем самым обществом, а следовательно, если и относится к нарушениям, то исключительно на уровне властных шалостей… во всяком случае до чёткого ответа на извечный русский вопрос: а судьи кто? А вот чтобы не пришлось из Москвы на него отвечать, кое-кому приходится сильно стараться на благо как жителей края, так и Федерации в целом – мы же уже распознали глубинный смысл фразы, гласящей, что строгость российских законов компенсируется их необязательностью…

Говоря о безусловной борьбе с коррупцией в странах пирамидального строя, стоить упомянуть и о прочих возможных неформальных центрах власти или хотя бы какого-то серьёзного влияния как на население, так и на процессы в государствах, включая экономические, которые также не имеют ни малейшего шанса на укоренение, что нас отличат от ламинарных систем. Например, попали под обоснованный запрет сайентологи, мормоны, окончательно были разгромлены свидетели Иеговы, и нам, конечно, никто не скажет, что речь идёт о борьбе за паству и её окормление, на что есть разрешение у ограниченного и по факту контролируемого числа конфессий, – в каждом отдельном случае у провинившихся возникали проблемы то с распространение детской порнографии, то с финансовыми делами, что, безусловно, присутствует и, скажем, в США, однако в тех весях сии организации не только существуют, но и процветают веками. И опять же не станем замыкаться на служителях всевозможных культов, выше сказанное относится и к прочим проповедникам и организаторам, в том числе и к инфоцыганам, и к ЧВК, и к добровольческим нереестровым подразделениям. А судьба частной военной компании «Вагнер» была решена не в связи со злонамеренностью высших чинов Министерства обороны, а из-за отказа подписать контракты с вооружёнными силами РФ, приказам которых впоследствии следовало подчиняться, что означало бы встраивание в пирамиду управления. Смерть же господина Пригожина, как утверждают знающие, могла бы быть иной, если бы он не стал сбивать российские самолёты во время своего странного бунта, больше походившего на неуклюжую попытку достучаться лично до президента.      

Ну а в плоских системах с коррупцией всё обстоит очень даже не лучше нашего устройства! Предлагается вспомнить про институт лоббирования, про миграцию госслужащих в кресла крупнейших корпораций после своих почётных отставок, где зарплаты в разы большие, нежели при радении за блага народные, что юридически, конечно же, не подпадает под мздоимство, но заставляет всех усмехаться криво, однако с пониманием… И мы давно и без чужой помощи сообразили, что в описываемом обществе, во-первых, благотворительность на средне-бытовом уровне хороша в очень скромных пределах и не относится на счёт чиновников, во-вторых, определённо, существовали услуги такого масштаба, оказанные некоему субъекту рынка, которые впоследствии позволили бенефициарам содержать болезных пенсионеров бюджетных потоков дорого и богато. Ну а цирк с аудитом в Пентагоне любого приведёт в восторг и ужас одновременно! Напомним, что во времена Трампа на эту процедуру выделили и потратили $413 миллионов, но сделать ничего не смогли – вот совершенно ничего! Также в октябре 2017 года издание «USA Today» опубликовало письмо министра ВВС Хизер Уилсон, адресованное сенатору Чаку Грассли, в котором сообщалось о трате более чем $325 тысяч на покупку кружек для кофе с функцией подогрева, цена каждой из которых в среднем превышала $800, кстати, вкраплений жемчуга в них не наблюдалось! В 2016-ый, за год до назначения аудиторской проверки, ныне покойный сенатор Джон Маккейн обнаружил факты нецелевых трат оборонного бюджета на общую сумму около $13 миллиардов, из которых, не поверите, не менее $1 миллиона военные потратили на стриптиз-клубы и казино. Да бог бы со всем этим – с кем не бывает провороваться, но ведь никто не сел, не единый человек, и аудит так и не провели. Не провели и уже не планируют. А чего ж так? И эти люди учат нас не ковыряться в носу?

В связи с чем стоит, видимо, напомнить, что коррупция, любая, носит экономический, имущественный характер, когда некие структуры или личности в качестве конкурентного преимущества используют возможность должностного лица, способного влиять на принятие решения, нужного для получения ими дохода, в то время как функционер, таким образом, приобретает помимо штатного вознаграждения дополнительную ренту от своего служебного качества. И если в вертикальных системах это постыдное явление напрямую угрожает переформатировать их в антиподов, то у ламинарных – представляет собой всего лишь один из факторов в вечном состязании за подряды, за продвижение своей продукции или услуг. Борются же они с коррупцией вовсе не оттого, что в ней кроится экзистенциальная опасность, а всего лишь из-за ограничения состязательности в экономическом секторе, которое неминуемо следует за ангажированностью аппарата управления, что противоречит функции государств этого типа, нацеленных на предоставление всем субъектам рынка равных возможностей. Для неуклонного соблюдения этого принципа ими непрерывно совершенствуются законы, в которых юристы находят лазейки, а предприниматели их реализуют с прибытком – мы же понимаем, что кружка с подогревом в Пентагоне по цене, сопоставимой со стоимостью нового iPhone, приобретена на законных основаниях, но с учётом юридических нюансов, где не подкопаешься!

И не будет никаких посадок. Ну и опять же лоббизм и многое прочее. Или вернёмся вновь к злополучным ценам на заправочных станциях благодатных Соединённых Штатов, стабилизировать который президент Байден решился-таки рыночным методом, а именно извлечением из резерва и продажей нефти в объёме 260 млн. баррелей, часть из которых пошла – внимание! – в Китай, что совсем уж удивительно в момент, когда топливо дорожает-то в США, а принимающая ресурс многомиллионная страна провозглашена серьёзным соперником! Но затылок чесать рановато, так как компания, осуществлявшая эту головокружительную операцию – повторное и усиленное внимание! – частично, но принадлежит сыну этого самого текущего главы великого града на холме! Но нет, речь вовсе не идёт о коррупции, а странность – всего лишь странность, и сводится она к случайности, конечно, рыночной этиологии…

А теперь только на миг представим, что в момент очередного кризиса цен на гречку у нас Путин В.В. открывает государеву кубышку, а его родные дочки начинают транжирить любимую гражданами РФ крупу из государственного резерва, реализуя её в той же Поднебесной, что совершенно немыслимо! Но у них-то опять не будет посадок, ведь это совсем не коррупция, ведь всё по закону и, будем уверены, документами вполне прикрыто будет в соответствии с юридическими нормами! Как говорят – всё крыто и шито, правда, нитками известного цвета! Позволь некто в России подобный фортель, к нему бы обязательно заглянули хмурые должностные лица, чтобы выяснить доподлинно у доблестного предпринимателя, прошмыгнувшего этак между струек законодательства, то, как ему живётся на свободе и сильно ли он дорожит бизнесом? Все же помнят, что правовые акты у нас могут быть любыми, но и добрую волю никто не отменял. И составы, гружённые гречкой, внезапно развернутся от границ и направятся для реализации продукта на склады торговых сетей и предприятий поменьше в родной отчизне! Ведь, как мы помним, за каждым приличным, значимым гражданином требуется присмотр ради спокойствия его и могущества Родины, которой вполне конкретный бизнесмен в сложившейся-то ситуации ещё и вагончик-другой отсыплет безвозмездно, в качестве гуманитарной помощи – рыльце-то в пушку у всякого, а то и в кровушке…  

 

* * *

А чего ж у них столько крику, да ещё и фальцетом, переходящим на визг, о наших мздоимцах из властных структур и об их сращивании то с криминалом, то с бизнесом? Ну, во-первых, у них есть такая возможность – весь мир с его нынешними структурами обеспечения и функционирования, начиная от видеохостинга YouTube и Международного олимпийского комитета и заканчивая системой валютного регулирования и SWIFT (международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей), создан плоскими структурами, действует и подчиняется исключительно их порядкам и принципам, куда в одну из строчек можно и доблестные СМИ внести, и вездесущие социальные сети, что давно не очень большая новость. Как говорил известный персонаж из известного произведения: «мы чужие на этом празднике жизни». Во-вторых, они, используя им подчинённые структуры, постепенно переформатируют всех в своё же состояние, где центры принятия решений размыты, а функционируют институты в автоматическом режиме, управляемые совсем не людьми, а положительными и отрицательными обратными связами. Однако говорить о некоем злонамеренном центре управления не приходится, а он и не нужен, когда наибольший отклик, включая финансовый, дают публикации, основанные не на сложных логических построениях, что интересно совсем уж избранным и профессионалам, а на влечениях, напрямую проистекающих из самых основных инстинктов, где и пригрелось уютно то самое сбережение личного ресурса, которое близко и понятно каждому. Поэтому госдепу нет смысла управлять собственной прессой, тем более население плоских структур местными новостями интересуется больше, нежели происходящим на остальной земле, с пределов которой сложно, а значит для интеллекта затратно, проследить цепочки зависимостей между событием даже мирового масштаба и личными счётами. А чтобы народ совсем уж не напрягался, ему можно подсказать, что в повышении цен на заправках виноват лично Путин, а значит – оружие необходимо и дальше давать Украине, чтобы она извела это исчадие ада, и вот сразу за сим бензин и солярка станут дешевле – всё ж просто и, главное, доходчиво, вуаля!  

Кстати, именно поэтому столь плодотворны их НКО на чужих территориях, работающие уж с помощью обученных должным образом доброхотов! Ведь они прежде всего рассчитаны на молодёжь, в силу возраста озабоченную экспериментаторством в вожделенном царствие непослушания, где в одном ряду находятся и январские прогулки без шапок назло маме, и секс со всем, что движется, и смена пола, что, являясь абсолютной волей, подаётся в качестве свободы, хотя эти понятия не только не тождественны, но в смысле ответственности противоположны, однако понятны и близки душам нарождающегося поколения, закрепощённого родительской заботой. А если молодняку ещё и кивнуть на страны плоских структур, сообщив, что их уровень жизни зиждется именно на неограниченной реализации всех позывов любого члена общества, то в реалиях пирамидальных стран с нашей какой-никакой дисциплиной и пятых колон не нужно! Ну и спасённые бродячие котики, разная экология, опять же раздача благотворительных обедов бомжеватым гражданам станут замечательным подтверждением основательности и искренности в желании конкретного НКО сотворить добро для всей вселенной…  

А что мы-то можем противопоставить им как у себя дома, так и за рубежами нашего отчества? А поведаем мы о том, что шапку зимой всё же необходимо носить – что скучно, закрывает фиолетовую шевелюру и, вообще-то, ущемляет права личности, хотя и сберегает здоровье! А ещё мы расскажем о Брестской крепости и о Сталинграде, где предки гибли тысячами ради суверенитета, разъяснить значение которого в пожирающей всё глобализации по ламинарному принципу становится всё сложнее! И опять же гормоны – то есть наши пропагандисты, конечно, в хорошем смысле этого слова, будут объяснять о жертвенности, о преодолении самого себя в тот самый момент, когда у сидящей по соседству девицы-красавицы как бы невзначай юбчонка-то задралась, оголив кусочек нежного и ночами вожделенного. Ну и кто победит в схватке, где с одной стороны некий Грег или Дженифер, свои в доску и всё понимающие про самореализацию и ненасытную чувственность, а с другой – престарелый ветеран в монисте боевых наград, намекающий на необходимую смерть ради спасения отечества? 

Это у нас ещё кто-то придёт на подобную лекцию по велению сердца или ради зачёта, а с той стороны подобные изыски и мудрствования будут совсем уж непонятны, разве что появится интерес как к исторической диковинке, прослушанной ради расширения кругозора… И тут тоже надо иметь в виду, что называя всех русских токсичными, апологеты плоского порядка признают свою дискретность относительно нашей организации дел, где каждый нацелен именно на сохранение и самовоспроизводство общей системы вертикального государства – это всего лишь стратегия по выживанию и стратегия именно для каждого гражданина, и она зеркально противоположна концепции ламинарных образований, и в данном контексте речь намерено не идёт о власти или властных структурах, которые бы не просуществовали и века без всеобщего запроса на понятную и проверенную упорядоченность пирамид! У оппонентов же ставка делается в первую очередь на индивидуума, максимум на его семью, поэтому и важны те самые бессловесные, автоматические обратные связи! В этом случае человек, имея свою цель, должен знать ту самую кнопочку, на которую нужно нажать ради исполнения желаний, а ещё помнить о местонахождении щёлочки, куда необходимо положить копеечку… разумеется, и сама копеечка также необходима!

Нет, задачи выполняют вполне конкретные личности, вот только определение задач происходит как бы помимо их воли. Например, в подъездах города сотни тысяч лампочек, и ни у какой управляющей компании не хватит сил каждый день ходить и проверять их работоспособность, поэтому, когда на вашем этаже пропадает свет, вы спокойно звоните и сообщаете о случившемся дежурному, который в идеале отправляет по адресу электрика для замены осветительного элемента. Ведь для подобного у них есть, во-первых, на складе запас абсолютно всего, необходимого для ремонта вверенного жилого фонда, во-вторых, представление о том, сколько и чего потребуется в некий промежуток, исходя из расхода, а значит, ответственные лица производят закуп, который масштабируется по региону или стране, и появляется план на их производство предприятиям, которые, конкурируя, выпускают самый замечательный по свойствам и стоимости продукт. И управленец в данном случае является лишь надзирателем за системой, которому и думать-то особо не требуется, а если приходится, то на уровне банальной комбинаторики, выбирая из перечня мер, придуманных давно и точно не им.

До нашей СВО, к слову, весь горизонтальный мир давно и надёжно завис в сём сказочном состоянии добродушной рутины, лишившись в том числе верховных деспотов-кровопийц, когда глава государства выбирается не для руководства страной, а лишь присматривает за её отлаженным механизмом, подправляя заедающие узлы методом замены чиновников-шестерёнок и обработкой осей кручения финансово-масленым составом. Конец истории – это о подобной благости. И тут расчёт нашего президента, кстати, на уровне гениального, состоит не в том, чтобы воевать до последнего русского, включая украинцев, с державами, владеющими большей частью ресурсов планеты Земля, а как раз на фактическом отсутствии творцов в их прилежно отстроенной конструкции, основанной на автоматических реакциях с заданным обилием обратных связей – реакциях отработанных на множестве раздражителей, на вполне знакомых раздражителей. Описанное устройство имеет серьёзный запас устойчивости, но когда в разгар постковидного, но всё же стандартного ремонта вы специалистам подкидываете лишние запчасти в виде военно-технических мероприятий на отказ в обсуждении предложений России декабря 2022, то это приводит распорядителей ламинарных систем к действиям, обусловленным спектором чувств от растерянности до возмущений. И они, в конце концов, начинают чудить… Жившие в деревнях знают, как вывести из равновесия соседского Бобика, а некоторые сами проводили эксперимент – тут достаточно, не будучи кошкой, помяукать на пса пару минут, и он с недоумением покрутит мордой, наклоняя её то влево, то вправо, пытаясь осознать происходящее, потом примется скулить, но всё всегда заканчивается яростным лаем, что мы и видим в свой адрес.

Надо сказать, что светлейшие эльфы священного Запада достаточно долго шли по пути простых решений в отношении нашей родины, а именно запретов и ограничений, где особо умиляют санкции, не позволяющие гражданам РФ производить дорогие покупки на их территориях, а также предполагаемый запрет туристических поездок по Европе, свободно дышащей свежим ветром… веющим с тыла Соединённых Штатов. И вот уже весь мир убедился не только в неэффективности всех этих для нас странных действий, но и в пагубности сотворённого для самих господ сочинителей. Очевидная ошибка смотрящих за секторами плоской ойкумены в том, что они предполагают, будто их способ унификации наиболее выигрышен, и все просто обязаны его или уже достигнуть, или же неустанно к нему стремятся, моля богов о помощи. Ну, а раз так, то у нас, как у них, достаточно выдернуть пару шестерёнок – и система функционирования либо необратимо повредится, либо начнёт серьёзно сбоить, чего таки не произошло, ведь мы после святых 90-х уже почти полностью восстановили принципы администрирования вертикального устройства, где работают не только, а порой не столько, обратные связи, но и вполне конкретные люди, наделённые конкретными полномочиями, что некоторой частью и российского населения с презрением называется ручным управлением.  

Рано или поздно наши оппоненты из конкурирующей модели унификации опять займутся своим традиционным делом, а вернее, уже пытают выдумать и воплотить более сложные схемы карательного характера для России, а ещё постараются и себя изолировать от возможных последствий, чтобы родное население вдохновлялось не только транспарантами в жёлто-голубых цветах, но и некими осмысленными действиями элиты. А вот с последним как раз и проблема, ведь следует не только придумывать гадости для рядового населения РФ, а и выстраивать логичные, многоступенчатые последовательности по усмирению взбунтовавшейся одной седьмой части суши, предвидя возможные для себя последствия в сообществе без чётких центров принятия решений и при непрерывной выработке консенсуса, на что требуется время, и время весьма существенное, в сравнении с тем самым ручным управлением, которое при должных, порой выработанных веками компетенциях приводят к реакциям почти мгновенным. Кроме того, автоматизация с готовым набором реакций на непонятные раздражители работать не будет в связи с нестандартностью ситуации и отсутствием подходящих моменту инструкций, а значит потребуется даже не модернизация имеющихся механизмов, а создание новых, причём в основном с использованием той самой – пресловутой и, разумеется, альтернативной для них мануальной терапии или же даже – скажем страшное! – хирургии, для чего нет ни соответствующих кадров, ни надлежащего опыта.

Но не стоит нам обольщаться уж так уж сильно и надеяться на близкий коллапс плоского мироустройства! Как минимум, ребята управляют несметными богатствами, в том числе и через эмиссию ликвидности, имеющую безусловное хождение в любой хижине; ну и сидеть, сложа руки, никто из них не собирается, и вот тут кроится серьёзная опасность. Да, они сильно подставились с энергоносителями, надеясь где-то их то ли перехватить по случаю, то ли перекупить, не удосужившись посчитать энергетический баланс как Евросоюза, так всего мира, чем у нас непременно и ежегодно занимается обычный клерк из отдела ТЭК администрации любой области или даже города. И это не из-за чьей-то глупости по ту сторону границы, просто в России с приходом Путина, как реаниматора вертикальной системы и делегата из её глубин, вспомнили, что в условиях нашей страны к отопительному сезону следует начинать подготовку на следующий день после окончания предыдущего отопительного сезона. У них же всё отдано на откуп частным предприятиям, которые всё и решают или почти всё, почти… за исключением нестандартных ситуаций, когда уже требуются спасатели или какая-нибудь национальная гвардия… А остальное государственным службам непонятно, следовательно, и интереса нет, так как бюджет на подобное не рассчитан. Доблестные управленцы там от лица государства, по сути, не являются его фактическими созидателями, а относятся к категории надсмотрщиков, перекладывающих песчинки на зыбко балансирующих весах социальной безмятежности. Поэтому, когда в Техасе из-за холодов пропало электричество буквально в каждой розетке, а системы жизнеобеспечения перестали функционировать, то чиновники как от администрации штата, так и из федерального центра даже сказать ничего толком не смогли, а их действия ограничивались исключительно гуманитарной сферой в отношении уже пострадавших. А что же вездесущий рынок, функционирующий стараниями проворного бизнеса? А у него-то всё замечательно, как учили, – вот и стоят всё также уныло кварталы городов, разрушенные ураганом Катрина, потому что финансы выгоднее вкладывать в Китай, Индию и Арабские эмираты. Ничего личного, как говорится…  

И тут мы подходим к проблеме, являющейся одной из основных в плоском мире, а именно к глубине планирования. Например, российская энергетика даже после извращений известного реформиста сохранила-таки категорийность потребителей, когда для наиболее важных объектов и производств с непрерывным циклом предусмотрена подачи мощности из двух источников, независящих друг от друга, а то и с внутренней генерацией в дополнение, за чем следит Ростехнадзор. Неработающие энергоблоки тепловых электростанций, если они не в ремонте, часто находятся в подогретом состоянии, неподключенные к потребителям и работающие на холостом ходу, что называется горячим резервом, позволяющим маневрировать мощностью, оперативно сглаживая пиковые нагрузки и спады разной природы. А если комплекс целиком выводится из работы, то он не разукомплектовывается, а консервируется, охраняется, на нём периодически проводятся регламенты. И всё для того, чтобы в необходимый час имелась возможность задействовать установку быстро, разрешив аварийную ситуацию хотя бы и в другом месте, ведь если не брать Дальний Восток с его неописуемыми расстояниями, система наша закольцована, и остановка производства электроэнергии в одном месте всю систему не обваливает, позволяя осуществлять перетоки. Однако это не рыночно, так как затратно для собственника энергетических мощностей, которые в горизонтальных образованиях никоим образом не озабочены нештатными ситуациями для населения… а озаботить их может государство, которое делать этого не станет, ведь нет никакого консенсуса, запечатлённого в законе, предписывающего владельцам нести затраты ради некоего всеобщего блага! С какой это стати, и кто оплатит банкет?

Кроме того перетоки, например, технически невозможны для всей Японии с её двумя частотными зонами – на 50 Гц и 60 Гц, а в Бразилии используется напряжение двух значений – 127 В и 220 В, что совсем не редкость на планете Земля и что сложилось не по воле правительств, а руками предпринимателей, которые в эпоху электрификации соответствующих стран как-то одновременно завезли оборудование разного номинала, на чём и заработали, и что крайне неудобно как для потребителей, так и для государства в целом, и не способствует унификации хотя бы подотчётной территории. Однако, признаем, что подобное положение вещей хоть и существует в некоторых странах – обратите внимание: исключительно из плоских образований, – но всё же относится к некой экзотике, а вот число зон, работающих локально от прочих, в независимой державе того же порядка бывает гораздо больше одной. Разумеется, это не позволяет управлять энергетикой как единым комплексом, а пиковые нагрузки или спады регулируются далеко не самыми экономически выверенными способами и местами приводят к тем самым печальным блэкаутам. Создавать же резервные мощности, а тем более держать их работающими на холостом ходу, что для нас естественно, – предприниматели, не озабоченные всеобщей устойчивостью, как говорилось выше, точно не собираются.  

Государства же пирамидального характера, о чём ещё раз упомянем, нацелены на самовоспроизводство, что позволяет конкретной власти существовать неопределённо долго, и мы это понимаем безусловно и почти единодушно поддерживаем, что побуждает руководство смотреть не только в день сегодняшний, но и, исходя из принципа преемственности, заглядывать далеко за пределы жизни одного человека. Подобный подход ни только не позволяет бизнесу, как апологету плоской ориентации, бездумно зарабатывать, но и делает или же обязывает, вынуждает его становиться удобным инструментов для достижения целей общей унификации на общей же территории.

 

* * *

Именно поэтому вертикальные системы не только нацелены на максимальную глубину планирования, но и, в принципе, генерируют аналогичные возможности путём организации масштабных, созидательных проектов, что и является одним из их основополагающих признаков. Например, строительство титанических пирамид в древнем Египте или Большой Китайской стены в Поднебесной кроме создания, собственно, какого-никакого практического объекта, трансформировало однажды скопище людей в трудовые ресурсы, что кормило их, и всех устраивало, отвращая от бандитизма, бунтов и прочих пакостей. Возведение же грандиозных сооружений было как раз не следствием развития хозяйства и науки, а предпосылкой к дальнейшему прогрессу; мы же понимаем, что при реализации столь серьёзных задач возникало множество проблем, которые приходилось решать здесь и сейчас, накапливая опыт и складывая его во всемирную копилку знаний. Кроме того, что главное для иерархии власти, масштабное строительство позволяло, с одной стороны, серьёзно озадачить буквально все уровни управленческого аппарата, предварительно создав его, с другой – оправдать как существование, так и серьезные доходы администраторов, а также их неучастие в физическом труде. Видимо, именно как-то так и образовалась та самая каста, именуемая ныне менеджментом, которая свои полномочия закрепила некогда всяческими наследуемыми титулами, например, дворянскими, что казалось навечно, однако, что напрочь перекрыло движение социальных лифтов с притоком как свежей крови, так и свежих идей, подписав тем потомственной знати смертный приговор в исторической перспективе. Таким образом, ни с какими инопланетянами египтяне посредством единственного из ныне оставшихся чудес света связаться не пытались – им всего лишь позарез требовалось задействовать людские и административные ресурсы, для чего и пришлось созидать как каменную, так и властную пирамиды.

В том же, что многие эпические конструкции как-то ориентированы по сторонам света или повторяют некое созвездие, нет ничего загадочного, это всего лишь инженерная хитрость в виде точек отсчёта, кои всегда были и будут – для удобства процесса позже были созданы теодолиты. Кстати, необходимые ныне при закладке стройплощадок GPS и ГЛОНАСС приборы позиционируются по спутникам, которые в свою очередь – о чудо! – отслеживают собственное положение по тем же самым звёздам, что и тысячи лет назад, а мы, вешая картину между двумя окнами, отверстие сверлим ровно между ними, используя их пределы в качестве нулевой точки – принцип простоты, о чём нас некогда учил Ганнибал Лектор в бессмертных произведениях.

Если же посмотреть на функциональность указанных объектов, то она весьма и весьма сомнительна, особенно в истории с Великой Китайской стеной, которая без труда преодолевалась захватчиками практически всегда! А нам что-то говорит, что древние китайцы были всё же не особенно глупы и понимали тщетность своих усилий – мотивация у властителей Китая была аналогичной мотивации фараонов, что их и роднило. Или вспомним беспрецедентную терракотовую армию императора Цинь Шихуанди, к которой, между прочим, прилагались ещё и дворцы, и много другое, вплоть до ртутных рек и озёр, что подтверждается анализами грунта над гробницей великого правителя, – у этой-то всей прелести какая утилитарная нагрузка? Однако в Поднебесной были и более разумные, но не менее масштабные программы, например, великий канал, строившийся с ответвлениями порядка двух тысяч лет! Да и сейчас грандиозности планов руководства КНР позавидуешь – посмотрите лишь на эпичность задумки «Один пояс, один путь», охватывающей более семидесяти стран. А ещё ребята пустыню свою успешно засаживают деревьями, прокладывают тысячи километров бетонных, железных дорог. А пятнадцать лет назад никто особо о китайском автопроме и слыхом не слыхивал – и это всё делается под непосредственным управлением и по планам того самого государства, которое нацелено на самовоспроизводство, чрез постоянно длящиеся созидательные проекты.

Конечно, и без доли натяжки каждый факт можно объяснить по-своему, что будет верно в известной степени, однако представим на миг отсутствие всех этих воплощённых замыслов, а за ненадобностью и роспуск существенной части управленческого аппарата, что предположительно не оказалось бы уж совсем смертельным, но вот с народом-то что делать избыточным? Пойменные земли Нила освоены и заняты до каждого миллиметра, увеличение числа ремесленников приведёт к перепроизводству, а значит к падению цен и неминуемому кризису. Да, альтернатива строительству и созиданию у брутальных правителей всегда была, находясь в диаметральной области, а именно в войне и разрушениях, что, очевидно, иллюстрирует единство противоположностей и относится к проектам второго, неприоритетного уровня в системе управления пирамидальных стран. Процедура опять же позволяла снизить демографическую нагрузку на слишком успешное государство, в котором населению позволено безудержно размножаться и выживать с завидным постоянством, что концертирует в одном месте людской ресурс, способный на многое при должной мотивации – оставалось эту самую мотивацию выдумать и организовать. 

Хотелось бы обратить внимание, что территориальные экспансии не просто так необходимо ставить в один ряд с созидательными инициативами, ведь они, по существу, таковыми и являются в контексте оправданности жёсткой вертикали власти, ведь погибшим воинам кроме чести уже ничего не нужно, а живым будет пожива, не говоря уже о гордости за державу! Опять же на захваченных весях есть где развернуться управленческому аппарату – и тут нет никакой иронии в случае, скажем, Российской или Османской империй, которые все же не столько занимались разорением покорённых народов, а пытались их адаптировать, включить в свою правовую среду. В этом смысле интересно произведение «Рабы» Садриддина Айни о судьбе беднейшего слоя Туркестана, нашедшего своё благополучие лишь в СССР. Книга написана в годы Советской власти, а потому глубоко идеологизирована, однако из представленных ста лет интересен период XIX века, когда Средняя Азия стала официальной частью России, которая принесла много положительных изменений в убогий быт загнивающих осколков некогда великих образований, включая, кстати, отмену рабства.

Конечно, были и другие империи – империи какого-то иного порядка, использовавшие вновь обретённые территории в качестве доноров, как это делала Великобритания, над которой действительно никогда не заходило солнце и которая разрешала своим колониям торговлю с собой исключительно в золоте с неизменным положительным сальдо, разумеется, в свою же сторону. Это был некий национальный сговор, направленный на обретение национального же преимущества, где нацистские принципы не декларировались, но практиковались в той или иной степени. К числу подобных устройств по изъятию ресурсов можно отнести и допотопное монгольское государство, созданное железной рукой Чингисхана и столетиями занимавшееся грабежом, правда, менее утонченным, нежели у лордов, кстати, и без ссылок на этническую принадлежность.      

Может показаться, что описанное в данном отрывке противоречит тезису о том, что разные ветви нашей цивилизации безотчётно стремятся к установлению господства над всякой территориально доступной областью, чем занимался Александр Великий, дойдя от Греции до Индии, однако речь идёт о совершенно разных процессах, имеющих всего лишь одинаковое проявление.  

По всякому можно относиться к мероприятиям в странах пирамидального устройства, но всё же под их сенью народу, не озабоченному высоким слогом о свободе, равенстве и братстве, жилось спокойнее, особенно во времена античности или средних веков, когда на просторах без границ любой мог оказаться и ограбленным, и изнасилованным, и угнанным в рабство, тем более история периодически показывает нам, что происходит с распадающимися империями. Так было с величайшим Римом, отказавшимся и от масштабных проектов, и от постоянной экспансии, что аппарат управления не только ввергло в расслабленное состояние с вытекающей праздностью и совершенной деградацией, но и позволило окраинам усомниться в необходимости объединяющего начала верховной власти, а это и привело к фрагментации государства, ввергшему Европу в темноту феодализма. Римские администраторы, углубившись в сословное самолюбование, уверовали в свою исключительность и перестали непрерывно доказывать свою нужность, сочтя её естественной, на чём самовоспроизводство у этого государственного образования и закончилось.

По большому счёту нечто подобное в ряду экономических неурядиц произошло и с Советским Союзом, ставшим совсем не в одночасье несчастным, в том числе и после отказа от международного интернационализма, как одной из форм своего существования, бывшей тем самым проектом объединения, читай, унификации – первой унификации в глобальном масштабе… а всё закончилось постыдными вылазками некоего Горбачёва в восторженные толпы простых граждан, неизбалованных зрелищами, что, видимо, символизировало выход в народ, обязанностью коего отчего-то  являлось единение с партией уже бесцельно живущих розовощёких вождей! Ничего не напоминает в истории с непогрешимой знатью и жрецами из Египта или Рима?     

А вот в условиях плоских образований, когда управление, прежде всего, не должно мешать хозяйствующим субъектам, к коим относятся и обыватели, планы ими самими и строятся, и исключительно из возможности заработать в обозримом будущем – как максимум, на протяжении одной жизни взрослого человека. Нет, конечно, и у них бывала и ещё есть уверенность, что будут нестандартные ситуации, которые приводят на верховные посты, как вариант, Рузвельта и ему подобных. И тогда начинаются масштабные стройки, подобные возведению плотины Гувера, и серьёзные проекты, сопоставимые с манхэттенским, – и то, и другое многое дало США на десятилетия, но всё же является хоть и удачным, но заимствованием от государственного планирования наших пирамид!  

Подчеркнём, что именно в моменты серьёзной опасности, как упоминалось ранее, и как было среди прочего и в период великой депрессии, эти самые системы пытаются выйти, не дробясь, из катаклизмов путём трансформации в вертикальные, где консенсус не играет главенствующей роли, а число центров принятия решений сжимается буквально до единицы и её окружения, что позволяет быстро согласовать и задачи, и источники их финансировании, а также устанавливать необходимый надзор за сложностью ситуаций – внимание! – с персональной ответственностью. И появление несистемного, агрессивно харизматичного, очевидно авторитарного руководителя Трампа, является прежде всего симптомом того, что не всё так уж ладно и благостно в, так сказать, Датском королевстве и его окрестностях плоского мира! Это тот самый кризисный запрос как минимум на элемент или подобие пирамиды, возглавить которую должен был и возглавил человек, имеющий опыт управления в вертикальной структуре, коими прежде всего являются главы и, что важно, неподотчётные никому собственники крупных бизнес-структур. Напомним, что в истории Соединённых Штатов уже был подобный персонаж и совсем недавно, а именно в 1992 году некий также весьма экстравагантный бизнесмен-магнат Генри Росс Перо, выдвигавший себя на пост президента и проигравший всё им затеянное. Правда, предприниматель не примкнул ни к одной из титульных партий страны, на чём, как говорили, основывалось его поражение... Однако будем уж справедливы до конца и зададимся вопросом, а взяли бы его в свои ряды республиканцы или демократы, смог бы он опереться на их административный аппарат и выиграть праймериз хоть в одном штате? А вот Трамп смог, и сделал он это вовсе не из-за своих конкурсов красоты или из-за эпизода в «Один дома 2» – запрос появился у населения, уставшего от вала проблем, разрешением коих занимались методом консенсуса годами и десятилетиями, гражданам понадобился лидер, готовый ситуацию изменить путём прямого, ответственного, а значит быстрого и понятного народу управления. Кстати, если и будет в США гражданская война в ближайшее время, то произойдёт она не между штатами или в партийном противостоянии, а именно из-за глубочайшего противоречия между горизонтальным государством и вынуждено привносимыми элементами пирамидального строя, а именно между исполнительной и законодательной ветвями власти.

Да, далеко не всегда переход к вертикальному управлению происходит непринуждённым, мирным путём при невольном согласии элит с подотчётным электоратом, возможен и революционный вариант. Ярчайшим примером этой версии является Великая Октябрьская Социалистическая революция, которая передала бразды правления прежде всего образованным, правда, не всегда опытным профессионалам, тут же занявшимся кроме прочего восстановлением хозяйственной жизни страны, что иногда делалось, мягко говоря, методами спорными, однако делалось. Их предшественники, сломавшие какую-никакую вертикаль имперского управления ради воцарения горизонтального устройства, за болтовнёй и раздорами с задачей не справились, ввергнув Россию в чистый хаос! И если вспомним слова Интернационала: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья…», так это часть именно про то самое Временное правительство, а вот «затем…» – это уже про большевиков, построивших то, что хотели совсем не на руинах самовластия, а на вредных, бессистемных, а то и преступных, как это было в случае с армией, попытках достигнуть консенсуса, который съедает основной ресурс администрирования – время, в критические моменты имеющего стократное значение.    

В 30-х годах прошлого века американцам повезло, а вот немцам и всей Европе не очень – и это та опасность, которая может нас поджидать, когда им не удастся справиться и с Россией, и с последствиями разбалансировки собственных механизмов. Традиционно потребуется лидер, умеющий и желающий взять на себя ответственность, запрос на которого уже зрим, о чём упомянуто выше! И тут нет гарантии, что его опять не делегирует фашизм или нацизм, как его крайняя разновидность, нацеленный и провозглашающий путь именно простых решений, где чётко указаны виноватые, а также понятные способы выхода из тяжёлых жизненных перипетий, перекладывающий прямую ответственность личности за свои же неудачи и просчёты на стороннюю силу, совладав с которой, можно достичь желаемого благополучия… «москаляку на гиляку»?

Разумеется, если подобное произойдёт, то причина безусловной трагедии будет как в отсутствии необходимых у ламинарных обществ компетенций, кадров, обученных скорому выстраиванию подходящих случаю схем при изнурительном ручном управлении, так и в невозможности в тяжёлые времена руководить внутренними процессами, используя лишь финансовую составляющую, без должного участия тех самых правоохранительных органов с опытом и соответствующим авторитетом, обусловленными заведомо жесткими законами при известной необязательности в их исполнения вне экстренных ситуаций – о чём ещё раз указывается из-за значительной важности. И тут уже власть, лишённая всего вышеперечисленного, вынуждена будет сама прибегать к простым решениям в отношении своих граждан прежде всего, используя репрессии разной степени суровости. А как же иначе, когда некто десятками, а то сотнями лет спокойно возделывал исключительно свою делянку, стараясь обеспечить запас прочности лишь своей понятной ячейке общества, а тут, оказывается, существуют угрозы вселенского масштаба, из коих проистекают задачи, далёкие от благополучия родной семейки, а то прямо ему противоречащие, что, однозначно, вызывает неприятие статистической единицы плоского мира, вплоть до отказа повиноваться? Ну и не только немцам есть что вспомнить в данном контексте…  

                  

* * *

А теперь рассмотрим термитник, улей с пчёлами или другие колонии насекомых, где якобы существуют королевы, но вот ведь беда – это мы им дали столь звучное определение, предполагающее по аналогии с человечеством функции верховного руководителя. На самом же деле это особи, внешне сильно отличные от большинства, являющие всего лишь безотказные устройства по воспроизводству данного сообщества. Обратите внимание, что, скажем, у муравьев существуют ярко выраженные категории и своя иерархия со множеством специализаций и предпочтений в нескольких видах помещений! Ничего не напоминает? Они даже умудряются заводить у себя настоящих рабов, воруя яйца из поселений другого вида, а температуру поддерживаю постоянной, в пределах 26-29 градусов Цельсия, и всем этим – внимание! – никто конкретно не управляет! Учёные толком не могут объяснить ни как хранится информация, необходимая для функционирования столь сложного образования, ни откуда каждый мураш знает, что и когда ему делать, ни каким образом происходит деление на касты. Видимо, ребята боятся признать или хотя бы предположить, что перед нами пример некоего иного интеллекта, организованного не на принципах нейронных сетей. А теперь представим, что каждая единица в полуторамиллионном поселении обладает своим разумом, сопоставимым с человеческим, а также индивидуальностью… и каков при их потрясающей организации может получиться результат? Дата появления сих уникальных существ, конечно же, неизвестна, но она точно находится за пределами полутора сотен миллионов лет до зарождения нашего вида, и у них явно было время на совершенствование! Мелкота эта неизмеримо старше нас, так может, мы как раз и строим гигантский муравейник, по сути, являющийся биологическим компьютером, где люди – его самоорганизующаяся элементная база, пока ещё несформировавшаяся база, неустойчивая, неидеальная, но и возраст у нас совсем уж скромный, обратите внимание, при чудовищной сложности каждого индивидуума. У природы или же у эволюции неплохо получилось с ничтожными, по нашему мнению, козявками, так почему столь удачный опыт оставлять в забвении, почему его не использовать, но уже на более высоком уровне, объединив нас всех, скажем, интернетом, вживляя в перспективе приёмопередающие устройства непосредственно в бренные тела? Да, наш мир не столь совершенен как их, но и масштабы иные, и если всё так и происходит, то мы находимся в стадии становления, где нынешняя глобализация лишь ступень на пути долгом и тернистом. Мы же не думаем, что пчёлки-труженицы образовались без проб и ошибок, по мановению загадочной волшебной палочки? Кто-то до нас изрёк, что всё есть процесс…        

Из приведённого примера и прочего вышеизложенного в случае западной – плоской – системы организации общества мы видим, что устройство её рассчитано на максимальное устранение официальных управленческих структур из экономической жизни путём подконтрольности удовлетворяющих большинство законам, в том числе через независимый суд, также подчиняющийся своду юридических норм, что и порождает прецедентное право и что, очевидно, в интересах, прежде всего производителей товаров и услуг, находящихся в конкурентных отношениях как между собой, так и с властью. Исходя из марксистской концепции, государство является прямым выразителем и защитником потребностей господствующего класса, в наше время буржуазного, что представляется не совсем верным в текущей реальности, так как фабрикант уже не может просто вызвать полицию для разгона бастующих и отдать их места штрейкбрехерам, вернее, он может это сделать, но лишь по решению суда, и если протестующие не подчинятся вердикту. Следовательно, и совокупный трудящийся также является субъектом права, а не только объектом эксплуатации, и далеко не всегда остаётся в проигрыше.

Так чем же занимаются администрации стран с плоскими системами управления? Очевидно, что сбором налогов и тратой бюджетов на основании целеполаганий, в разработке которых через выборность принимают участие и простые граждане, а через лоббистские институты и те самые капиталисты. Например, партия А, за которой стоит синяя корпорация, выдвигает на должность губернатора Билла, а партия Б, сотрудничающая с белой промышленной группой, радеет за Джона, где один предлагает строить дорогу на восток, а второй на север, агитируя каждый за своё видение в развитии региона. По итогам выборов автострада пойдёт в известном направлении, ведь народ выбрал Билла, правда, ему одержать верх помогли средства понятных спонсоров, что не скрывается, но избиратели таки бюллетени в урну кидали самостоятельно.

Возникающие же разногласия в балансе интересов разрешаются в судебном порядке, а при отсутствии прецедентов – через законотворчество парламентариев, опять же избираемых. Конечно, существуют и полицейские функции, и функции по защите территориальной целостности и многие другие, кои всё же стоит отнести к сопутствующим, обеспечивающим и затратным, что главное, а значит во многом производными. Помимо прочего, бюджеты плоских систем распределены по ступеням власти, так как они не имеют единого центра управления, по определению, даже при иерархическом построении государства, и в идеале не существует прямого подчинения и отчётности низших структур перед высшими. Там каждый уровень отвечает за свой участок компетенций, на который имеет свой, законом установленный источник наполнения казны, и если верховный орган решит построить на его территории, скажем, военную базу, то согласование с региональным начальством, а то и с население через референдум неминуемо. Итак, существование описанных игроков в управлении, а каждый из них ещё и дробится на множество значимых субъектов, предполагает наличие вместо центра по принятию решений в лучшем случае центра по согласованию, выработке консенсуса, что не мешает производителям прибавочной стоимости производить прибавочную стоимость. Устройство сие разумно и замечательно работает в пространстве при уже сформированных коллективным творчеством законодательных актах или же при естественных, понятных раздражителях, а в моменты неопределённостей, не дай бог, ещё и глобального уровня, оно не позволяет реагировать достаточно гибко, о чём упоминалось, и это как раз из-за отсутствия персональной ответственности, когда «круговая порука мажет как копоть…». Да-да, если песня и была про Советский Союз, то точно не про времена Сталина и тем более не про принятие решений по управлению его гигантскими территориями. Кстати, не от страха ли перед возмездием проистекают всякие тайные голосования в различных выборных органах? И сколько в процентном отношении к нынешнему уровню согласятся на соцопросы, если они не будут анонимными?

А исходя из экономической сущности капитала как самовозрастающей стоимости, находящегося ради этого заманчивого для капиталиста процесса в постоянном движении, можно сказать, что стремлением, внутренней целью государств плоских систем является их клонирование путем переформатирования вертикальных, и последующее всеобщее объединение, чтоб ни границы, ни иные принципы устройства общества не мешали самовозрастанию, что и приводит к той самой глобализации, кою много кто тысячелетиями пытался построить иными – грубыми методами, что обсуждалось выше. И не является ли глобализм модифицированной, более мягкой формой империализма, правда, без ликвидации национальных пределов, становящихся во многом условными? Но это на первом этапе, а дальше вплоть до языков, когда родная речь на той или иной территории медленно, но верно переходит в разряд самобытного фольклора, понятного и интересного лишь доживающим свой век бабулькам и очкастым этнографам. То есть речь идёт об унификации всего подлунного мира по принципам рассредоточения власти, казалось бы, прошедшим проверку временем и создавшим весьма плодотворную и устойчивую конструкцию, обязательной частью которой считаются свобода слова, выборность и прочие феерические атрибуты зрелой демократии. Но вот в этом месте особо не стоит обольщаться, ведь этот блистающий на вершине града аксессуар не является самоцелью, о коей грезили тысячи поколений обездоленных! Да-да, этот вожделенный, как считается кое-где, вид обустройства общества, имеющий весьма расплывчатые контуры, служит лишь инструментом, позволяющим, во-первых, держать власть под контролем путём периодической смены руководящих элит, во-вторых, не допускающим сращивание её с отдельными финансово-промышленными группами, которые путём конкуренции, а то и прямой борьбы, ставятся в равноудалённое от неё положение. Электорату же, названному для приличия досточтимым, дозволено исполнять функцию генератора случайных чисел, мало чем отличающегося от ручек игровых автоматов в казино, когда объективно от тебя ничего не зависит, но увлекает до болезненных состояний, а ещё имитирует некую деятельность, в пределе способную всё же привести к выигрышу. Таким образом, демократия в капиталистическом и постиндустриальном мирах категория исключительная экономическая, призванная, прежде всего, сменяемостью отстранить государственную власть от существенной глубины планирования, которая чудесным образом переместилась под сень корпораций, где и руководство сидит десятилетиями, если оно успешно, и с долгосрочными проектами всё очень даже неплохо. Ну а бескомпромиссное злословье СМИ в адрес руководителей любого уровня и глумливые карикатуры о вихрах или шаркающих походках первых лиц, всего лишь невинный сопутствующий эффект, позволяющий вечно недовольным гражданам продемонстрировать воистину свою непреклонную смелость, почти мужество, а также показывает динамику их в большей степени деградации, хотя возможен и интеллектуальный рост… вот только в чём его предпосылка во всеобщем режиме добродушной, вожделенной рутины?  

А если совсем уж встать на платформу марксизма и воспользоваться принципам единства и борьбы противоположностей, то можно констатировать, что власть в плоских системах формируется и ныне функционирует под воздействием бизнеса и народа, с одной стороны, которые, очевидно, отвечают за устойчивость конструкции, а вот изменчивость, с другой стороны, привносит разомкнутость этих образований, когда нынешний мир так или иначе, но соответствует набору сообщающихся сосудов, что вынуждает и обывателя, и работодателя периодически покидать зону комфорта ради формирования дополнительных конкурентных преимуществ в ответ на факторы, вбрасываемые из внешних структур, сформированных на иных принципах, что утомительно для всех субъектов, нацеленных на заработок понятными методами. Отсюда и проистекает стремление плоских образований присоединить к своему устройству как можно большее окружение, а в перспективе – так и всю планету Земля.

Оценивая население в качестве электората, а именно в качестве какого-никакого агента устойчивости, мы увидим, что, бесспорно, оно так или иначе, но влияет на органы управления стран сего вида, что приводит, кроме прочего, и к постепенному, но полнейшему уничтожению сакральности власти как по форме, так и по содержанию – пройден интригующий путь от блиставшего благородством золота фараона, являвшегося воплощением бога на земле, до неопрятного Бориса Джонсона и вечно сального Франсуа Олланда. А чего мы ожидали от всеобщего голосования, превратившего избирателя в инструмент для легитимизации неких структур, ратующих за всеобщее потребление взахлёб ради собственного непринуждённого обогащения? Так что народ, опуская горизонтальное государство до своего уровня, не особенно заинтересован в очень уж масштабных реформированиях привычной действительности, в связи с чем безмолвствует, что происходило не только во времена Бориса Годунова, кстати, и далеко не в одной России.   

И это очень важно и симптоматично, ведь до появления выборной системы средние и совсем уж низшие экономические слои если и имели возможность влиять на повелителей, то исключительно посредством бунтов и революций, что, разумеется, не особенно устраивало всех. Население, столетиями живя со своими владыками на одной территорий, находилось с ними в параллельных мирах, что позволяло посредством механизмов элитарного отбора и воспитания, включая образование, формировать прослойку аристократии, наиболее подготовленная часть которой допускалась до управления. Разумеется, и тогда к власти прорывались совсем уж несостоятельные личности, что подлежало коррекции во внутривидовой борьбе знати – дворцовыми переворотами история изобилует, правда, происходили они далеко не всегда в интересах всего социума, мягко говоря!

В случае же, когда всему народу или большей его части поручается определить некого претендента на некий высший пост, то процесс допуска к администрированию рано или поздно принимает вид – будем честными! – очевидного отрицательного отбора, ведь избрание в этом случае зависит далеко не от компетентности номинантов, а их состязание перемещается в область велеречивости и технологий, основанных в большей степени на манипуляционных изысках. Изначально как в соискатели, так и в избиратели попадали далеко не все – вспомним и имущественный ценз, и ограничения по расовому, религиозному, половому и прочим признакам, что создавало неравенство, позволявшее допускать к голосованию более или менее подготовленный слой общества, как бы к этому кто ни относился! Согласитесь, отсутствие равноправия женщин при неразвитости и часто недоступности средств массовой информации загоняло несчастных или в кухни, или в будуары – если повезёт! – не давая им ни должного образования, ни осмысленного подхода к чему-нибудь, что выходило за пределы семейных ценностей. И вот за кого могли отдать голос милые барышни, при всей любви и уважении к ним? Разве что по указанию мужа, брата или папеньки. Ну а про вчерашних, увы, безграмотных рабов в США или затюканных индейцах и говорить не приходится…

И предвидя гневные и разоблачительные высказывания, напомню, что и ныне местами существуют ограничения на прямое волеизъявление граждан, и это не только о США с их системой выборщиков, всё же отражающей, хоть и опосредовано, но мнение большинства перед, как ни крути, назначением президента. Хотя и у них было несколько сбоев, когда мнение меньшинства торжествовало, что не носило принципиального характера в государстве, где разница в голосах в любом случае напоминает статистическую погрешность. Нет, и без замысловатого в этом града на холме есть страны, в коих народ и по сей день голосует лишь за некую коллегию, именуемую партией, а уж она из своих рядов выдвигает фактического руководителя страны, меняя его при случае, иногда уже и не оглядываясь на мнение досточтимого электората! И оттого, что мы уважаемого назначенца именуем главой правительства, а эти образования – парламентскими республиками, ничего, по сути, не меняется…       

В любом случае речь вовсе не идёт о глупости современных избирателей, состоящих, конечно, из множества групп, увы, в психологических недрах большинства из которых, к примеру, надёжно обосновался злобный гомункул, не желающий признавать персональную ответственность каждой личности за состояние жизни, что позволяет, во-первых, вечно искать виновных в своих проблемах, во-вторых, находить их, приводя к власти Гитлера и Муссолини, а это ярчайшие примеры как манипуляции сознанием масс, так и подыгрывания их низменным влечениям. Разумеется, любой, кто поддерживает подобные взгляды в областях цивилизации плоского мира, а также их окрестностей, должен быть подвергнут остракизму за якобы глумление над волей народной, учитываемой, опять же якобы, правящим сословием. Казалось бы, всё говорит о том самом ленинском живом творчестве масс, вот только труд всё также создаёт новую стоимость, содержащую ту самую пресловутую прибавочную, принимающую формы предпринимательского дохода владельцев средств производства, а ещё процента, присваиваемого банками, ну и земельной ренты хозяев наделов тверди. Но не в этом же главное, а в том, чтобы это всех устраивало, особенно в случае с сотнями миллионов клоунов, которым создали условия, при коих они мнят себя вершителями судеб.   

Так что ж такое произошло с пролетариатом в наше как всегда неспокойное время, почему никто из его числа особо не стремится к переделу созидающей собственности, творящей дивные предметы для неустанного потребления? Видимо, всё же речь идёт о создании ряда иллюзий, например, того, что посредством многоуровневого, почти непрерывного выборного процесса электорат управляет как судьбами ламинарных стран, так и судьбинами некоторых государств вертикального устройства, а, возможно, речь даже идёт о ситуации, когда трудовой люд таки допущен к участию в капитале на самых законных основаниях и без умопомрачительных революций? Так, например, в США акциями различных компаний владеет около 50% населения, не считая недвижимого имущества, сдаваемого внаём, остальные же мечтают о похожем. И кто, скажите, в здравом уме, при подобных раскладах будет ратовать за социальное переустройство и рискнёт взяться за оружие ради столь спорной идеи, многократно осмеянной в уважаемой прессе?

А впрочем, в экономическом плане ничего нового не происходит, если вспомнить классиков марксизма-ленинизма, предупреждавших о подкупе буржуазией наиболее квалифицированной прослойки рабочего класса. Вот только сейчас взятка от лица господ совладельцев распространяется уже, с одной стороны, на всё общество, с другой – она принимает форму более глубокую, позволяющую прочим гражданам переместить себя из унизительной области объектов эксплуатации в премиальное подразделение управляющих субъектов плоской системы власти, отчего последняя ещё более уплощается, получая ещё большую устойчивость за счёт увеличения точек опоры, коими совладельцы акций, конечно же, являются. И главное: тут нет никакого заговора, как не существовало дьявольского плана по одурачиванию простолюдинов – процесс шёл сам по себе, гармонично вплетаясь в вязь современного бытия так называемого западного мира. Основываясь на изложенном в данном абзаце, как вариант предположим, что и на законодательном уровне обяжут собственников часть пакетов ценных бумаг передавать трудящимся предприятий, что и происходит уже, правда, мало где и явочным порядком. Мы же не станем утверждать, мол, кроме крови и насилия над буржуями ничего порядочного не получится с дележом? Во всяком случае, настаивать на очередном безумии с гильотинами или ВЧК не рекомендуется…

 

* * *

Установив, что благополучие и завидная стабильность плоского мира основывается на множественной системе взаимовыгодных договоров, прежде всего экономического плана, производными от которых являются политические системы, уместно предположить, что это не только позволяет странам взаимно интегрироваться, но и делает процесс глобализации практически неизбежным в условиях непрерывной интернационализации капитала. Причём в текущих условиях эволюция эта, при всём уважении к американскому империализму и неоколониализму, всё же не имеет единого ярко выраженного центра – интернационализация, поглощающая планету Земля, происходит одновременно и почти равномерно, словно мы не несёмся сквозь космос на куске твёрдой породы, обильно политом водой, а находимся на зреющем яблоке, обласканном солнышком со всех сторон. А ни к этому ли стремились с негодными, правда, средствами те самые великие завоеватели, по-разному именовавшие свои планы, но шедшие к их осуществлению неуклонно, не щадя по пути ни свои, ни чужие народы? И ни в этом ли подлинная цель человечества, век от века стремящегося прежде накрыть весь мир паутинкой из своих особей… сначала редкой, а впоследствии, прорастая вширь и развиваясь вглубь, затягивая сеть, чем и пытаются создать единый организм? Но пока это дело будущего, а после 24 февраля 2022 года будущего совсем неопределённого во времени.

Таким образом, как не крути, а благоденствие современности зиждется исключительно на экономике, основой которой является психология любого человека, желающего заработать немного деньжат для своих семей, а если получится, то и создать некие структуры разной степени сложности, помогающие уже не только и не столько избавиться от призраков голода, но и сделать существенные запасы, позволяющие некоторые излишества, например, автомобили Bugatti Automobiles S.A.S. или часы Breguet Classique Alarm, что всем кажется приемлемым и естественным, способствующим процветанию в условиях именно и прежде всего плоского мироустройства, где власть изначально не настроена ущемлять, а любит, холит и уважает предпринимательскую инициативу, обслуживая её с превеликим усердием!

Стремление где-то, как-то добыть копеечку, скорее всего, является одним из сущностных признаков человека разумного, ведь даже тотальное обобществление средств производства вкупе с неусыпным, бдительным оком и пропагандой коммунистических идеалов за десятилетия не смогли изжить из нас этого. Например, в структуре питания современной России мясо и мясные продукты занимают по своей важности примерно такое же место, как и в Советском Союзе – в 1990 г. они давали 15% калорийности среднесуточного рациона, в 1995 г. – 14,3%, в 2000 г. – 12,1%, в 2005 г. – 13,2%. Но сейчас – внимание! – есть всё и всё лежит в магазинах горами, чем СССР совершенно не знаменит. Так откуда же был тот вездесущий, постоянный в последние его десятилетия, изнуряющий и удручающий дефицит колбасы, не говоря уже о разнообразии сортов? И ведь – жившие в ту эпоху не дадут соврать! – у страждущих данный продукт всё-таки не выводился из холодильников, как и сами холодильники имелись в каждой семье… По всей видимости или хотя бы предположительно, это порочное явление социализма возникло естественно в качестве суррогата рыночных отношений на фоне невозможности официального предпринимательства. Очевидно, что всё организовывалось без какого-то злого умысла некой подпольной, общесоюзной структуры, выявить которую не составило бы большого труда, и уж явно никто из зарубежных фондов и эмигрантских структур не нашёптывал завмагу на окраине Твери припрятать кусок говядины ради обмена его на финские джинсы! Всякая продукция постепенно перекачивалась под прилавок, где процветала уже вторичная система распределения, основанная на примитивных, но понятных принципах, часто без добавленной стоимости и по государственным ценам, методом эквивалентного бартера, с чего некогда и начиналось товарное производство зарождающегося человечества.

Вспомним слова из фантастического фильма «Парк юрского периода»: «Ти-рекс не хочет, чтобы его кормили. Он хочет охотиться». Так и мы во времена кумача и пятилеток не желали выступать в качестве шестерёнок в как-то отлаженном механизме социалистического дележа народного достояния. Нам самим нравилось добывать блага, часто рискуя угодить за решётку, а то и к стенке – вспомним статью УК о валютных операциях, как известно, относившуюся к особой части того самого кодекса, который полагается чтить и поныне, а в том разделе всё так или иначе могло сводиться к расстрелу! – так вот мы выстраивали схемы разной сложности ради удовлетворения чего-то глубинного из нашей психологии, чего-то ещё непознанного, но существующего очевидно! Так BIOS компьютера, будучи базовой прошивкой производителя, заставляет его отвечать на ситуации, включая некие команды, вполне определённым, запрограммированным и единственно возможным образом. Мы же понимаем, что охотничьи позывы тираннозавра проистекают не от жёсткого воспитания улицей, а относятся к его генетической сущности, так может, пассионарность человеческих особей уже пора признать чем-то научным да приступить к изучению её природы, её видов и множества сверкающих граней?

Говоря о достатке и в среднем процветании нашей цивилизации, в чём страны плоского устройства, очевидно, играют ведущую роль, мы упоминали экономику, которая базируется на стремлении индивидуума как-то заработать, однако с биологической точки зрения, исходя из принципа текущего выживания, мы должны всего лишь сегодня выйти, чтобы заработать на нынешний день пропитания и содержания, чего никогда в истории человека не происходило! Так делают тигры, волки и даже антилопы, но лишь мы никогда не останавливаемся! Мы всегда стремимся к большему и большему, для удобства аккумулирования добытого и для его мены на нечто иное придумав деньги, что престарелые мудрецы, растерявшие и здоровье, и потенцию, до сих пор называют алчностью…

Ох уж эти речевые ярлыки – такие странные порой, такие загадочные! Некоторые из них совсем не несут информативной нагрузки, а лишь отражают отношение к предмету, не являясь при этом эпитетами! Например, мы говорим: мой начальник – настоящий козёл, объясняя собеседнику совсем не истинное свойство некоего руководителя отдела, а лишь свою оценку его человеческих качеств, и все понимают, что речь не идёт о персоне, имеющей свойство превращаться в домашнее животное. Так и в нашем случае, когда мы стремление к постоянному, непрерывному заработку именуем и алчностью, и даже жадностью, то предаём этому действу пренебрежительно-негативную окраску. Однако если с бытового уровня масштабируем процесс до области, штата или транснациональной корпорации и назовём его экономикой, то получим уже и уважение, и даже с флёром загадочности. А как же на самом деле обстоят дела?

Периодически то на голубом экране, а то и в интернете появляются сюжеты, где некоего гражданина, как правило, преклонного возраста, но не обязательно, выселяют из коммунального жилища по суду, вывозя из квартиры всяческий хлам и непонятный мусор чуть ли не грузовиками, что и предписывалось вердиктом! Это «богатство», обычно добывается годами в режиме как «ограбления» ближайших помоек, так и путём неустанного сбора неких совершенно необходимых фантиков, коробочек и прочего, что рано или поздно приводит недвижимость в антисанитарное состояние, где обязательно царят тараканы и совершенно жуткий запах, на который с удовольствие подтягиваются и грызуны. Однако далеко не всегда этих странных собирателей наших дней удаётся выдворить из их, как правило, собственности, а самих отправить на излечение – наша юридическая система весьма запутана и нерасторопна, увы… но и гуманна. В подобных случаях окружающим остаётся лишь уповать на господа, любящего всех вокруг, но и жалость всё же имеющего!

И вот, когда всевышний прибирает на небеса очередного Плюшкина, что от долгожданного горя приводит в восторг соседей болезного, тогда непременно появляются и наследники, которые разгребают оставшиеся завалы в прямом и в фигуральном смыслах. И вот, стоя на фоне очередного КАМАЗа с «добром», подлежащим срочной утилизации, одна такая то ли внучка, то ли даже дочь заявила корреспонденту, мол, бабулька была в целом безобидна, хоть и нестерпимо чумаза, но ещё и глубоко несчастна, так как в раннем детстве пережила голод, страх перед которым пронесла чрез всю жизнь, над чем в России не принято глумиться. И когда к нам нагрянула-таки горбачевско-ельцинская рыночная благость, то на её призыв из самых глубин людского подсознания просочились безудержная страсть народа к обогащению, а за ней и та самая боязнь перед, как ни крути, возможной нищетой и отсутствием пропитания, к чему, похоже, несчастная и стала готовиться, что делала со всей страстью русского человека.  

Некоторым соотечественникам повезло больше или же милейшие приложили усилия в нужные точки с нужною силой, и ребятам удалось накопить запасы иного свойства, однозначно не вмещающиеся в убогую лачугу времён хрущёвской оттепели, – там и пафосные яхты-самолёты, благородные слитки-монеты, а то и целые фабрики-заводы! А вот в чём принципиальная разница между процветающим, по общему мнению, олигархом, неустанно работающим на себя и не нуждающимся на уровне олимпийских богов, и той самой старушкой, складирующей старые газеты, упаковки от кошачьей еды и банки из-под пива? Объекты разные, а процесс-то один, включающий и усилия, и сноровку, и даже внутривидовую борьбу, правда, в разных социальных группах – мы же все помним схватки люмпенов у мусорных контейнеров за недопитое пиво, по накалу и жестокости соперничающие с деловыми разборками на вершине пищевой пирамиды человечества! Так вот, оба субъекта, описанные выше, как ни крути, побуждаемые одинаковой страстью, занимаются добыванием понятных им ресурсов, правда, расположились проныры на крайних концах спектра удивительной, но всеобщей мании…   

Теперь предположим хотя бы, что нет никакой жадности, а есть впитавшийся с молоком, а то и прописанный в генах страх перед жуткими бедствиями, прежде всего, голодом, сопутствовавшим нашим предкам даже не сотни тысяч, а миллионы лет. Мы все и всегда готовимся к бескормице, мы все и всегда готовимся к холоду, каждый сообразно своему уровню – стартовому положению семьи, воспитанию, образованию и прочему. Наверняка многим не понравится ни сравнение персонажей, ни объяснения на его основе природы человеческой алчности, ставшей матерью всего экономического уклада как минимум систем плоского мира, жёстко ориентированного на экономику, однако давно и не нами замечено, что для понимания сути процесса достаточно довести его до абсурда, до крайности, что здесь и сделано. Разумеется, принимаются и прочие версии, пока никем не озвученные, а также следует вспомнить высказывание, в вольной интерпретации гласящее, что все мы родом из детства, а ведь оно у человечества было, прямо скажем, жутковатым – бесприютным, холодным, голодным, полным непрерывной борьбы и крови, и главное, невероятно длинным настолько, что выработался некий механизм, позволяющий выжить лишь тем особям или уже персонам, которые больше прочих скапливали, запасали ресурсы.

Но человечество разумно, и чтобы не складировать горы крупы и залежи мяса для каждой отдельной личности, хотя не грех порой и этим заняться, так вот, оно изобрело понятный всем эквивалент и назвало его деньгами, которые, как учат классики, имеют множество функций, одной из которых является банальное удобство. Например, сейчас уже и купюры носить не требуется, если имеешь приличный смартфон, на крайний случай кусочек пластика. Таким образом дензнаки и их современные аналоги также являются ресурсом, на который и переносится отношение, выработавшееся в период нашей пещерно-шалашной, неустроенной юности.  

Ну а если кудлатой дамочке из первобытного прошлого показывали надёжно припрятанный хобот мамонта, которого, очевидно, хватило бы для пропитания буквально на весь период вынашивания плода, то с таким охотником-собирателем она с превеликим удовольствием тут же бы попыталась завести потомство. А уж если на его груди красовалось и ожерелье из когтей собственноручно добытого медведя, то и подавно любовь закрутилась бы неудержимо, ведь тут ещё и очевидная сила, а на добытое в ходе непростой охоты мясо точно никто б из соседей не покусился – вот вам и демонстративное потребление на уровне золотой цепи от Cartier или хотя бы от Krastsvetmet! И ведь далее ничего не меняется, и нынешняя красавица предпочтёт для продолжения рода программиста из Москвы с выплаченной ипотекой за квартиру в пределах МКАД простому инженеру из малосемейки Ульяновска.

Однако той самой жадностью мы презрительно называем вовсе не сам процесс добывания хобота, каков бы он ни был по сложности и кровавости, а чрезмерное накопление материальных благ, когда женское платье, купленное за чудовищную сумму, одевается один раз, а туфли, примеряемые в магазине часами, вдруг при домашнем освещении становятся неугодными, ну и куда деться без мешков с купюрами, изымаемыми известными органами у подлых мздоимцев… Казалось бы, остановись, ведь кроссовки в прошлый сезон совсем не износились, а продукты питания, хранимые в холодильнике, каждому приходилось выкидывать из-за появления дурного запаха. Но и тут должно быть всё понятно потому, что в те самые незапамятные времена имело шанс на выживание именно то племя человеческих особей, которое столько добыло мамонтов, что мяса не только хватало до следующей охоты, но было с избытком, с перехлёстом –когда оно протухало до состояния разложения. И большинство из нас – тут ничего не поделаешь – является потомками именно тех самых Homo sapiens, обжиравшихся до рыготы! Кстати, в этом свете использование огня может иметь этиологию иного свойства, нежели вкусовые качества жаркого или не только из-за него, ведь подсушенная на костре свеженина банально дольше хранилась в эпоху отсутствия соли и искусственного холода, а при хорошей компании мы и сейчас практикуем под пиво сушёный кальмар или воблу, которые до нужной консистенции также доводятся путём термообработки. 

Возможно, существовали в прошлом и не такие как мы алчные люди, которые от матушки-природы брали лишь необходимое сейчас и не усердствовали в своих охотничьих инстинктах, – именно из подобных существ могли образоваться светлые эльфы Толкиена. Однако в том-то и дело, что сказочные они герои, а если где-то и появлялись случайным образом, то существовали совсем недолго – ведь это были форменные ротозеи, чьё хозяйство вечно находилось в упадке, а при неминуемых катаклизмах в окружающей среде они гибли от голода и холода в первую очередь, или же их самих пускали на корм наши уже пращуры, которым запасённых хоботов хватало с избытком и кто не забивал мозги всякими возвышенными, но совершенно непрактичными изысками. Есть ещё помнящие, как беспечно благоденствующий Сорос обвалил английский фунт?  

 

* * *

Разумеется, в смысле выживания вида, ко всеобщему благу, процветанию и восторгу, по обыкновению своему, можно упомянуть и про половые дела – как без них-то? – однако размножение вторично по сравнению с отсутствием пропитания, хотя и в блокадном Ленинграде детишки зачинались и рождались, правда, нет данных по корреляции беременностей в те жуткие месяцы и годы с доступностью продуктов. А ещё нам не нравится огульная примитивизация наших помыслов, особенно на фоне храма Василя Блаженного или египетских и прочих пирамид – обязательно найдётся множество и возмущённых подобным подходом, и адвокатов рода людского, что совершенно верно, и мы все непременно обязаны к ним присоединиться. И в этих словах нет ни капли глумления и быть не должно, ведь…  

Вспомним ещё Стоунхендж, вспомним загадочную пустыню Наска и истуканов острова Пасхи, а ещё есть каменные быки Гисандо в Испании, Радстонский монолит в Великобритании, непонятные скульптурные изваяния долины Бада в Индонезии, да почти в любой стране есть то странные дольмены, то дивные мегалиты, то дорожки и узоры из булыжников! Количество всего этого рукотворного наследия нашего вида поистине умопомрачительно и сотворено сие из камня или же из него состоит и, обратите внимание, что часто имеет возраст, непринуждённо соперничающий с рождеством Христовым! И тут непременно возникает очевидный вопрос, и не об утилитарном предназначении творений, а о том, сколько ушло времени и усилий на всю подобную роскошь в эру, когда и еды-то не каждый день было досыта? Неужто нашим предкам так уж нечем было заняться в эпохи со средней продолжительностью жизни не более полувека, чтобы так, вообще-то, бездарно тратить драгоценные ресурсы? Напомним, что аборигены с упомянутого острова Пасхи на процесс создания своих эпических идолов извели весь лес до последней тростинки, а в момент встречи с европейцами находились в состоянии настоящей экологической катастрофы!

А ещё нам доступны наскальные росписи от первобытных людей, расположенные в пещерах в том числе. Теперь представим процедуру создания порой по-настоящему грандиозных картин, например охоты, очевидно, включавшую и само нанесение художества, и подсвету, а то и управление, корректировку замысла сторонним наблюдателем, что говорит об участии нескольких членов сообщества, а не одного умалишённого дикаря. То есть, по сути, бомжи и оборванцы занимались тем, что мы провозгласили искусством – и это в потёмках, в сырости, без всякой уверенности в завтрашнем дне! Видимо, не стоит говорить, что до нас дошло далеко не всё из изобразительного творчества первобытных людей, и можно предположить, что было оно куда как более значительным! К тому же мы никогда не узнаем масштабов и красоты построек предков, возведённых, скажем, из дерева, в силу специфичности недолговечного материала, а исходя из величественности египетских пирамид, можно догадаться, что там было на что посмотреть.

А ещё есть индейцы и жители Океании, у которых множество действий испокон века сопровождаются наигрышами на примитивных инструментах, речитативами нараспев, при этом никаких речевых понятий и оборотов, описывающих музыку, у них попросту нет – это их неотъемлемая часть жизни, которую цивилизованное человечество давно отточило до состояния искусства. Ну и красноармейцы в разбитых домах Сталинграда, и не только, под обстрелами, между прочим, рискуя жизнью, любили нарисовать этакую фигу или что-то позабористее, обращённое в адрес нацистов и с соответствующими надписями, что все до единого в России поддерживают, а главное, понимают. А до конца ли понимают? Просто мы сами делали или делаем то же самое, правда, в иных направлениях, и этого считается достаточным, – удивляет, что подобное поведение не кажется удивительным, несмотря на отсутствие в большинстве своём хоть какого-то утилитарного значения.

То есть большая часть человечества, так или иначе, рано или поздно, но совершает поступки, творит дела и созидает детища, которые никоем образом не помогают ему, не помогали в прошлом и не помогут в будущем ни выжить, ни размножиться безудержно. Более того мы на всю эту, с точки зрения эволюции, глупость ещё и непрерывно тратим ресурсы, делая сие с древних времён, когда они находились в известном дефиците, что переводит немотивированную абсурдность подобных действий в разряд обязательных для особей человеческих – это нечто в нас от рождения, и этому нет ни возможности и ни желания сопротивляться! Попросту говоря, наши предки не могли не делать всё перечисленное и многое, многое другое, включая недошедшее до нынешней эпохи, и они таки делали, находя, сочиняя идею, объясняющую необходимость возведения того, что для нас кажется или странным, или непонятным, что в любом случае вторично, потому что реализовывало внутреннюю установку на создание. В той же пустыне Наска кроме огромных паука, обезьяны и прочих понятных картин, ещё и большое число геометрических фигур, а то и просто линий, очевидно, не намекающих и близко на посадочные полосы космолётов, то есть люди, видимо, потеряв квалификацию, разучились творить свои шедевры и выкладывали хоть что-то, так как они не могли остановиться в силу своей – нашей! – природы.

Конечно, занимательно для разума, однако бессмысленно с точки зрения чистой истины пытаться определить предназначение всех дивных сооружений древности, дошедших до нас. Например, каменные лабиринты на русском Севере могли предназначаться для защиты от злых духов или ради прикормки каких-нибудь божественных полёвок, а то и сов, приносивших – это же очевидно! – удачу. Желание у людей нечто создавать было всегда, а когда появилась реальная возможность, в силу развития цивилизации, то и гигантские пирамиды построили, а ещё и Эйфелеву башню, а ещё и небоскрёбы Москва-сити, которые уже с точки зрения ретроспективного взгляда выглядят нелепо, ведь вырыть землянку или построить избу куда как проще, однако мы делаем другое, и это никого не удивляет, а ещё и восхищает, мол, ведь можем! А то, что у какого-то трёхтысячелетнего строения в день равноденствия утрешнее солнце светит в некое отверстие некоего мегалита, так и тут нет ничего сакрального или загадочного; повторимся, вы же в квартире, развешивая горшки с цветами, ковры и картинки, ищите некие точки отсчёта, пытаясь уловить симметрию, вот и у предков были свои ориентиры.

По-разному можно относиться к Библии – и как к книге книг, и как артефакту римских времён, но в Ветхом завете есть занимательная фраза: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». Во времена красных вождей идеологи атеизма всячески потешались над данным отрывком, мол, так какого же пола был Господь, раз по образу своему вылепил людей, и что-то ещё в этом же духе вещалось, а ведь напрасно! Дело в том, что тут глубокая мысль провозглашена, и речь идёт вовсе не о внешности, гендере или разрезе глаз, а об основном, базовом качестве Всевышнего, а он творец – Господь сам творец и нас творцами создал, и вот тогда всё сходится. Разумеется, как многие помнят, Воланд с усмешкой говаривал: «Если мы начнем ссылаться на евангелия как на исторический источник...», то есть слабое доказательство, но и других объяснений что-то не представлено, а потому возьмём предположение о божественном создании Homo sapiens в качестве одной из рабочих версий.

Но были ли иные объяснения творимых нами несуразностей, названных впоследствии культурой? Классические философы Европы изучали и этот сложный вопрос, например, Иммануил Кант, также упоминавшийся в бессмертном произведении Михаила Булгакова, будучи основоположником антропологии, обозначал человека как существо активное, преобразующее мир, выделяя в нём, наряду с природным, по его словам, и некое сверхприродное начало. В понимании великого мыслителя культура, являясь проявлением осязаемых достижений этих сверхприродных способностей, представляет собой способ, инструмент для пробуждения творческих сил нашей популяции, ведущих к развитию способностей, зажатых узами природной необходимости и условиями обыденного существования. Философ, утверждая, что нет оснований приписывать природным вещам служение друг другу в качестве средства для достижения цели, всё же рассматривает природу как систему, в которую включён и человек, выступающий звеном в цепи целей, а как существо разумное он является конечной целью творения, где способность ставить цели сверхприродна. По его словам, природа может лишь подготовить нас к тому, что мы должны сделать сами, человечество же, не являясь изначальной целью развития матушки-природы, появляется в чреде событий их естественным и окончательным итогом, а также посредством свободы как проявления той самой надприродной способности, оно получает культуру, которая, в свою очередь, становится инструментом для достижения нами основной цели, а именно моральности.

И тут опять не грех вспомнить высказывание незабвенного Воланда, правда, произнесённое к иным рассуждениям, но всё же этого автора: «Вы профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут». Конечно, глумиться или иначе унижать седины великого философа тут никто не собирается, однако есть и множество вопросов. Проследив же историю нашего вида уже после Канта, мы увидим, что моральности в нас как-то не прибавилось, учитывая фашизм и известные бомбардировки Хиросимы с Нагасаки, да и с культурой всё также не очень… Главное же, непонятно каким образом неразумная природа, не умеющая ставить цели, всё же естественным путём производит существ с надприродными способностями, которые являются итогом окончательным и бесповоротным. И зачем нам пробуждать непонятно с какой стати и кем заложенные в нас творческие силы, тратя на это ресурсы? Почему бы нам не плодиться и размножаться, следуя заветам Бога, к чему вся эта суета и как она хоть чем-то нам помогает? А если и помогает, то мы-то откуда могли знать об этом в своих убогих шалашах и пещерах первобытного времени?

Конечно, можно по текущему итогу заявить, мол, в действительности род человеческий таки выиграл в эволюционной гонке, что соответствует действительности, однако запутывает процесс осознания ещё больше, ведь получается, что, активируя однажды те самые уникальные начала для созидания, первобытные люди именно такой результат и предполагали! А значит, мы в вековых далях умеем планировать, имея чудовищный дар предвидения, или всё же мы сами уже давно боги? Хотя можно предположить, что в течение тысячелетий наша популяция в своих уже недрах непрерывно производила эксперименты, в ходе которых некая часть из неё оказалась более выигрышной что ли, и она понесла бремя белого человека! Наверное, как раз об этом рассуждал один венский художник, именуя ту группировку арийцами?

Разумеется, политизацию любой идеи можно рассматривать в качестве не самого элегантного способа ухода от её обсуждений, но всё же чем зачатки культуры в виде татуировок и танцев под бубен каким-то волшебным образом помогли нашему роду победить в тяжелейшей борьбе, чтобы вырваться из беспросветности холодных пещер к возведению умопомрачительных небоскрёбов? Или более разумным будет предположение об изначальном наличии в нас стремления к творчеству через познание окружающего мира? И тут следует вспомнить другого корифея мысли прошедших времён, а именно Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, который, исходя из сложившейся уже традиции, также высказывался по поводу всего этого сонма странностей, очевидно, отличающих нас от прочих животных субъектов и не имеющих никакого объяснения, связанного с банальным выживанием вида. Сведя воедино по содержанию философию, религию и искусство, он всё же выделяет искусство как первую форму самопознания идеи; далее, соглашаясь, что оно может носить и утилитарный характер в качестве объектов для наслаждения в созерцании, мыслитель приписывает ему качество, ведущее к познанию «глубочайших человеческих интересов, всеобъемлющих истин духа», что никоим образом, очевидно, не ставит Homo sapiens в каждый конкретный момент в более выигрышное положение по отношению к прочим обитателям совсем не дружественной пищевой пирамиды.

Наверное, именно в этом состоит вездесущий идеализм Гегеля, который, однако, задавался вопросом о потребности людей, заставляющей их заниматься среди прочего эстетической деятельностью, и, отвечая на него, уважаемый учёный утверждал, что каждый индивидуум, во-первых, существует как предмет природы, во-вторых же, он существует для себя, созерцает себя, представляет себя и мыслит, и через это деятельное бытие он и есть дух. Это осознание нас самих достигается, с одной стороны, теоретически, так как мы в своей внутренней жизни должны осознать самих себя, хотя бы что мы есть индивидуумы, а с другой, посредством практики; а этой цели мы достигаем чрез изменение внешнего мира, воздействуя на его предметы и явления. Философ писал: «Человек делает это для того, чтобы в качестве свободного лишить также и внешний мир его неподатливой чуждости и в форме внешних предметов наслаждаться лишь некоей внешней реальностью самого себя». То есть мотивом, побуждающим члена нашего вида воздействовать на окружающую действительность, является некое удовольствие от способности заниматься «неким делом, в котором он получает возможность созерцать собственное творение. Эта потребность проходит через многообразнейшие явления, поднимаясь, наконец, до той формы самопроизводства во внешних вещах, которую мы видим в произведениях искусства».

Таким образом, и Гегель, не объясняя природы, признаёт наличие в людях внутреннего фактора, побуждающего нас воздействовать на природу кроме прочего и ради «внешней реальности самого себя», получая «возможность созерцать собственное творение», а это именно то, что утверждалось в данной работе при цитировании библии.

Как это ни странно, но именно эти идеи философа использовал в своих работах другой выдающийся мыслитель, но материалистического направления мысли, – Карл Маркс, который связывал развитие искусства и культуры с процессом производства материальных благ и уровнем производительных сил общества, и, не вдаваясь в её происхождение, наделял это явление признаком неприродности, а именно отсутствием у него фиксируемых вещественных проявлений! Что, конечно, не делает плоды культуры исключительно умозрительными, а приводит их так или иначе к предметному миру, которым человек создаёт себя в качестве общественного существа, совершенствуя свои силы и способности, формируя новые потребности, а за ними и средства их удовлетворения, что и является тем самым гегелевским самопроизводством. Далее, основываясь на диалектическом восприятии мира, автор «Капитала» утверждал, что не форма объектов культуры, а содержание говорит о нашем развитии: «Человек здесь не воспроизводит себя в какой-либо одной только определенности, а производит себя во всей своей целостности, он не стремится оставаться чем-то окончательно установившимся, а находится в абсолютном движении становления». Переход к конкретному моменту производства творений, не связанных с необходимостью, происходил, по мнению философа, в свободное время, наличие которого и его величина говорят о степени развития общества и являются показателем материального благополучия его членов, с чем спорить не стоит, вспоминая, скажем, творение древних аборигенов из пустыни Наска. А и действительно, трудно себе представить, чтобы эти достойные люди, оставившие нам столь замечательные картины на склонах, делали бы их вместо трудов праведных по добыванию пищи насущной. То есть, когда и если у нас появляется возможность не участвовать в гонке за выживание, мы тут же придумываем себе задачу, которая никак нам не помогает в повседневной жизни, но самое странное то, что окружающие не забивают нас за это камнями, а с энтузиазмом присоединяются к процессу, как только выходит минутка, другая…

Но это с одной стороны, когда с другой – мы видим дивные храмы комплекса Ангкор-Ват и осознаём, что население, создававшее сие поистине чудо, делало это в условиях, мягко говоря, далёких от оптимальных, практически голыми руками, мучаясь во влажных джунглях, болея от непосильного труда, жертвуя многими жизнями, что происходило, очевидно, под началом некоего правителя, действовавшего ровно так же, как поступали некие творцы из множества легенд о создании мира нашего – книга книг цитировалась выше в качестве примера. Средства только у мифических существ отличались от инструментов реального владыки, где у последнего к ним относился и долго ещё будет относиться тот самый пресловутый человеческий ресурс, в более уважительной форме – капитал… а может и не отличались они от божественных, о чём стыдливо или высокомерно умалчивают всевозможные святые писания!

Но даже не в этом суть, а в том, что на территории нынешней Камбоджи, как и при возведении Notre-Dame de Paris, как во многих иных местах, сооружались не банальные жилища или святилища с ровными стенами и гладкими сводами, на что ушло бы значительно меньше материальных и духовных затрат, а именно нечто гармоничное, имевшее функцию мест обитания или отправления культов; лишь в том числе оно само по себе уже превращалось в отдельную задачу! Таким образом представляется, что создание чего-то безумно эстетичного, относимого потомками к произведениям искусства, не являлось способом заполнения свободных промежутков в непрерывной борьбе за выживание, а в более широком смысле относилось к реализации любого мало-мальски свободного ресурса, включая временной.

Таким образом, философская мысль признаёт наличие в Homo sapiens некоего феномена, многое определяющего как в развитии индивидуума, так и в прогрессе человеческой цивилизации –

что в большей степени касается описательной части, чем относится к его различным интерпретациям. Кроме того, называя сию странность культурой или искусством, никто не спорит с тем, что они относятся к нашим изначальным свойствам, которые, не принадлежа к физическим объектам, не только порождают их вовне, но и совершенствуют, наделяя надприродным содержанием, несущим кроме информационной нагрузки ещё и нечто, позволяющее наслаждаться внешней реальностью себя – созиданием... или разрушением, как в случае с Нероном, что тоже в определённом смысле созидание. Из чего не грех сделать вывод, что в каждом из нас в той или иной мере живет потребность в творчестве, и без её удовлетворения невозможно нормальное существование, как нельзя жить без сытого желудка, без тёплой постели, а также без любви представителя противоположного пола. То есть все эти странные, необъяснимые, казалось бы, объекты каменного, как правило, зодчества были созданы нашими далёкими предками не для чего-то конкретного, хотя порой и выполняли некие задачи, а потому, что они не могли быть не сделаны, исходя из нашей природы, – это их, пожалуй, и объединяет.   

 

* * *

Абстрагируемся на миг от вечной людской заносчивости, позволившей однажды отречься от идеи вездесущего создателя, как только удалось приоткрыть завесу тайн о природе ветров, течений и живой материи; абстрагируемся, чтобы согласиться хотя бы для эксперимента с приведёнными выше доводами и выводами о том, что в нас изначально заложена – не станем пока говорить об авторе! – функция, заставляющая человека быть вечным творцом; абстрагируемся исключительно ради вопроса о развитии этого дивного феномена в нас – мы же, в конце концов, придерживаемся диалектики.

Рассмотрим для примера живопись, скульптуру и их трансформацию в веках, когда наши далёкие предки зародили этот вид искусства, изображая то себе подобных, то оленей, то мамонтов, а то и, между прочим, половые органы соплеменников. Так зачем же это им было нужно, может, для оживления скудных интерьеров сурового быта? А что, скажем, делает у зеркала ваша трёхлетняя дочурка, умыкнувшая у маманьки губную помаду, или мальчонка из вирусного видео, самозабвенно тянущий незажжённую сигарету, закинув картинно ножку на ножку? Правильно, они имитируют своих взрослых родителей, повторяя внешние признаки их поведения несуразно и без всякой надежды на содержание, что вызывает неизменные улыбки – чего стоят размалёванные губки будущей красавицы, непринуждённо переходящие на очаровательные ушки. Так и у дикарей, если не брать возраст пещерных творений, то их художественная ценность весьма сомнительна, однако и это уже какие-никакие, но попытки в непрерывной череде копирований окружающего мира, пока ещё созданного не нами. То есть мы зачем-то учились воспроизводить чужие творения, как только к тому появилась физическая возможность, совершенствуясь в этом, накапливая опыт, который то пропадал, как это было с наработками античного мира, то возрождался в известную эпоху!

Так некоторые из нас всё еще воспринимают Микеланджело не только в качестве персонажа из мультфильма, а ассоциируют его с величайшим скульптором, архитектором и художником, а также помнят или лично видели бессмертные изваяния монументалиста, например, брутального «Давида» или сказочную «Пьету», расположенную в Соборе Святого Петра в Ватикане. Однако в наследии творца есть и множество рисунков, и некоторые из них весьма замечательны! Являясь набросками, эскизами, они в то же время демонстрируют как бы покадровую реакцию тел, их частей, включая мышцы, кожу, как бы застигнутых в движении, в изменении позиций, которые доходят иной раз до не совсем нормальных, что зачастую переносилось и на готовые произведения. Автор, очевидно, исследует естество плоти, ввергая её в крайности, руководствуясь известной максимой, гласящей, что если хочешь понять суть явления – доведи его до предела, а то и до абсурда, о чём нами упоминалось несколько страниц назад. Кроме того мы имеем в виду, что где-то в те же времена появилась практика по расчленению людских трупов ради изучения анатомии человека, в чём участие принимали и некоторые мастера изобразительных искусств, и чему всячески и категорически противилась католическая церковь, а учитывая значимость сего института в те рассветные времена, угроза персональной безопасности анатомов, разумеется, была не нулевой, что их всё же не останавливало – такова была сила внутренних влечений, пользуясь терминологией Маркса, не связанных с необходимостью!

Но удивления и восхищения достойны не только объекты материальной культуры, созданные художниками, а и то, что мы называем их и знаменитыми, и выдающимися, а также с незапамятных времён поощряем подобные занятия, возмещая авторам не только затраты, но и делая их богатыми по-настоящему, словно, не обладая сами подобными талантами, почему-то кровно заинтересованы в максимально точном воссоздании действительности. Так современники Винченцо Гонзаги, герцога Мантуи и покровителя Рубенса, считали, что он своей страстью к изобразительному искусству привёл их город к полному упадку; или чего стоят музеи Ватикана, в 2006 году отметившие пятисотлетие!   

Но, пройдя путь от Венеры палеолита до Евы Родена, люди своего добились: мы научились с идеальной точностью копировать буквально любые объекты как живой природы, так уже и плоды собственных трудов, бытовые натюрморты, религиозные сцены, не только воспроизводя с идеальной точностью даже мельчайшие детали, но и наполняя творения ещё и смыслами, распознать которые в томах диссертаций пытаются десятки искусствоведов, как в случае с «Тайной вечерей» Леонардо или фресками того же Микеланджело в Сикстинской капелле. И вот, разглядывая часами картину старого мастера, мы неминуемо, крадучись входя в резонанс с настроением автора, как бы делаем шаг через невидимую грань, отделяющую нас от произведения искусства, чтобы очутиться по ту сторону полотна и оттого испытать невероятный, но тихий восторг, сопоставимый с долгожданным появлением в экзотической местности после многочасового перелёта! А ещё испытываем радость от созерцания, словно пришли в галерею «наслаждаться лишь некоей внешней реальностью самого себя», как части невероятного механизма человеческой популяции, – опять упомянем Гегеля. И не напоминает ли это удивительное состояние заносчивое, невозможное и даже греховное для людей настроение, описанное в книге книг: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма»?

Да, но со всей этой красотой и идеалами в вопросах воспроизведения мы, очевидно, подошли к естественному рубежу мастерства, да и тем для творчества как-то не прибавилось за последние тысячи лет – число их никак не перешагнёт рубеж в конце второго десятка. Кроме того, пытливый ум изобрёл ещё и фотографию, а сейчас уже и каждый способен нечто подсмотреть и запечатлеть, выложив мгновенно на всеобщее обозрение, что совсем подорвало экономический базис тружеников от традиционных процессов изображения. Но и тут всё не так уж запущенно – у нас, однако, есть фантазия, которую с вдохновением можно приладить к уже отточенным техникам копирования мирового величия. Очевидно, к пятому классу девочка освоила-таки азы аккуратного макияжа… Да, мы научились работать с природными формами, кстати, в том числе и полосуя трупы в анатомических театрах, мы подсмотрели у окружающего всё, мы поняли принципы проекции, перспективы, и многое другое нам ведомо, но разве только для того, чтобы ради заработка мусолить одни и те же сюжеты веками, и не находимся ли мы в этом смысле в творческом тупике? Отнюдь-отнюдь!       

Дочурка же не просто так красит глазки и губки, у неё есть вполне определённая цель, неосознанная до поры до времени, и состоит она именно в удачном браке с качественным самцом, ради внимания которого и применяется изысканная косметика, по сути, являясь боевой раскраской индивидуума в безжалостной конкурентной борьбе с товарками. И сходство исторического сообщества художников с конкретной девочкой не в сути мотиваций, а в их наличии. Наша проблема в том, что мы, пытаясь понять замысел определённого гения, связываем его по содержанию с условиями бытия творившего, а по форме с развитием изобразительного искусства как предмета выражения, что внешне верно, но картина всё же шире, и она, определённо, говорит о неуклонном становлении человечества в качестве единого созидателя! Таким образом, провозгласив род людской совокупной системой на уровне организма, который в изобразительном искусстве успешно прошёл период обучения, далее, основываясь на диалектических принципах, как образованные субъекты мы просто вынуждены согласиться с наличием и следующего шага. И тут вспомним уже о малолетнем сыне, которому купили в первом классе развивающий конструктор с солидным руководством для построения замечательных фигур или устройств. Парнишка обязательно всё освоит и, заскучав однажды, представит на ваш суд уже собственное творение, числа которых впоследствии будет не счесть. А что же наши мастера с доказанной одарённостью в области изобразительных искусств, они-то не подкачали, подтверждают теорию?  

Ещё как! Чуть раньше времён Микеланджело жил и творил другой замечательный художник – Иероним Босх, чьи произведения непосвящённый обязательно спутает с картинами бессмертного Сальвадора Дали, который, безусловно, был знаком с работами своего предшественника. Для примера, в знаменитом триптихе «Сад земных наслаждений» возьмём правую створку, именуемую «Музыкальный ад», буквально изобилующую сюрреалистическими сюжетами – чего стоит кабак, по всей видимости, дьявольский, представляющий из себя некое подобие надорванного, кожистого яйца, выросшего плодом от человекообразного растения! А каковы проткнутые стрелой уши, между которыми зажат клинок, в окружении грешников, а строения на центральной панели, невиданные по сей день, олицетворяющие золотой век человечества, а ещё повсюду то забавные, то жутковатые существа с признаками людей и животных, походящие больше на безумный замысел генной инженерии будущего. Его работы не столь совершены, как фотографические творения того же Микеланджело или Леонардо Да Винчи, – перспектива часто нарушена, изображения людей схематичны, местами походят на лубочный стиль из глубинки дореволюционной России, однако человечество всё же отнесло их в разряд гениальных, как и работы Пикассо, а ведь и они, мягко говоря, далеки от изобразительных идеалов правды текущего момента. Чего ж так-то, чем нас влекут подобные демоверсии действительности?

Осмелимся предположить, что человечество в качестве единого организма, пройдя обучение на природных объектах, разобрав их порой на атомы как в обсуждаемом разделе деятельности, так и в прочих областях, пытается создать нечто уже своё, основываясь на полученных знаниях. И тут опять же Микеланджело, а ещё и Тициан, и прочие великие из эпохи Возрождения в большей степени предстают прилежными, талантливыми, но всё ж учениками, в то время как Босх, Дали и другие специалисты по безудержной деформации зримых форм реальности до состояния альтернативной, скорее относятся к творцам иных миров, хотя, разумеется, всё очень и очень условно и зыбко в раздаче дефиниций. Несоизмеримая же в сравнении с числом удивительных авторов часть нашей популяции не только признаёт сих «безумцев» выдающимися, но пытается копировать их, выискивает новые подобные таланты по причине внутреннего запроса на действительность, отличную от текущей, но уже и нами сотворённой.

И дело тут в дофамине, который, как нам объяснили, являясь гормоном животных, инъекциями в правильных дозах принуждает организм, а с ним и интеллект Homo sapiens к выигрышному поведению посредством незамысловатых, но положительных эмоций, как, например, в случае с вожделенным процессом размножения или при поедании калорийной пищи. И вот люди, не узрев материальной пользы в неких видах своей деятельности, но занимаясь ими упрямо испокон веков, получая от этого наслаждение, как от «внешней реальности самого себя…», сопоставимое с сексом иной раз, обобщённо решили назвать сию странность искусством.

А ещё же существует и наука! И опять мы возвращаемся в стародавние анатомические театры, где по крупинкам собирали знания, прежде всего и далеко не только художники, а эскулапы, постоянно озабоченные нашим здоровьем, что радует и что привело, в конце концов, к невероятному развитию медицины, основанному уже даже не на клеточном, а на молекулярном или на атомном уровнях. А где-то с незапамятных времён физики изучают принципы взаимодействия полей, копаясь в структуре вещества, химики постигают связи и взаимопревращения чистых элементов и их соединений, да много кто ещё блуждает по лабиринтам познания, сочиняя тома для библиотек! Однако и про инженеров не забудем, которые умудряются как-то так мастерски упаковать различные багажи с информацией, что в итоге получаются продукты, полезные во всех отношениях. И вот уже искусный хирург вшивает в сердце вашего друга клапан, позволяющий ему хоть и без излишеств, но всё же вполне себе качественно жить многие годы! А зловредный Капитан Крюк в наше время вполне бы мог претендовать на бионический протез – может, и характер бы поправился у болезного!

Кроме того каждый раз, как только мы преодолеваем очередную ступень лестницы знаний, то тут же на её основе приступаем к сооружению вещей в повседневной жизни ненужных, более того, мы полезные предметы делаем очень замысловатыми, инкрустируя, скажем, банальную посуду золотой росписью или украшениями из драгоценных камней и металлов, а чего стоит собор Нотр-Да́м-де-Пари с его замечательными горгульями. Или, меняя генотип, делаем из наших любимых котиков животинок, забавно флуоресцирующих в темноте. Представляется, что недалёк тот момент, когда на наш суд будут представлены ещё более удивительные, жизнеспособные, а то и дающие потомства животные дизайнерского типа, например, многоголовые ящерицы или летающие ужи – фантазия безгранична! Кстати, в этом смысле появление чрезвычайно болезнетворных вирусов, в череде уже давно конструируемых, вполне и объяснимо, и ожидаемо…

И уж совсем сокровенное – наши заболевания. Например, лёгкая простуда вызывает лишь грустную улыбку, а нечто более сложное доводит нас и, главное, окружающих до состояния то растерянности, а то и отчаяния, но в любом случае мы гарантировано рассчитываем на помощь, которая может быть и несуразной, и неадекватной, но ежели повезёт или хватит средств, то и вполне профессиональной! А сейчас посмотрим на образ вдумчивого врача, который тысячелетиями озабочен не только сиюминутным доходом, расположенным в карманах пациента, а ещё и более серьёзной перспективой как своей деятельности, так и грядущих учеников или последователей – он наблюдает, систематизирует, экспериментирует, увы, на своих подопечных, множа, как известно, своё персональное кладбище, ведь ничего так ярко не говорит об устройстве сложного механизма как его поломка. И, в конце концов, приходит понимание, что лёгкие предназначены для дыхания, а желудок для переваривания пищи и так далее – и вот уже, используя атлас анатома, медик производит на свет божий сначала в первом приближении, а после всё более детальную инструкцию по работе с человеческим телом, и, внимание, по его починке, реконструкции и даже совершенствованию… мы же не забыли про искусственный клапан в сердце вашего друга? И ныне уже многое возможно для замены, а будучи сторонниками тезиса о переходе количества в качество, мы понимает, что рано или поздно, не убивая измождённых, нудных больных, отнимающих драгоценные ресурсы цивилизации, леча их, мы до такой степени углубимся в собственное естество, что итоги движения в данном направлении, однозначно, превзойдут фантазии и с Франкенштейном, и с Големом.      

Но всё это совсем не бессмысленная чудаковатость нашего вида, а его постоянное, неизбывное стремление реализовать загадочным образом встроенную в нас потребность к созиданию, ведь сотворены мы по образу и подобию божьему, как написано в библии, а он, как ни крути, творец. И в данном обстоятельстве не стоит искать какой-то уж чрезмерный религиозный подтекст, речь идёт всего лишь о констатации совершенно очевидного факта, который и был зафиксирован в книге книг всё же человеком, что не противоречит естественности означенного, а если есть обоснованные возражения, то было бы хорошо с ними ознакомиться хоть кому-то.

Когда мы испытываем голод, то делаем, в принципе, то же самое, но в плоскости отличной от созидания, а именно – всячески пытаемся его утолить, а когда приходит время для размножения, то юные создания, и не только, начинают искать себе пару, кстати, так же, как и в нашей истории, облекая сей процесс в очень уж дивное убранство – в любовь! Но это всё дела плотские и за них отвечают гормоны, и они давно известны науке, чего не установлено в случае с творчеством. Тут же, видимо, есть смысл обратить внимание на архитектуру строения мозга, который у Homo sapiens был несколько меньше, чем, скажем, у неандертальца, однако та версия гуманоидов была нами, видимо, вытеснена, а то и съедена в буквальном смысле. А ведь несчастные отличались от людей настолько незначительно, что при скрещивании давали вполне плодовитое потомство, чьи гены до 2% в нас до сих пор встроены, кроме того, учёные утверждают, что период существования этого вида длился не менее полумиллиона лет, в отличие от наших около двухсот тысяч. Так вот, они, имея такой чудовищный запас времени, не особенно, кстати, распространились по планете Земля, проживая лишь в Европе и части Азии! Кроме того, у них не зафиксированы какие-то уж очень убедительные предметы искусства в виде статуэток, наскальной живописи или другого, хотя болезные умели пользоваться огнём и изготовляли примитивные, но всё же орудия труда. И если нас сравнивать с ними в свете данного исследования, то складывается впечатление, что неандертальцы, как и положено, следовали известным заповедям природы, а именно выживали и размножались, для чего использовали свой интеллект в качестве удобного приспособления, и он у них таки был! Ровно то же делают тигры, пуская в ход зубы и когти как преимущество, а птицы крылья – всё исключительно для повседневных целей тривиальной живой особи, не заморачиваясь ни на затратную пассионарность, ни на странные изыски, названные впоследствии культурой…           

И вот если мы возьмём условные градиенты от искусства, науки, медицины и прочих аспектов деятельности человечества, то к своему удивлению обнаружим их схождение во времени, возможно,  не в таком уж и далёком, а именно в точке, которая в качестве программы минимум позволит без участия естественных механизмов, но на их основе создать системы, способные к репродукции и осознающие, что самовоспроизводство не является их основной функцией, на основании чего их назовут разумными. Ну и в отдалённой перспективе мы научимся буквально творить миры, аналогичные земному, а также трансформируем эту возможность в практическую цель, способную в более полном объёме реализовать внутреннее стремление людей к творчеству. И если описанная концепция верна, то становится понятен некий условный замысел, объясняющий странности нашего существования, который, трансформируясь из трансцендентной идеи в имманентную по Канту, гласит, что мы стремимся стать богом, но не в смысле некой сверхъестественной личности, управляющей всем и вся волшебной палочкой или силой мысли, а в виде человечества, имеющего качество единого организма.     

 

* * *

В данном контексте стоило бы вспомнить и о теологии, которую часто определяют как систему, призванную изучать божественное начало, что, разумеется, верно, учитывая развитие религиозных традиций, адаптацию их к конкретным условиям истории человечества, что атеистам может быть интересно лишь в качестве иллюстрации академической несостоятельности верований в существование сил, отличных от природных. И если в случае с наукой, которая, порой заходя в глухие тупики, подвигала пользователей к ложным компетенциям, но всё же неуклонно развивалась, преобразуя изначально жутковатую жизнь человека в удобную и дружественную среду, то прикладная область ответственности любой конфессии из ранее всеобъемлющей, как в социальном плане, так и плане устройства окружающего мира, сжалась до простейшего набора моральных постулатов. За сие стоит благодарить или обвинить вечно пухнущий набор знаний, позволяющий нам понимать, что источником грома и молний является совсем не святой Илья, а глава любого государства – отнюдь не помазанник божий, о чём нам поведал ещё Ницше чрез своё знаменитое «Gott ist tot». Таким образом, даже самый маститый теолог на фоне растерянного авторитета любой из церквей для минимально просвещённой публики статусом напоминает заумного служителя музея, от которого уже давно ничего не зависит, но которому на всякий случай лучше дать пятачок да успокоиться до следующей пасхи или рождества. А раз так, то и моральные устои, изначально полученные из проповедей, – последнее, что может предложить обществу религия, и они, очевидно, подвергаются серьёзной коррозии!

Для примера рассмотрим гендерное разнообразие, буквально навязываемое населению стран плоского мира, что является чудовищным вторжением в святая святых даже самой незрелой демократии – в частную жизнь обывателя! Делается это беспардонно и уже с малолетства, вплоть до смены сексуальной ориентации даже в детском возрасте, что искренне возмущает большинство представителей вертикального устройства! Не надо быть гением, чтобы за произвольным увеличением числа полов до безумного увидеть размывание самого этого понятия, за которым обязательно последует полный физический отказ от него, что уже протестировано природой на некоторых насекомых, живущих большими колониями. Но самое удивительное, что эти деяния не есть инсинуации властных структур, которые к ним вынуждено присоединились. Относятся же эти безобразия, видимо, к самоорганизации населения, которое всё больше и больше давлением проверяет устойчивость государства, а оно всё чаще сдаёт позиции. Вспомним знаменитое движение Me too, разрушавшее карьеры столпов общественного устройства, а то и жизни этих серьёзных представителей истеблишмента, что делалось без всяких на то оснований с реальными, твёрдыми доказательствами, но при эмоциональном воздействии на суды и общественность со стороны чудовищно большой группы населения. Разумеется, никто не приветствует харассмент, отвратительный во всех его проявлениях, но и не может быть оправданий приговорам, основанным на гипотетических измышлениях! Однако показательными процессами с условно справедливыми вердиктами вековую установку на сексуальную эксплуатацию женщин в служебной иерархии барышням удалось-таки сломить, и по статистике домогательства в рабочих взаимоотношениях в странах с горизонтальным устройством ныне стремятся к нулю даже в пиццериях.

В данном случае власти абстрагировались от ситуации, увидев в ней экзотику, над коей приятно потешаться за коктейлем. А ведь напрасно, а ведь почти сразу за этим грянул Black Lives Matter, который грозил уже камня на камне не оставить от самой системы, ведь у администраций низовых уровней пытались забрать один из ключевых инструментов – репрессивный аппарат, присягнувший вдруг на одном колене обезумевшей толпе негров. Но всё и в этот раз улеглось, что по большей мере произошло само собой и без участливого, сердобольного государства, которое таки следствие провело, но, как и в случае Me too, так и при вакханалии BLM, какого-то единого центра влияния на ситуацию найдено не было, что очевидно нечто новое в истории человечества. Как минимум, просматривается попытка некоторой части социума выйти из положения ресурса и распорядиться средой, кстати, созданной или ею, или при её участии…

Конечно, можно вспомнить восстания народные или революции, но там практически всегда, выражаясь по-ленински, низы не хотели, а верхи не могли. В том числе рано или поздно возникал лидер или же лидирующая, достаточно узкая группа людей, именуемая впоследствии партией. А отсутствие у населения всякой возможности для терпения всегда говорило об изначально экономическом характере требований, что в случаях, рассмотренных выше, отсутствует напрочь! Жизнь в Соединённых Штатах не самая печальная для простого люда, и власть у них вполне себе устойчива, как бы чего кому ни мерещилось, ну и руководство как таковое у толп недовольных отсутствовало или же возникало локально и ненадолго. И ведь нечто подобное происходит во всём мире, и далеко не всегда зачинщиками демонстраций и прочих беспорядков является пресловутый госдеп или иноагенты, находящиеся на содержании у того же американского органа или представителей противоположной стороны. Так у нас в 2020 году возникло движение против ареста в Хабаровске действовавшего на тот момент губернатора, которое инициировала, видимо, ЛДПР, но получив от Кремля свои преференции, остановить его не смогла. Люди же сами изо дня в день, месяцами выходили с протестами, сами запасались водой, продуктами, охраняли себя от провокаций, даже биотуалеты заказывали – и это всё без вождей и без партий. Не помогло мягкое отстранение активистов – новые появлялись!

Были интересны съёмки сверху, когда солидная, пёстрая масса людей единым организмом движется вдоль Амура, в понятном ей одной направлении, что производило сильное впечатление, как и кадры захвата Капитолия в январе 2021 года, а ведь и там зачинщики не были найдены, а уж гринго постарались, даже на роль революционера пытались притянуть досточтимого г-на Трампа. Складывается порой впечатление, что часто, очень часто нет особой необходимости в бунтах, но есть желание у какой-то совсем новой силы попробовать свои возможности, так подростки по всякому поводу спорят с родителями. И если происходящее расценивать как развивающийся тренд, то у властей появился очень серьёзный противник, который уже на земле, действие которого из-за его многоликости просто так не купируешь, и с ним таки придётся считаться, изыскивая механизмы воздействия. Вот только остановит ли сие это нечто коллективное, когда оно вдруг осознает себя и перестанет быть бессознательным, вырвавшись из толпы по Юнгу в упорядоченный организм, способный на совместные, осмысленные действия без записных лидеров?

А пока мы созерцаем младенца, который, раскрыв глазёнки, хаотично дёргает ручонками-ножонками, однако посредством истошного крика, а также извержением продуктов своей жизнедеятельности принуждает-таки взрослых особей к необходимым ему действиям. Малышу осталось подрасти немного и обрести понятный ему и всей популяции инструмент или инструменты для управления средой своего обитания. Ждём!     

И тут встаёт вопрос уже к партиям: что ж такое происходит, раз население всё больше не прислушивается к ним, а – о чудо! – надеется на себя, позволяя болезным, в лучшем случае, возглавить некую тенденцию творчества масс, о котором говорил и мечтал Ульянов (Ленин)? Конечно, можно упомянуть и про коррупционные скандалы в рядах партийных бонз, коих, вообще-то, всегда хватало, или же обратить внимание на возросшую сознательность электората, на его исключительный образовательный уровень, что спорно… Причин наберётся до бесконечности, однако не грех вспомнить, что эти серьёзные образования с порой дивными аббревиатурами в названиях изначально создавались как инструменты для коммуникаций, позволяющие объединять сторонников, рекрутировать новых членов в то или иное сообщество, но, главное, направлять его в нужную для дела сторону, прикинувшись или став посредником между некой группой населения и властью, пытаясь в неё же внедриться. Но тут нас накрыла неумолимая волна обожаемого прогресса, что позволило на средства окрепших бенефициаров плоского мироустройства создать всеобъемлющую сеть интернета, которая посредством множества мессенджеров упростила общение, устранив или сильно ослабив как минимум посредническую функцию любого формального союза, а пандемия сей процесс ускорила, навязав населению, образованию, госуправлению и бизнесу удалённый формат взаимодействия. Дело дошло до того, что ныне уже не требуется отдельная личность, которая скажет, мол, вчера было рано, а завтра будет поздно, – тот самый народ, о благе коего веками пеклись функционеры всех уровней, сам определяет время и место, что должно вызывать у начальства озабоченность, ведь, как ни крути, целеполагание у масс пока находится на уровне лозунга «за всё хорошее против всего плохого», что напоминает незрелый интеллект подростка, как указывалось выше, который физически уже вырос, но ещё не определился ни с приоритетами, ни со способами реализации задуманного, а, главное, не осознаёт силы своей богатырской.

Описанное касалось политических процессов, и прежде всего в ламинарных обществах, однако уже достаточно давно в их лоно проникли и развиваются, разъедая его изнутри, криминальные группировки нового типа и уличные банды, сопоставимые с армейскими подразделениями. Но и они уже не являются структурами строго персонифицированными, чьи преступные пирамиды достаточно рыхлы, предельно рассредоточены и не держатся ни на доне Корлеоне, ни на Пабло Эскобара. Некоторым из них даже дали звучное название, именуя их картелями, кстати, по определению понятия, как и по сути феномена, данные объединения основываются на неких соглашениях или же на договорных началах. Главное же в том, что их нельзя уничтожить или хотя бы серьёзно дезорганизовать обезглавливанием, как это сделали с пятью мафиозными семействами Нью-Йорка в недавнем прошлом, такая вот эволюция произошла. Нет, у них есть руководства, у них есть всё же некие иерархии, однако они не сконцентрированы уж сильно, напоминая знаменитую гидру – этакое ничтожное по размерам кишечнополостное существо, которое после пропускания чрез мясорубку не только восстанавливается само, но и способно из фрагментов создать других, вполне жизнеспособных особей – достаточно нескольких клеток на единицу.    

Конечно, как партии, так и власть имущие в целом также пытаются оседлать возможности сетевого общения и влияния, о чём ярко свидетельствует избрание Трампа президентом США в 2016 году и его неизбрание в 2020; однако известный штурм Капитолия, движения Me too, BLM, во многом достигшие своих целей, всё же свидетельствуют о появлении у нас, как говорилось выше, ещё одного субъекта политической жизни – субъекта мощного, субъекта безликого, непознанного, а оттого весьма непредсказуемого. Пока мы видим лишь некую нейронную сеть, где элементная база реализована на некоторых людях, а в перспективе на каждом из нас. Пока это ещё не интеллект, однако обработка и накопление информации идут с большой скоростью и проба пера в действиях таки состоялась... а ребята вроде вездесущего Сороса, через интернет организующие протесты и разноцветные революции, своими средствами сильно помогают процессу в его появлении и становлении!

И если продлить вектор развития формирующегося коллективного разума, не приведёт ли он к полному размыванию персональной власти до исчезновения, как и в случае с чудовищным гендерным разнообразием, которое может стать причиной для появления значительной популяции бесполых, но до определённой степени разумных людей? При правильности представленных рассуждений и предположений мы, очевидно, упираемся в структуру, напоминающую тот самый замечательный муравейник, упомянутый на этих страницах прежде, который подобно человеческому обществу некогда прошёл путь развития от существ, имевших, как ни крути, сексуальные признаки; ну и кто-то же их как-то собирал в колонии, а значит руководил… Возможно, процесс вкупе является естественным, но ещё не изученным механизмом, позволяющим не перегружать общую среду обитания особями уж очень успешных видов, когда идёт добровольный отказ от размножения каждой из них, а при отсутствии руководства с развивающим целеполаганием замкнёт систему исключительно на равномерном потреблении ради самовоспроизводства. Разумеется, никто не хочет ассоциировать себя с ничтожной козявкой, тупо снующей в траве, но и тут есть выход, если вспомнить бессмертную франшизу «Чужой», запущенную Ридли Скоттом, где безжалостные, почти неуязвимые твари имели похожую организацию… Может в них превратимся-выродимся?

Опять же предлагается хотя бы предположить, что рассуждения данного параграфа всё же верны, и, если отнестись к ним со всей серьёзностью, то в развитии данной линии мы со всей очевидностью увидим, что сегодняшнее человечество буквально замерло на пороге образования неких сетевых государств без ярко выраженных центров управления, и, как следствие, совершенно без политики и идеологии, что можно отнести к крайней форме стран плоского устройства управления. Довод о нежизнеспособности подобных образований будет противоречить наличию и процветанию тех же муравейников или пчелиных семейств, а если кому-то захочется большей динамики, то не грех вспомнить про мурмурацию – фантастический танец птиц в полёте, когда они умудряются выстраивать невероятные по сложности, объёмные фигуры, при этом не сталкиваясь в казалось бы хаотичном движении, что нам в повседневности, увы, не особо удаётся при всей интеллектуальности. А ещё есть миллионные косяки рыб, шныряющие по морям-океанам сотни миллионов лет, и тоже без всяких предводителей, сравнение с коими, разумеется, принижает некое человеческое достоинство, возникающее в повестке каждый раз, как только досточтимого Homo sapiens помещают в одну среду с братьями нашими меньшими – в ту самую природную среду, откуда мы якобы появились методом естественного отбора. А чего так? Или всё же божественный статус происхождения человечества больше отвечает его высокомерию?  

В связи с выше изложенным не мешало бы вспомнить происходившее в Сомали и происходящее там сейчас же, а кроме того нечто похожее  в Ливии или в том же секторе Газа, где вооружённые люди, ещё имея отдельные очаги руководства, подчинены в большей степени общности, проживающей на данной территории, например, религиозной, и действуют по принципу самоорганизации больших масс, как мы это видели в описанных выше Хабаровске или BLM, благо инструмент в виде различных мессенджеров доступен и используется! В этом свете нападение Хамас на Израиль 07.10.2023 уже выглядит как вооружённый вызов того самого сетевого государства, брошенный относительно вертикальной структуре – поэтому не было ни предателей сионистской идеи внутри правящей элиты Земель обетованных, ни несостоятельности многочисленных разведок! Более того уничтожение отдельных лидеров параллельной структуры управления Палестинской автономии не особенно-то приводит к снижению противостояния. То есть никто не готовил намеренно восстание определённых сил в определённый час – всё шло в режиме рутины, как говорится, своим чередом, а именно копались тоннели, готовились ракеты, закупалось оружие, а в чайханах и кофейнях арабы традиционно поносили евреев, поэтому спецслужбы ничего и не заподозрили. Но однажды взяла и пришла та самая дата или за день до неё, или за неделю – за время, достаточное, чтобы набить автоматные рожки боевыми патронами и заправить топливом средства передвижения, а спусковым механизмом могло быть что угодно, просто они уже достаточно подготовились по их совокупному мнению. Как там у Александра Сергеевича сказано, правда, по более возвышенному поводу, однако принцип примерно тот же:    

Давно сердечное томленье

Теснило ей младую грудь;

Душа ждала… кого-нибудь,  

И дождалась… Открылись очи…

И ребятки что-то узрели внезапно и стаей попёрли, себя не помня! Попёрли рвать и резать всех и вся, что у психически здоровых людей способно вызывать лишь содрогание и отвращение!

А что у противной стороны? Там всё предсказуемо, нет, ну, конечно, после подавления бунта головы полетят в сионистских кабинетах. Их государство, изначально настроенное на почти мгновенное перерождение из плоско-рыхлого образования в нечто противоположно-жёсткое, доходящее временами до предельно фаллического, просто обязано показать, что оно всё также крепко и неумолимо к врагам нации, о чём было заявлено ихним президентом – и тут же в гробу заворочался некий австрийский художник. До опустошительного удовлетворения народной эрекции маскулинного Израиля суровость действий их армии будет запредельной, чем евреи попытаются компенсировать потерю компетенций в управлении настоящими вертикальными структурами, случившуюся за десятилетия жизни без больших войн, что происходит в том числе и за счёт палестинских младенцев. И вот, после взаимной резни и отвратительного семяизвержения, когда всё у всех обмякнет и израильские девочки в камуфляже вернутся к своим милым танцам в Tik-Tok, вот тогда продолжится обычная для тех мест безысходность, ведь в Палестине попросту не с кем вести диалог в связи с невозможностью появления реального лидера, а также структуры, заточенной под реализацию поставленной ей задачи. И даже брутальный Ясер Арафат в своей арафатке ни единого мгновенья не управлял всей или хотя бы подавляющей частью Палестины – и речь не идёт о наличии всевозможных фракций или группировок в структуре управления, а говорится именно о множестве удельных князьков, часто воевавших между собой с наслаждением не меньшим, чем против Израиля.   

Большие дядьки в большой игре, а также примкнувшие к ним Табаки, во второй половине двадцатого века породили эту самую ситуацию, когда своим влиянием, включая финансовое, не позволили какой-то одной силе взять верх в арабской пестроте противоборствующих лагерей – это, конечно, и Советский Союз, и Соединённые Штаты, а ещё всяческие саудиты, иранцы, европейцы разных мастей, да и Израиль не остался в стороне, ведь создание Хамаса приписывают именно ему! В подобном, странном для нас, положении миллионы палестинцев живут уже не одно поколение, и, главное, у них получается – в этом дело, а не в какой-то загадочной ущербности народа. Не испытывают они потребности в слишком уж чутком и назойливом руководстве, а израильское начальство своей сегрегацией напрочь блокировало для них хоть какие-то социальные лифты, отличные от местного бизнеса на уровне скобяных лавок, что замыкает миллионы людей на самих себя и укрепляет ту самую общность, которая родная и ради которой не только допустимо измазаться в кровушке с головы до пяток, но ещё и почётно умереть за неё без тени сомнений.

К слову, руководство земли обетованной, впрочем, как и весь народ израилев, одни из первых сообразили, что противостоят они крайней степени плоских систем, включающих неопределённую, переменную часть населения Газы, возможно, доходящую до большинства, поэтому орудуют своими авиацией и артиллерией без разбора, пытаясь уничтожить прежде всего сетевую структуру далеко не всегда персонифицированного противника, а также сделать палестинцам прививку ужасом, так как убийство отдельных членов вооружённых формирований не приведёт к существенным результатам – их место недолго останется вакантным! И это война нового типа, с которой впервые столкнулись США в Сомали, но они ретировались, видимо, не найдя реальных возможностей для победы, да и само это понятие как-то уже не вяжется с водружением флага над Рейхстагом и подписанием капитуляции… Со слов участников, когда в 2022 году наши войска мощными колонами вошли на окраины Харькова, то столкнулись в некоторой части именно с чем-то подобным! Тогда летучие отряды подростков возрастом от пятнадцати лет, никем не руководимые, координируясь через соцсети, атаковали с разных сторон, убивая, раня по одному или по нескольку бойцов и исчезая. У них не было ни штабов, ни складов, ни отцов-командиров, зато в достатке имелось оружие с лозунгами из телевизора и приложенным к ним тестостероном – оставалось или, как в случае с Газой, сровнять с землёй миллионный город, или отступить, что мы и сделали, предпочтя изничтожать сотнями тысяч потенциальных защитников крупных агломераций в полях и в попытках контрнаступлений – шикарная, кстати, стратегия! Хорошо, когда существует выбор, что отсутствует в текущем моменте у еврейского государства.        

Помним, как в «Юнона и Авось» граф Резанов по версии Андрея Вознесенского собирался на берегах Нового света построить нечто «Ни республик, ни короны! Где земли золотое лоно. Как по золоту пишут иконы, Будут лики людей светлы…». Ну вот, дождались и получили, только для существования данной системы потребовался Хамас с его террористическим, жутковатым бэкграундом. Кстати, Хезболла, на которую с опаской поглядывает Израиль с союзниками, является очевидным инструментом жёсткой вертикали Ирана, что делает её совершенным антиподом рассматриваемой группировки, которую она вряд ли поддержит существенно, разве что из национальной солидарности и очень, очень условно и без значительной экзальтации; хотя во Второй мировой войне союзниками были страны из прямо противоположных концов спектра – подобное таки случается, когда враг объединяет, а тут целый Израиль… ещё целый! 

Таким образом, резюмируя написанное о Me too, BLM, о криминальных сообществах нового типа, о эпическом противостоянии, происходящем в 2023 году на территориях Газы и Земли обетованной, мы увидим столкновение именно внутри горизонтального мироустройства, когда главным врагом традиционных ламинарных систем, очевидно, являются отнюдь не пирамидальные государства, а именно аналогичные Хамас радикальные структуры, относящиеся к крайнем степени развития двумерных образований, что очевидно будет нарастать.  

 

* * *

Описанный в предыдущем разделе предполагаемый механизм относится, прежде всего, к процессу плоской унификации мира, а что же ждёт вертикальные образования? Управление в этих странах изначально основано на значительном администрировании и контроле как отдельных граждан, так и хозяйствующих, координирующих структур, при необходимости любого уровня, что при масштабировании проектов, при увеличении населения и числа прочих субъектов приводило к постоянному росту бюрократического аппарата, который также подлежал контролю, бесстрастность коего при многочисленном наслоении уже никаким образом не гарантировалась, что в свою очередь вызывало нарастание ошибки в планировании, исходящем от достигнутого результата, который, как известно, искажался в сторону увеличения, иной раз чудовищно искажался, что порождало специфическую коррупцию, мало похожую на нынешнюю – вспомним хлопковое дело. Кстати сказать, потеря руководства в Советском Союзе на его закате произошла в том числе из-за невозможности принятия хоть сколько-то разумных решений вследствие отсутствия достоверной информации, когда функционеры, при условии их полного сращивания с надзирающими структурами, буквально фабриковали выспренные отчёты. Кто-то на излёте той дивной эпохи, обладая, видимо, недюжинным юмором, подсчитал, используя официальные данные, сколько же было потрачено на перевозку обуви во всей стране, и ужаснулся! Оказалось, что, исходя из израсходованного топлива и грузоподъемности использованного транспорта, каждая пара даже самых скромных башмаков весила от трёх до пяти килограммов, а это денежки народные, как мы помним… комментарии представляются излишними.

Но тут случился тот самый прогресс с его информационными технологиями, породившими цифровизацию, в свою очередь позволившую отслеживать не только платежи отдельных граждан, но и производство продукции хотя бы по энергозатратам предприятия или по полученному сырью, но, главное, тут если и будет погрешность, то, в отличие от страны Советов, в меньшую сторону, ведь хозяйствующий субъект по очевидным причинам не особенно афиширует свои достижения и доходы, особенно если речь идёт, скажем, о ТЭК или производстве алкоголя… впрочем, и с этим власть научилась бороться. А если вспомнить, что основной задачей государств вертикального устройства является самосохранение, то становится понятным, почему именно Россия впереди планеты всей в электронной формализации налоговой системы и вывода на свет божий даже немногочисленных нянь, наречённых безжалостно самозанятыми, как и многих других, даже с микроскопическими заработками, не говоря уже о жирных котах.

То есть вертикальная держава, получив доступ к максимально достоверной информации, готова уже уверенно планировать свою созидательную деятельность, призванную оправдать собственное существование, а значит способна воспроизвести себя в текущий момент и для будущих поколений управленцев, чьим инструментом оно является, – не будем уж сильно обольщаться, мы же не забыли, что миром правят интересы. И тут речь идёт не только и не столько о манипуляциях обратными связями – учётными ставками и налоговыми преференциями, что до известной степени безотказно работает в плоском мире, однако не порождает целеполаганий, а лишь создаёт условия для перетекания капиталов в область, которая кем-то считается приоритетной, как если бы вы наклонили поверхность с песком – разумеется, золотым! – в ту или иную сторону. В этом, очевидно, экстенсивность их пути развития, ведь не факт, что владельцы финансовых потоков поймут всю глубину и гениальность вашего замысла, который дохода им может и не принести, они же в массе своей не альтруисты, а приказать им не получится, что в вертикальных системах, как мы рассматривали выше, вполне и приемлемо, и используется, – вот на что обращаем внимание! Какой бы в пирамидальном устройстве ни был бархан, мы его не только стимулируем к движению экономически, но и физически накладывать грунт лопатой безостановочно и в нужное, заранее размеченное, просчитанное и утоптанное место. Так вот, речь о том, что постоянно делает Китай и чего так сильно боятся некоторые российские начальники – разговор о целенаправленном размещении средств, необходимых для решения конкретных задач, для чего под них же создаются совершенно новые и структуры бизнеса, и структуры управления, контролировать которые в силу наличия инструмента в виде информационных технологий всё же можно с достаточно высокой степенью вероятности, хотя ни о какой простоте рассуждать всё также не приходится. Ну, а если ко всей этой прелести чуткая страна в приливах нежности только попросит уважаемых владельцев кубышек с первоначальными накоплениями инвестировать часть из честно нажитого за счёт измождённого некогда ими народа, включая опыт и прочие компетенции, то будем уверены в беспроигрышности дела, как это было при строительстве кампуса ДВГУ на острове Русском во Владивостоке к саммиту АТЭС, или при возведении Крымского моста, и прочая, и прочая. Нет, разумеется, всем дали заработать, достойно заработать – это всё же капитализм, а ещё родина заслуженно наградила причастных орденами и прочей бижутерией, имеющей порой статус охранительных грамот, особенно если что-то пошло не так, например, при возгорании известных концертных площадей…

Самое интересное, что власти Поднебесной, занимаясь масштабной эмиссией, в том числе из-за огромного населения, которое необходимо хоть как-то обеспечить оплачиваемой работой, что невозможно при опоре исключительно на инвестиции, на самом деле ничего нового не придумали. Идея сия во многом основана на принципах финансовой системы сталинского Советского Союза, правда, у генералиссимуса цели несколько отличались от планов нынешней КПК и были направлены на модернизацию страны, когда основным дефицитом была как раз нехватка рабочих рук. Разумеется, подобная политика ведёт и к увеличению денежной массы, и к инфляции, которая, как ни крути, в СССР также была, иначе с чего бы проводились денежные реформы в 1947, 1961 и в 1991 годах… Но если мы посмотрим на нынешнее положение России, то при значительной изоляции валютного потока от рублёвого ценообразования в связи с известными событиями, при предполагаемом развитии внутригосударственной торговли золотом как финансовым инструментом, при аккуратном внедрении и продвижении иных инвестиционных механизмов, включающих вражеские, дружеские дензнаки и криптовалюту, возможна ситуация, аналогичная процветанию фондового рынка США, который долгое время абсорбировал свободные капиталы, зарождённые в недрах Федеральной резервной системы для покрытия дефицита бюджета, – это механизм универсальный, во многом сдерживающий тот самый крах того самого доллара, именно он разгоняет биржевые инструменты США, задирая акции, а вовсе не говорит о якобы премиальном состояние народного хозяйства Соединённых Штатов.   

В любом случае, оставаясь в экономической парадигме плоского мироустройства, по сути же будучи государством вертикальным, мы теряем своё основное преимущество, а именно допустимость и необходимость администрирования любых аспектов в государственном строительстве, когда финансовые инструменты являются именно инструментами, а не священными коровами, которые каким-то волшебным образом умудряются так настроить рынок, что он вот берёт и буквально всё решает, чего уже давно нет нигде. Конечно, при выходе из варварской перестройки, затеянной Горбачёвым, каждый из нас на лоб и затылок получил по зияющей, жуткой травме, где одной является страх перед гиперинфляцией, разорившей в своё время каждого, не имевшего собственного банка или нефтяной скважины, а второй – уверенность в том, что Союз шёл по пути экстенсивного развития из-за наличия вездесущего Госплана, что правда лишь отчасти. По первому вопросу пара слов написана выше, к ним добавим, что денежная масса становится избыточной в случае популистских решений, когда рост всякой маржи опережает рост заработной платы, которая оттого и перестают быть реальной в условиях низкой производительности труда, что хорошо корректируется развитой конкуренцией и элементарной финансовой дисциплиной, о чём во времена Ельцина приходилось только мечтать.

    А вот по устройству народного хозяйства тех далёких времён всё немного сложнее, например, к 1953 году в СССР было 114 000 частных артелей, мастерских и предприятий самых разных направлений – от пищевого производства до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности. На них работало около 2-х миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР, а ведь это уже тогда была чудовищная цифра. Кстати, указанные цифры не учитывают колхозы, которые во время Великой Отечественной войны действительно добровольно покупали танки и сильно отличались от убогих нахлебников позднего советского времени. Артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки, а также в блокадном Ленинграде выпускался – о чудо! – весьма неплохой автомат ППС. В реально предпринимательском секторе экономики, а не в спекулятивном, как во времена горбачёвских торгово-закупочных кооперативов, работало до сотни конструкторских бюро, двадцать две экспериментальных лаборатории и – внимание! – два научно-исследовательских института. А ленинградская артель «Прогресс-Радио» в 1930 году приступила к изготовлению ламповых приёмников, в 1935 – первых радиол, а к 1939 году и телевизоров с электронно-лучевой трубкой, не отставая от общечеловеческих трендов. И это тот задел, который нам оставил якобы параноик Сталин – и как же это у него получилось-то при таком неутешительном диагнозе? А вот Хрущёва неадекватным сатрапом никто и по сей день не считает, припоминая ему с улыбкой лишь кукурузу и кузькину мать, а стоило бы в историческом плане обвинить дядечку в уничтожении того уклада хозяйства, которое в качестве базового с тех-то времён превзошло бы нынешний китайский уровень в разы как по объёму, так и по инновационной составляющей. Но нет, 14 апреля 1956 года появилось постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О реорганизации промысловой кооперации», в соответствии с чем артельные предприятия были переданы на баланс министерств, при этом собственность отчуждалась безвозмездно, что фактически являлось второй после революции 1917 года национализацией, а вернее уже конфискацией – по сути чистейшим воровством.

Кроме того, не все, но многие колхозы, являвшиеся успешными субъектами коллективной собственности, были волюнтаристски переведены в разряд государственных совхозов, что показало по факту свою неэффективность! Всё это привело к двойной структуре распределения сельхозпродукции, а за ней и промышленных товаров, когда добрая их часть из официальных потоков перекочёвывала в разряд дефицита, часто искусственного, где и продолжала параллельное обращение.  В результате уже к началу 70-х в стране вторым уровнем существовал квазирынок, где царствовал работник торговли, злодейски припрятавший продукцию от рядового покупателя, но находившийся под покровительством правоохранительных и советских органов, что позволяло ему или осуществлять немыслимый бартер, или взаимодействовать со спекулянтами. В результате чего функция денег, как средства обмена, разделилась и имела одновременно два наполнения, где одно соответствовало государственному ценообразованию, а второе – рыночному, когда за одно и то же изделие в один и тот же момент времени запрашивали разные цены. Так пресловутые джинсы в универмаге стоили сорок рублей, а у фарцовщика от ста двадцати. Постепенно товарная масса естественным образом перекочёвывала в сферу с более высокими оборачиваемостью и маржой, с чем система честно пыталась бороться, но и тут, в конце концов, проиграла, выкинув белый флаг в виде талонов на беспрецедентное число жизненно важной продукции, затем последовала безоговорочная капитуляция с известными событиями и ваучерами. Так вот, корни инфляции 90-х всё же стоит искать в советских ещё временах, тем более что речь пока шла о сфере распределения, произведённого официальными предприятиями или приобретённого по импорту. Однако на излёте СССР, в густой тени существовал и процветал и производственный сектор, руководители которого именовались цеховиками, а они уже не стеснялись с ценами и вообще не стеснялись, что и породило у нас и первичную коррупцию, и организованную преступность в её самой отвратительной форме.      

Таким образом, сталинская Советская Россия, очевидно, будучи вертикально ориентированной системой, использовала коммерческую составляющую плоского мира и годами, а то и десятилетиями при административном управлении имела двузначный средний рост экономики. Но далее мы увидим, что государство, руководимое Хрущёвым, рыночную часть народного хозяйства изъяло, что не помогло от неё избавиться, а лишь переместило свободные товарно-денежные отношения из области понятной правительству и регулируемой в состояние, где правила стихийно вырабатывались преступным элементом, который, оседлав цеховиков  и спекулянтов, медленно, но верно создавал ко всему прочему и параллельную структуру власти, включавшую и финансовую подпитку в виде налогов-поборов, что позволяло содержать и известный репрессивный аппарат из воров в законе со шпаной и рэкетирами на подхвате. А если учесть, что товарная масса из госсектора, как говорилось выше, неуклонно перемещалась в сторону наибольшей прибыли, то можно констатировать, что рынок таки сожрал страну Советов, где потеря институтов была лишь делом времени, которое и наступило после известного спуска известного флага с известного всему миру Кремля.

Красная же площадь в тот миг и впрямь оказалась красного цвета, зардев от стыда, ведь на защиту поруганного отечества тем вечером не вышел ни один передовик производства из топтавших её в ликующих, праздничных колоннах десятилетиями… А между прочим, в державе победившего социализма с идеологией всё было на самом высоком уровне, начиная с октябрятской звёздочки и заканчивая членами Политбюро ЦК КПСС. Однако, как и в случае со второй экономикой, – жившие в те времена не дадут соврать – убеждений с мироощущениями у населения было гораздо больше, чем на монолит учебника «История Коммунистической партии Советского Союза». Как раз в эпоху розового заката спето: «Одни слова для кухонь, другие для улиц…», о чём стоило бы знать нынешней молодёжи, радеющей за возрождение советской действительности, ставшей в итоге беспросветной и убогой – поэтому никто и не полез с кулаками на снимавших алое полотнище с главного флагштока СССР.

Но переустройства экономических принципов Никите Сергеевичу показалось мало, и он покусился на святая святых, на основу вертикального устройства – на управление! Фактически произошла попытка придать жёсткой административной системе вид плоской, когда гигантские министерства Сталина разукомплектовали на территориальные образования, да ещё и по отраслевому принципу. Партийные органы разделили на сельские и городские, что вкупе способствовало расширению прав и союзных республик, и аппарата управления на местах, что вылилось, в конце концов, в неразбериху, основа которой лежала в том числе и в местнических замашках партийно-элитных групп, которые стремились произведённое на своих территориях там же и употребить, а это рвало цепочки поставок, ведь речь не всегда шла о товарах народного потребления. Регресс был настолько велик, что после отстранения Хрущёва от власти и восстановления в целом вертикали управления народным хозяйством, первые несколько лет экономический рост без отдачи от вложений опять исчислялся двухзначными цифрами.

Правда, тут не обошлось и без реформы Косыгина, призванной установить баланс спроса и предложения путём внедрения экономических методов управления с сохранением планирования, нацеленного на реализацию общегосударственных программ. А если бы к прочему Политбюро ЦК КПСС осмелилось всякую мелочь и неудобь вроде парикмахерских, пошива одежды и прочих булочных изъять из своих гигантских матриц бюджетирования и распределения и отдать их как частникам, так и кооперативам, что возродило бы фрагментами и ленинский НЭП, и сталинский подход к артелям, то сегодняшнее чудо китайской экономики, как мы и говорили, показалось бы слабым подобием нашего возможного развития, ведь мы бы начали значительно раньше, а база в Союзе была на порядки выше того, что досталось Дэн Сяопину. Вспоминая хрущёвскую национализацию артельно-кооперативного сектора, осознаем же очевидное: страна на рубеже 60-х и 70-х годов упустила второй шанс оседлать как экономическую составляющую мира, так и коммунистическое движение, обновив его своим вечным миссионерством, выведя на новейший глобальный, главенствующий уровень, к чему совершенно не стремится КНР, озабоченная исключительно пропитанием собственного гигантского населения и якобы особым путём. Указанное при развитии с плановой составляющей в вечном соревновании горизонтальной и вертикальной систем унификации, как минимум, прибавило бы очков нашей, а то и вывело б её в доминирующие уже к 90-м.

В связи с изложенным становится понятно, что советская система в годы наивысшего своего развития опиралась как на администрирование, так и на элементы рынка, который никакой Советской власти изжить-таки не удалось, он её изжил и не поперхнулся. В наше же время к перечисленному добавляются информационные технологии, которые позволяют наладить не только учёт и планирование через безумные матрицы с десятками, а то и сотнями тысяч строк и столбцов, но и создать алгоритмы, дающие на их основании оценку процессам, а также просчитать возможные варианты развития ситуаций, когда начальству будет предоставлен реальный выбор для принятия решений, которые, кстати, вполне могут основываться и на обратных связях классического капитализма.

Пока что речь шла об экономической составляющей жизни вертикальных стран, где та самая, ненавидимая в силу отсутствия компетенции, цифровизация вторглась и в отношения личности с государством, вернее сказать населения, ведь любой значительный аппарат управления ориентирован на большие массы и средние значения. И тут замечательный, но небесспорный опыт получен в Китае с его некогда нулевой терпимостью к ковиду, когда гражданам на мобильные телефоны ставились программы, официально отслеживавшие их перемещения с идентификацией. Кроме того, обсуждалась идея введения балльной системы, которая бы учитывала чрез те же гаджеты, а ещё и через прочие механизмы всё, вплоть до правильности перехода улиц, погашения кредитов, завышения скоростей на личном автотранспорте, и так далее. Человек, реально свято соблюдающий законы и юридические нормы, поощрялся бы, например, сниженной ставкой по ипотеке, местом для ребёнка в престижной школе, что стимулировало бы население к жизни благостной и понятной для государственной власти. Конечно, услышав, прочитав о подобном пока ещё футуристическом мироустройстве, почти каждый в гневе его отвергнет, ведь мы помним о святости личного пространства, забывая, правда, или же отмахиваясь от того, что, как известно, за нами уже много лет следит множество социальных сетей, производителей телефонов, а также – кто бы подумал – и правоохранительных органов, при необходимости. Подобное положение вещей позволяет неким коммерческим структурам на основании ваших предпочтений, которые отслеживают алгоритмы, например, предоставлять контекстную рекламу, иной раз в очень навязчивом виде, на чём эти бизнесмены и делают гешефт, причём почти всегда гораздо больше вашего. Или, изучая чужие покупки, ведя учёт чужих запросов и блужданий в сети интернета, ушлые психологи и математики от статистики категорируют население, определяя уязвимые для воздействия места, и опять же на платной основе передают результаты своих изысканий и политикам, и государственным служащим, которые с помощью прочих учёных формируют чудовищно эффективные способы управления подотчётным населением. И тут, не уговаривая никого, напомним, что по задумкам китайских инноваторов вам предлагается заработать на ваших же действиях, но в рамках законных, понятных и регламентированных! Однако подобная система взаимодействий с властью пока не нашла положительного отклика. Чего ж так? Видимо, внутренне мы не столько против подглядываний через наше плечо, сколько неприемлем необходимость постоянной слежки за самими собой любимым… Так может быть, самоконтроль, это и есть ограничение свободы, когда речь идёт об осознанной необходимости, как некогда заявлял классик? И уж если существует возможность зарабатывать на анализе нашего поведения, что и делают посторонние в финансовом смысле корпорации, так почему же и нам самим не включиться в сей процесс, оставив, правда, отрицающим подобное положение их обычный, тихий уголок во вселенной?

Однако то была лишь первая попытка по установлению иных, нежели сейчас, отношений между управляющей элитой и управляемым населением – опыт получился совсем неудачный из-за моральной неготовности граждан к подобным процедурам, что объясняется элементарной косностью сознания, при которой и первые светофоры вызывали непонимание и глумление. Но это не значит, что идею стоит похоронить, ведь её наполнение вполне логично и рационально, а также задействует возможности информационных технологий в качестве вездесущего инструмента. Возьмём для примера репрессивный аппарат, который при внедрении и полной адаптации балльной системы, безусловно, будет сокращён, что государству позволит высвободить ресурсы, а на обывателя снизится административное давление. Самое интересное, что процесс-то уже постепенно идёт, правда, явочным порядком, без генеральной линии и без начисления штрафных или премиальных баллов! Например, если у кого-то есть задолженность по алиментам, то его не выпустят из страны в туристическую поездку до полного её погашения. А что плохого, если этим же товарищам, банально, не станут продлевать водительские удостоверения или любой из банков не сможет предоставить кредит по льготной схеме, а затребует на законных основаниях дополнительную страховку, ведь вы, батенька, плательщик-то ненадёжный. Или кто-то против помощи детишкам? А теперь представим, что хотя бы в данном случае система закольцована, и нерадивый родитель вынуждено вспоминает об обязательствах перед личными потомками, что кроме основного эффекта позволит судебным приставам, заваленным процентов на пятьдесят именно такими делами, заняться в освобождённое время, скажем, выбивание задержанных зарплат для трудящихся или компенсациями ущербов при ДТП, что не двигается ныне годами. Представляется, что в развитии процесса мы увидим в обозримом будущем и снижение аварийности на дорогах, когда скорость автомобиля будет отслеживаться удалённо на протяжённости большинства дорог страны и во всех населённых пунктах… да, помним-помним, какие сомнения мучали народ при повальном введении радаров, предназначенных для замера скорости автотранспорта, но ведь иного сейчас уже никто и не мыслит!  

Когда-то пирамидальные образования на плечи свои взвалили функции по прямому управлению чуть ли не каждым человеком, не говоря уже о глобальных процессах и территориях, что не позволило зародиться и развиться гражданскому обществу, имеющему серьёзное значение в горизонтальных формациях, где, находясь в противостоянии начальству, этот феномен одновременно является и его ресурсом, берущим на себя отслеживание наиболее узких мест всеобщего бытия, а главное, некую экспертизу, сторонний взгляд на управленческие решения. А ведь это и есть как самоорганизация населения для взаимодействия с властью, так и самоконтроль всех и каждого, начиная с себя очень любимого, а иначе конструктивного сотрудничества не получится. Собственно, это и предлагается в балльной системе, правда, за исключением обратной зависимости, когда уже структуры, руководящие людскими и финансовыми потоками, как и в плоском мироустройстве, будут так или иначе подчиняться не только вышестоящему уровню, но и жителям подотчётного региона в разумных, конечно, пределах, обусловленных законодательными инструкциями! И опять нечто подобное уже существует в виде электронных голосований, например, за или против угольного терминала в той или иной местности. Правда, тут всё опять же имеет крайне сомнительные результаты, которые используются эпизодически, что можно назвать зачаточным состоянием процесса, но и он, безусловно, разовьётся до доминанты.  

Конечно, сторонники некой демократии тут же встрепенутся и, как им свойственно, громогласно заявят, мол, а чего огород-то городить, уже всё давно придумано и испробовано! Однако про положительный опыт в имеющейся системе выборов, вообще-то, рано заявлять, ведь расширению электоральной базы до всеобщего избирательного права значительно меньше ста лет, и, как писалось выше, при ней идёт постепенная, но очевидная интеллектуальная, духовная, деловая деградации в чреде народных выдвиженцев. А вспоминая высказывание Ленина о том, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя, мы понимаем, что мандаты на власть получают не самые достойные, а самые понятные… Понятный большинству, свой парень Билли, с кем приятно пить пиво на барбекю, или же его фотографический и идейный аналог из Демократической (Республиканской) партии, Владимир Вольфович со своей бутылкой водки для каждого мужика и кровососом Фургалом, при всём уважении к Жириновскому. А потом как-то вдруг появляется некий Франсуа Олланд, похожий на безобидного булочника из соседней лавки, которого Microsoft Word даже не знает, а от печатных воспоминаний о его деятельности отказывается большинство национальных библиотек. А кто-то ещё помнит Саркози или Гордона Брауна? А ведь последний правил Великобританией в этом веке и, аж, три года, что значительно больше той самой несуразной девочки на танке, которая от монголов до татар! Ну и розочкой к психологическому торту на политическую арену буквально взмыл известный австрийский художник с простыми решениями, с доступным языком и с врагами, чья естественность давно осознавалась германской нацией, шептавшейся о них на кухнях, – как мы помним, власть он получил самым демократическим путём...  

Это с одной стороны, с другой же – система администрирования мало-мальски крупных образований, даже если не брать государственные, настолько ныне сложна и учитывает столько определяющих факторов, стремящихся порой к бесконечности, что хотя бы для изучения их взаимосвязи требуются годы! Не зря же серьёзные банки и корпорации ради избежания потери управляемости на ключевые должности параллельно с действующими менеджерами назначают и дублёров… а иначе любая автомобильная катастрофа или неудачное селфи на краю Гранд Каньона, и предприятие с товарооборотом, сопоставимым с ВВП стран и с таким же числом работающих, останется без рулевого. Нет, конечно, соберётся некий совет учредителей и статус-кво восстановит, однако приемнику ой как придётся несладко – пока он с нуля войдёт в курс всех перипетий, ознакомится с динамикой развития, с перспективными проектами, хотя бы освоится со всеми своими заместителями или назначит новых и так далее, однозначно пройдёт уж даже не год, и мы не говорим о вменяемом управлении и результатах, впечатляющих акционеров, алчущих прибылей!

Так вот, в ламинарных странах при узаконенной чехарде первых лиц, неуспевающих толком войти в должность за один легитимный срок, эти самые дублёры уже какое-то время и составляют существенную или даже превалирующую часть того самого глубинного государства, которое настолько приспособилось ко всеобщим и, разумеется, честным голосованиям, что уже не только виляет собакой, но и способно её себе выбирать, что, скажем, в рамках унылого осколка Британской империи сделать совсем несложно, и что мы видим уже который год! Да и по ощущениям многих тот же Джордж Буш-младший или некто Обама плоть от плоти были порождением в том числе этой закулисы профессионалов, которая в силу многолетнего опыта разбирается в процессах досконально, осознаёт значимость и взаимосвязь телодвижений любых институтов государевых, персона которого по итогу в существенной степени перешла в разряд статистов или же стала ментальным заложником советников и прочих управленцев, несменяемых по должности, в реальности перепоручив им бразды правления. Не нами сказано, что свита играет короля…

К слову напомним, что в США каждый новый президент приводит и расставляет на ключевые посты людей из своей команды, например, министра обороны, главу ФБР или ЦРУ и долее по списку, но и они часто или почти всегда люди далёкие от своих новых должностей – они политики, хотя и победившие. И на кого им опираться в порученных ведомствах, дабы оправдать высокое доверие и продвинуться ещё выше? Разумеется на тех, кто варится в своей среде годами и понимает, с какой силой и за какую ниточку потянуть, чтобы получить желаемый результат, а это начальники отделов учреждений, первые и вторые заместители босса, которые давно спелись и спились на тех же барбекю и, однозначно, ведут свою политику, советуя её не очень сведущему руководителю, который опять сменится через год, максимум, через четыре. Мы же не забыли, как председатель Объединенного комитета начальников штабов армии Соединённых Штатов Марк Милли, читай, тот самый замминистра обороны, втайне от президента и общественности неоднократно звонил китайским коллегам, дискредитируя главу администрации, предупреждая о своих действиях, отличных от возможных приказов – внимание! – главнокомандующего. Но самое удивительное в том, что не только не понёс суровой ответственности, но и остался на должности. А чего ж так? В позднем Советском Союзе шутили, мол, у нас всё так плохо потому, что всем командуют троечники, так вот, в совокупном мире горизонтальных образований тоже есть свои виноватые – очень похоже, что в областях тех заветных, себя не помня, управляются вездесущие и вечные вторые лица, а по-нашему – заместители, которые, в отличие от Путина, скажем, или председателя Си, невидны, неизбираемы, следовательно, безответственны. И вишенкой на торте в живописании этих сущностей является непубличность их служебного статуса, отчего они, как угодно и без зазрения совести, могут быть ангажированы, и им это ничем не грозит – даже, как мы видим, маломальским порицанием.

С достаточно большой степенью вероятности можно утверждать, что сейчас, и уже давно, политика США делается не на заседаниях парламентариев или в министерствах, а за ланчем в кофейнях, расположенных даже не у Белого дома или Капитолия, и уж точно не существует никаких рептилоидов, издревле и исподволь нами распоряжающихся, а в Бельведерском клубе собираются успешные старички, дабы по сложившейся на планете традиции поучать идущих за ними. Всё в руках бывших школьных лузеров – худосочных и неопрятных в юности, безуспешно боровшихся с вечными прыщами, из-за которых им не давала даже Беки, страшная настолько, что бродячие псы при виде её, скуля, убегали! При отсутствии харизмы, при отсутствии капиталов им только и оставалось, что прилежно учиться, запоминая те самые тома из библиотек, дабы впоследствии превратиться в незаменимых помощников для блистающих в лучах славы победителей, любимцев избирателей и почти олимпийских богов, преуспевших на поприще тщеславия. И когда нам говорят, что России всё равно, кто в очередную каденцию получит власть президента в Штатах, это значит, что и наше высшее руководство осознаёт, кто в демократической чехарде обеспечивает преемственность политики пресловутого града на холме. Если тут не профанация демократии и ещё не кризис электоральных процессов, то что тогда называть кризисом?            

В этом смысле пирамидальные державы, как минимум, более честны, однако если вести совсем уж откровенный разговор, то и у них есть своя недосказанность, ведь в странах вроде Египта, Китая, Таджикистана или даже России классические ныне выборы не являются особым поводом для назначения на ведущие роли, и все решается в очень тихих местах, где встречаются руководители элитных группировок после очередного этапа подковерных схваток в рамках действующей вертикали, естественно, и никакой несистемной оппозиции. Всенародное же голосования в подобных образованиях в большей степени относится к ритуалу почти на уровне карго-культа, который необходим для хотя бы отдалённого признания цивилизованности со стороны апологетов демократии, вальяжно расположившихся где-нибудь в Вашингтоне, Лондоне и их окрестностях. А что делать? Они ещё сильны и зачем-то тешат себя мыслью, что если в Саудовской Аравии внезапно провести выборы на пост руководителя монархии, то обязательно победит совсем не действующий ныне король, а некий альтернативный кандидат! А главное, для несчастных ныне аравийцев, измученных нестерпимым потоком нефтедолларов, наступит какой-то совсем особенный рай, видимо, как это случилось в Ливии или как у особей живущих в палаточных бомжатниках США, хотя о священных коровах – ни слова, это же «альпийское нищенство! Святое дело!»…   

Предыдущий абзац не понравится многим, ведь и нас приучили к казавшейся бесспорной мысли о том, что благосостояние народа в целом зависит исключительно от того, как часто и каким образом меняется руководство того или иного государства, и мы наизусть знали те, правильные страны, а наиболее продвинутые из нас до сих пор помнят их столицы… но так было до выхода Китая в первую шеренгу, отчего у апологетов демократических процедур случился конфуз. Однако даже в этом случае они, упорствуя, так и не договорились до запретного, а именно до признания того, что выборы, конечно, всё же нужны, но не ради иллюзорной свободы личности и благополучия электората напрямую, а опосредовано – через смену элит, что не позволит системе сползать уж в совершенный олигархат, за чем неминуемо последуют стагнация идей, власти и экономики, что однажды стало ещё одной из причин краха Советского Союза. Хотя и тут необходим разумный баланс с преемственностью во власти, чтобы не получалась кардинальная смена направлений, как это часто происходит в США, и не только по отдельным вопросам. Вспомним хотя бы ядерную сделку с Ираном, подписанную при Обаме и отменённую при Трампе, а ведь бизнес уже разговелся, а ведь уже были вложены серьёзные средства, которые ушли в небытие по мановению волшебной подписи досточтимого Дональда. А ещё была многострадальная медицинская реформа Барака ихнего Обамы, также местами однажды почившая в бозе, местами оказавшаяся изувеченной до неузнаваемости, да много чего было, и список точно не закрыт…   

Конечно, больше других на подозрение в имитации электорального процесса обидятся наши соотечественники, причём даже те, кто искренне выступает на стороне действующей власти, ведь для них подобные процедуры относятся к системе загадочных общностей с европейской цивилизацией, что-то вроде кода свой-чужой… и напрасно. А вот китайцы, не поняв о чём мы, собственно, пожмут плечами, хотя именно у них действует выборная система, которой чуть менее полутора тысяч лет. Дело в том, что в структуре власти Поднебесной, существующей веками, сложилась достаточно интересная каста профессиональных управленцев, именовавшихся на западе мандаринами, которые к замечательным фруктам не имели отношения. Так вот, империя ими была насыщена сверху донизу, где каждый чиновник находился на определённой ступени китайского табеля о рангах. И чтобы подняться выше, некий клерк обязан был, во-первых, иметь необходимый образовательный ценз и – внимание! – пройти, во-вторых, жёсткий отбор в виде экзаменов, что, разумеется, не являлось аналогом современной системы выборов, однако позволяло, с одной стороны, отсеять безграмотных и бездарных претендентов, с другой, устанавливало понятные социальные лифты, при всех многочисленных недостатках и возможной коррупции, с чем, как и сейчас, как и везде, шла борьба. Но и этого было мало, так как тебя, в конце концов, оценивали и по тем проектам, которые ты реализовал на предыдущем месте. И если глава какого-нибудь округа довёл поселения до нищеты, то его вряд ли бы назначали на должность руководителя провинции, ведь в результате сомнительного управления в ней могло вспыхнуть восстание, которое пришлось бы подавлять вышестоящей власти, что затратно во всех смыслах и чего ей, естественно, не хотелось. Следовательно, всей вертикали были выгодны именно штатные процедуры подбора, как у нас говорили, именно крепких хозяйственников, в свете чего борьба с коррупционными тиграми и мухами более естественна, нежели в горизонтальных образованиях, о чём уже упоминалось. Кроме того, существовала система ротаций, когда никто не мог вечно возглавлять доверенный ему участок, что, кстати, при постоянном перемещении больших масс грамотных, имеющих один культурный корень начальников, словно ремнями стягивало империю, не позволяя ей удариться в жуткую феодальную раздробленность.

В настоящее время в КНР, разумеется, нет уже тех чиновников, однако традиции остались, и ныне каста профессиональных управленцев также, проходя ступени экзаменационного отбора, по сути, аналогичные историческим, приобрела ещё и опцию в виде идеологии, которая на благодатной почве социальной справедливости позволила на ментальном уровне избавить подчинённое население от вечного противостояния с властью. Собственно говоря, в Китае так и продолжают править мандарины, но уже с партийным билетом, а император, ради всеобщего блага, уже не может занимать свой пост пожизненно… не мог до 2022 года. Всё это говорит о фактическом наличие выборов в Поднебесной, где проводит процедуру не какая-то безликая масса, склонная – будем честны! – не к осмысленному принятию решения, а к реагированию на раздражители, как у нас однажды было предложено: «голосуй сердцем»… так вот, в КНР избрание доверено квалифицированным, общественно активным членам общества, способным оценить интеллектуальные достоинства кандидатов, их деловые качества, с которыми они – внимание! – часто, а то и почти всегда находятся в конкурентных отношениях, что до некоторой степени страхует от закулисных договорённостей, хотя и их исключать нельзя, впрочем, как и везде, вспоминая открытые коалиционные соглашения между партиями Великобритании или Германии. А главное, в настоящее время социальные лифты всё же доступны большему числу соискателей, в отличие от времён империи, когда имущественное неравноправие, по сути, ценз, не позволяло даже самым упорным и талантливым не то чтобы получить необходимый объём знаний, а хотя бы добраться до места обучения и тестирования.  

 

* * *

В связи с изложенным о действующей структуре власти Китая хотелось бы привести цитату Сталина, которая была зафиксирована в его прижизненном собрании сочинений, т.5, стр.71: «Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность», что подтверждает наличие некоего стержня, свойственного для систем с вертикальным управлением, и это далеко не только организации коммунистического толка. Как говорилось выше, данную идеологию оседлали вековые структуры управления, сформировавшиеся тысячи лет назад и настроенные исключительно на самовоспроизводство в виде элит, создавших свои личные территориальные образования, в том числе обособляющие их от соперников. Следующим таким примером может служить Иран, где тем самым стальным сердечником, не позволяющим даже сверхъестественным способностям Соединённых Штатов хоть как-то поколебать режим, является институт аятолл с силовой подпоркой в виде некоего КСИР – Корпус стражей исламской революции, который представляет собой как инструмент по распространению мусульманских ценностей, что согласуется с конституцией Исламской республики, так и аппарат по проведению в жизнь текущей политики религиозных лидеров, включая надзор за элементами нравственности. Конечно, это персидское государство называют ныне странным и даже экзотическим, что не соответствует действительности в исторической ретроспективе, ведь в Прибалтике спокойно себе существовало некогда христолюбивое территориальное образование Ливонского ордена, а на Ближнем востоке – таких же крестоносцев.

В Российской же империи партия большевиков заменила собой другой аналогичный институт, к революциям 1917 года выродившийся и оттого разложившийся окончательно, – речь идёт о дворянском сословье, которому однажды разрешили не служить стране, а значит и не выполнять свою основную функцию, функцию по самовоспроизводству, а с тем и сохранению своего регионального образования не в персональном, физиологическом смыслах, а в деятельном – политическом и хозяйственном. И дело тут не в паразитическом характере существенной части элит России XIX века, что было ярко отображено в произведении «Обломов» Гончарова – конечно, они своей невинностью ничего не меняли, однако по сути являясь типичными рантье, концентрировали в своей собственности значительные ресурсы, прежде всего земельные, отвлекаемые от развития, что приводило к отсталости как производства на них, так и производительных сил! Вспомним убогих, безграмотных крестьян того времени, а также сакраментальные плуги и сохи из дерева, и сравним их с плодами европейской промышленной революции, уже тогда шагнувшими и в сельское хозяйство. Но ещё в бессмертном творении Ивана Александровича появляется некий Штольц – антипод главного героя и апологет предприимчивости, ведущей к системе договоров, конвертирующей вертикальный мир, в отечественных реалиях мир, ставший патриархальным и до слёз уютным: одно семейство добрых христиан Маниловых из «Мёртвых душ» чего стоит. На смену всей этой прелести неизбежно приходит некий Лопахин, но в чеховском «Вишнёвом саду», который целостное имение – дворянский столп империи Романовых – раздробит, образно превратив в нечто плоское, правда, под единым руководством в качестве переходного этапа.

Таким образом, подойдя к революциям 1917, Февральскую – мы можем назвать удавшимся восстанием укрепившихся Штольцев и Лопахиных, стремящихся к горизонтальной парадигме ведения дел во всех областях государственной жизни. А вот уже Октябрьский переворот, также оказавшийся успешным, с нашей точки зрения стоит рассматривать в качестве реставрации прежнего уклада, но с иной элитой – мятежной, призванной, во-первых, заменить собой недееспособный стержень вертикального устройства Империи, коим являлась выродившаяся каста родовой знати, во-вторых, максимально устранить стремящихся разрушить всякую пирамиду резвых собственников орудий и средств производства – явных бенефициаров и заводил плоского миропорядка. Если же в перспективе рассмотреть творившееся с Россией в первой четверти века, то и изначально революционная аристократия, по большей части способная лишь разрушать, выполнив понятную задачу, подлежала списанию, что и произошло во время резни 37 года.  

Далее, вспомнив отмену шестой статьи последней конституции Советского Союза, объявлявшую КПСС ядром политической, а следовательно, экономической и прочих систем, поймём, что горькая судьбина красной империи с того момента была предрешена. И опять будем честны до самого предела – к тому знаменательному часу и родная всем до всяких слёз КПСС, увы, из разряда боевого ордена меченосцев в силу сплочённости, а следовательно, отсутствия животворящей конкуренции, включая и внешнюю, деградировала до вездесущей толпы откровенных иждивенцев, выискивавших в своём положении карьерные выгоды или прочие материальные и моральные преференции. Да и люди, осмысленно жившие в унылых реалиях позднего Союза, тогдашнюю повесть Юрия Полякова «ЧП районного масштаба» не считают совсем уж пасквилем на родимый строй…       

Не могут существовать без стержня эти самые страны, как не будет устойчива детская пирамидка, если её красочные сегменты всего лишь сложить друг на друга хотя бы без общего карандашика внутри. В связи с чем повышение роли КПК в Поднебесной при председателе Си – не об усилении Коммунистической идеологии, а об укреплении вертикального государства, которое таковым было со времён мандаринов, чьё место заняли партийные функционеры.

И тут во весь свой гигантский рост встаёт вопрос по поводу современной России, по сути, являющейся творением одного, но, увы, смертного, выдвинутого теми самыми структурами, которые плоть от плоти происходили от здоровой части вертикали власти СССР, но которые сейчас уже или сошли с арен по возрасту, или обзавелись приличным имуществом, включая собственность, приносящую доход; и этот разряд приобретателей выгод от нынешнего положения дел уже фактом наличия производственного и прочих капиталов в большинстве своём относится к сторонникам плоского мира и не вполне является союзником президента. Более того, со своим авторитетом именно они впоследствии могут стать центрами обратного переформатирования вертикального управления в своего антипода, вплоть до реального фрагментирования России по конфедеративному пути, с последующим окончательным распадом, что будет историческим фиаско как для Владимира Владимировича, так и для нас всех.

Человеческие сообщества уже настолько громоздки, что принцип племенного вождизма, конечно, имеет право на применение в качестве экзотического института, но, очевидно, не в случае транзита власти, который приобретает неестественный, ручной характер в рамках операции, фигурально именуемой «Приемник». В первой итерации оно сработает, скорее всего, а вот дальше, с накоплением субъективной ошибки, всё может пойти в разнос под велеречивость очередного Горбачёва. И, похоже, Путин озаботился укреплением механизмов, способных страховать нашу страну, а в ней и его детище от очередной попойки славянских крепышей в Беловежской пуще. Для того и произвели частичное реформирование Конституции, расширив полномочия президента, а субъектов – сократив, далее, введя понятие внутренних угроз, с которыми обязан бороться Совет Безопасности РФ, ставший конституционным органом. Сейчас сложно говорить, насколько новейшие изменения Основного закона сработают на укрепление нынешней, совсем уж куцей версии Российской Империи, ведь они нацелены, безусловно, на купирование угроз и никоим образом не формируют аппарат, позволяющий приходить к власти патриотически настроенным, компетентным управленцам. А именно это предельно актуально, учитывая дискредитацию западной системы выборов, не говоря уже о наличии буквально в каждой из эльфийских сторонок так называемого глубинного государства, состоящего из несменяемой, внеклассовой прослойки высококвалифицированных профессионалов, без коих ничего там у них не сдвинется с места – опять же в силу громоздкости человеческих сообществ.

Конечно, можно уповать на самоорганизацию народа, которая без участия неких консолидирующих структур уже становится значимым политическим фактором, о чём писалось выше. Однако процесс этот, вероятно, находится в зачаточном состоянии, хотя и у нас его проявления не носят вид затухающих отголосков, а представляют собой вполне убедительный, сформировавшийся характер – вспоминая беспрецедентное, самоподдерживающееся движение Бессмертного полка. И даже если каким-то образом поступь масс, ставшая вдруг решительной, сформирует свой собственный институт по управлению формальной властью, то никто не скажет, насколько развитие ситуации пойдёт в позитивном для единства РФ направлении. Хотя, разумеется, мы верим в то, что глас народа – это глас божий… а значит, так тому и быть!

Тем более, что человеческая цивилизация уже и после народных собраний античной Греции, и после вечевых сходок древней Руси минимум один раз испробовала прямое правление общественности, правда, в усечённом виде, но всё же. Речь идёт об уникальной системе референдумов в Швейцарской Конфедерации, которые проводятся на её территории четыре раза в год, тогда как в прочих демократиях подобная процедура либо не предусмотрена вовсе, либо проводится не чаще раза в десять лет…

Но есть и другой путь, в условиях текущей реальности кажущийся наиболее простым и очевидным, а именно та самая цифровизация, нелюбимая многими, но входящая в нашу жизнь без всякого спроса и, похоже, без ограничений. Так почему бы нам не использовать её в качестве инструмента, позволяющего отслеживать, скажем, не только нашу повседневную жизнь, но и претендентов на выборные и другие должности, связанные с управлением в государственных институтах любого уровня. Более того, разговор не только о плебисцитах; так, например, какую-то часть информации стоит на законодательном уровне сделать публичной, введя и экзамены, аналогичные китайским испытаниям претендентов. Конечно, все виды цифровых данных подвержены корректировкам со стороны заинтересованных лиц или злоумышленников, но и тут возможна минимизация ущерба путём создания уже давно назревшей четвёртой власти, наряду с законодательной, исполнительной и судебной, назовём её, например, цифровой или математической.

Кстати, в РФ основа подобного органа заложена через образование Центральной избирательной комиссии, которая, между прочим, имеет и региональную структуру вплоть до районного уровня, и свои мощнейшие сервера, находящиеся на территории страны, что важно. Используя данное административное образование, пока в большей степени статистической направленности, уже можно нарабатывать законодательную базу, разумеется, и чрез тернии, и через ошибки, что вкупе с нарождающимся гражданским обществом нового типа, основанного на сетевой самоорганизации, скорее всего приведёт к результатам замечательным, где демократию будет олицетворять именно свободный выбор свободных людей среди образованных, достойных кандидатов, а не в условиях манипуляции сознанием, основанным на крикливой рекламе и психологических изысках, куда так или иначе уже вторгся тот самый цифровой мир, который обожает претендентов с солидными избирательными фондами, неотягчёнными всякими интеллектуальными излишествами…

 

* * *

Исходя из вышесказанного, можем ли мы назвать современную Россию подлинно вертикально ориентированным государством? Представляется, что не совсем, если рассматривать не только действующие на данный момент принципы исполнительной власти, существование которой протекает без внятного самосознания, что расходует впустую титанический потенциал системы, и, следовательно, могло стать одной из предпосылок для начала Специальной военной операции на Украине (СВО). Как писалось ранее, структуры подобного строя просто обязаны работать на реальные свершения! Нижестоящие уровни образованы и заточены на исполнение заданий, что соответствует нормам для губернаторов, спускаемым из Москвы, например, о расселении из аварийного жилья, количеству детских садов, по прочим аспектам управления, вот только это всё очень и очень локально и несоизмеримо с потенциальной мощью всей конструкции. Тут впору вершить проекты уровня ГОЭЛРО – во-первых, чтоб зримо, весомо для каждого, во-вторых, с понятным, творческим доведением до народа желаемых результатов, что ныне, оглядываясь назад, стыдливо именуют коммунистической пропагандой, которая в своё время и была, и, действительно, раздражала до зубовного скрежета, но и работала – на БАМ не все ехали за «длинным рублём» или от статьи из УК, а и, зажмурив юные глазки, бросались в дивный запах тайги, что правда, и без всякого пафоса, если рассматривать из нашего далёко выходцев из уже тогда уютной Москвы… В данном случае, избегая идеологического флёра, со всей определённостью хотелось бы заявить, что речь не идёт о вездесущей ностальгии с её самой мокрой водой и молодыми девками – жили мы во времена позднего Союза в среднем уныло, а в материальном плане совершенно убого!

Итак, мы чётко видим некое, образно выражаясь, раздвоение сознания во всей деятельности государства, в связи с чем совсем не странными выглядят всяческие заявления нашей властной элиты, прежде всего федерального уровня, об объёмах взаимной торговли с прочими государствами, о внешнем долге; словно заработок как таковой является самоцелью для страны, которая предстаёт уже в роли банального супермаркета, тогда как доход и прибыль при заявляемом устройстве должны относиться всего лишь к способам для реализации неких проектов, а не быть сутью РФ. А если их нет, если финансовый, а местами и экономический блок принципами плоского мира проводят его политику, но не в смысле предательства родины, а в сущностном плане, то они становятся структурами инородными для прочих ветвей власти, природно настроенных на масштабные замыслы вертикального государства. Далее всё просто – они входят в противоречие со всем механизмом, который вынуждено создаёт условия, при коих ни у Центробанка, ни у прочих ведомств не будет иного выхода, как следовать логике и стать частью пирамидальной структуры во главе с президентом. Система, неоправданно зажатая в заскорузлых рамках горизонтальной парадигмы, поневоле синтезировала себе задачу в виде боевых действий на Украине как самую доступную из возможных, увы, при отсутствии самосознания, что, конечно же, не было спонтанным и имело множество прочих предпосылок, таких, например, как унижение и ущемление прав русскоязычных, непрекращающиеся обстрелы городов Донбасса с убийствами мирных жителей.

Чтобы уж сильно не подвергаться остракизму – глупому и типичному в данном случае – добавим, что в предыдущем абзаце описана одна из многочисленных версий нынешнего развития событий, или же она является дополнением к реальному варианту действительности, главное, чтобы деяния наши носили характер всё же осознанный, а решения принимались с учётом природного устройства системы управления.

Между тем, признавая диалектический метод, можем, очевидно, говорить, что с началом СВО внутри страны закончилась как борьба за власть между описываемыми формациями, так и в целом формирование её именно в вертикальном виде. В связи с чем послание президента Федеральному собранию от 29.02.2024 года, где провозглашалась смена элит, с уверенностью можно назвать конференцией победителей, что отсылает нас к XVII съезду ВКП(б)! Очень надеемся, что в текущий момент трансформации в руководстве страны и регионов не будет строиться на репрессивных методах крайнего толка, когда сложности в решении системных вопросов приписывались персональной ответственности, что есть упрощение, проистекавшее из незрелости и отсутствия опыта в управлении порой грандиозными процессами. Больше сложности, господа-товарищи, больше вдумчивости и сложности, и тогда кадровые последствия будут отличаться от эпох 30-х годов XX века.

Если согласиться с теоретическими построениями, представленными в данном исследовании, то станет понятным, что многотомный сборник санкций, введённых против нашей родины, и не должен был как-то уж сильно навредить, ведь мы не только на поле боя, но и экономике обрели тот самый, до слёз необходимый масштабный проект, который сейчас и реализуем, демонстрируя все лучшие качества нашего государство. Ситуация, в кою, на своё несчастье, загнали нас светлые эльфы священного Запада, не только не способна разрушить современную Россию, но и показывает населению, предпринимательскому сословью и территориальным субъектам её необходимость и значимость именно в вертикальном качестве. Вспомним, как в сказках дядюшки Римуса Братец Кролик перехитрил Братца Лиса, запричитав, будучи пойманным: «Делай со мной что хочешь, братец Лис, только, пожалуйста, не вздумай бросить меня в этот терновый куст», а тот сдуру и швырнул супротивника в насаждения, думая, что этим уничтожит своего недруга. И ведь по логике-то всё правильно – там колючки, они в кровь изранят несчастное существо, от чего оно и погибнет. И это бы обязательно сработало, если б в терновые кущи попал Братец Лис, а не Братец Кролик, для которого они – среда естественного обитания! Страны Запада, пытаясь ввести нам санкции по самые не хочу, исходили из своего построения, где они бы неизбежно подействовали – однако не здесь и не сейчас, и не на тех, кто рождён в терновнике, создан и тренирован, дабы веками продираться сквозь его колючую неудобь. Объективно своими примитивными и грубыми действиями наши партнёры из числа бывших не только не нанесли ущерба, но и укрепили как действующий способ управления страной, так и всю вертикаль власти, включая единоначалие в лице президента.

Черчилль как-то изрёк: «Генералы всегда готовятся к прошедшей войне», из чего стоит взять глубокую иронию выдающегося англичанина, в тон которой заявим, что совокупный Запад в попытках удушения РФ основывался, как и те военачальники, на своих страхах, также обосновавшихся где-то в исторической глубине классического капитализма плоских систем – есть в это нечто фрейдистское…

И тут далеко не столько пафос и иносказание, а ещё и иллюстрация, скорее, не нашего, а их положения дел, где царствуют договора, включая форму законов, что изначально предполагает наличие сторон соглашений, а это уже разные интересы и хотя бы минимальное, но противостояние, что и регулируется означенными правовыми актами. Поэтому в повышении цен на заправках, в супермаркетах, в коммунальных счетах их население винит своих правителей, с коими и заключены условные сделки на право достойной или хотя бы ненищенской жизни, что отсутствует напрочь в пирамидальных системах.

Вспоминая захлестнувшую СССР протестную активность конца 80-х, начала 90-х годов прошлого века, обратим внимание, что в эпоху тотального дефицита, пустых полок и талонов буквально на все товары повседневного спроса митинги и демонстрации с экономическими требованиями отсутствовали как таковые, а если подобные вопросы и возникали, то исключительно в контексте справедливого распределения ресурсов на бытовом уровне, когда коммунистические и советские функционеры, доведшие страну до коллапса, по непонятной для граждан причине продолжали пользоваться привилегиями материального плана. Представляется, что население Союза, инстинктивно подчиняясь коллективному бессознательному, требовало не хлеба и зрелищ, что свойственно, скажем, ламинарным жёлтым жилетам или фермерам Европы, заваливающим публичные места навозом, а ставило неутешительную оценку действовавшей на тот момент власти, нужность которой для подавляющего большинства стала неочевидной, что и неминуемо приводит к краху каждое вертикальное образование, что осознала, чем и воспользовалась та самая тройка славянских «крепышей-хозяйственников» в Беловежской пуще.

Ныне же в представлении народа российского мы, приняв концепцию вхожденчества и правила игры западной (плоской) цивилизации, подписав с ней всевозможные договора, начиная с прав человека, заканчивая экономикой, хотя бы этим стали равными в уж совсем уже общем клубе! Однако, что не помешало, скажем, немцам отказать Сбербанку в продаже Opel, а европейским правозащитникам как-то легко лезть в наши внутренние дала, поучая сверхкорректных отечественных полицейских, не замечая при этом, как в их городах к демонстрантам применяют и собак, и брандспойты, лишающие глаз. Высказывания об очевидных двойных стандартах относятся больше не к пропагандистской риторике, а демонстрируют нарушение договорных обязательств со стороны тех самых партнёров, кои убедили нас подписаться под ними, следуя якобы по единственному пути к цивилизованному благополучию. Получается, что у элит оппонентов одновременно соглашения и со своими населением, и с нашим, но самое скверное в том, что в обоих случаях налицо явные нарушения – не позавидуешь им!          

Конечно, отечественные апологеты плоского – договорного мира аж с Мюнхенской конференции 2007 года, со знаменитой речи Владимира Путина, неустанно шепчут в ушко электората, мол, незачем России так уж лезть на рожон, мол, принципы горизонтального устройства давно доказали своё преимущество, и разным прочим второгодникам из бывших Совдепий стоит им неукоснительно следовать стройными колонами – да, шепчут, улыбаясь во всю ширь работы дорогих стоматологов и картинно прокаченных губ! Но вот ведь незадача какая… глянец западных эльфов неким образом портит тот самый вертикальный Китай, а тут ещё появилось предательское сообщение от Всемирной ассоциации производителей стали (World Steel), гласящее, что – внимание! – в январе 2023 года Иран как-то так произвёл на 27% стали больше, чем январе 2022, и поднялся на девятое место в рейтинге металлургов. Кстати, Россия в нём расположилась на пятом, США на четвёртом местах, а возглавляет список чудесным образом Поднебесная с пирамидальным устройством власти. Всё бы ничего, но в первой десятке нет Франции, нет Британии, нет Канады, находившихся десятилетиями в несравнимо более выгодных условиях и, как минимум, без чудовищного санкционного давления. Похоже, Верховный лидер исламской революции аятолла Али Хаменеи или совсем не глуп, или догадывался о благотворном действии чрезвычайного давления на вертикальные государства, когда 23.02.2023 назвал санкции возможностью, способствовавшей промышленному и техническому прогрессу, что также подтверждается возбуждением украинцев в связи с полётами то ли «Гераней», то ли «Шахидов».

Между прочим, моментами с риторикой апологетов ламинарного устройства можно и согласиться, но лишь ради осознания собственной природы… так у нас очевидно существуют неповоротливость и косность в инновациях, что объясняется тем самым стремлением пирамид к самосохранению, когда твёрдость нынешнего положения считается достаточной для мирного, спокойного времени, не требующего дополнительных вложений и напряжений административного аппарата! А вот в плоских структурах, где есть нацеленность на заработок, изобретения, ведущие к улучшению старых или созданию новых продуктов, безусловно, являются серьёзным ресурсом для получения прибыли, что и ведёт к прогрессу, основанному на постоянной конкуренции, однако в экстремальных условиях картина меняется прямо на противоположную, где модернизации или разработка, как пример, нового вооружения в краткосрочном периоде повышает устойчивость вертикальных образований, а вот горизонтальным не позволяет увеличивать доходы настолько, как увеличение цены и масштабирование уже имеющихся конструкций. 

 

* * *

Так почему Украина – и у кого больше шансов на победу? Начнём с того, что, в отличие от жителей Незалежной, их спонсоры и предполагаемые бенефициары смертей текущей бойни осознают и даже уверены, что русские с украинцами по крови и менталитету всё же один народ, который в известном воинском упорстве будет противостоять хоть чёрту, хоть ангелу, ряженному под чёрта! И если во времена Смуты или Гражданской войны мы как-то сами в большей степени умудрялись начинать и продолжать резню, то в нынешней ситуации всё было организовано сторонними, мягко говоря, наблюдателями и именно по причине нашей полной идентичности.

А взяли нас всех на фашизме! Не секрет, с каким пиететом относится к подвигу советского солдата президент Владимир Путин, впрочем, как и подавляющее большинство населения страны – один Бессмертный полк чего стоит! Учение же националистов, отвратительное в любом своём проявлении, в случае наших якобы небратьев изначально носило атрибутивный характер, а всевозможные колонны с факелами и барабанами в большей степени походили на шествия ряженых, коих и в Новочеркасске с Краснодаром, скажем, в 90-х хватало – правда, у донцов обходилось без огненных шоу и без показных экзальтаций. У нас же все эти грязные художества, свойственные прежде Прибалтийским лимитрофам, после очевидного недоумения вызвали вполне себе праведный гнев, на что, видимо, и был расчёт известных конструкторов текущих реальностей от Сороса и иже с ним. Ребятки к 2014 году уже сообразили, что Незалежная, несмотря на отделение, осталась во всех прочих отношениях частью России и в принципе не способна преобразиться в нечто плоское. Евросоюзу как-то удалось переформатировать страны бывшего СЭВ по своему образу и подобию, а также Литву, Латвию и Эстонию, а вот со всеми остальными выходцами из Советского блока большие проблемы по сей день! Мы же не думаем, что Кавказ, Молдавия и Средняя Азия как-то уж упираются от вхождения в дружную семью светлейших эльфов священного Запада? Конечно же, нет – их попросту не берут, а отсутствие каких-то формальных заявок о некоем вступлении в некую организацию лишь низводит эти территориальные образования куда как ниже Турции, которая уж столько демонстрировала преданность, однако продолжает десятилетиями толкаться в прихожей якобы единственно цивилизованной Европы. Ещё более печальны дела с Белоруссией и Украиной, в истории которых нет и мига нахождения в горизонтальных образованиях, а значит, нет никакой культуры тех самых договорных отношений, коими всё должно быть пронизано, кои священнее Священного писания! У них, как и у нас, кто бы что ни говорил, богатство как таковое не являлось доблестью, а филантропия отечественных купцов шла исключительно от души и всем известна – один Савва Морозов чего стоит, финансировавший большевиков, стремивших уничтожить и уничтоживших всю его социальную группу. А поговорка «If you're so smart, why are you so poor» («Если ты такой умный, то почему ты такой бедный») не могла родиться в нашей с украинцами и белорусами некогда общей стране.  

Ситуация же с бывшей УССР так и совсем ни в какие ворота не лезла, ведь её используют в качестве инструмента против Российской Федерации вовсе не по территориальному признаку, а из-за её никчёмности с точки зрения горизонтальной системы, каковой она не может стать! Когда человек теряет конечность, то его мучают фантомные боли, которые долго ещё продуцирует мозг, как бы тоскуя о части некогда единого организма. А тут, наоборот, натруженная, умелая, мускулистая рука взяла и осталась живой после утраты тела и пытается теперь обрести новую голову с позвоночным столбом, которые, исключив рефлекторные подёргивания и прочие текущие судороги, отдавали б чёткие команды в стиле осмысленной деятельности. Украине как воздух необходима пирамидальная структура, которая и будет руководить обустройством её городов и весей, эффективно бороться с коррупцией, а не имитировать процесс в угоду своим покровителям из США и Европы, которые не собираются и по природе своей не могут ею управлять, как это делала Российская империя или Советский Союз, – их устройство иное.

И вот несчастную, отторгнутую десницу в момент, когда она из питательного раствора наших почти бесплатных заимствований, таможенных преференций и невысоких цен на энергоносители уже приготовилась опять прорости венами и тканями в Россию, взяли и безжалостно оторвали от материнского организма грубым государственным переворотом! Кстати, вся эта суета с майданом и печеньками Нуланд свидетельствует не о нашем, а об их провале, причём провале сокрушительном, произошедшем после мощнейшей, победившей так называемой оранжевой революции, за которой ничего стоящего, по мнению плоских образований, не произошло – страна медленно, но верно катилась обратно, в зону влияния РФ, что вместе с Белоруссией превратило бы нас в серьёзную точку притяжения, прежде всего экономического характера, к которой, как вариант, захотели бы подключиться не только республики бывшего Союза. Поэтому коллективный Запад не стал повторно экспериментировать, пытаясь трансформировать Украину в своё плоское буржуинство – она однажды не оправдала возлагавшиеся на неё надежды, чем и выказала свою никчёмность, хотя апологеты горизонтальных устройств честно и искренне старались, но, увы.

Однако нерационально выкидывать в биологический отходы столь замечательную конечность, даже если она и ампутирована, ведь есть живые клетки, ещё крепки кости и мышцы, которые можно подключить к американо-европейскому реанимобилю! И потёк по единственной вене к стагнирующим тканям брутальный раствор из кредитов, военной помощи и лести о национальной исключительности, во что и вплёлся иной фашизм, резко отличавшийся от этнографических посиделок и дворовых партаков. А если рассматривать героизм на поле боя одним из внешних проявлений себя, как сказано у Гегеля, что в пирамидальных странах превалирует, то украинцев убедили использовать это качество ради скопления личного ресурса, ради основы менталитета народов и элит ламинарных стран, к коим они не относятся, именно поэтому мы считаем, что их попросту обдурили и используют в качестве инструмента! А и действительно, разве станет жертвовать собой среднестатистический индивидуум, зарабатывающий напряжённым трудом и скапливающий средства, прежде всего страхующие его и его семью от голода, холода и прочих катаклизмов? Добровольная смерть или хотя бы опасность её прямо противоречит самой сути развития горизонтальных образований, которые про умиротворённость и про пиво на барбекю. Для борьбы с нами, для нас нашли, вооружили, морально подготовили противника, по духу и воспитанию аналогичного нам.

А главное, для них подняли виртуальную машину, эмитировали внешний мозг – вожделенное управление от уважаемого старшины, убедив, что именно его командам следует подчиняться ради великой цели, без коих движения у вертикальных систем невозможны! Грандиозность же направления заключалась в европейском выборе, включавшем кружевные трусики – куда ж без них. Таким образом, горизонтальная структура, неспособная на равных бороться сколь-нибудь серьёзно с вертикальной, создала для схватки с одной из них нечто промежуточное между Големом и Франкенштейном, подключив к нему наружный контроль – и в целом получился, прежде всего, пирамидальный механизм, который единственный способен противостоять своему аналогу! Украинцы в некотором смысле достойны сочувствия, как те муравьи, чью матку убила самка другого вида, и, выдавая себя за королеву местных особей, фактически превращает чуждых ей насекомых в безропотных рабов, которые, ухаживая за её потомством, свято веря в своё высокое предназначение, при нападении на муравейник кого-то третьего жизни героически будут жертвовать ради потомства поработителей, считая их ровней!

А для того, чтобы спровоцировать РФ, обрубок конечности несчастного СССР одели в чёрную перчатку, намотав выше локтя тряпку со свастикой. Повязав местных Мальчишей-Плохишей кровью Донбасса, американцы именно спровоцировали нашу СВО, правда, забыв один из принципов силовой борьбы, когда вес и кинетика противника используется против него же. Как известно, наш президент серьёзно занимается дзюдо и знает все его хитрости, поэтому внедрённая во многие слои украинского общества нацистская идеология не просто стала естественным раздражителем российского руководства и одним из поводов для начала боевых действий, на что и был расчёт наших недругов, но и создала для народов России вполне понятную и достаточную мотивацию – без сомнений, у каждого есть родственник, погибший в Великую Отечественную! А когда пепел Клааса стучит в наши сердца – это уже серьёзно, о чём стоило бы помнить в известных весях…

  

* * *

Попробуем понять причину нынешнего обострения, учитывая уже описанную ситуацию с Украиной, которую, как неспособную к трансформации в благость плоской системы, решили утилизировать вместе с нами чрез кровопролитие гражданской войны, чем СВО, по сути, и является. Почему апологеты плоского мира, опираясь на застарелую идею о том, что рыночная экономика сама как-то трансформирует любое общество, любое государство в нечто понятное и предсказуемое, основанное на вездесущих договорах, в нашем случае, расслабившись, не оставят ситуацию развиваться естественным образом? Что-то не так с теорией, которая даже в Китае не подтверждается практикой? Видимо, всё же дело в том, что историю на стороне горизонтальных образований знают неплохо… естественно, кому это там положено, и они с ужасом вспоминают карту Российской Империи начала 1914 года, которая, действительно, походила на медведя, лезущего, по их мнению, даже не покрыть овцу Европы, а растерзать её и поглотить. Также, с достаточной степенью вероятности, их прадеды, если и не читали «Скифов» Александра Блока, написанных в 1918, то уж дух и настрой этого произведения с трепетом и давно осознавали! Не зря же одним из ведущих вопросов начала XX века, которые обсуждали средь томного добросердечия светлые эльфы Запада, был именно славянский вопрос, подспудно подразумевавший именно ту самую империю Рюриковичей и Романовых…  

Дело в том, что, и это покажется странным, Россия, как и прочие пирамидальные государства, объективно не заинтересована в расширении территорий в силу ограниченности возможностей руководителя в персональном контроле ситуаций, не говоря уже о каком-то вменяемом, прямом управлении. Сутки на планете Земля короткие, и приходится создавать вспомогательные структуры, опять же надзирать за ними, вводя системы сдержек и противовесов, которые также требуют внимания и участия, чему при масштабном росте земель государевых приходит физиологически естественный предел. Так ежедневный отчёт хотя бы одного губернатора, как сейчас в России, займёт четверть года, а ещё необходимо понимание, что стоит за каждым руководителем региона, и что из всего этого следует. Кто из нас помнит по имени и отчеству восемьдесят пять так или иначе взаимосвязанных коллег или подчинённых, чем дышат их семьи, и чем всё это вам угрожает или способствует? А тут ещё найдётся некий князь Гагарин, поглядывающий в сторону сепаратизма, которого придётся умертвить прилюдно самым суровым образом, а труп его возить по городам и весям совсем не из-за дикости или кровожадности характера царствующей особы, а исключительно ради здоровья всего необъятного организма российского. Или китайского, или британского – мы же еще не забыли про английские пушки, стрелявшие некогда сквозь привязанных к жерлам индийских бутовщиков? А ещё мы прививку от гриппа делаем вакциной, состоящей из мёртвых вирусов, ну так и здесь то же самое – king size, правда, другой.

Как известно, действующий президент большое значение придаёт именно личной преданности того или иного федерального чиновника, что связано, видимо, с банальной нехваткой времени и не имеет никакого отношения к каким-то мифическим диктаторским или иным неутешительным свойствам характера Владимира Владимировича или того же Иосифа Виссарионовича! Каждый сбой в работе ведомства или на территории вынуждает главу страны углубляться в процесс, некогда порученный, как казалось, надёжному человеку, и приступать к ручному управлению, что, однозначно, ломает и без того напряжённый график, а это всегда почти катастрофа, о чём нам поведает любой директор мало-мальски серьёзного производства. Или же потребуется двадцатичасовой режим работы, который сложно выдержать долго и который неизбежно ведёт или к серьёзным сбоям здоровья, или к банальному алкоголизму, что практиковал Ельцин, когда выяснилось, что «не по Сеньке шапка Мономаха…».

Кстати, и тут во весь свой исполинский рост встаёт проблема независимости, некой автономности первого лица в пирамидальном государстве, ведь оно однозначно надолго в своём статусе и каждый миг находится в профессиональном окружении, которое всегда неоднородно, и почти за каждым стоит своя группа или целые пласты социума. Разумеется, эта среда постарается использовать своё положение, включая его монетизацию, что не новость и что далеко не всегда благотворно сказывается на механизме управления. Вопрос тоже можно решить, например, периодической ротацией близлежащих чиновников, включая чудовищную её разновидность, о чём нам рассказывает как наша история, так и всемирная! Но и это не панацея при постоянном кадровом голоде на умных специалистов с бычьими яйцами, в связи с чем будь то наш президент или председатель Си, или иной лидер некой пирамиды, но они ради всеобщего блага обязаны быть личностями самодостаточными, без приступов меланхолии на фоне вынужденного одиночества в толпе, иначе обязательно появится некая медсестра, снабжающая снотворным генсека, или очаровательная Раиса Максимовна, или модный ныне философ с нефилософским складом мысли, или успешный ведущий ток-шоу, воспевающий коммунистическую идею, что почему-то свойственно самым состоятельным из публичных персон, или некто иной из позорного института Распутиных…       

А раз всё так печально, то зачем весь этот экспансионистский напор, зачем из уютной, православной Московии с покладистым русским населением упорно делать целый континент и целую цивилизацию, как некогда говаривал бывший председатель Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу? В чём был гешефт Ивана Васильевича, Великих Петра и Екатерины? Ответы в истории: так, например, есть мнение, что невыплату Юрьевской дани Иван Грозный использовал в качестве ничтожного повода для начала захватнической Ливонской войны, что странно звучит. А вот интересно, как бы должников восприняли даже не татаро-монголы, с которыми по их якобы дикости всё ясно, а король Хлодвиг, изрубивший преданного воина из-за некой золотой чашки, или простил бы ежегодные недоимки некий граф некоему городу в германских землях, отказавшемуся выплачивать ему причитающееся – внимание! – по договору? А именно по договору Юрьев сдавался как бы в наём! Так может, в тех условиях подобное само по себе являлось казусом Белли? Ладно бы только это, так к прочему Иван Грозный в 1557 году на берегу реки Наровы заложил порт, в который старанием задолжавшего Ливонского ордена иностранные суда для торговли с Россией не допускались – они ж держали Балтийское море в тех местах. Что делать-то прикажите в условиях, когда соглашения высокими сторонами подписываются с необходимой частотой, но не исполняются, а ещё и усугубляются всяким злостным непотребством? Правильно, присоединить заносчивых ливонцев к державе своей растущей, что, правда, не вышло сразу, но было навёрстано, начиная с Петра Алексеевича… и почти полностью утеряно алкоголиком Ельциным!  

    История с захватом Крыма нами уже упоминалась, и она неутешительна далеко не только для татарского государственного образования тех земель, но в первую очередь в веках для сотен и сотен тысяч православных и прочих селян и горожан, проживавших вплоть до литовских уделов, включая, между прочим, и Польшу, коих злющие степняки угоняли на невольничьи рынки. Какова же была альтернатива захвату? Ответ всем очевиден…

С Казанским ханством происходило нечто похожее, не говоря уже о татаро-монгольском иге, длившемся века. Так вот, только с 1535 года до первого похода на Казань, организованного Иваном Васильевичем в 1547, на земли российские ханами и их прислужниками было совершено более двадцати набегов, в ходе которых орды доходили до Устюга, Галича, Вятки, Мурома, Нижнего Новгорода, Балахны, Шуи, Юрьева-Польского и многих прочих мест. Кстати, именно тогда в летописях впервые упоминается Украина, правда, вовсе не в связи с нынешним государством, а в отношении набегов со стороны Волги, ставшей впоследствии великой русской рекой. В отличие от крымчаков, с коими договариваться смысла не имело, так как работорговля была их практически единственными бизнесом, с Казанским ханством соглашения подписывать пытались, что не мешало соседям игнорировать как межправительственные акты, так и указания своих же высоких чинов – осколок империи Чингисхана, очевидно, погибал, захлёбываясь в распрях, где варварские набеги становились лишь статьёй в доходах, в том числе и рядового населения.       

Конечно, правители России вовсе не из числа кристально чистых христианах, стыдливо потуплявших взоры только от мыслей о захватах и зверствах, впрочем, как и в случае с любым из ныне сущих государств размера так со среднего. Однако был выучен непреложный урок, гласящий, что любая опасность, исходящая из сопредельных территорий, может быть надёжно купирована исключительно их юридическим присоединением любым доступным способом. Обязательно найдутся те, кому это объяснение не понравится и покажется как минимум сомнительным, а то и выспренним, но вот ведь какая штука: именно текущая ситуация доказывает правоту именно наших государей времён единоличного правления! Не хотелось бы углубляться в тезисы отечественных патриотов крайнего толка, но и без того мы видим не только снос или осквернение всевозможных российских памятников в Прибалтике, Польше и прочих весях, но, что главное, и образование у них глубоко враждебных нам режимов с обустройством долговременных, военных структур, которые географически не могут нацеливаться ни на кого, кроме РФ. А было бы такое мыслимо, если бы, например, Литва, Латвия и Эстония оставались частью нашего державного тела? Очевидно, эксперимент по переводу стаи суровых волков в стадо травоядных гну оказался неудачным. Далее, прежде наш император на землях, честно отвоёванных у своего османского коллеги исключительно для свободы балканских народов, пытался организовать ряд дружественных стран, затем и коммунистические вожди, в виде Варшавского договора, пошли по тому же пути, и что же? Думается, и так всё понятно – одна история Болгарии чего стоит… Именно поэтому нынешнее образование Украина, в лучшем случае, будет разодрано на части, испытав судьбину Речи Посполитой, а то и вовсе вернётся в Россию, но на условиях отдельных областей, что уже происходит.    

Так чего ж они все так взъелись на нас, почему так не любят русских? Или может всё дело в православии, которое некто мечтает отнять и унизить в угоду Папе Римскому? И в чём был прав уважаемый советский еврей из Израиля Яков Кедми, когда с дрожью в голосе говорил, что Сталинград был только у нас, что слова «умираю, но не сдаюсь» писали исключительно на нашем языке? Да и он взором мудрости своей определил тот самый камень преткновения, сразу за которым и начинаются те самые удивительные для нас рассуждения о загадочных душах отечественного этноса. Не найдёшь ты скорбной альтернативы плену, если сам и сотни поколений до тебя воспитывались в парадигме договорных отношений, начиная с брака и заканчивая взаимосвязями территорий с центральной властью, в коих всегда речь шла о разграничении ответственностей, обязанностей и имущества для удобства существования, то есть для жизни, то есть, чтобы не быть кем-то убитым и ограбленным по какой-то причине. Более того, там мерилом значимости, успешности была и является до сих пор готовность индивидуума противостоять грядущим нешуточным катаклизмам, связанным, прежде всего, с частым до последнего века голодом, что имеет меру в понятном всем эквиваленте богатства, для чего следует зарабатывать, прилично трудясь или проявляя предпринимательские хватку и энергию. И речь в ламинарной среде, так или иначе, идёт именно о той самой личности, ведь это живут люди вместе, а умирает каждый в одиночестве, как известно, мечтая и стремясь отодвинуть от себя сей неутешительный момент, в том числе запасая потенциал, прежде всего потенциал финансовый, позволяющий в нынешних условиях и дряхлости избежать, и врачевателей достойных иметь, не говоря уже о том, чтобы не сдохнуть с голоду в подворотне. Да, и именно постоянная тревога, за поколения въевшаяся в менталитет, является той самой морковкой, вынуждающей гражданина плоских систем стремиться к наибольшему заработку, а самим этим государственным образования собирать и тратить налоги на договорных основаниях, к коим со всей уверенностью отнесём и законы. Кстати, в свете описанного всевозможные отвратительные тусовки наркоманов и прочие агломерации отверженных и оскорблённых, коих, увы, предостаточно средь благодати лучезарных эльфов совсем свободного мира, несут вполне положительный, даже воспитательный посыл, поддерживающий в непрерывном режиме ощущение непроходящей опасности у досточтимого электората, которому воочию представлена альтернатива его трудолюбию и разворотливости.

Мы же, как и любое другое пирамидальное образование, являемся очевидно иным, но функционирующим вариантом устройства жизни, показывающим иной путь, который основан не на страхе за жизнь некой статистической единички, вечно и неустанно копящей богатства на чёрный день, словно описанная ранее нездоровая, несчастная старушка, таскавшая с помоек фантики, бутылочки, обёртки. Кстати, куда-то в районы тех мусорных баков и выгребных ям население презрением своим поместило рыскающих по миру Макаревича, Пугачёву и иже с ними в нынешним их состоянии! Памятуя, что «поэт в России больше, чем поэт» мы, подарившие им любовь, а с ней и премиальный достаток ещё в жуткую эпоху нищающего Союза, теперь считаем себя обманутыми, как считает себя обманутым один из супругов, сообразивший однажды с горечью, что брак с ним был заключён не ради семьи и согласия, а исключительно с целью повышения персональной выживаемости партнёра, в одночасье и безвозвратно потерявшего статус суженого… и нет в нас и доли сочувствия, что было бы естественно в отношении убогой пенсионерки с больным рассудком.  

Суть вертикальных стран не в заработке, а в созидании, которое и оправдывает их наличие, показывая нужность всех ступеней власти как вышестоящим, так и подлежащим уровням, включая и население, следовательно, на него же и распространяющуюся как на составную часть системы! Естественность подвига Александра Матросова во внутренней потребности каждого из членов социума быть созидательно полезным даже ценой собственной жизни, что противоречит вечному накоплению индивидуального ресурса, предполагающего и культивирующего страх смерти. А раз так, то становится понятным, почему Ермак, например, не стал вице-королём Сибири, да и в мыслях такого не имел, в отличие от Христофора Колумба. А ни Дежнёв, ни Хабаров, ни Беринг так и не получили обширных поместий на разведанных ими территориях, что было почти обыденностью примерно в то же время у конкистадоров. Сии достойные мужи из отечественной истории, конечно, не были альтруистами, однако в их мотивациях польза обществу чрез выполнение поставленной вышестоящим, а то и верховным руководителем понятной задачи превалировала над стремлением набить амбары припасами в ожидании плохих времён – эти господа, определённо, баночки из-под пива и прочие «полезные» отходы чужой жизнедеятельности из мусорки таскать бы не стали. Более того, выражаясь словами великого Гегеля, человеку изначально свойственно творчество не только ради выживания, но в качестве подтверждения «внешней реальности самого себя», не говоря уже о библейском и божественном «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему», а его основное качество и есть качество творца, как уже указывалось, и не только в данном исследовании. В этом российская, китайская, иранская и далее по списку альтернативность, основанная, похоже, на естестве человека, а в случае неосмысленного ещё креационизма и в стремлении к некой высшей, заданной нам цели, из чего следует, что это наши ламинарные антиподы, если не загадочные, то уж точно странные конструкты, что подтверждается и наскальной живописью первых Homo sapiens, и изысками в пустыне Наска, и египетскими пирамидами, что, очевидно, создавалось не ради заработка и вне благостей свободного рынка.

Но и тут не стоит впадать в совсем уж крайность, отрицая напрочь созидательные возможности базовой для горизонтальных стран коммерции, памятуя как минимум и о железных дорогах, и о промышленных революциях, переведших индивидуальное товарное производство в стандартизировано-массовое, что позволило, в конце концов, одеть, обуть население, выведя его из-под вечной угрозы голода. Кстати, однажды в глобальном противостоянии способов устройства систем именно эта, находясь в чистом виде, одержала убедительную победу, а в проигравших был отнюдь не Советский Союз.  

Произошло же это сразу после так называемого открытия Америки Колумбом, где все же имелись некоторые развитые государства, которые не только по форме являлись странами вертикальными, что было естественно и для нагрянувших европейцев, проживавших в королевствах, но и по сути своей к таковым относились. Например, строительство тех самых пирамид или масштабных ирригационных систем происходило по воле верховной власти, которая обязывала общины направлять на работы своих членов, труд которых не оплачивался в нашем понимании, а считался покрытием некоего налога в виде повинности. Кроме того, в целом практиковалась распределительная система обеспечения населения продуктами питания, а также некоторыми бытовыми изделиями, которые концентрировались на государственных складах, поступая от податей, а ещё с казённых, так сказать, предприятий и земель, кои составляли большую часть из находившихся в обороте. Всё это походило и на нашу, на евразийско-африканскую цивилизацию, но лишь во времена совсем уж архаичные – шумерской, египетской и прочих древностей. Прибавим к сказанному совершенно деспотический характер власти с невероятным управленческим аппаратом, когда у инков, например, на 10000 в некоем смысле сограждан приходилось 3333 чиновника или надсмотрщика, чего в самые выдающиеся времена не позволял себе даже Китай. Разумеется, и у них товарное производство имело место, однако носило оно зачастую форму обмена, хотя и там существовали и рынки, и магазины, и торговые караваны, правда, роль вьючных животных играли люди, так как ни лошадей, ни волов в Америках не водилось. Однако у этих народов, хотя и в ограниченных объёмах, некий эквивалент денег, понятный всему континенту, всё же существовал – ими были бобы какао, что выглядело уже тогда странным для европейцев, да и сейчас вызывает некоторое недоумение. Подобная валюта в силу естественной недолговечности объективно не играла роль ни долговременных сбережений, передаваемых, скажем, по наследству, ни инвестиционных инструментов, а вкупе с государственной подпоркой в виде хранилищ вечно доступных съестных и прочих запасов существование населения позволяло жить и потреблять здесь и сейчас, не заботясь о будущем. Видимо, оттого и не развилась в должной степени психология, предписывающая личности накапливать ресурсы на тот самый чёрный день, как ни крути, преследующий нашу цивилизацию от момента появления. Вероятно, то, что у нас принято называть алчностью или корыстолюбием, в той части света не являлось системообразующим началом и не привело общество к устройству, основанному на соглашениях, а любая покупка – уже сделка, а следовательно, договор, как её разновидность, правда, устный, о чём вещает не только Гражданский кодекс РФ. А именно это свойственно плоским государствам, даже если ими правят монархи, что на определённом этапе приводит к ускоренному развитию и впечатляющим достижениям. Таким образом, архаично-пирамидальная система доколумбовой модели американской экономики с превалирующим государственно-распределительным характером, без возможности значительных накоплений личного ресурса в виде богатства или его эквивалента не смогла развиться до европейского уровня или хотя бы до сопоставимого. Похоже, именно порядок управления загадочных для нас стран послужил причиной их отставания в развитии и, как следствие, тотального проигрыша, хотя на определённом историческом отрезке разница у столкнувшихся однажды цивилизаций была не столь разительной.

Кстати, это в своё время произошло и с Советским Союзом, но на более высоком уровне, когда из его хозяйственного механизма искусственно удалили элемент свободного рынка, изначально порождённого, в чём мы убедились выше, отнюдь не звериным капитализмом, а вечным и, похоже, врождённым стремлением человека обезопасить себя и своё потомство от грядущих бед, что у нас презрительно называется алчностью. Мы же помним, как поштучное распределение дошло, извиняемся, до туалетной бумаги и презервативов, а сужение номенклатуры товаров упрощало жизнь чиновного люда, позволяя ему – корыстному всё же, припадать к струйке живительного родника блистающего импорта, закупленного за денежки от торговли прежде всего природными ресурсами, относившимися к всенародному достоянию… Между прочим, сварганили сей механизм те самые вожди пролетариата, включая мировой, которые с высоких трибун и в учебниках настаивали на том, что историю следует знать, дабы ошибок не наделать… однако ситуацию с Мезоамерикой, как проигрыш нерыночной системы, на тот момент, похоже, ещё не осознали.     

Казалось бы, прошлое уже как минимум дважды расставило точки в положенных местах, а миру и осталось что идти по проторенному, столбовому пути своего вечного горизонтального устройства! Но не всё так уж просто, ведь образования эти возникли изначально как раз из вертикальных, в силу их успешности, когда с одной стороны росло масштабирование последних, с другой – отсутствовали адекватные механизмы контроля, а следовательно, и достойного управления, что порождало мздоимство и сепаратизм с последующим дроблением и, как следствие, вынужденным уплощением системы. Однако это не говорит, что ситуация со всем этим хозяйством стабилизировалась на века. Агрессивность прогресса, основанного на добывании и концентрации ресурсов, выраженных в денежном эквиваленте, привела к аппаратной алгоритмизации основных процессов как в экономике, так и в управлении. Например, доля безналичных расчётов населения РФ в магазинах в 2020 году уже выросла до 70%, а объём поступающих на тех же основаниях товаров для розничной торговли и комплектующих на промышленные предприятия приблизилась вплотную к 100%. Сие позволяет свести к минимуму налоговые потери – это без учёта таможенных и прочих сборов, которые уже давно взяты государством под полный контроль. Конечно, наличный оборот ещё существенен в стране, и далеко не каждый торговец пропускает средства через кассовый аппарат, да и других нарушений предостаточно, что всё же естественным путём стремится в область статистических ошибок и чем не без успеха занимаются правоохранительные органы, конкурирующие, кстати, между собой, а это создаёт ещё одну степень контроля уже в отношении их самих. В любом случае речь не идёт о всевластном, заносчивом губернаторе 90-х, мало чем, по сути, отличавшимся от упыря воеводы, посаженного царём-батюшкой на кормление в Сибирь, собиравшим ясак и отправлявшим его в Москву, исходя исключительно из своих представлений о честности и справедливости, на чём и горели сердечные… Но это инструмент, а главное – в изменении мотиваций у населения.      

Речь идёт о ситуации, когда в семье практически каждого индивидуума, проживающего в достигнутом всеобъемлющем благополучии плоской европейской системы, десятилетиями отсутствует нищета или хотя бы бедность, что должно радовать любого, но… Но мир-то уже не выглядит ареной для чудовищной конкуренции, где каждые три или четыре года на головы селян и горожан обрушивались голод, холод, вызванные катаклизмами, единственным спасением от которых являлось постоянное, неустанное и проверенное веками накопление ресурсов, что достигалось прежде всего неутомимым индивидуальным трудом, включавшим и использование интеллекта как неоспоримого преимущества в состязательной борьбе как внутривидовой, так и с прочими видами живых существ, что стало, как известно, основной предпосылкой того самого прогресса. Да, действительность, подчиняясь страху, удалось сделать более благоприятной, где к 80-м годам прошлого века появилась возможность для кредитования каждого и под минимальный процент, что вкупе с отвоёванными правами переводило существование, основанное на схватке за место под солнцем, в удивительно яркую жизнь без напряжений. Если же ко всей этой благости прибавим неуклонное снижение рождаемости с исчезновением зловонных клоак, где некогда бурлил человеческий материал, непрерывно подпитывавший очереди безработных, а также страждущих благополучия вне наёмного труда, то увидим торможение описанного выше механизма, имеющего смысл и работающего исключительно в рамках подготовительных мероприятий к бедствиям. Отсюда и повсеместное иждивенчество существенной части населения в виде великовозрастных чад, ищущих себя почти до пенсионного возраста, живущих, не смущаясь, на пособия или же на накопления батюшки-дедушки. А ещё у нанимателей законодательно отобрали возможность для быстрой и адекватной замены нерадивых сотрудников, что часто становится практически невозможным и по иным обстоятельствам, особенно если сотрудники серьёзные мастера своего дела, в обучение которых вложены существенные средства. Договорные начала горизонтального устройства, в конце концов, от взаимоотношений вельможных сюзеренов и вассалов опустились на уровень трудовых соглашений, включая их наивысшую – коллективную часть, на уровень постоянных обязательств работодателей, государственных и прочих властей перед простым гражданином… только бы тот уж слишком не отвлекался на противостояние структурам, производящим прибавочную стоимость. С экономической точки зрения все эти, несомненно, значительные достижения приводят к высоким издержкам как в производстве, так и всей системы в целом, что снижает её конкурентоспособность на той самой пресловутой мировой арене, где никто не отменял постоянной враждебности, одни взрыва Северных потоков чего стоят.

 

* * *

Кстати, если уж затронули международные отношения, то в них обе описанные системы ведут себя прямо противоположно своему внутреннему устройству. Так вертикальные образования в собственных границах продуцируют законы не в качестве открытых договорённостей власти с различными уровнями и группами населения, а прежде всего как инструкции по правильному поведению граждан и ведению дел юридическими лицами и прочими организациями, сами же не склонны к безусловному их исполнению, на что есть необходимые закладки внутри правовых актов, часто трактуемые как необходимость; однако вовне они не только придерживаются соглашений, консенсусом подписанных высокими сторонами, но и со всей тщательностью и скрупулёзностью подходят к составлению международных документов, настаивая на их абсолютной обязательности. Также пирамидальные субъекты до последнего стараются не ввязываться во всякие истории с экономическими войнами и санкциями, которые в представлении этих стран, по большей части, являются досадными исключениями в нормальных, юридически понятных взаимодействиях и напоминают выбоины на скоростном шоссе, которые всё же преодолеваются, правда, за счёт снижения темпов. В связи с чем ни Россия, ни Китай не выйдут из ВТО, несмотря на искажение всех её мыслимых правил и принципов именно со стороны плоских государств, создавших эту организацию – о чудо! – ради равноправного обмена товарами и услугами. И это лишний раз подтверждает неагрессивный характер вертикальных систем для окружения, что вполне соответствует их созидательной природе, требующей существенной глубины планирования, для чего необходимы длительные отношения на предельно неизменных основах и отсутствие конфронтации на макроуровне. В связи с чем, как это ни странно, РФ совсем не выгодна жёсткая конфронтация Поднебесной с Европой и Америкой, как и существенное обнищание последних, так как это может привести к снижению товарооборота между этим глобальными субъектами. Нельзя чтобы Китай остался без заказов, что может и вынуждено приведёт вертикальное образования, неспособное обеспечить занятость населения, к появлению иного проекта, основанного на экспансии, а это риск возникновения войны – рано или поздно и с нами. В том числе и поэтому нам важно международное право, стремящееся к положению непреложного с чётко очерченными контурами, не позволяющими из идеологических соображений ограничивать экономическое развитие стран. То есть речь идёт о понятной, неуклонно соблюдаемой договорной системе, аналогичной внутреннему устройству плоских стран, а многополярный мир, декларируемый нашим президентом, очевидно можно расценивать в качестве эквивалента мира ламинарного…

В свою очередь средь горизонтально ориентированных стран складывается явная пирамида, где на вершине восседают вальяжные США, аналогом которых в случае современной России являются пространство за стенами Московского Кремля и в известной мере Дом правительства РФ… Федеральное Собрание, как элемент власти, иллюстрирующий порой карго-культ, временно опустим – так и на ООН мало обращают внимание, но уже в глобальном смысле. Чуть ниже могущественного господина уютно расположились его ближайшие партнёры по НАТО, Япония, Австралия, свысока поглядывающие на несостоятельных претендентов в любимые жёны Соединённых Штатов, что у нас соответствует московскому региону со столицей, Санкт-Петербургу, Краснодарскому краю и прочим по списку регионам-донорам! Ну и так далее у противной стороны, вплоть до подошвы, где ютятся за микроскопические подачки от эмитента долларовой массы всякие Фиджи, Молдавия, Тринидад и Тобаго и прочие из прочих Микронезии, по щелчку пальцев отрабатывающие свой хлеб, скажем, при голосовании в действующих ещё международных организациях, однако и у нас есть свои края и области – вечные акцепторы, значимость коих и развитие основаны исключительно на благожелательности федерального центра.

А если же кто-то в столпе управления всё ещё светлых эльфов откажется следовать за великим градом на холме, чья непогрешимость не обсуждается, как не обсуждаются величие Кремля или Озёрного квартала, то вступает в силу сентенция, понятная внутри любых пирамидальных государств и гласящая, что суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения, что буквально провозглашает контроль за всеми при избирательном применении наказаний, но уже на глобальном уровне.

Это и есть тот самый замечательный мир, основанный на правилах, то есть на инструкциях, которые продуцируются уже в округе Колумбия и безапелляционно спускаются прочим сателлитам – неединственным примером чего является недавняя фактическая конфискация шельфов в арктической зоне, оспариваемой на законных основаниях той же Канадой, молчащей как рыбка. И эта парадигма относится не только к нашим дням, так было всегда… ретроспективной иллюстрацией описанного положения является фраза, приписываемая различным деятелям американской политики, высказанная в отношении никарагуанского диктатора Сомосы, гласившая, что он, конечно, сукин сын, но наш сукин сын, а значит – неподсуден, и на его «художества» допустимо закрывать глаза. Но если бы сей руководитель вдруг переметнулся на сторону Фиделя Кастро, то ему б припомнили все прегрешения и приписали бы ещё с три короба! А теперь вернёмся к трагическим оборотам судьбины князя Гагарина, описанным ранее, которому также многое дозволялось, пока он был лоялен Петру Великому, читай, Сомоса – Соединённым Штатам. И тут не важны подлинность и авторство высказывания, важен дух, транслировавшийся с ним всеми западными СМИ, дух, консенсусом провозглашённый недопустимым в каждой отдельной из домашних систем, но являющийся инструментом при построении пирамидального мира из плоских образований… которых должно быть много, для удобства управления ими!  

А вот тут уже идёт несовпадение глобальной вертикали с вертикалью внутригосударственной, например, с нашей, когда центр инициирует укрупнение регионов, как это произошло с Красноярским краем, административно впитавшим Таймырский и Эвенкийский автономные округа, а также при объединении Камчатской области и Корякского автономного округа в Камчатский край. Что не является странным при непосредственном управлении территориями из единого узла, которому всё же не столь затратно иметь дело с ограниченным числом субъектов – у нас даже образованы федеральные округа со своим начальством, относящимся больше не к непосредственному руководству, а имеющим надзорную функция для Кремля и согласующую – внутри региона. При этом наших оппонентов большие образования не устраивают, так как они являются очевидной угрозой или как минимум конкурентом их модели унификации мироздания, построенной на правилах, совокупность которых математически представляется в виде матрицы, где постоянным должен быть лишь её определитель, внутри же правители могут менять и порядок членов, и их значение, и даже размер – вытворять всё, что не меняет столь стройную структуру, а главное, они сами обязаны присматривать за соблюдением означенного не ими порядка – в остальном никакого вмешательства во внутренние дела! При всей хромоте аналогий тут вспоминаются слова Генри Форда о том, что автомобиль может быть любого цвета, но только если он чёрный… Обратим внимание, что Соединённые Штаты при всей их европейскости конкретно с Евросоюзом, как с управленческой структурой, практически не взаимодействуют – значимые договора заключаются исключительно со странами, входящим в это объединение! А и, действительно, зачем потакать всяким картелям, после того как в ходе Первой мировой войны удалось развалить три основные империи на множество составных кирпичиков, из коих так удобно возводить пирамидку – это вам не неподъёмный мегалит России, от которой всё же удалось в начале ХХ века отколоть несколько серьёзных кусков. Поэтому у ЕС никогда не будет серьёзной субъектности – или США закончат его существование…

Таким образом, вернувшись к так называемому лидерству града на холме, мы обозначим один из множества способов их влияния на внутригосударственные процессы других стран, когда тотальный контроль эмитента над долларовым обращением позволяет вычислять почти любые результаты коррупционной деятельности, даже если её следы теряются в офшорах, что многих делает более сговорчивыми. А если вы честны перед народом, избравшим вас, то наличие мобильной и прочих видов связи, как известно, отслеживаемых соответствующими структурами, рано или поздно выведет предвзятых интересантов на столь сокровенные тайны, что даже сатана, видавший те ещё виды, покраснеет! Или мы забыли скандал с прослушиванием телефонных разговоров Ангелы Меркель? То есть контроль осуществляется через острый, надёжный крючок. Ничем не напоминает отечественную постановку дел, при которой центральная власть позволяет губернаторам и прочим высшим чиновникам иметь бизнес, оформленный, скажем, на близких родственников, если эти слуги государевы не сильно увлекаются коммерцией, а также лояльны и не заводят вверенные территории в экономические или протестные клинчи.

То есть у них пирамида-то есть и продолжает дальше формироваться, но вот ведь незадача какая, она как-то уж сильно походит на пищевую, да и у поводыря с опытом небогато, а он складывается веками, это с одной стороны, а с другой – существует своё собственное население, которое не поймет применения к себе тех самых правил, на коих что-то там у США основывается. Например, если пьяный морпех в Лос-Анджелесе изнасилует официантку, то ему дадут приличный срок, а вот произойди нечто подобное, скажем, в караоке-клубе Японии, то парня быстренько эвакуируют на родину без всяких юридических последствий – и это лишь видимая, наиболее понятная и оттого наиболее отвратительная часть айсберга! Не так ли себя вели опричники Ивана Грозного, которым на нецарских вотчинах позволялось подобное?

Между тем существует механизм, более ужасный буквально для каждого государства и каждого человека на планете Земля, который Соединённые Штаты включают, борясь с теми или иными внутренними проблемам – речь идёт о безудержной эмиссии своей валюты, по совместительству являющейся денежной единицей для мирового обращения товаров и услуг. Именно это обрекает любую человеческую особь на обесценивание и её накоплений на тот самый чёрный день, и имеющейся заработной платы, что нарушает принципы внутреннего построения ламинарных систем, предполагающих учёт интересов всех субъектов, а не низведение их до состояния объекта, предназначенного для грабежа. И если внутри пирамидальных механизмов существует вполне легальные и открытые, хотя в сравнении с плоскими более серьёзные отчисления в центр, что именуется оппонентами высасыванием соков из порабощённых народов, а не построением разумной, общей инфраструктуры, включая оборонную, – то в финансовом мире, основанном на долларе, подобное происходит опосредовано, через тот самый печатный станок, порождающий инфляцию, в последнее время принимающую форму безудержной! Мы ещё помним, как экономика России Ельцина в связи с неопытностью и несостоятельностью отцов-командиров, неспособных собрать налоги должным образом, непрерывно накачивалась денежной массой, что при полном переходе элиты на валютное обращение было тем самым оброком на бедных, превращавшим рядовые зарплаты и сбережения в пыль, – зато у бизнеса с податями в государеву казну всё обстояло благополучно. Именно по этому принципу только на более глобальном уровне США и производят свои изъятия со всего света белого, обеспечивая существование своей инфраструктуры, включая, кстати, военную, которую через инфляцию фактически содержат все страны мира, а отнюдь не налогоплательщики светлого града на холмике, которым позволяют быть кровопийцами всего мира… Поэтому аналогия с Германией, где Гитлеры приходят и уходят, в данном случае не работает; будем честны – добродушный американский народ является одним из бенефициаров данной неравноправной позиции!

Однако большинство сильных мира сего, исключая верхушки серьёзных пирамидальных стран, осознают и согласны с тем, что подобное положение экономических вещей является платой за ту стабильность, которую, как ни крути, обеспечивают и под тысячу военных объектов США на общей планете. Конечно, вся эта мощь и милитаристская прелесть рассчитаны, по словам американских же политиков, на защиту интересов их страны, в первую очередь, что относится прежде всего и в основном к инвестициям, будь то производство кока-колы или же добыча полезных ископаемых. Однако на сим удаётся заработать как простым гражданам принимающей стороны, так и её элитным слоям, имеющим и прямую ренту с работы чужого капитала, и доходы в виде откровенных взяток. И когда мы, и прочие интересанты нашего уровня, стремимся избавиться от диктата, а также ненавистной гегемонии американцев и иже с ними, во-первых, стоит учитывать и этот фактор! Во-вторых, должно быть понимание и готовность к тому, что после неминуемого ослабления США и сворачивания ими своей инфраструктуры глобального доминирования начнутся серьезные социальные и межгосударственные неурядицы, которые им удавалось-таки много лет купировать, правда, методами далеко не всегда идеальными, но всё же приводящими к некой общемировой стабильности, если не брать отдельные регионы вроде Сомали, которые достаточно успешно удаётся изолировать.  

Всем очевидно, что планета нашпигована противоречиями, взаимными обидами и тестостероном, что без мощной сдерживающей силы достаточно быстро приведёт к ситуациям, сопоставимым с апокалиптическими представлениями, где конфликтующие стороны в разных уголках мира получат ущерб, несопоставимый с издержками эпохи глобализма по англосаксонской модели, что может привести к её ренессансу. И тогда где-нибудь в Вашингтоне произойдёт очередная жанровая сценка, известная нам по «Повести временных лет» с её знаменитым: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет; да и пойдите княжить и володеть нами»…        

Вспоминая же основную задачу всякого вертикального общественно-территориального образования, которая заключается в непрерывном самовоспроизводстве, для чего используются всякие аргументы, в том числе доказывающие нижестоящим ступеням необходимость действующей конструкции, можно догадаться или хотя бы предположить, что вспышки насилия, возникающие по всему миру и решительно подавляемые Соединёнными Штатами, ими же с этой целью и провоцируются, как это было в случае с Югославией, почившей однажды в бозе, как это случилось и во времена арабской весны. Для подобного и необходима нестабильность мира, где управляемый хаос является не целью, а инструментом, позволяющим незатронутым жутким катаклизмом странам ценить должным образом и военные базы США, опоясывающие железный каркас всемирной вертикали, и значимость града на холме, как руководителя большей части – лучшей, самой благополучной, разумеется, и самой благородной части ойкумены и, главное, своё положение в ней.

  

* * *

Ежели, как утверждается в данном исследовании, оппоненты России и Китая усиленно строят глобальную пирамиду, в которой мы и прочие страны нашего строя не видят себя, резонно предположить, что в качестве альтернативы намечается и осуществляется возведение дискретного, многополярного мира, о чём многократно заявлял Владимир Путин. Но это очевидно противоречит мысли об изначальном стремлении человеческой популяции к объединению, апологетами чего были и Александр Македонский, и Чингисхан, и вожди красного проекта, что нами рассматривалось прежде. Следовательно, страны вертикального строя не в тренде естественного развития и являются препятствием прогрессу? Отнюдь! Мы же не называли Советский Союз и его союзников преградами на пути общественного развития, когда славные воины стран победителей разбили нацистские полчища, а ведь бесноватый художник умудрился-таки объединить большую часть европейских государств, однако, сделал он это методами негодными и ради целей преступных, но сделал и останавливаться не собирался. Тут ситуация сложнее, и как говаривал, правда, по иному поводу Ульянов (Ленин): «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться».

Дело в том, что речь не должна идти о внешних признаках постройки, в которой все бразды правления находятся в Вашингтоне, конечно, символизирующим успех, но успех лишь верхушки пирамиды и её окрестностей – одна эмиссия доллара, никем не контролируемая за пределами США, чего стоит, и связанный с ней фактически инфляционный налог на всю планету. А ещё можно вспомнить про вездесущие двойные стандарты, с сакраментальным и набившим оскомину «Quod licet Jovi, non licet bovi», гласящим в переводе «Что позволено Юпитеру, не позволено быку». А эти постоянные игрища с учётными ставками и экологической повесткой, после которых целые отрасли перекочёвывают или в Соединённые Штаты, или на территории баронов поскромней! Конечно, в сооружении американского генезиса, по сути являющимся времянкой, просматриваются и иерархия подчинения, и разные уровни веса тех или иных субъектов, что сильно напоминает нашу внутреннюю пирамиду. Исходя из вышеупомянутого, а ещё и многого иного, в очередной раз заявляем, что пирамида эта пищевая, и младшие страны-партнёры, разумеется, приглашаются на банкет в честь вечного праздника жизни, но только в качестве блюда для пожирания, что делается под самыми благовидными предлогами с обещанием о переводе однажды несчастных в элитный клуб едоков, о чём кушанье текущего момента мечтает непрерывно, превращаясь в объедки и поглощая для тренировки собственное нищающее население… А это гораздо более циничный подход, нежели максима, озвученная госсекретарём США Блинкеным, гласящая, что, если вы не будете сидеть за столом по вопросам европейской безопасности, ваше имя будет значиться в меню! Очевидно, фраза относилась всё же к неким недругам, в отличии от реальности, в которой трапезничают прежде всего своими – кровными и родными. Но всё проходит чинно и пристойно, под речовки о демократии!    

Планета уже достаточно серьёзно объединена, чему способствуют новые информационные технологии и непрерывное развитие логистики, что позволяет капиталу как самовозрастающей стоимости форсировать своё движение, а это может разрушить лишь масштабное военное столкновение с применение, скажем, ядерного оружия, в противном случае любая фрагментация или распад экономического мира на долговременные зоны выглядят противоестественным и маловероятным. Обратим для примера внимание на многотомный свод санкций против РФ, которые не работают как раз из-за свершившейся глобализации, когда уход одних бенефициаров воспринимается не как трагедия вселенского масштаба, а как возможность для прочих, от которой те потирают руки, а места, ими предположительно незанятые или оставленные, осваивают покинувшие Россию, и процессу не мешают никакие административные барьеры, даже если их регулярно надстраивать, создавая структуры над структурами для отслеживания непокорных и несогласных. Даже КНДР готова влиться в действо по обмену ресурсами, включая людские, вот только сообщество ламинарных стран, выстроенных в пищевую пирамиду, само отгораживается от трудолюбивых корейцев с севера по причине отказа династии Кимов видеть себя в качестве стейка для барбекю вечеринки заносчивых пиндосов. 

Таким образом, мы видим естественный процесс создания всемирной инфраструктуры вследствие технологического и научного развития человечества, а также группу стран совокупного Запада, единолично управляющих возникшими возможностями и использующих их таким образом на принципах  паразитизма, применяя в конкурентной борьбе преимущества монополии как эмиссионного центра, так и единовластного контролёра коммуникаций, включающих оборот средств, ценообразование, страхование и далее по списку. А это не может всех устраивать, и тихий ропот, переходящий в устойчивый гул, начался задолго до СВО, да и сама специальная военная операция стала естественным следствием отказа золотого миллиарда поделиться эксклюзивным пока правом на безопасность в данном случае в Европе.

Именно поэтому провозглашённый нашим руководством курс на жёсткий суверенитет есть способ, инструмент для противостояния навязываемому неравноправному способу всемирного управления, совершенно неадекватному сложившимся экономическим, оборонным и политическим реалиям. В связи с чем у общественности возникает желание противопоставить демократической повестке плоских государств наш, безусловно, необходимый процесс политического обособления, назначив его некой национальной идеей. И в текущей реальности слова Владимира Ильича о необходимости размежевания следует воспринимать как откат к нулевой точке, где и расположится самая полная самостоятельность каждого или большинства, у которой и будет создаваться единый мир без аннексий, контрибуций, санкций и рестрикций. Поэтому сам по себе суверенитет стоит отнести к промежуточной цели на пути к дальнейшей, более глубокой глобализации – было бы странно столетиями дуть или молиться на холодную воду, обжегшись однажды на молоке!   

Сложно сказать, каким будет это образование, например, напрашивается наднациональная, всеобщая платёжная единица, основанная на принципах устройства криптовалют, где эмиссионные возможности не будут коррелироваться с экономическим положением США или, скажем, КНР, а станут формироваться в автоматическом режиме при каждой покупки субъектов рынка и будут связаны с её величиной. То есть появится своего рода майнинг, которым займутся в том числе и граждане стран, правда, не в личных интересах, а на благо родины, совокупное благосостояние которой и денежная масса начнут напрямую зависеть от платежеспособности населения, компаний, учреждений и так далее. Ну а выпуск физических денег можно оставить за странами участницами объединения при условии, что они будут исключительно или из благородных металлов, или же из билетов, их заменяющих, в соотношении один к одному с платиновыми, золотыми или серебряными монетами с непреложной возможностью обязательного и соответствующего обмена, однако без цифрового эквивалента и всевозможных деривативов. Разумеется, построением финансового порядка займутся квалифицированные специалисты, а это всего лишь версия – одна из многих возможных. Однако мы помним, что могущество американской денежной системы во многом зиждется на их военном присутствии по всему миру, которое необходимо не для удовлетворения эго заигравшегося гегемона, а как раз для защиты инфраструктуры, где доллару отведена весьма существенная роль, поэтому создание альтернативной валюты для некой новой, более справедливой глобализации без милитарной составляющей выглядит весьма сомнительной. Ну и в любом случае, учитывая исторический опыт, в том числе и неуклюжесть США в посудной лавке, процесс новой всеобщей и полной интеграции будет предельно поэтапным, однако мы помним, что любое объединение, как разновидность управления, так или иначе предполагает делегирование полномочий как на низовой уровень, так и в некий центр, который для начала, скорее всего, будет носить аналитический и консультативный характер.  

 

* * *

Вернёмся же к унылому и почти безвыходному положению работодателей развитых систем горизонтального мира, которые большую часть истории человечества руководили подвластными им работниками исключительно антидемократическими, тоталитарными методами, разумеется, в высшей степени ради интересов производства, что в целом провозглашается благом для всего социума. Но после без сомнений Великой, а также Октябрьской социалистической революции для сегмента общества, присваивающего часть прибавочной стоимости, что-то пошло не так, что вылилось, в конце концов, во всеобщее благостное душевное состояние сограждан, эту самую стоимость создающих своими руками, приобретёнными навыками и интеллектуальными способностями. И речь в целом не идёт об избавлении мира от каких-то нарочитых или злокозненных ущемлений прав рядового населения ради потехи владельцев бизнеса, мы всего лишь констатируем смягчение моральных и материальных условий трудовой деятельности, позволяющих наёмному работнику ощущать себя более защищённым от экономического произвола собственника. Так, например, нельзя добавить скорость конвейеру только ради уменьшения издержек производства, даже если это ведёт к увеличению конкурентоспособности продукции данного предприятия; недопустимо уменьшать время простоев за счёт сокращения обеденного перерыва. И так буквально во всём, что приводит к отсутствию роста в экономике, именуемому стагнацией со всеми её неутешительными последствия на фоне галопирующего развития Китая и Индии, где отношение к рабочей силе, мягко говоря, иное, нежели в США и в Европе.

Выходов у производителей в данном случае несколько, например, в промышленности используется цифровизация и роботизация, позволяющие вынести живого человека, требующего зарплату и социальных гарантий, за пределы производственных процессов, что далеко не всегда удаётся – это, во-первых. А вот, во-вторых, именно для мотивации оставшихся тружеников некто Ангела Меркель и пригласила сотни тысяч известных своей беспардонностью беженцев из Азии и Африки; мы же не думаем, что барышня была столь глупа, что организовала миграционный кризис на границах ЕС случайно… Конечно, нет! Это та самая штука, называемая у них струёй свежей крови, способная оживить экономику, ведь эти парни и девушки хорошо помнят голод, тесноту и неустроенность бунгало, расположенных не в открыточных видах саванн, а в глухих деревнях и аулах с антисанитарией и беспросветной нищетой. А ещё они ничего не понимают в правах трудящихся, но, главное, они будут долго бояться потерять даже копеечную зарплату, не станут претендовать на отпуск и больничные, не пойдут на протесты в отношении работодателей, что к прочему является и молчаливым назиданием для коренного населения, которое гласит, что и вам, дорогие наши соотечественники, стоит прийти в разум (вернуться в стойло!), а то найдётся альтернатива, и она таки находится! Германия однажды проходила похожий путь, на рубеже 60-х и 70-х годов, когда конкуренцию наглым, растолстевшим бюргерам на рынке труда составили толпы поджарых, обездоленных мигрантов из Турции, не ассимилировавшихся и к нашим дням, разумеется, однако уже не заинтересованных в двенадцатичасовом рабочем дне без оформления на стройках или в качестве уборщиков помоек – эти ниши и им подобные были уготованы для тех самых дебютантов со свежей, играющей, премиальной для собственников орудий производства кровью. Безусловно, будут и есть издержки в очередном великом, но относительно контролируемом переселении – какая-то часть из новичков уйдёт в криминал, кто-то в качестве вечных нахлебников будет выживать на всяческие пособия. Однако большинство, повинуясь природе человека, стремясь обрести понятную трудовую рутину, последуют по традиционному пути, чтобы на основе него создать семью, которая требует естественной стабильности, что работодателю и необходимо – это и есть дорога скопления ресурса уже для новейшего населения благостного сада цивилизованной Европы.               

Иное – третье – направление было избрано Францией, в недрах которой, видимо, родилась идея о задействовании, кроме того, и внутреннего резерва через ужесточение условий труда титульного населения путём отмены или сокращения завоёванных прав. При очевидном крахе социалистической системы европейского типа подобное хоть и с видимыми издержками творится уже много лет и неуклонно – резьба на гайках со скрипом, но поддаётся. Дело в том, что у пятой республики, в отличие от Германии, подпитка свежей кровью из внешних источников существовала всегда, в силу наличия значительных колониальных владений, получивших в большинстве своём независимость, однако не порвавших с метрополией, что в первую очередь относится к Алжиру, откуда поток страждущих не иссякал никогда. Но тут механизм, сработавший у немцев в истории с турками, как-то забуксовал или превысил допустимые пределы настолько, что местами окраины, особенно южных городов, превратились в другую Францию, где культура, обычаи и даже язык совсем не соответствуют их географическому месту расположения. И всё бы ничего, но анклавы эти, став чуждыми, во многом обратились в иждивенческий режим для государственной системы социальных гарантий и коммунального хозяйства, ничего не производя годами. Более же активная часть перешла в состояние параллельной экономики, где есть и своё производство, и свои поставщики, и даже своя налоговая система, работающая помимо французского казначейства, в интересах охранительных систем негосударственного, прежде всего криминального свойства, именуемых в просторечии бандами, коррумпирующими, как минимум, чиновников местного уровня.

Таким образом, мы видим у горизонтальных государств три базовых направления, пригодных для продолжения существующего положения вещей, где два последних так или иначе основаны на старом добром страхе, который в чрезмерных дозах парализует, а вот в умеренном виде способствует развитию экономики. Можно, конечно, заняться морализаторством и заклеймить мир эксплуататоров самыми яркими и без стеснения ярыми эпитетами, что вызовет лишь кривую усмешку, ведь мы помним, что неважен цвет кошки, главное, чтобы она мышей ловила всего лишь за миску корма и периодическое поглаживание. В другом незадача, а именно в том, что, припоминая диалектику, мы поймём дальнейшую судьбу беднейших стран, ныне являющихся резервациями пресловутой свежей крови для развитых государств, где рано или поздно, но они получат, заработают уровень жизни, исключающий необходимость бегства. И тому множество примеров, начиная с той же Турции, чьи граждане уже не рвутся толпами в благость ЕС, и, заканчивая Россией, где миграция населения после безнадёги 90-х приобрела обратное направление и – о чудо! – занимает второе место после США, за чьим паспортом, кстати, в очередь выстраиваются отнюдь не арабские шейхи и даже не благополучные бюргеры и сэры с месье из цветущего сада антикварной Европы.

Ещё сложнее с мобилизацией внутренних резервов, основанных на ужесточении трудового законодательства в пользу работодателей, так как это, прежде всего государства с всеобщей выборной системой, которая априори не предполагает хоть сколько-нибудь значимую приемлемость курса и зависит, сильно зависит от настроения электората. Следовательно, ситуация с достаточной степенью вероятности откатится в исходное, приемлемое для населения положение, либо же придётся переходить к управлению, гласящему от лица верховной власти, что «государство – это я» («L'état c’est moi»)! А это, как мы понимаем, ликвидация всех прелестей договорных отношений плоских устройств с неким обращением в пирамидальную область, где важны традиции и опыт, при отсутствии коих неминуемы перегибы, вплоть до фашизации с применением простых, но почти всегда кровавых решений, что подтверждается упрямством президента Франции Макрона, предпочитающего переговорам феноменальную жестокость полиции, несопоставимую с методами наших, воистину, травоядных блюстителей порядка.

Остаётся уже почти вездесущая цифровизация и процессы, на ней основанные, что может существенно помочь работодателю, избавив его от приличного числа тружеников, что, разумеется, сделает его продукцию или услугу безумно конкурентоспособными, ведь умным машинам с компьютерами и миска корма не нужна, не говоря уже о добрых словах! Однако при значительном масштабировании данной модели, что заманчиво и осуществимо до некоторой степени, обязательно возникнет ситуация, при которой некому будет продавать произведённый товар, ведь населению за работу никто не заплатит в силу отсутствия оной у населения: «вкалывают роботы, а не человек…». Конечно, первые господа снимут полагающуюся энергичности пенку, а страны Азии и Африки всё ещё радуют нас своей завидной плодовитостью, что составляет всё же существенную конкуренцию заводам-автоматам! Однако в перспективе и тут процессы избыточного воспроизводства неминуемо пойдут на убыль, примером чему является Китай, где отмена всяческих барьеров для рождаемости как-то не очень сказалась на её росте, кстати, прежде всего в городах, где благосостояние у граждан выше и им, определённо, есть чем заняться, кроме безудержного размножения.  

То если наша цивилизация, в конце концов, придёт к развитию, когда и народонаселение перестанет увеличиваться, и жизни каждой особи уже не будут угрожать ни голод, ни холод, ни прочие неурядицы, ради купирования которых следует скапливать персональные ресурсы, трудясь, превозмогая всякие физические возможности либо же на их грани? Да-да, всё именно так и произойдёт, разумеется не при нашем и не при следующем поколениях, но это случится, ведь ещё живы те бабушки и дедушки, которые помнят убогость мордовских или уральских колхозов, где в 30-х годах прошлого века ежедневное мясо на столах считалось признаком зажиточности, а пасхальные яйца детвора готова была съедать с кожурой – увы, в столь простом деле у них опыта не было! А прошло-то меньше ста лет, и какая разница! Разумеется, ни о каком коммунизме речь не идёт, как не идёт речь и о мифической эре милосердия, однако мы достигнем исчерпания мотивации страхом, на чём в истории были основаны все экономические модели, выигравшие в глобальной конкуренции. Нет, ну есть сему процессу альтернатива, которая мало кому понравится, а именно периодическая организация разорительных войн, дабы оживить у населения воспоминания о жутких бескормицах и холодах без возможности укутаться в нечто мягкое и пушистое, – предлагается данную возможность в данном исследовании пока не рассматривать.

Значит ли это, что человечество неминуемо погрузится во всемирную рецессию, при которой не будет и намёка на развитие? Отнюдь, и уже текущая действительность даёт нам необходимый опыт… Возьмём для примера некоего Джорджа Сороса, но без политической оценки результатов его деятельности как в роли инвестора, так и в качестве общественного деятеля, которым он таки является. А вот зачем ему это нужно? Ну, зарабатывал бы дедуля себе очередные нули в многозначных цифрах личных счетов, так нет же – он тратит нажитое непосильным трудом на цветные революции и прочие дивные вещи, буквально засевая ими планету, причем, не имея и, видимо, не желая никаких гарантий на возврат вложений, а это вполне серьёзные средства – одному Фонду Открытого общества пожертвовано более тридцати двух – внимание! – миллиардов долларов! Маразматик, выживший из ума в связи со старческой деменцией? Если так, то это какая-то неистовая эпидемия охватила состоятельных кротов, ведь ещё есть досточтимый Билл Гейтс – прародитель неубиваемого программного обеспечения всех времён и всех народов! Так вот, в его активе трата на благотворительность двадцати восьми миллиардов тех же денежных единиц, где речь, разумеется, не идёт о раздаче мелочи страждущим бомжам, а всё разумно распределяется через фонды на вполне себе объяснимые программы, правда, не столь амбициозные в социальном плане, как у предыдущего жертвователя. А за ними уже спешат Уоррен Баффет с почти восемнадцатью миллиардами, Гордон Мур с пятью, Эли Брод с тремя и так далее по списку. Подобных парней много, но, что главное, почти все из них не просто раздают свои безумные капиталы, а сами занимаются их вложением, обустраивая наш мир в соответствии со своими представлениями, которые могут быть какими угодно, однако, во-первых, они есть, хотя и не приносят прибыль, следовательно, во-вторых, через них идёт очевидная реализация некоего иного устремления. И, похоже, именно о нём мы писали в данной работе, рассматривая природу происхождения истуканов острова Пасхи, геоглифов на плато Наска и незабвенного Стоунхенджа – всё это, включая деятельность Сороса и Гейтса, относится к одной тяге, одной потребности, которая противоречит накоплению ресурса и основана на его безвозмездной трате ради занятия себя гегелевским «неким делом, в котором он получает возможность созерцать собственное творение». Таким образом, как только индивидуум нашего вида создаёт себе минимально необходимую зону комфорта, неподверженную перманентной деградации, так он тут же приступает к тому самому творчеству, записанному в наших генах настолько, что мы реализуем эту программу при первой возможности, начиная с первобытного существования в пещерах и заканчивая текущим моментом, где, не ища благодарности, богатейшие люди планеты занимаются её благоустройством, правда, исходя из своего видения процесса.       

Считать ли доказанным факт появления совокупного Homo sapiens в качестве творца, потенциально сопоставимого по образу и подобию с цивилизацией, имеющей возможности для искусственного создания как единичных объектов, аналогичных себе, так и действующих структур, состоящие из них? Вопрос умышленно не содержит отсылки ни к нарочитости нашего зарождения в настоящей ипостаси или же к отсутствию оной, ни к причинам и последовательности возникновения человечества – речь исключительно о состоянии, стремлениях и возможностях уже, как ни крути, действующей цивилизации. И если мы остановимся в означенных рамках, то ответ, думается, будет положительным. Из чего, видимо, может последовать утверждение о том, что вертикальная система государственного устройства соответствует природе нашего вида, следовательно, за ней и будущее, так как она более прогрессивна вследствие изначальной нацеленности на созидание! Но не всё так просто во вселенной, как известно, ведь и нейтронные звёзды состоят не только из нейтронов, а чёрные дыры, пожирающие чудовищной гравитацией любую доступную массу, одновременно умудряются испаряться, теряя её, а белым белый цвет нам только кажется, распадаясь при случае и на весь спектр, и на его составляющие.

Государство, построенное сугубо на принципах безвозмездного творчества каждого, скорее всего, является той самой утопией или модельным математическим маятником, способным работать исключительно в цифровых симуляциях. И дело вовсе не в обеспеченности материальными благами, которая даже в не самых развитых странах уверенно достигается, вопрос как раз в нашей природе, где стремление к накоплению ресурса, как цивилизованный вариант, через заработок денежных знаков или же их аналогов, не менее абсолютно, чем страсть к созиданию! В истории однажды была попытка создать страну, где бы отсутствовал страх перед неурядицами, требующий появления того, что у нас принято называть алчностью, но, по сути, являющимся, как указывалось выше, понятным и, похоже, врождённым стремлением обезопасить себя и свою семью от возможных бедствий. Имя этому масштабному эксперименту Союз Советских Социалистических Республик, где вполне определённые люди, числом немалым, присматривали за скромным, но неизменным и постоянным достатком для каждого. Однако благость эта как-то не привела к бурному росту творчества масс, не связанному с улучшением своего материального благосостояния, признаем, стремление к чему никогда не пропадало, и соответствующие, антиобывательские аннотации учителей к рассказу Чехова «Крыжовник» никак ситуацию не поменяли. Мы же помним дачные городки вокруг любых населённых пунктов, по площади порой сопоставимые с жилыми микрорайонами, или знаменитый советский фильм «Гараж» с его продажей родины героем и дебатами на уровне страстей сенаторов античного Рима – это всё об этом, но в легальной области! А в нелегальной – мы создали основанный на дефиците эрзац-рынок, о чём упоминалось, как и о чёрном рынке всего на свете, и как они переплетались, сжирая СССР изнутри.

Ситуация при отсутствии свободных товарно-денежных отношений аналогична нынешнему дисбалансу в человеческом организме, физиология которого десятками тысячелетий настраивалась на потребление неимоверного числа калорий ради выживания в агрессивной среде, где непрерывно требовалась энергия, а следовательно, жиры с углеводами для работы мышц и обогрева себя любимого в период холодов; внешние воздействия нам удалось взять под должный контроль, что не изменило генетически обусловленную природу людей, продолжающих корм потреблять со страстью, облекая его в волшебные меню, что в нынешние времена приводит к ожирению, в отличие от пещерного бытия. И что ж делают наиболее смекалистые из числа нежелающих страдать от излишней полноты и связанной с ней неуклюжестью, не меняя генотип? Поедание пищевых изысков современной кухни никто не отменяет, отнюдь, мы планируем жить долго и предельно счастливо, для чего начинаем посещать бассейны, тренажёрные залы или сгоняем излишние граммы-килограммы в домашних условиях, делая выручку производителям спортивного инвентаря – мы тренируем мускулатуру, созданную естественным отбором для тяжёлых физических нагрузок, в противном случае нам грозит не один только целлюлит и связанные с ним последствия… Человек не может есть мало, и нам не удастся избавиться от алчности! Как и полученные от эволюции мышцы с их внутренним запасом энергоносителя в жировых прослойках, так и природное стремление к накоплению внешнего личного резерва во имя выживания следует рассматривать в качестве полезного для личности и общества ресурса, разумно используя который можно получить достойные результаты.

Кстати, ту самую жадность также не мешало бы тренировать с юных ногтей в нужном для государства направлении, закладывая в головы и сдерживающие механизмы, дабы потомки наши, ошалев от вкуса денег, не гонялись с паяльниками за состоятельными согражданами и не гибли за металл полками и армиями. Например, стоило бы довести до подрастающего поколения, что каждый, купивший машину по цене самолета или самолет по цене города, в цивилизационном плане имеет смысл и значение лишь в качестве человека, своим демонстративным потреблением финансирующим, скажем, адронный коллайдер, и что только в этом состоит его доблесть с точки зрения социума. Можно даже сделать расчёт, сколько конкретно от стоимости пафосного бюстгалтера идёт на пенсию той самой бабушке, которую презирает его владелица – высокопарная барышня, одаренная мамой завидными формами, а мужем незаработанным достатком. Конечно, подобные построения не должны и не уменьшат числа ювелирных магазинов или количества автомобилей с прочими аксессуарами по неимоверно завышенным ценам, которые используют состоятельные люди в качестве кода «свой-чужой». Однако вся эта, так сказать, целевая аудитория будет прежде всего осознавать, что мы их используем и для чего это делаем, отводя богатеям нужное для нас место, как мы поступаем с бурёнками, холя их, лелея и получая с них добротный продукт, кстати, забивая на мясо в тяжёлые времена.

В описанной постановке вопроса не стоит искать ущемлённого эго несостоявшихся личностей или классовую борьбу, речь идёт об исправлении перекоса нашего бытия в сторону накопления личного ресурса, дабы творческое начало с детских лет и на постоянной основе выступало хотя бы на равных с механизмом алчности, иначе плоский мир нас рано или поздно сожрёт! И тут раздолье для воспитателей, которым всё же стоит вернуть в учебный процесс трудовое воспитание, когда девочки и мальчики собственными руками созидали бы материальные ценности, начиная с пластилинового кролика и заканчивая фартуком для мамы к 8 марта или молоточком папе к известному празднику! А ещё у нас появился уже свой отряд производителей рекламы, поднаторевший на бизнесе и готовый за те же деньги заняться и её социальной частью, что, безусловно, должно происходить под эгидой государства, начиная с ясельного возраста! Напомним, что после выхода серии фильмов «Лёд» число покупок коньков, включая взрослые, увеличилось на десятки процентов – то есть оно работает, и не зря Ленин утверждал, что кино для нас наиважнейшее из искусств.  

Вообще-то, непонятно, почему наше высокое начальство, разумно озабоченное будущим страны, финансируя некие мероприятия по укреплению державы, как-то без энтузиазма занимается заказами у мэтров кинематографического, театрального творчества. Тем не менее бюджетами указанных профессионалов никто не обижает, и всё бы ничего, но потоки этих средств сформированы из налогов населения или от продажи природных ресурсов – тоже народное достояние! Скулежом некоторой чисти из указанной тусовки проходит странная мысль, гласящая, что художник может поистине творить только без внешнего давления, что далеко от действительности – и им, и нашим досточтимым властям стоит помнить, что, например, шедевры того же Микеланджело все без исключения были за-каз-ны-ми, за что он и получал вознаграждения, и таки у мастера получалось нечто замечательное, чему нынешние деятели, больше походящие на нахлебников и имитаторов бурной деятельности, ничего противопоставить не могут при всей их свободе творчества, правда, за государственный счёт!   

  

* * *

В случае же СССР предлагается не искать виноватых вовне нашей великой родины, погибшей на рубеже 90-х, назначая на эту роль заносчивых эльфов из Европейского Союза и США – много чести! Как и не стоит обвинять во всём советских спекулянтов, фарцовщиков и наивных коммунистических вождей бледно-розового периода Советского Союза. Повторимся, это был эксперимент по купированию одного из двух мотивов, управляющих сынами Адама, за что нам человечество ещё по гроб жизни обязано. Но, сказать по правде, попытка была заманчивой, на идеалистический дух которой купились многие представители богатейших, даже элитных слоёв англосаксонской аристократии, и не только, к числу которых отнесём знаменитую кембриджскую пятёрку, а по мнению причастных к подобным обстоятельствам, таких товарищей в активе нашей разведки имелось предостаточно, что исчислялось, мягко говоря, не единицами! Мы же не думаем, что молодые ребята, завербованные за несколько лет до воцарения фашизма на совершенно добровольных и полностью безвозмездных началах, пошли на сотрудничество с советской агентурой ради перераспределения средств производства в пользу пролетариата? Представляется, что речь могла идти не столько о классовой борьбе как таковой, а о построении некоего иного, более справедливого мира, не основанного на страхе быть обездоленным, от чего и погибнуть… не это ли недостижимое царствие божие, где у каждого есть возможность стать творцом, и не только своей судьбины?

И, кстати говоря, мы, правда, с разной степенью успешности на протяжении тысячелетий на своём микроуровне не только пытаемся сотворить отдельные изыски материального плана, такие как картины или айфоны, но ещё сооружаем и некие общественные структуры, именуемые изначально семьями, порой перерастающими в кланы, а дай волю наиболее талантливым и упрямым из нас, так они и страны соорудят, однозначно, с жёсткой вертикалью власти. А представим на миг, что у ребят, в силу развития науки и производства, появятся возможности созидать миры, аналогичные нашим… и их что-то сможет остановить?   

Каждый раз возвращаясь к эпохе развитого социализма с его беззаботным, уютным мирком, не грех вспомнить, что история нашего вида изобилует идеализацией формаций, переставших существовать по разным причинам, что вызывает желание как-то вернуть ушедшие времена, предлагается переосмыслить прожитое, исправить ошибки, что, как правило, или невозможно априори, или же вызовет тяжёлые последствия! Возгласы о реставрации внутреннего устройства Советского Союза хоть и понятны с точки зрения мифологии, но совершенно несостоятельны хотя бы потому, что Манька всё равно не станет моложе, а ваш смартфон даже в тыкву не превратится – его просто у вас никогда не будет. Единство противоречий никто не отменит, и нам вечно предстоит двигаться между алчностью и творчеством, что раньше прочих поняли китайские коллеги, именовавшиеся некогда сопливыми, а ныне вступившие в споры с экономической мощью Соединённых Штатов, делая это без зазрения совести и без особого стеснения.    

Мы осознали пагубность стерилизации общества от рынка, мы даже попробовали раствориться в нём и жить полностью в парадигме плоского мира – тоже плохо получилось, тогда мы выучили оба урока, после чего приступили к формированию модели некоего среднего типа, в чём нам сильно помогает СВО, заставившая в том числе нерешительные, колеблющиеся остатки управляющей элиты использовать частью забытые механизмы пирамидального устройства в качестве конкурентного преимущества по отношению к горизонтальным странам, объявившим нам гибридную, но тотальную войну, которую выиграть у них нет никаких шансов в силу отсутствия необходимых структур управления ситуацией в целом, а не одной лишь армией, которая кровно зависит от множества факторов, включая в их случае благосклонность большого числа производителей и поставщиков! Да, да, именно благосклонность, ведь им невозможно приказать выпускать пушки вместо масла.

И вот уже после подведения итогов нынешней кровавой свары, какими бы они ни были, очевидно, должен последовать значимый ход ламинарных систем в области внутренней реорганизации. Большой вопрос, смогут ли они осознать, что при чистом рынке целеполагание, а за ним и планирование носят ограниченный, дискретные характер, а значит и вследствие чего не используются, теряются возможности очень полезного механизма, основанного на вертикальном управлении, в том числе и хозяйственным укладом? Причём у любого мало-мальски значимого предпринимателя проектирование, создание перспективных моделей деятельности своего детища носят характер обязательный, при этом в данной опции отчего-то отказано государству, вынужденному лавировать в потоке непрерывной сменяемости личностей! Безусловно, серьёзная глубина планирования невозможна без преемственности, чего достичь в чехарде пришествий во власть персон, часто противоположных по взглядам, невозможно. Далее, мы же понимаем, что торговая война против КНР с множеством ограничений со стороны США как раз и возникла вследствие всё нарастающего проигрыша Соединённых Штатов в конкурентной борьбе прежде всего с экономической системой пирамидального Китая? Вся же риторика, давно кажущаяся странной, о диктаторах и воровстве интеллектуальной собственности, похоже, рассчитана исключительно на самоуспокоение – нечто аналогичное страусиной позе при испуге! Напомним, что, во-первых, самые отъявленные и до сих пор беспощадные тираны уютно и под покровительством американцев расположились в области Аравийского полуострова, во-вторых, крадут ноу-хау все и делали это всегда, а самые жестокие патентные сражения разворачиваются отнюдь не с китайскими производителями, а между субъектами плоского обустройства – и так далее по списку прегрешений Поднебесной, не упоминая уж про наши. А если они умудрятся-таки всё вышеописанное осознать и поймут, что движутся к чистому поражению и стагнации, сумеют ли хоть как-то реорганизовать своё устройство в соответствии с требованием времени, в котором вполне себе освоился тот самый вертикальный Китай, да и мы со временем отхватим полагающийся нам жирный кусок?

Нет в данном случае никакого особого мирового опыта, если не рассматривать аннексию со стороны стран-пирамид, и общепринятые рецепты тут напрочь отсутствуют, чего хватало при российском переходе к свободно-рыночным методам хозяйствования через либерализацию цен и приватизацию – у ребят будет лишь начальная точка да туманный силуэт возможного будущего, будущего неочевидного для них. Да и нам особо уповать на запасы попкорна не приходится, ведь нечто подобное уже привело однажды к почти полной фашизации западной части Европы, что стоит рассматривать исключительно в качестве попытки трансформации горизонтальных структур в вертикальные без необходимого опыта и кадров, о чём упоминалось выше. Самоназванный Третий рейх был ничем иным, как эрзац-пирамидой, где скопировали лишь остов власти, действия которой единственно и могли привести к уничтожению евреев с цыганами, к войне и к истреблению населения, включая собственное, что делалось, как известно, в промышленных масштабах.   

Да, война на Украине идёт совсем не с этой несчастной, до странности суицидальной страной и даже не с США и его пищевой пирамидой счастливых приспешников, нещадная война кипит за способ, которым дальше пойдёт унификация Земли, и происходит это между горизонтальным методом управления и вертикальным, где первый основывается и вышел из стремления к накоплению персонального ресурса, а второй, пройдя уже осмысление и модернизацию, базируется на созиданиях, в том числе как на вынужденных мероприятиях, нацеленных на своё непрерывное воспроизводство. А судя по хозяйственным успехам Китая, Ирана и нашим, а также по непрерывным попыткам оппонентов их сдерживать, да и логически рассуждая, именно ламинарные образования обречены на поражение, следовательно наша победа неминуема и не только в степях Незалежной. Но что потом?

 

* * *

Хорошо, ради чистоты рассуждений предположим, что мы всё же проиграем, и весь мир на планете Земля станет плоским, как хорошо замёрзший каток, и он продолжит творить свои чудеса, основываясь исключительно на прагматичном скапливании личного ресурса, в основе чего лежит страх перед возможными катаклизмами, к коим непременно и непрерывно необходимо готовиться, в том числе прилежно трудясь! Однако побочным эффектом этой благости, как мы видим, и чем заслуженно гордятся горизонтальные образования, является постоянное и неуклонное увеличение благосостояния социума, а раз они победят, то всемирное скопище народонаселения рано или поздно перейдёт поголовно на английский язык и станет единым на всех континентах, следовательно, неминуемо выравнивание уровней жизни, хотя бы относительное, и потеря изначальной мотивации в силу наступления всеобщего блаженства, увы, расслабляющего. А раз нищие негры и прочие бедуины перейдут к обеспеченному бытию и автоматически покинут разряд несчастных претендентов на работу за гроши и похлёбку, то тогда как прикажете удручённым работодателям сохранить необходимые дисциплину, преданность и усердие при отсутствии потоков голодных, обездоленных и испуганных? Конечно, какую-то часть на себя возьмут уже вездесущие роботы, но, как отмечалось выше, при засилии этих полезных механизмов зарплату платить будет почти некому, а раз так, то и покупателей не станет, а за ними пропадёт и то самое производство, за ненадобностью превратившись в убыточное.

Но ум человеческий находчив, а мы вспомним слова Томаса Джозефа Даннинга, воспроизведённые великим Марксом: «Капитал избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Контрабанда и торговля рабами убедительно доказывают вышесказанное». Из чего разумно предположить, что спокойствие и то самое райское благоденствие нам не особенно-то грозят, что мы, между прочим, сейчас уже и созерцаем в череде конфликтов малых и столкновениях побольше. Плоские образования, использующие ныне жёсткие конфронтации для контроля над ресурсами и логистикой, впоследствии вынуждено будут плодить конфликты для воссоздания обширного класса обездоленных, способных своим удручающим положением и дальше мотивировать население всей планеты к тому самому накоплению и сбережению личного или максимум семейного ресурса. Победа ламинарного мира – путь к непрерывным войнам, как бы они ни оправдывались и как бы они ни камуфлировали этот процесс!     

Разумеется, цитату давно умерших классиков в текущей многозадачности мало кто воспримет за достойный аргумент, однако, что ж другое нас ожидает при развитии горизонтального мира с теми капиталистами, кои – о чудо! – внезапно станут травоядными и начнут со горючей слезой радеть о всеобщем процветании? Да вот тот самый муравейник и ожидает, где рабочим особям на генетическом уровне помогут избавиться от позорной половой принадлежности, конечно, ради процветания всей популяции – есть же уже у природы подобный опыт и опыт весьма успешный! А заниматься размножением со всеми его замечательными бонусами станут избранные начальники числом совсем скромным, естественно, именно они окажутся потомками нынешних досточтимых владельцев корпораций или нуворишей поскромнее… А что – не нравится? Нашли же в Бразилии настоящую цивилизацию термитов величиной с Великобританию и возрастом четыре тысячи лет, что сопоставимо с историей человечества – тут вам и двести миллионов городов-термитников высотой до 2,5 и диаметром до 9 метров, и сеть взаимосвязанных подземных ходов, исчисляемая многократным расстоянием до Луны. Вот и построим подобное общество вечного труда и всеобщего благоденствия, но уже не на основе ничтожных козявок, а с применением интеллектуальных изысков, – и наступит долгожданная и вечная рутина, царящая в рамках конца истории… Оно, конечно, сарказм и ирония, однако так или иначе будет бесцельное поедание ресурсов планеты с надеждой попасть в космос подешевле, дабы приступить к освоению его бесконечных сокровищ. И? То есть мы провозгласили смерть бога, приглядывавшего за нами исподтишка, надули спесиво губы, осознав своё величие, и всё ради непрерывной и всевозрастающей работы унитазов под неутихающий гимн, естественно, США?

Хотелось бы верить, и большинство из нас верит, что, основываясь на преимуществах, предоставленных нам планированием и прочими приобретёнными в тяжёлом поиске компетенциями, используя в том числе рыночные механизмы, мы победим в войне на Украине, как части неизбежного обострения конкурентной борьбы вертикальных образований с горизонтальной системой. А далее удастся ли нам осознать, что успехи в экономике являются инструментами, которые так радостно, а главное, прибыльно создавать, но всё же они инструменты? И разве они могут являться целью развития страны, и разве мы создаём шикарный супермаркет величиной аж с матушку Россию? Наши братья-бойцы гибнут ради тележек с товарами, кои мы катим сейчас и планируем катать вечно и беспрепятственно к своим пафосным автомобилям, мысленно сетуя на недостаточный объём их багажников? Согласимся, что развитие, скажем, восточного полигона РЖД призвано обеспечить пропускную способность в направлении портов Совгавани, Находки, Владивостока и так далее, что даст работу тем же шахтёрам, которые на полученные средства обеспечат выпуск продукции сельхозпроизводителей и прочим по списку, закольцовывая процесс многократно, что опять же считается достижением на том же самом пути поедания планетных ресурсов ради собственного воспроизводства в рамках всемирного рынка всего с его таблицами расходов-доходов и увеличения номенклатуры товаров, но не более.

Нам, таким великим, истинным венцам бессловесной матушки-природы, как-то волшебным образом вышедшим из неё без посторонней помощи, стоит помнить, что чистые товарно-денежные отношения основываются на накоплении исключительно личного, семейного ресурсов чрез заработок денежных знаков, что удобно и работает безотказно и без ограничений именно в системах плоских, следовательно, после победы, после устранения как основного противника, так и его безвольных сателлитов, мы окажемся один на один с противником куда как более изощрённым, который при спокойном течении дней, рано или поздно нас бережно и даже изыскано переведёт в горизонтальное положение! Зримой иллюстрацией процесса могут быть бескрайние пляжи, на месте коих миллионами лет стояли неприступные, мощные скалы, чью твердь, не заботясь о времени, стесали в песок ласковые морские волны вкупе с невесомым ветром. Нашим оппонентам из ламинарной части мира не сдерживать нас с Китаем стоило, запрещая продажу то производителя Опелей, то металлургического гиганта Великобритании, а то и чипов новейших разработок, а, напротив, следовало всё это предоставлять в неограниченном виде, дабы эксперимент с уплощением Японии, как страны с традицией жесточайшего векового пирамидального устройства, масштабировать до планетарного состояния.   

Однако предположим, что руководящие слои победившего пирамидального устройства осознают грядущую опасность рыночной рутины, а засим перед ними встанет совсем незамысловатый выбор, где, как и в случае с плоскими системами, война в качестве фактора, мобилизующего и поддерживающего конструкцию в тонусе, будет, увы, не на последнем месте. Ну а дальше опять, как говаривали великие: победитель получает всё – то есть совсем всё на этой планете, до состояния отсутствия всяческих вражин! А дальше опять тот же убийственный вопрос: и опять уютный муравейник? Остаётся надеяться лишь на бойню с заплутавшими к нам инопланетянами, или…

Удивительно, но иной ответ находится прямо в противоположной от войны стороне, а именно в области созидания, чем мы, вообще-то, занимались с пещерных времён непрерывно, и что даёт нам то самое вожделенное ощущение «внешней реальности самого себя», без коего не возникло бы ни египетских пирамид, ни Ангкор-Вата, ни истуканов острова Пасха, да ещё и непонятно, сложилась бы без этого нашего свойства цивилизация Homo sapiens в современном виде, что подробно разбиралось выше. О чём-то подобном, например, догадывается тысячелетняя элита Поднебесной, которая провозгласила масштабный, почти всемирный проект «Один пояс, один путь», обслуживать который призвана реализация концепции единой судьбы человечества, бенефициаром чего, безусловно, будет Китай, с его полуторамиллиардным населением, которое как-то необходимо занять и чем-то кормить, разумеется, при очевидном профите всех участвующих. Однако и это в большей степени программа экономического направления, в связи с чем весь её гуманитарный, идеологический пафос стоит рассматривать в качестве пиар-сопровождения, что, конечно, не умоляет достоинств замысла, но опять же процесс замыкается на производстве всего ради воспроизводства себя. Нам же, как, без сомнений, стороне прогрессивной, пора готовиться к победе и давно пора, чтобы понимать, зачем нам она и что с этим богатством делать дальше.

Но речь вовсе не идёт о раздражающем кого-то факторе якобы грязных денег или такой же коммерции, о чём глупо было бы даже упоминать, напротив, мы утверждали всегда, что рынок является не просто полезной опцией в построении пирамидальных государств, а единственно возможной с точки зрения добровольной мотивации прежде всего уважаемого обывателя, рассматриваемого в качестве единственного пока из доступных трудовых ресурсов! Однако товарно-денежные отношения предлагается воспринимать в качестве исключительного механизма, способного горы свернуть при наличии такой затеи. Мы же до сих пор занимались решением только локальных задач, даже таких впечатляющих, как при реализации советского проекта или как при воплощении идеи одного пояса, одного пути, что стоит относить к выстраиванию инфраструктуры для осуществления общего замысла, положенного в основу нашей многотысячелетней суеты на планете Земля! И проект этот не может быть кем-то придуман, изобретён ради удобства или успокоения политологов в студиях, он обязан логически вытекать из нашей истории, из нашего продвижения. Разработка любой идеологии, включая коммунистическую, есть попытка пристроить природную мотивацию человека для решения неких иных задач, текущих, как правило, которые на определённом этапе могут совпадать с нашим естественным движением, но уже сейчас они не должны быть маскировкой его подлинной причины.

И если мы-таки продлим векторы развития практически всех научных дисциплин, информационных технологий и инженерной мысли, воспользовавшись диалектическим материализмом, не дававшим сбоя в этом подлунном мире, основанном на страстях как части постоянной динамики, то неизбежно отвергнем тот самый конец истории, кажущийся унылым, а также увидим, что с накоплением знаний и умений их количество уже неминуемо переходит в то качество, которое рано или поздно превратит нашу популяцию из объекта воздействия вселенной на субъекта её преобразующего, что в просторечье называется богом. Конечно, даже сама эта мысль для любой из действующих конфессий, безусловно, будет отнесена к шальной и недостойной, а в пределе и к преступной, что объяснимо для пастырей церкви, которым ментально важна вечная стабильность, помещённая где-то между первым и вторым пришествиями, если рассматривать христианство, однако и это уважаемое учение не только учитывает возможность иного будущего, но и однозначно указывает на него! Смерть же бога была провозглашена именно из-за схоластического подхода религии к текущему бытию, где на первое место выдвигались значимость, востребованность и безбедное существование известной касты служителей культа, взрастивших для этого культуру визуализации величия господа с последующим поклонением оному в красочных мессах, в ползаниях на коленях и в стенаниях разных прочих плакальщиц, словно речь шла о персонаже аналогичном туповатому сатрапу времён Александра Великого или о закомплексованном сопляке, которого гнобили дворовые мальчишки годами, но который волей судеб оказался в правителях. Болезные свои тайные мечты и вожделения перенесли на – внимание! – существо, сотворившее, по их же словам, вот совершенно всё, на что упадёт взор, а ещё и многое прочее, непознанное ныне. Трудно представить, зачем бы ему была нужна вся это странная церковная благость, если речь не идёт о завсегдатае психологов. Хотя в оправдание всевозможных святых отцов можно выдвинуть, естественно, известную только им версию, что якобы господь-то сущий не один, а их где-то там множество, несмотря на единобожие, и старшие пацаны заставляли нашего курить в туалете, чем развили у него моральную ущербность, вечно компенсировать которую и призвано человечество, для этого им изобретённое или же созданное в виде банального курсового проекта! А наш уничижённый вид меж тем – вот же несправедливость! – преисполнился неблагодарности и набирался-таки знаний, несмотря на все угнетения духа… Кто-то очень хочет вернуть всё в тихие избушки с лучинами, с молитвами поутру и на вечерней зорьке, а также с понятными куличами и яичками на пасху – и никаких айфонов и адронных коллайдеров.

Предлагается вспомнить процесс взросления мужчины, когда на первом этапе отец для мальчика выглядит всемогущим и всезнающим, равного которому нет и быть не может, хотя у этого заносчивого и рыжего Серёжки из соседнего подъезда мнение ровно противоположное, и все высокие эпитеты относятся к его родителю, за что тот регулярно получает по сусалам… ничем не напоминает религиозные войны? И вот однажды, как правило, в период первых осознанных эрекций и после серии сложных вопросов, а то и спровоцированных ситуаций выясняется, что батюшка совсем не энциклопедист, а ещё позорно кричит и угрожает, если ты идёшь в сторону противоположную от указанной им, и вообще, ростом он оказывается значительно ниже, и в плечах куда-то исчезла косая сажень – и вот именно тогда, и неизбежно звучит фраза: бог умер! После этого юноши, девушки уже без оглядки, а то и вопреки мнению старшего поколения пытаются построить что-то вразумительное в период, отпущенный им, и парню или дивчине таки всё удаётся гораздо чаще! Однако и это ещё не конец истории, ведь после смерти отца как фигуральной, так и физической, а ещё набив кучу шишек, наши повзрослевшие муж и жена не только кое-что получают в наследство от обветшалого предка, но и осознают, что всё это имущество появилось лишь благодаря труду именно папы, ставшего вдруг родным, и что их объединяет устремление по созданию и защите у каждого своей микроскопической ячейки общества, где и появляются на свет будущие творцы будущих семей, коим предстоит быть окружёнными бушующим человеческим космосом… и это уже после смерти бога!          

Таким образом речь не идёт о святотатстве, достойном аутодафе, а именно о логичном продолжении процессов, описанных в библии и прочих талмудах в выражениях, понятных населению из эпох провозглашения этих безусловно уважаемых писаний. И если уж кому-то хочется вести речь о боге, неважно, что вкладывается в это явление, то наша способность творить самовоспроизводящиеся миры вне родной планеты, ему, как учителю, была бы куда как важнее куличей и колокольного звона на ту же пасху, что подтвердит любой отец, чей сын, чей любимый мальчик, которого выхаживал, пестовал годами, возьмёт однажды и за свои средства, а то и при своём физическом участи построит крепкий дом о двух этажах с аккуратным балкончиком и всеми коммунальными услугами! Вот тогда господь, как и все мы, жившие ради своих детей, с облегчением вздохнёт и заявит, что теперь и ему можно на покой…

Однако ребёнок, чей бы он ни был, ничего не соорудит внезапно, по мановению волшебной палочки – ему для сего потребуется ой какой длительный путь с обучением, с пробами, с ошибками и слезами. В связи с чем речь ни в коем случае не должна идти хоть о каком-то остракизме по отношению к истово верующим или к их ритуалам! Во-первых, жизнь у всех нас совсем нелёгкая, хоть при рождении, по чести говоря, счастья особого никто и не обещал! Поэтому требуется место, где над твоими бедами глумиться не станут, а в образе Христа всегда найдётся тот, кто также был незаслуженно наказан – он сильный, но однозначно на стороне обиженных, на твоей стороне, а значит и ты выдюжишь! Во-вторых, в церкви у каждого есть возможность для бескорыстного служения, то есть для реализации того самого стремления к проявлению «внешней реальности самого себя», о чём упоминалось неоднократно и что является одним из сущностных наших качеств! Это на случай, если, перебрав множество вариантов, не нашёл поприща для себя или если уже детки выросли, построен дом в виде полной чаши, выращен сад, а душа требует творчества при увядающих силах. В третьих, проститутка, ставящая свечку у иконы Марии Египетской после удачного ночного заработка в сауне, конечно, не бросит своё занятие вот прям сразу, однако лик святой, её глаза для путаны будут вечным укором, символом некой альтернативы, которую падшая женщина постарается выбрать для своей дочурки – любая из традиционных религий для всего социума человеческого, это всё ещё надёжный якорь, призывающий к наследственности в образе жизни и традициях, что очевидно хоть как-то призвано компенсировать нашу неугомонность, стремление к изменчивости, порождённых той самой пресловутой, но необходимой для развития свободой выбора: «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Умоляю вас вскачь не лететь!».

Кроме вышеизложенного предлагается вспомнить и о материальных произведениях, порождённых верованиями во Всевышнего, где и Собор Василия Блаженного, и Notre-Dame de Paris, и Мечеть Хазрати Хизр в Самарканде, и прочие архитектурные шедевры, а сколько написано величайших картин, высечено скульптур по религиозным мотивам и ещё создано многое, многое другое, что, несомненно, составляет достаточно приличную часть нашей культуры. Разумеется, феномену, нас создавшему, даже если он имеет мистический в нашем понимании характер, всё это великолепие если и необходимо, то лишь в качестве подтверждения успешности его задумки… это в большей степени нужно нам, о чём много сказано в данном исследовании, в связи с чем потешающийся над чувствами верующих, над их ритуалами и традициями, смеётся не столько над своей престарелой бабушкой, спешащей в церковь, сколько над собой, как над пошлым исключением, как над ошибкой, увы, обязательной и в нашей тысячелетней истории…

 

ВЫВОДЫ

Конечно, в период острой конфронтации между вертикальными и горизонтальными образованиями поднимать тему божественности человечества в смысле творца глобальных реальностей, неспособного, увы, в данный момент договориться даже внутри себя, идея, прямо скажем, сомнительная и неблагодарная, однако Илон Маск так не думает, планируя отправить людей на Марс для обустройства колоний! А вроде бы ещё где-то в научных и инженерных недрах начали как минимум задумываться о синтезаторах кислорода для преобразования красной планеты в дружественный нам мир. Это ли не сотворение новой реальности, это ли не рукотворный промысел божий? Всё пока ещё неуклюже и до крайности спорно, но всё же… дело-то пошло! А мы, разъезжая в великолепных мерседесах и вольво, ещё не забыли, как выглядели первые автомобили? К чему это? Да к тому, что процесс, начатый первобытными людьми в зловонных пещерах, продолжается независимо от того, что мы о нём думаем, а попади наши пращуры в самый банальный салон по продаже люстр и прочих световых изделий, то однозначно решили бы, что некие божества поместили их в свои волшебные чертоги! Напрашивается пафосное провозглашение целей, задач и рецептов по их достижению, но время миссий со скрижалями прошло безвозвратно, как ушла великая эпоха великих учёных-одиночек и таких же изобретателей; всё значимое уже давно создаётся большими командами – прародителями коллективного разума, но, главное, мы ещё достаточно юны, мы только-только вышли из пубертатного периода с его гордым: «Бог умер», мы ещё чудаковато экспериментируем с моралью, ставшей в одночасье свободной от столетних клише христианства – страшно подумать, чем займутся мусульмане – если/или – когда отринут Аллаха!  

Но что важно: в силу возраста нашей цивилизации мы ещё с наслаждением пестуем рыночные механизмы и результаты их работы, что позволяет успешным личностям добиваться как самоуважения, так и стороннего почитания, когда в каждом случае респектабельный путь делает победителей и загадочными, и примерами для подражания, что всё ещё из области потребительской корзины, которая по факту у каждого своя и которая объёмом и содержанием, в том числе и у разумных, достойных бенефициаров, создаёт пока ещё ощущение достаточности своих усилий, что относит созидание к побочным продуктам деятельности, а не к изначальной цели. В связи с чем целеполагание обывателя, жаждущего избыточного достатка, можно понять, ведь он видит некие манипуляции над биржевыми сводками, мелькающими на мониторах, из чего чудесным образов получаются сказочные богатства при минимуме физических усилий – подобное действо для непосвящённых однозначно напомнит волшебство, которым управляют алхимики наших дней, научившиеся превращать в золото даже не свинец, а нечто эфемерное – всего лишь информацию о его купле-продаже! И разумеется, эти кудесники в костюмах провозглашаются людьми умными, хотя по сложности мыслительной деятельности они порядком отстают от создателей токамака или коллайдера. В состязании физиков и банкиров лавры всё ещё за последними…    

Также сложно прогнозировать, победят ли страны плоского мира, или поле боя, коим является вся планета, останется за пирамидальными государствами. В первом случае нас ждёт экстенсивный путь развития, если это слово употребимо для ситуации, когда численность населения, снизившись, станет оптимальной для скудеющих ресурсов Земли, что повторит путь трудолюбивых муравьев, чьё количество уже никогда не перейдёт в качество. Конечно, стремление человека к созиданию также абсолютно, как и страсть в накоплении индивидуального ресурса, поэтому и величавые постройки будут появляться, и наука не замрёт, включая фундаментальную, и Маск куда-то там отправит штатных безумцев, что уже сейчас при всей значимости выглядит как бессистемное чудачество. И точно, в сказочном мире горизонтального расположения надеяться на полную, осознанную реализацию творческого начала нашей популяции не приходится в силу его вторичности по отношению к страху перед возможными голодом, холодом или болезнями, отчего гарантированно спасает лишь непрерывное собирание личного материального резерва в виде богатства. Ну и крайней стадией их эволюции может стать замкнутая на себе цивилизация, о чём изредка рассуждают фантасты, а это и будет тот самый тихий, спокойный термитник или уютный улей с заслуженным концом истории и вечной рутиной копошащихся насекомых.  

Государства же вертикального строя, как мы рассматривали выше, по природе своей, в качестве обоснования собственной легитимности вынуждены заниматься созиданием, однако используя рынок, отсутствие коего в замечательном и вдохновенном – без иронии! – красном проекте привело к его краху из-за противоречия с человеческим естеством, когда вне бюрократической иерархии, на низовом и среднем уровнях каждый нацелен прежде всего на подготовку к плохим временам через накопление запасов, что игнорировалось при советской власти. Устройство пирамид позволяет сосредоточить необходимые ресурсы на требуемом направлении, проведя планирование с достаточной глубиной, связав задуманное со всеми или большинством других проектов, которые также основываются на тщательной проработке и расчётах. Осознав свои преимущества, нам остаётся выбрать то самое направление, которое мы так или иначе осуществляем, то ли стесняясь себе признаться в этом, то ли боясь – оно расположено в точке, куда сходятся упомянутые выше векторы нашего некоммерческого развития. Но повторюсь, мы ещё очевидно не готовы к подобному, увлёкшись постройкой инфраструктуры, продуцирующей кроме основного продукта цивилизации и айфоны, и курорты Багам, и удобные жилища, и стремительные перемещения. Но и подгонять процесс всё же не стоит, да и не сможем мы, он должен стать логичным, он должен быть естественным продолжением нашего исторического развития, и он без сомнения таковым будет!

Их плоский мир основан на страхе, ради купирования которого используется стремление человека к проявлению «внешней реальности самого себя», что относится и к творческому началу – смартфон и мерседес такие красивые и функциональные исключительно ради высоких продаж, что совсем не секрет. В пирамидах наоборот каждый, а не только вертикаль власти, доказывает делом свою значимость и необходимость, а вечная тревожность людей вторична, в связи с чем идёт на пользу всему социуму, являясь инструментом для созидания, для решения общих задач. В русском мире описанный подход культивируется в целом – это свойство вертикальных систем, отсюда и Гастелло, и Матросов, и, как это ни прискорбно, оттуда же и украинские солдаты, выбить которых, признаем, почти всегда удаётся лишь с величайшим трудом даже из уничтоженных укреплений, ведь они – это мы, упёртая, упрямая, наверное, не самая лучшая, но это часть нашей общности, называйте её, как хотите. И ведь проблема Незалежной не в мощи нашей армии и не в отсутствии необходимого оружия в требуемых количествах, а в том, что если бы им каким-то чудом удалось победить в войне и внедриться в райские кущи европейского сада, то несчастные оказались бы там совершенно чужими, ведь они, как и мы, не боятся смерти настолько, чтобы готовиться к бедам, себя не помня, униженно собирая грошики, а отсутствие страха в том мире почти преступление…  

  

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Согласимся, что идея божественного предназначения человеческой цивилизации дискредитирована множеством мошенников, в разные времена собиравших толпы адептов ради монетизации своего исключительного положения или же с целью удовлетворения того самого всепоглощающего эго, а скорее речь идёт о симбиозе этих неутешительных для последователей побуждений. Однако на данных страницах не будет призывов делать взносы в чей бы то ни было адрес, разве что на счета благотворительных фондов на усмотрение читающих, кроме того, есть твердая уверенность, подкреплённая библейскими текстами, что создавать себе кумиров дело контрпродуктивное и до крайности утомительное! Данные рассуждения о том, что наша популяция, пройдя путь от всеобъемлющего мистицизма через смерть абсолюта, обязана и рано или поздно осознает своё предназначение уже в статусе глобального творца, что синонимично богу. Конечно, критики вспомнят и Гитлера, и Пол Пота, да и сейчас мерзавцев хватает, но это всё возмутительные частности, которых и в теле человека предостаточно, начиная от болезнетворных вирусов и заканчивая онкологией, что не мешает нам всё же жить какое-то время, борясь неустанно с вредителями организма, а об организме рассуждения и идут – о большом, сложном и всё усложняющемся организме, однозначно уже сформировавшимся в качестве, а может быть с заданной функцией вечного созидателя, и в нём всякой гадости достаточно. Конечно, данная концепция, если её необдуманно транслировать неподготовленным умам, может вызвать и обязательно вызовет возмущение, а ещё высокомерие у некоторых личностей или даже целых сообществ, что всю тенденцию не испортит, однако на будущее болезным стоило бы помнить, что в данном случае божественность нашего социума не делает отдельных его членов высокими избранниками, в отличие от святости общины, которая немыслима без святости каждого, поэтому к всеобщей праведности нам стремиться незачем!

Пройдёт ещё триста лет или пятьсот, мы умудримся не сжечь себя в ядерном апокалипсе, мы накопим достаточное для создания новой жизни знания и умения, мы поймём, как получить разумных существ, в связи с чем, как это бывало всегда, непременно решимся на эксперимент – мы построим реальные планы и воплотим их. И кто ж будет мил человеку в запущенной им эволюции? Может это будет аналог земного неандертальца – этакого грубоватого мужика с достаточным для выживания интеллектом, но без пассионарности и творческих устремлений? Или же речь пойдёт об очередном варианте Homo sapiens – «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». А затем, в нужное время, мы дадим им Талмуд, Библию и Коран, чтобы они перестали безудержно резать друг друга, ведь если мы в ответе за тех, кого приручили, то за тех, кого создали, мы будем готовы идти на Голгофу, что уже случилось однажды, как бы пафосно оно ни звучало… Но самое интересное будет потом, или чуть раньше, и если мы не первые в цепочке созидания миров – мы встретим их! Возможно, это и будет вторым пришествием…

30 апреля 2024 года, Владивосток

 

Комментарии