ПУБЛИЦИСТИКА / Борис ВИЛЕНСКИЙ. РУССКАЯ ГЛУБИНА. По следам статьи Владислава Суркова «Долгое государство Путина»
Борис ВИЛЕНСКИЙ

Борис ВИЛЕНСКИЙ. РУССКАЯ ГЛУБИНА. По следам статьи Владислава Суркова «Долгое государство Путина»

 

Борис ВИЛЕНСКИЙ

РУССКАЯ ГЛУБИНА

По следам статьи Владислава Суркова «Долгое государство Путина»

 

Недавняя статья Владислава Суркова возбудила споры в прессе, на телевидении и в социальных сетях. Автор затронул тему, над которой ломали головы лучшие русские умы, писатели и философы, политологи и историки. «Русская идея» всегда привлекала исследователей, но каждый толковал эту идею по-своему. В своей статье Сурков прибегает к таким понятиям, как «Глубинное государство» и «глубинный народ». Существует это на самом деле или это плод фантазии автора? В самих фантазиях нет ничего плохого, если это не призывы к апокалипсису. В детстве я задавал отцу один вопрос: мы с тобой – народ? – Нет, – отвечал отец, мы – часть народа. Тогда по младости лет я многого не понимал.

А действительно, что такое народ? Чем больше я погружался в исторические хроники, тем меньше понимал. История Руси представала предо мной разрозненной, противоречивой. Начинал я с советского периода нашей истории и постепенно погружался в прошлое. Перечитав сотни книг по Великой Отечественной войне, я ответил на свой детский вопрос – мой отец, мой погибший дед и другие родственники и есть народ. Миллионы воюющих солдат и люди, ковавшие Победу в тылу, и есть великий народ. И этот народ состоит не только из русских, но и из огромного числа народов. Конечно, наибольшие потери в этой страшной войне понёс русский народ. Для меня и многих людей нашей страны потери других народов и народностей также являются причиной великой скорби. Отец, рассказывал, что когда он сидел в окопе под обстрелами, а потом должен был идти в атаку со своими солдатами, ему было всё равно, какой они национальности, национальность у них была одна – советские воины. Они вместе делили лишения, потери, пайки, патроны и радость победы. В этом заключается великий смысл жизни. И, как сказал замечательный поэт Твардовский, «Бой идёт не ради славы, ради жизни на земле». Поэтому у отца настольной книгой был «Василий Тёркин».

Но вернёмся к истории. Это самая тёмная, самая неизученная, самая противоречивая и самая сложная наука. И если кто-то считает эту науку второстепенной и несерьёзной, то он глубоко заблуждается, даже преступно заблуждается. Зато мировая элита серьёзно относится к истории, поэтому в течение многих веков активно старается влиять на неё. Одной из побед Запада является то, что им удалось навязать России свою систему летоисчисления. По старому древнерусскому календарю у нас сейчас 7527 год от Сотворения Мира в Звёздном Храме. Это значит, что из нашей истории украли 5500 лет. Обыватель может не придать этому значения, поскольку, как он считает, это не влияет на его жизнь. Но, изымая из русской истории такое огромное число лет, Запад преследует несколько целей. Во-первых, внушить русскому народу (да и другим тоже), что свою культуру он получил из рук европейцев (норманнская теория), что русская культура ещё молодая и, частично, ещё варварская, что мы должны следовать в фарватере европейских ценностей. Во-вторых, воздействовать на русский менталитет, чтобы мы отказались от своей настоящей истории и приняли то, что нам надиктовано, чтобы мы не занимались поисками истины, а приняли их догматы за основу. Те, кто серьёзно и честно занимается историей, знают, что существует запретная археология. Большинство находок, которые не укладываются в старые исторические догмы, либо прячут подальше от глаз непосвящённых, либо уничтожают особо опасные.

Так что же такое «Глубинное государство» и «глубинный народ»? Как мне кажется, эти два понятия нельзя разделить. Хотя, Сурков мог вкладывать в это свой смысл. Но в моём представлении «Глубинное государство» это легендарная и загадочная Гиперборея, Великая Скифия, Тартария, Гардарика. Обо всех периодах Древней Руси история повествует очень скупо. В основном это античные источники или записки арабских хроник. Русские хроники непостижимым образом отсутствуют или существуют в виде мифов, сказаний, былин и сказок. Что это, хорошо законспирированная история или злокозненная попытка уничтожить любые свидетельства обо всех этапах древнерусского государства?

Мы все являемся свидетелями, как Запад обложил Россию санкциями, сколько грязи и ложных слухов выливают западные СМИ, политики и политологи на нашу страну. Они тотально формируют негативный взгляд на Россию во всём мире. Для этого не гнушаются самыми грязными методами, используя провокации и заказные ложные свидетельства. Почему столько усилий и денег Запад тратит на то, чтобы опорочить Россию? Не в этом ли скрывается главная тайна? А где она спрятана – эта тайна? Возможно, в библиотеке Ватикана или Конгресса США, а может  в той самой Либерии, что пуще глаза оберегал просвещённый царь Иван Грозный. Его тоже западные историки всячески оболгали. Опять же, немцы, бывшие при дворе царя Ивана, подтверждают наличие библиотеки. Возможно, в Либерии мы откроем что-то важное из мировой и нашей истории. Но пока нам этот источник недоступен. Не секрет, что западные спецслужбы тоже следят за любой информацией о библиотеке Ивана Грозного. Также загадочно исчезновение «Велесовой книги», которую русский офицер А.И. Сулакадзев вывез после революции в Бельгию. Но всё-таки информация по крупицам просачивается из небытия. Теперь уже многим известен труд итальянского монаха Мавро Орбини «Славянские царства», а когда-то его книгу запретили, и сам монах был сослан в дальний монастырь. Похоже, что он пользовался какими-то хрониками из библиотеки Ватикана. Ко всему можно добавить, что славянские (русские) письмена находят на всех континентах. Что-то из артефактов прячут в запасники, что-то уничтожают.

А что такое «глубинный народ»? Попробуем разобраться. В разные века на нашей территории существовали разные государства. Каждое государство проводит свою политику, издаёт свои законы, меняет религию. Можно поменять многое, но остаётся менталитет народа, на который повлиять почти невозможно – хотя бы потому, что многое находится на генетическом уровне. Пётр I пытался сломать русскую ментальность, чтобы войти в Европу равноправным политическим игроком. Он стал вводить в России новые обычаи, именно при нём стал появляться крепкий алкоголь, которого на Руси никогда не было. В его окружении процветало повальное пьянство. И если это как-то получалось с дворянами или купцами, то с народом было далеко не просто. Крепостных крестьян можно было принудить силой, но на севере Руси жили свободные люди, такими же были казаки или население Сибири. Они служили России, но не торопились расстаться с традиционным укладом русской жизни. Как бы ни менялась власть в государстве, народ продолжал жить по заветам предков. Ведь не случайно с введением христианства ещё долгое время народ противился новой вере, он не хотел отказываться от своих старых богов. Всё это происходило на глубинном уровне, который и сами люди не всегда осознавали. Часть людей приняла новую веру, а часть ушла в подполье. Было и такое достаточно долгое время (а может и до сих пор), когда люди ходили в церковь, но и возносили требы старым богам. В отличие от западного мира, где католичество превратилось в политическую партию, православие сохраняло верность раннему христианству. Но и здесь происходила мутация – много христианских праздников удивительным образом совпадает с ведическими традициями. И хотя русских до принятия христианства считали язычниками, это в корне неверно – на Руси был ведизм. Русские божества были близки к природе, а точнее, сами были природой. Они не требовали кровавых жертв – достаточно было плодов труда или урожая. Западные же языческие боги были слепком с живых людей: они были жестоки, плели постоянно интриги, боролись за власть, устраивали перевороты.

У русского народа всегда были сложности с властью князей, бояр, царей, чиновников, партийных деятелей. Народ их терпел, понимая, что государство существует за счёт властной структуры, которая призвана защищать государство, а значит, и народ. Но если на миг предположить, что не будет ни государств, ни власти, то как это отразится на народе. Думаю, никак. Народ будет жить на своих территориях, заниматься ремеслом и сельским хозяйством, производить натуральный обмен, объединяться в общины.

И тут мы снова приходим к идее создания государства. Конечно, моё предположение всего лишь гипотетическое – историю нельзя повернуть вспять. И всё же, в этом и заключается глубинность народа. Одним из аргументов можно считать тягу наших людей к дачам и огородам. Ведь почти всё можно купить в магазине, но многие люди предпочитают иметь свой клочок земли, где можно что-то вырастить своими руками или смастерить что-то своё. И тут народ проявляет необыкновенную фантазию к творчеству. Народный умелец может сделать трактор, вездеход, лесопилку и даже самолёт. А это означает, что народ самодостаточен и самоорганизован. Тут можно ещё вспомнить общины старообрядцев в Сибири. Они живут в тайге, их общение с властью и другими согражданами сведёно почти до нуля. Примерно также живут и другие сибиряки или поморы Русского Севера. Несмотря на вековое недоверие к власти, в случае опасности или катаклизма народ может выдвинуть из своих рядов вождя, который сумеет организовать людей и повести за собой для решения какой-то задачи.

Сейчас большой проблемой для России считаю очень плохое образование и воспитание молодёжи. Если в ближайшее время мы не вернём хотя бы советское образование, то Россию ждёт разрушение. Слишком большие силы и деньги направлены на это разрушение. Надо прислушаться к нашим историкам – Ломоносову, Дёмину, Гусевой, Асову, Чудинову и многим другим, кому не чужда судьба русской истории. Мне часто приходится общаться с людьми молодого и среднего поколения. Их пробелы в знаниях приводят меня в глубокое уныние. У некоторых ум девственно чист, как у многих американцев, которые с трудом могут отыскать свою страну на карте. Ещё одна опасность нашего общества – разъедающая его коррупция чиновников и «пятая колонна», которая всегда готова ударить в спину в час Х, которая, как червь, точит русское древо. Я надеюсь, что наш народ получил какую-то прививку от того, что произошло в Германии в 30-е годы или от всеобщего помешательства на Украине. Но опасность всегда существует. От каждого из нас зависит – сохраним мы свою идентичность, свой непохожий путь, свой Русский Мир или поддадимся на дешёвые и хитрые посулы наших идейных врагов.

Я нисколько не претендую  на роль проповедника истины в последней инстанции. Пусть будут и другие мнения, лишь бы они были честными и объективными. Тема русского народа и его пути будет всегда интересна мыслящим людям. Статья Суркова мотивирует вновь поднять вопрос о предназначении России в современном мире. Язык, которым написана статья, мне не очень близок, он больше рассчитан на молодых, которые особо не грешат интеллектуальностью. Автор затронул только поверхностный слой нашего бытия. Гораздо глубже и по-философски освещает эту тему Александр Проханов, он выходит почти на мистический уровень. Но, увы, слова русского писателя многие воспринимают как романтизм или утопию. Хотя, он больше реалист, чем многие западники и прохвосты-либералы. 

Статья Суркова ничего не добавила к моему мировоззрению, но я считаю, что поднимать такие темы необходимо, нужны широкие дискуссии в обществе. Надо заставить обывателя задуматься о своём прошлом и будущем, ощутить свою связь с предками. Об этом не мешает задуматься и чиновникам, в противном случае они останутся в народной памяти ненасытными хапугами. Надо срочно менять систему воспитания и образования. Человек рождается по Воле Бога и предстаёт перед Ним в конце своего пути. В мир иной можно принести только свои грехи или духовный багаж, всё остальное оказывается лишним.                         

 

 

Комментарии

Комментарий #16244 23.02.2019 в 07:38

Как-то быстро подзабыли про единый восточнославянский народ с общим обозначением "русский", который делился до 17 года на великороссов, малороссов и белорусов. А все нынешние производные, в мире, пошедшем в разнос - от лукавого. Так ведь скоро и теперешних русских (великороссов) утопят в этом жидовском "россиянстве". Очнитесь, братья! Юрий Манаков

Комментарий #16238 22.02.2019 в 20:11

Предыдущему "комментатору" #16237.
"Умнее" вопрос невозможно было задать.))))
О национальности вопрошающего можно только догадываться, но, видимо, многие уже догадались.
Скучает человек, тоскует... Решил развлечься.

Комментарий #16237 22.02.2019 в 19:44

Борис, ты же украинец... Что ты можешь понимать в русской глубине?..

Комментарий #16196 18.02.2019 в 19:52

А по мне к чему сурковское глубокомыслие /по-моему, ложное/."Глубокая философия" на мелких местах. Посмотрите, г-н Сурков как еще молодые люди роются в мусорных баках. И стоило ли красоваться в красивых лыжных костюмах на фоне страдающего простого народа?!
А вообще, г-н Сурков, я очень скептически отношусь к современному неэффективному чиновничеству.Некогда из-за него рухнула Росс-ая империя, а позднее СССР/см Максим Калашников- "Битва исполинов"/.

Комментарий #16193 18.02.2019 в 14:29

ФРАГМЕНТ ИЗ СТАТЬИ Владислава СУРКОВА "ДОЛГОЕ ГОСУДАРСТВО ПУТИНА" (НГ от 11.02):

"…западный житель начинает крутить головой в поисках иных образцов и способов существования. И видит Россию.
Наша система, как и вообще наше все, смотрится, конечно, не изящнее, зато честнее. И хотя далеко не для всех слово «честнее» является синонимом слова «лучше», оно не лишено притягательности.
Государство у нас не делится на глубинное и внешнее, оно строится целиком, всеми своими частями и проявлениями наружу. Самые брутальные конструкции его силового каркаса идут прямо по фасаду, не прикрытые какими-либо архитектурными излишествами. Бюрократия, даже когда хитрит, делает это не слишком тщательно, как бы исходя из того, что «все равно все всё понимают».
Высокое внутреннее напряжение, связанное с удержанием огромных неоднородных пространств, и постоянное пребывание в гуще геополитической борьбы делают военно-полицейские функции государства важнейшими и решающими. Их традиционно не прячут, а наоборот, демонстрируют, поскольку Россией никогда не правили купцы (почти никогда, исключения – несколько месяцев в 1917 году и несколько лет в 1990-х), считающие военное дело ниже торгового, и сопутствующие купцам либералы, учение которых строится на отрицании всего хоть сколько-нибудь «полицейского». Некому было драпировать правду иллюзиями, стыдливо задвигая на второй план и пряча поглубже имманентное свойство любого государства – быть орудием защиты и нападения.
Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ.
На глянцевой поверхности блистает элита, век за веком активно (надо отдать ей должное) вовлекающая народ в некоторые свои мероприятия – партийные собрания, войны, выборы, экономические эксперименты. Народ в мероприятиях участвует, но несколько отстраненно, на поверхности не показывается, живя в собственной глубине совсем другой жизнью. Две национальные жизни, поверхностная и глубокая, иногда проживаются в противоположных направлениях, иногда в совпадающих, но никогда не сливаются в одну.
Глубинный народ всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия. Понимание, кто он, что думает и чего хочет, часто приходит внезапно и поздно, и не к тем, кто может что-то сделать.
Редкие обществоведы возьмутся точно определить, равен ли глубинный народ населению или он его часть, и если часть, то какая именно? В разные времена за него принимали то крестьян, то пролетариев, то беспартийных, то хипстеров, то бюджетников. Его «искали», в него «ходили». Называли богоносцем, и наоборот. Иногда решали, что он вымышлен и в реальности не существует, начинали какие-нибудь галопирующие реформы без оглядки на него, но быстро расшибали об него лоб, приходя к выводу, что «что-то все-таки есть». Он не раз отступал под напором своих или чужих захватчиков, но всегда возвращался.
Своей гигантской супермассой глубокий народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (придавливает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить.
Народность, что бы это ни значило, предшествует государственности, предопределяет ее форму, ограничивает фантазии теоретиков, принуждает практиков к определенным поступкам. Она мощный аттрактор, к которому неизбежно приводят все без исключения политические траектории. Начать в России можно с чего угодно – с консерватизма, с социализма, с либерализма, но заканчивать придется приблизительно одним и тем же. То есть тем, что, собственно, и есть.
Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно.
В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами. Различные ветви власти сходятся к личности лидера, считаясь ценностью не сами по себе, а лишь в той степени, в какой обеспечивают с ним связь. Кроме них, в обход формальных структур и элитных групп работают неформальные способы коммуникации. А когда глупость, отсталость или коррупция создают помехи в линиях связи с людьми, принимаются энергичные меры для восстановления слышимости.
Перенятые у Запада многоуровневые политические учреждения у нас иногда считаются отчасти ритуальными, заведенными больше для того, чтобы было, «как у всех», чтобы отличия нашей политической культуры не так сильно бросались соседям в глаза, не раздражали и не пугали их. Они как выходная одежда, в которой идут к чужим, а у себя мы по-домашнему, каждый про себя знает, в чем.
По существу же общество доверяет только первому лицу. В гордости ли никогда никем не покоренного народа тут дело, в желании ли спрямить пути правде либо в чем-то ином, трудно сказать, но это факт, и факт не новый. Ново то, что государство данный факт не игнорирует, учитывает и из него исходит в начинаниях.
Было бы упрощением сводить тему к пресловутой «вере в доброго царя». Глубинный народ совсем не наивен и едва ли считает добродушие царским достоинством. Скорее он мог бы думать о правильном правителе то же, что Эйнштейн сказал о боге: «Изощрен, но не злонамерен».
Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится. В этом ее коренное отличие от модели западной, культивирующей недоверие и критику. И в этом ее сила.
У нашего нового государства в новом веке будет долгая и славная история. Оно не сломается. Будет поступать по-своему, получать и удерживать призовые места в высшей лиге геополитической борьбы. С этим рано или поздно придется смириться всем тем, кто требует, чтобы Россия «изменила поведение». Ведь это только кажется, что выбор у них есть".